Полицейское управление. Фото: Фото предоставлено А.А. Хисамутдиновым

Полиция Владивостока: позор градоначальника, ветхая тюрьма и банда "21"

Историк и краевед Амир Хисамутдинов – о городе кутежей и грабежей, о громких делах и преступных чиновниках

Жизнь в портовом Владивостоке никогда не отличалась размеренностью. Всякий исторический источник пестрит цитатами о питейных заведениях, грабежах и пожарах, местной "мафии" и беглых каторжниках. Тем не менее, только спустя два десятка лет со дня основания города было учреждено первое полицейское управление, 15 декабря 1880 года. Кто стоял на страже порядка в те нелегкие времена, с чем столкнулись первые полицмейстеры и кто стал одним из первых арестованных во Владивостоке – рассказал РИА PrimaMedia доктор исторических наук, профессор, востоковед Амир Хисамутдинов.

Русские и китайские полицейские в Харбине

Русские и китайские полицейские в Харбине. Фото: Г.П. Турмов, "Владивосток"

– История становления городской полиции представляет немало интересного, – начинает свой рассказ Амир Хисамутдинов. – Это становление проходило непросто, однако, уже в начале прошлого века стражи порядка были в состоянии громить банды китайских разбойников – хунхузов, терроризировавших город, и искоренять прочий уголовный элемент. Поскольку освоение русского Дальнего Востока носило военный характер, то и первые обязанности по наведению порядка легли на плечи военных. В первые годы существования Владивостока их исполняли начальники поста прапорщик Николай Комаров и лейтенант Евгений Бурачек. В 1864 году с учреждением должности начальника южных гаваней, которую занял капитан 2-го ранга Николай Шкот, встал вопрос и об учреждении должности полицейского. Гражданское население Владивостока того времени было небольшим, оно состояло в основном из тех, кто отправился на далекую окраину России не по своей воле: ссыльных, поселенок или же просто беглых каторжников. Именно они чаще всего и становились причиной разного рода преступлений.

Первый лихоимец

Так получилось, что им стал... полицейский. 30 июня 1865 года военный губернатор Приморской области Иван Фуругельм утвердил должность начальника управления гражданской частью поста Владивосток. Им стал некий Вишняков, делопроизводитель начальника южных гаваней. Именно ему Н. Шкот поручил исполнять обязанности земского исправника. Уже на следующий год он докладывал начальству о проделках и лихоимстве своего подчиненного, который, "пользуясь влиянием исправника, забирает в долг у местных солдат и солдаток и не платит". Летом 1866 года главное управление Восточной Сибири отправило чиновника по особым поручениям Федора Буссе расследовать это дело. В результате асессор М. Вишняков был с позором снят с должности первого гражданского начальника во Владивостоке.

Ф. Ф. Буссе

Ф. Ф. Буссе. Фото: Из архива музея им. В. К. Арсеньева

Начало

Первые обыватели молодого Владивостока не отличались нравственностью. Пьянство и грабежи были в этой среде обычным явлением. В донесениях начальству того периода отмечались как отдельные случаи краж, так и более серьезные преступления. Есть в них, например, упоминание о том, что "во Владивостоке живет целая шайка, которая занимается воровством и сбытом краденых вещей". В это время в Приморье устремилось множество китайцев и корейцев, которые по численности в значительной степени превосходили русское население. Этот пришлый элемент принес с собой массу дополнительных проблем. Если с проступками военных разбирались офицеры, то контролировать поведение гражданского населения было некому. Как отмечал местный краевед Николай Матвеев, "Южно-Уссурийский край и Владивосток управлялись тогда единолично чиновником, который в одно и то же время был полицмейстером, начальником Суйфунского округа, пограничным комиссаром, акцизным надзирателем и председателем комитета по устройству Владивостока".

Полицейское управление

Полицейское управление. Фото: Фото предоставлено А.А. Хисамутдиновым

Вместе с тем рост преступности вызывал большое возмущение владивостокцев, и они засыпали начальство обращениями, жалуясь на беспомощность местной полиции, которая не может справиться с нарушителями спокойствия. 1875 год стал важной вехой в становлении Владивостока с введением городского положения и избрания первого городского головы Михаила Федорова. Уже на первом заседании городской думы 7 декабря 1875 года среди других слушался вопрос о штатах полиции, покупке здания для этой службы и устройстве в городе полицейских будок. Первым полицмейстером стал капитан-лейтенант Виктор Шестинский. Он жил там, где затем была построена женская гимназия (ныне гимназия № 1), после чего жилье полицмейстера было перенесено в полицейское управление по ул. Суйфунской. Полиция подчинялась напрямую военному губернатору, который являлся представителем Министерства внутренних дел.

Ухудшение международной обстановки на Тихом океане в 1880 году совпало с возведением Владивостока в "степень города". Это привело и к реорганизации полиции. Так, при военном губернаторе Владивостока было учреждено Владивостокское городское полицейское управление. Его штат насчитывал около 20 человек. Кстати, первые полицейские Владивостока отвечали и за пожарную безопасность города, поэтому в своем хозяйстве они имели пожарный обоз из 8 лошадей и 2 брандспойтов.

Городовой

Городовой. Фото: Фото из архива А. М. Буякова

Первые городовые были вооружены револьверами "Смит и Вессон". В 1907 году был решено их перевооружить современными трехлинейными револьверами Иоганна. Городской бюджет для этого выделил 3 тысячи рублей.

Бюджет и штат полиции

Подчинение полиции военному губернатору создавало парадоксальную ситуацию, т.к. содержание полиции оплачивалось за счет владивостокских налогоплательщиков. Часто это противоречие приводило к оживленной переписке между губернатором и Владивостокской думой. Приведем один пример. Еще в 1888 году было разрешено ежегодно выделять полицмейстеру по 600 рублей разъездных. А ездить полицейскому надзирателю приходилось много, в том числе для того, чтобы регистрировать легковых и ломовых извозчиков. Кошелев, например, постоянно жаловался на то, что ему не хватает выделенных средств на покрытие дорожных расходов, но гласные думы регулярно отказывали полиции в выделении личного экипажа.

Дума Владивостока в 1900 году добивалась выделения денег на полицию из бюджета, но военный губернатор отказал в этой просьбе. Несмотря на это в конце того же года был предложен проект увеличения штатов Владивостокской полиции. Правда, переписка по этому вопросу шла около трех лет, и новые штаты были утверждены только в 1903 году. Согласно им полицмейстер получал 3000 рублей в год и дополнительно 600 рублей на разъезды. Появился второй помощник полицмейстера с окладом в 2000 рублей. Общая численность нижних полицейских чинов возросла с 50 до 99, все они получали около 360 рублей в год. Имелись в штате также переводчики и толмачи китайского, японского и корейского языков — всего 9 человек. Вместе с чиновниками управления весь штат полиции состоял из 132-х человек.

Следующее увеличение штата произошло в 1910 году, когда число полицейских увеличилось ровно вдвое. Нововведением было и то, что полицейские надзиратели появились на Русском острове и в пригороде – на Седанке и Океанской. Для Владивостока большие штаты полиции были тяжелым бременем, и городская дума систематически обращалась к губернатору с ходатайством снизить расходы.

Станционный жандарм на перроне Владивостокского вокзала

Станционный жандарм на перроне Владивостокского вокзала. Фото: Фото из архива Буякова А.М.

Головной болью для думы было ежегодное выделение чиновникам канцелярии полицейского управления и околоточным надзирателям квартирных денег. Так, на заседании в марте 1906 года они постановили: "Признать, что при настоящем положении города отвод квартир натурою сопряжен с большими неудобствами для городского управления, так как нанятые помещения несомненно будут признаваться неудобными и не удовлетворительными. Отвод натурою возможен лишь тогда, когда городом будут устроены свои помещения для участков".

Полицмейстер постоянно выходил в думу с предложением увеличить бюджет по "мероприятиям по охране населения". Но дума всегда находила причины отклонять такие ходатайства, чтобы "не допускать из местных средств расходов, не основанных на смысле действующих узаконений". И каждый раз дума и управа напоминали своей полиции о том, "что полиция недостаточно внимательно относится к надзору за исполнением жителями города обязательных постановлений и издаваемых городской думой такс, равно и за движение по улицам ломовых и легковых извозчиков. Точно так же замечено, что все почти просьбы городского управления о различных денежных взысканиях возвращаются неисполненными по розыску нужных лиц". То есть между строк этого постановления читается, что полиция сама должна принять меры к зарабатыванию денег для себя.

Кстати, уже в те времена некоторые фирмы нанимали дополнительно городовых для охраны своих участков. Так, компания Кунста и Альберса, нынешний ГУМ, имела такого охранника с 1906 года. Иногда начальство использовало городовых для исполнения частных поручений. Это стало причиной того, что Владивостокская дума постановила в феврале 1902 года: "Просить распоряжения г. военного губернатора о том, чтобы нижние полицейские чины не отвлекались для исполнения посторонних частных поручений".

Тюрьма, где "за человека страшно"

Первое время после основания поста арестованные гражданские лица содержались в одной камере на военной гауптвахте, в крайне тесном и ветхом помещении, совершенно не приспособленном для этого. К концу ХIХ века положение с тюрьмой было таково, что газета “Владивосток” писала: "За человека страшно". Среди арестантов часто попадались больные чахоткой, сифилисом и даже проказой. Первое арестное помещение для гражданского населения появилось в 1875 году, оно расположилось во дворе дома на улице Суйфунской, где изначально располагалась полиция (ныне там размещаются пожарные). В 1901 году В. Жариков взял подряд и построил на месте старой конюшни на Суйфунской новый карцер.

Место для постоянной тюрьмы судебного ведомства – примерно на месте нынешней – выбрал начальник Главного тюремного управления Галкин-Врасский, прибывший во Владивосток из Санкт-Петербурга в командировку. Улица так и называлась – Тюремная (ныне Западная).

Здание полицейского управления

Здание полицейского управления. Фото: Почтовая карточка

В первый год двадцатого века во Владивостоке были организованы ночные караулы. Город быстро разрастался, в 1903 году началась нумерация домов, и полицмейстер предложил, чтобы дворники оказывали помощь полиции и несли ночные дежурства. До этого они помогали при тушении пожаров. В том же году город был поделен на полицейские участки, и для каждого потребовалось свое здание полиции. Недолго думая, городская управа предложила для 1-го участка выделить бывший холерный барак на вершине Гайдамакского оврага, для 2-го – старую заразную больницу, а для 3-го – холерные бараки рядом с Покровским кладбищем.

От первого и третьего предложений полицмейстер сразу отказался. В связи с этим для 1-го участка решили использовать старый фундамент на Лазаревской улице, заложенный в свое время Вольно-Пожарным обществом. Строительство здания здесь было закончено к ноябрю 1906 года. В 1907 году был утвержден проект постройки 3-го отделения, составленный известным владивостокским архитектором В. Постниковым. В этом же помещении было выделено место и для мирового судьи. Подряд на это строительство стоимостью 43 500 рублей взял Кольцов.

Первые дела

Владивостокской полиции приходилось заниматься самыми разнообразными делами: от регистрации ломовых извозчиков до борьбы с самовольным захватом земли. Но главной заботой оставалась борьба с преступностью, рост которой был обусловлен увеличением доли пришлого населения. Если бандиты и хунхузы мимо воинских подразделений старались проходить незаметно, то гражданское население часто подвергалось грабежам. В июле 1902 года произошел поджог городского базара. Это был один из первых случаев борьбы одной преступной группировки с другой, что стало предметом обсуждения в городской думе и управе. После некоторых дебатов было решено дополнительно нанять 10 городовых.

Владивосток – "гнездо алчности, лихоимства и всякой мерзости"

Армейский офицер Павел Шкуркин получил второе образование, с отличием окончив Восточный институт во Владивостоке. В те времена настоящим бичом Приморья были хунхузы, и знаток восточных языков Шкуркин 20 мая 1903 года поступил на службу помощником Владивостокского полицмейстера. Вскоре новый страж закона стал буквально костью поперек горла преступным структурам Владивостока. 25 июля после словесного распоряжения (для соблюдения секретности приказа), командуя отрядом из 32 солдат 2-го Владивостокского крепостного полка, Шкуркин отправился на о. Попов, в бухту Холувей на очередную операцию по уничтожению банды хунхузов. Во время перестрелки он был ранен в руку и помещен в госпиталь, но вечером с разрешения врачей тайно покинул палату. Взяв с собой околоточного Галина, Павел Шкуркин накрыл игральный дом с опиекурильней. 11 августа он обезвредил другую банду во Владивостоке.

Владивостокский полицмейстер П. В. Шкуркин

Владивостокский полицмейстер П. В. Шкуркин. Фото: Предоставлено А. А. Хисамутдиновым

В благодарность за это Шкуркина наградили золотыми часами, а военный губернатор Владивостока распорядился передать ему все дела по китайскому населению города. Но в своей должности Шкуркин проработал всего полгода и был вынужден оставить свой пост отнюдь не по собственной воле. Один из сотрудников писал ему: "Разобравшись во время Вашего отсутствия в Вашем деле, я с отчаянием опустил руки. С одной стороны, для меня не стало сомнения, что Владивосток сделался центром не только хунхузской деятельности, с которой Вы боролись, но и гнездом алчности, лихоимства и всякой мерзости (во главе которой, находится П.); а с другой — что кроме явного начальства нами руководят такие длинные нити, что до конца их мы дотянуться не можем: руки коротки. Уничтожив шайки хунхузов, пиратскую флотилию и прочие хунхузские предприятия, Вы ведь подорвали источник благосостояния многих лиц, о существовании которых Вы не подозреваете, но которые считают Вас теперь своим личным врагом. А некоторым Ваша деятельность грозила еще кое-чем похуже..." К этому надо добавить, что под буквой "П" в этом документе значился сам начальник городской полиции...

Отряд особого назначения

В 1906 году в полиции появился отряд особого назначения, прообраз нынешнего ОМОНа. По ходатайству полицмейстера в помощь стражам порядка были выделены 30 стрелков 3-й дивизии, расквартированной во Владивостоке, которым установили дополнительное довольствие по 5 рублей. На следующий год растущая преступность, совпавшая с массовыми городскими беспорядками, заставила власти увеличить численность этого отряда до 150, а впоследствии – до 200 стрелков.

Будни уголовного розыска

Сыскное отделение (по-нынешнему – уголовный розыск) в полиции Владивостока появилось в начале 1909 года. Становление его протекало не просто. Полицмейстер, понимая важность нового подразделения, предложил управе выделить для него отдельное помещение, но она отказала. Но здесь вмешался военный губернатор, который настоял на своем. Поначалу сыскное отделение разметили на улице Суйфунской, а в годы гражданской войны перевели на улицу Пушкинскую.

Одна из карточек Владивостокского охранного отделения из фондов Государственного архива Приморского края

Одна из карточек Владивостокского охранного отделения из фондов Государственного архива Приморского края. Фото: Фото из архива Буякова А.М.

Михаил Мерцалов, начальник уголовного розыска Приморья, происходил из потомственных дворян Иркутской губернии. Образование он имел не ахти какое – окончил Иркутское сельскохозяйственное училище, но в Сибири о нем шла слава как о талантливом следователе. В гражданскую войну бывший начальник Иркутской уголовной полиции оказался на Дальнем Востоке. В Благовещенске и Никольске-Уссурийском он с успехом возглавил борьбу с уголовниками.

Когда Мерцалов переехал во Владивосток, весь город держала в страхе банда, сделавшая своим именем название карточной игры "21". Эту цифру-автограф они оставляли на месте своих разбоев и грабежей. С бандитами не могла справиться ни одна из властей, сменявших друг друга в Приморье. Используя развитую сеть информаторов, а также дружеские и деловые связи с городской милицией и сильными мира сего, бандиты были неуловимы. Мерцалов твердо решил положить банде конец, хотя мало кто из его новых сослуживцев мог поверить, что этот невысокий человек с простодушным лицом и усиками, похожими на клоунские, может добиться успеха в таком сложном деле. И все же благодаря Михаилу Александровичу банда была уничтожена. Эта уникальная операция могла бы лечь в основу захватывающего детектива. Вместе с последними отрядами белых Мерцалов уехал из Владивостока в Шанхай, где продолжил борьбу с преступным миром. В ночь с 15 на 16 сентября 1933 года детектив французской полиции Мерцалов был убит двумя подосланными убийцами. Накануне он отметил свое 50-летие. "Французская полиция, – писал журнал "Прожектор", – потеряла честного, энергичного и хорошего работника, а Гавриило-Архангельская церковь – ревностного деятеля. М.А. Мерцалов принимал самое энергичное участие в сборе средств на постройку собора и сам жертвовал крупные суммы. Так, во время своего служебного отпуска он выпилил и пожертвовал в Архиерейскую церковь красивые паникадила". Когда хоронили бывшего начальника владивостокского уголовного розыска, на шанхайском кладбище были выстроены войска. С речью выступили и председатель шанхайского муниципалитета, и генеральный консул Франции Ж. Мерье, который отметил, что покойный всегда был "храбр и скромен". В истории Владивостокской полиции было немало таких героев, как П. Шкуркин, М. Мерцалов, но чтобы рассказать о них потребуется целая книга, – завершает свой рассказ Амир Хисамутдинов.

Военная полиция, 1919 год

Военная полиция, 1919 год. Фото: Портал

Революция 1917 года сначала разрушила сложившуюся систему охраны правопорядка, но затем новая власть была вынуждена воссоздавать ее примерно по той же схеме. Полицейское управление сменил Комитет общественной безопасности. Полицейских – милиционеры. Обратное переименование милиции в полицию состоялось в России в 2011 году.

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

Корейцы на Дальнем Востоке: сталинские депортации, хабаровчанин Ким Чен Ир и пян-се

Ангелофоны, цыгане, пожары и вечера 18+: история первых кинотеатров во Владивостоке

Политический путь первого депутата Госдумы от Приморья: тюрьма, парламент, неизвестность

24.12.2017

© 2005—2018 Медиахолдинг PrimaMedia