Бизнес. 16 октября 2014, 14:55
Дмитрий Царев. Фото: РИА PrimaMedia

Благие намерения авторов закона о ТОРах в Приморье мостят дорогу в ад – Дмитрий Царев

Поспешные кулуарные решения могут легко разрушить хрупкую "экосистему" регионального бизнеса, считает руководитель компании "Шинтоп-Инвест"

16 октября 2014, PrimaMedia. Позитивная идея создания на Дальнем Востоке и в Приморье территорий опережающего социально-экономического развития может быть сильно искажена законопроектом, подготовленным Минвостокразвития и уже внесенным в Госдуму РФ, заявил в прямом эфире PrimaMedia LIVE руководитель компании "Шиптоп Инвест", член правления Торгово-промышленной палаты Приморского края, соучредитель НП "Современный бизнес - Приморью" Дмитрий Царев. По мнению предпринимателя и общественника, поспешное принятие законопроекта и его в целом "кулуарный" характер могут легко разрушить хрупкую "экосистему" регионального бизнеса.

Благими намерениями – в ТОР

- Буквально на днях проект закона "О территориях опережающего социально-экономического развития" был направлен правительством на рассмотрение в Госдуму. Насколько известно, предпринимательское сообщество Приморья поставило в укор авторам документа – министерству по развитию Дальнего Востока – то, что документ готовился практически без участия регионального бизнеса. Вы, насколько я знаю, законопроект изучили. Что с ним не так?

- В свободном доступе долгое время документ ни я не мог найти, ни мои помощники. Попадались такие штуки, как презентация "Территории опережающего развития" на сайте администрации Приморского края - презентация, которая показывает, что у нас планируются пять ТОРов. ТОРы  эти "сделаны" под конкретные компании - "Рос-Агро", "Инком ДВ", "Роснефть", ДВФУ, группа "Сумма".

А вот что это такое, что это за "зверь" – ТОР - об этом были только слухи. Вроде как это благо для края, вроде как это международные практики мирового развития. И было такое благостное ощущение, что вот, наконец-то, что-то делается, и у нас будут действительно какие-то такие прорывные вещи в экономике.

Но, прочитав закон, я вижу - благими намерениями дорога в ад вымощена. Если вот внимательно прочитать этот закон, начиная даже с первых страниц, - вопрос открытия и особенно закрытия такой территории. "Существование территории опережающего социально-экономического развития прекращается по решению правительства РФ в случае, если…" – вот тут, внимание, исчерпывающий перечень из двух пунктов - "это связано с необходимостью защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей, обеспечения обороны страны и безопасности государства" - или - "по истечению пяти лет с даты принятия решения о создании территории опережающего социально-экономического развития, если на такой территории не заключено ни одного соглашения об осуществлении деятельности, либо все ранее заключенные соглашения расторгнуты". Все. То есть по этому закону правительство по другим признакам закрыть ТОР не имеет права.

Я не знаю, как так может быть? Мы живем в правовом государстве, у нас есть конституционный суд, у нас вообще есть суд, есть ФАС. Они все выводятся из-под юрисдикции, и в законе остается всего лишь два пункта.

- Вы хотите сказать, что ТОРы, получается, это какое-то государство в государстве?

- Да. Как пример, подтверждающий эту гипотезу, - идет попытка создания территорий, подконтрольных одному конкретному человеку, то есть руководителю этой федеральной службы, которая будет осуществлять управление ТОРами. И вот какие полномочия ему предоставляются: "Осуществление функции многофункционального центра по предоставлению государственных и муниципальных услуг на ТОР". То есть имеется в виду, что здесь планируется - дальше в законе прописано - создание своих отделений полиции, своих отделений налоговой, таможенных служб.  

- Помните, была такая идея по созданию госкорпорации по развитию Дальнего Востока. Ее решительно все критиковали именно за то, что это уже будет не Российской Федерации, а какое-то наместничество - со своими силовыми структурами и чуть ли не судами.

- В итоге мы видим, что эта идея кому-то очень нравится. И идея-то сама по себе - благая. Изначально стояла какая задача? Чтобы мы смогли создать такие инструменты развития, которые будут конкурентоспособны с азиатскими странами. Но в законе

ни слова не сказано про то, что эти ТОРы не имеют право продавать свою продукцию и оказывать услуги на внутреннем рынке, то есть не могут конкурировать с российскими предприятиями.

Ведь как можно конкурировать, если даже при беглом расчете получается разница в себестоимости продукции, произведенной в ТОРе и не в ТОРе - это 20%-30%. Потому что предполагается, что вся инфраструктура этих территорий - за счет федерального бюджета, предполагается приоритетное подключение к инженерным сетям. И, повторюсь, ни слова не сказано, где произведенную ТОРом продукцию продавать.

Вот заходит, например, "РосАгро". Хорошая федеральная компания, правда, долгов у них много, но ничего, у кого долгов нет. Заходит и решает на территории ТОРа делать молокозавод. Государство им подводит инфраструктуру, сети им "выбивает", они все это строят, 10 лет налоги они не платят, имеют льготы на фонд оплаты труда. И, естественно, цена продукции будет на 20%-30% ниже. И что мы видим? Наши молокозаводы, которые часто являются по сути градообразующими - в том же Спасске, в том же Рощино, в том же Милоградово - разве они смогут конкурировать? Они не смогут. Даже если цена будет одинакова, норма прибыли у предприятия, находящегося в ТОРе, будет на 20% выше.

Да, мы получим эти "островки" площадью 300, 400, 700 га, где будет кипеть жизнь, и за вход в которые надо заплатить большие деньги, потому что на такие условия, я уверен, найдется много компаний, а места всем не хватит. И - вопрос: как это будет решаться, когда не предусмотрено ни одного коллегиального способа принятия решений о вхождении в ТОРы? А принимается это решение единолично - федеральным органом, управляющей компанией.

После бала – хоть потоп

- Чиновники Минвостокразвития заявляли, что уже после принятия закона предстоит разработать еще многочисленные подзаконные акты, среди которых – и критерии входа бизнеса в ТОР. Говорилось о том, что все будет прозрачно и понятно. Как считаете, так и будет?

- Вообще непонятно, с чем связана вот такая кулуарность разработки закона и такая поспешность его принятия. Сотрудники министерства по развитию Дальнего Востока говорили: "Вот нам задача к 15 октября законопроект разработать. А потом - у нас планируется 60 подзаконных актов, мы это все будем "дотачивать".

Непонятно, откуда такая спешка.

Давайте сделаем нормальный закон, проработаем его с предпринимательскими сообществами, уберем эти все неконституционные вещи, нарушающие общее законодательство,

определим его именно экспортоориентированность. Попробуем закон на двух-трех ТОРах - на Комсомольском, например, или Зарубинском. Обкатаем два-три года, посмотрим, как это все работает, посчитаем экономический эффект, и потом решим, можно ли эту практику распространять дальше, целесообразно ли это.

Сейчас же есть такое: "После нас - хоть потоп, давайте мы закон примем, а потом будем переделывать". Знаете, дров наломать - большого ума не надо. Кто будет потом разгребать это все? Мое мнение - поспеши, да не спеша.

Сейчас мы что имеем? Достаточно устойчивую экономику Дальнего Востока. Да, что бы там ни говорили, она - устойчивая. Многие предприниматели и предприятия пережили не один кризис. Они пережили 90-е годы, когда государство вообще забросило Дальний Восток и фактически никакой помощи не оказывало. Кто-то приспособился, кто-то уехал, был большой отток. Такого гигантского оттока уже нет. И вот мы сейчас можем неаккуратными действиями это все развалить, и отток еще усилится.

Я сам думал инвестировать в развитие - завод по изготовлению грузовых шин, РЦ мы планировали строить. Все, я эти инвестиции делать не буду. Надо ли мне здесь находиться, имея под боком такие ТОРы? Может, мне лучше в Крым поехать, где весь полуостров объявлен особой территорией? Или под Москву, где есть рынок в 40 млн населения? И это очень страшный момент - таким неумелым движением всколыхнуть людей на покидание своих мест. Тем более, что экономическая ситуация и так непростая. Хотелось бы, чтобы мы, совместное гражданское общество наше, сознательные люди, прочитали этот закон, посмотрели, сделали выводы и не допустили такого поспешного принятия - когда в угоду чьим-то узко-отраслевым интересам мы потом будем все это разгребать.

- Некоторые ваши коллеги считают, что закон нужно все-таки быстро принять – пусть и под конкретные проекты конкретных компаний. Потом же, когда у них все получится, режим ТОР распространится на весь Приморский край, и местный существующий бизнес тоже поддержку получит. Судя по всему, такую позицию вы не разделяете?

- На самом деле инвестиции многих компаний, которые сейчас обозначены на сайте администрации Приморского края как ТОРы, были запланированы еще в программе социально-экономического развития региона 2008 года. И эти компании просто воспользовались представившимися возможностями и заявились для участия в ТОРах. Позиция Минвостокразвития:  "Давайте мы сделаем пять ТОРов, посмотрим и распространим на другие территории". А будет на кого распространять? Смотреть же не год, а минимум 5-7 лет, чтобы весь производственный, организационный цикл прошел. А тут -

достаточно полугода, чтобы разорить малый и средний бизнес, который не входит в ТОРы.

- А как же любимый многими "мультипликативный эффект", который позволит малому и среднему бизнесу найти свое место в обслуживании ТОРов?

- Конечно же, кто-то приспособится, появятся какие-то компании, предприниматели, которые будут эти ТОРы обслуживать - но это будет уже другая экономика. Знаете, экономика очень напоминает экосистему. То есть: есть определенные деревья, под деревьями растут кустарники, под ними – травка. И вот мы выпиливаем эти деревья, а на их месте сажаем новые. Естественно, жизнь так и будет продолжаться. Но вот эта вся экосистема сменится, это будет другая экономика.

И вот этот переходный период - очень болезненный. То есть 10-15 лет ломки и перестроения. Вспомните, как мы уже 10 лет с 90-х годов перестаивались – из закрытой экономики в рыночную.

А теперь, если вернуться к закону, опять: "В случае, если границы ТОР входят в городское или сельское поселение, то действия - указанные в пунктах и части первой настоящей статьи - в отношении такого городского или сельского поселения управляющая компания осуществляет на основании соглашения о передачи полномочий, заключая соглашение между федеральным органом управляющей компании и соответствующим органом муниципальной власти". То есть четко прописано, что если какое-то предприятие, муниципальное образование попадает в территорию ТОРа, то – "извини-подвинься".

Кадры решают все

- А если предположить, что жителям таких территорий будет хорошо? У них появится, например, медицина от "Роснефти" или от "РосАгро", полиция будет образцовая?

- Появится такой бай, управляющий этой территорией, от которого все зависит, который может принять, может не принять, может разрешить – не разрешить. Решение об исключении предприятия из ТОРа также принимается вот этим уполномоченным органом. Ни через суд, ни через решение депутатов. То есть - я вошел в ТОР, инвестировал туда 100 млн. И по каким-то причинам я не понравился, и мне сказали: "Парень, подвинься, освободи другому. Вот мы тебе выплатим 20% от твоих инвестиций и - до свидания".

Что я буду делать, чтоб меня не подвинули? Не ссориться. А как не ссориться? "Дышать в спину", как говорил мой старый знакомый.

Кто проверял закон на коррупционную составляющую? Вот посмотришь - и сразу столько коррупционных возможностей у этого закона. Почему я и сказал: "Благими намерениями дорога  в ад вымощена". Где система сдержек и противовесов? Сегодня к руководству этими территориями пришел человек, который думает о государстве, завтра придет человек, который меньше думает о государстве, а думает больше о своем кармане. И как мы будем это регулировать? Ничего этого в законе нет. Никакого общественного контроля за деятельностью ТОРов не прописано.

- Может, общественный контроль не так уж и важен, если в ТОРах будет хорошая зарплата, рабочие места?

- Тут опять же - мина замедленного действия. Когда ТОРы организовывались, например, в Южной Корее, в Китае, они столкнулись с тем, что у них огромный избыток рабочей силы. На территории Кореи - по площади сопоставима с Приморским краем - проживает 40 млн человек. У нас в крае проживает 2 млн человек. У нас сейчас на одного безработного приходится 20 вакансий. То есть страшный дефицит квалифицированных кадров. И что мы получим? Мы получим, что искусственно создается такая экосистема под названием ТОР, которой дается медицина, образование, льготы по зарплате. У нас же не рабство, я не могу своим сотрудникам сказать: "Вы в ТОРы не ходите". Они все толпой побегут, потому что там созданы явные преимущества. И это правильно.

Когда такие территории создавалось в Корее и Китае, задача была - занять свои рабочие руки. А у нас предусмотрено, что в ТОРы можно привлекать тех же китайцев - то есть занять их рабочие руки. И правила миграционного лимита не действуют - бери, сколько тебе нужно. И нигде в законопроекте не написано ни слова о том, что резидент ТОРа строит дома и привлекает людей из регионов России, где избыток трудовых ресурсов. Здесь это нигде не предусмотрено. Только предусмотрено - для иностранной рабочей силы никаких барьеров нет.

- Предпринимательское сообщество, выступившее с резкой критикой этого законопроекта, может как-то реально повлиять на судьбу этого законопроекта?

- Только конституционным путем.

Можно ведь сказать: "Давайте, предприниматели, выйдем на улицу, устроим демонстрацию!" Это - играть на руку "пятой колонне", врагам России.

А конституционным путем – мы будем обращаться в Общественную палату РФ.  У нас есть "Опора России", будем выходить на депутатов, чтобы здравые люди почитали законопроект. И, думаю, что все-таки здравый смысл возобладает.  

СПРАВКА: Дмитрий Царев - генеральный директор сети сервис-маркетов "Шинтоп", руководитель компании "Шинтоп-Инвест".

Родился в Уфе в семье медсестры и специалиста ТИНРО. Окончил ДВВИМУ по специальности "радиоинженер". В 1998 году основал компанию "Востокшинторг", которая под брендом "Шинтоп" стала одним из лидеров по продажам автошин и автотоваров в регионах Урала, Сибири и Дальнего Востока.

В 2011 году создал фонд поддержки гражданских инициатив "Русь". В 2011 году участвовал в выборах в Законодательное собрание Приморского края. В 2013 году участвовал в праймериз "Единой России". Член "Опоры России", член правления Торгово-промышленной палаты ПК, соучредитель НП "Современный бизнес - Приморью".

Женат, четверо детей.

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

Правительство РФ хочет открыть Дальний Восток для трудовых мигрантов

Дальневосточные ТОРы могут стать свободными таможенными зонами

Приморский бизнес хотел бы активно участвовать в создании ТОРов - Владимир Закамов

Мнение бизнесменов Приморья учтут при создании ТОРов

Закон о ТОРах на Дальнем Востоке требует экспертной доработки – Виталий Гуменюк

Дальневосточный бизнес обеспокоился судьбой нерезидентов ТОРов

Малый и средний бизнес Приморья "взбунтовался" против ТОРов на Дальнем Востоке

Создание ТОРов в Приморье даст общий толчок для развития края – Игорь Капленко

Правительство одобрило законопроект о ТОРах на Дальнем Востоке

Развивать Дальний Восток должны не чиновники, а бизнесмены - Юрий Трутнев

Иностранный инвестор придет на ДВ, когда комфортно станет местному бизнесу - эксперты

Дмитрий Медведев: Развитие Сибири и Дальнего Востока означает развитие всего государства

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia