Пётр Воинович Римский-Корсаков. Фото: предоставлено А.М. Буяковым

Командир Владивостокского порта П.В. Римский-Корсаков: Сын адмирала, племянник композитора

К 155-летию со дня рождения представителя великой династии, чья судьба была связана с Владивостоком

История рода Римских-Корсаковых на российской земле – это 600 лет службы русскому Отечеству. Эта фамилия дала русскому флоту почти два десятка морских офицеров, среди которых был и всемирно известный композитор Николай Андреевич Римский-Корсаков. Пятеро представителей великого рода становились адмиралами, а четверо из рода Римских-Корсаковых в разное время возглавляли старейшее в стране светское учебное заведение – Морской кадетский корпус в Санкт-Петербурге. Были в славной династии и те, кого судьба связала с Владивостоком. Материал к 155-летию со дня рождения племянника известного всему миру композитора, адмиральского сына и адмирала, последнего командира дореволюционного Владивостокского порта Петра Воиновича Римского-Корсакова специально для РИА PrimaMedia подготовил председатель Приморского краевого отделения Русского географического Общества Алексей Буяков.

В конце марта 1913 года в прекрасном особняке на Светланской, известном как Дом командира Владивостокского порта (ныне в этом здании после реконструкций и перестройки находится Дом офицеров флота — прим. авт.), появился новый хозяин – среднего роста, грузный с виду, с небольшой бородкой и усами морской офицер. Этим офицером был контр-адмирал Петр Воинович Римский-Корсаков. Высочайшим приказом от 4 февраля 1913 года "за отличие по службе" он был произведен в контр-адмиралы с назначением командиром Владивостокского порта. В командование портом он вступил 31 марта того же года.

Петр Воинович Римский-Корсаков

Петр Воинович Римский-Корсаков. Фото: предоставлено А.М. Буяковым

Кто был этот человек? И как судьба привела его на восточные рубежи страны?

Забегая вперед, нужно сказать, что отец Петра Воиновича — Воин Андреевич Римский-Корсаков, русский адмирал и родной брат композитора Николая Андреевича Римского-Корсакова, успел побывать на Дальнем Востоке задолго до сына.

В 1852-53 годах, командуя винтовой шхуной "Восток", он совершил плавание на Дальний Восток, где продолжил начатые Г.И. Невельским морские исследования Японского моря. В 1856 году В.А. Римский-Корсаков участвовал в дипломатической миссии Е.В. Путятина в Японию. Заслуги исследователя и мореплавателя В.А.Римского-Корсакова были высоко оценены в Приморье: его именем назван островной архипелаг в заливе Петра Великого, территория которого ныне включена в Морской заповедник ДВО РАН. Через чуть более полвека к этим берегам вернется его сын, для которого отец был кумиром.

Адмирал Воин Андреевич Римский Корсаков — отец Петра Воиновича

Адмирал Воин Андреевич Римский Корсаков — отец Петра Воиновича. Фото: предоставлено А.М. Буяковым

По стопам отца

Особенно трагическим, печальным и поворотным в жизни десятилетнего Пети Римского-Корсакова стал 1871 год. В этом году, отдыхая со всей семьей во время отпуска в итальянском городе Пиза, немного не дожив до своего полувекового юбилея, умер его отец.

В тот период времени и потом, уже будучи в летах, Петя часто вспоминал как отец, приходя со службы, брал его на колени и, покачивая сына из стороны в сторону, на манер морской качки, рассказывал о храбрых моряках, об известных морских сражениях русского флота, о путешествиях и экспедициях, об экзотических странах, в которых приходилось бывать за долгие годы службы на флоте. Любил Петя слушать и рассказы отца о Морском училище, где последний был директором.

Приходилось ему бывать вместе с отцом и в стенах самого училища, а однажды отец взял его в небольшое плавание, совершаемое на одном из судов эскадры. Все это привело к тому, что мальчик с детства мечтал пойти по стопам своего отца и стать военным моряком на службе Отечеству. Эту любовь прививал и брат отца Николай Андреевич Римский-Корсаков – офицер Российского императорского флота, будущий известный всему миру композитор.

Николай Андреевич Римский-Корсаков — русский композитор, дядя Петра Римского-Корсакова

Николай Андреевич Римский-Корсаков — русский композитор, дядя Петра Римского-Корсакова. Фото: из открытых источников

Именно после смерти отца Петя дал себе слово, что обязательно станет морским офицером. И это слово сдержал. Он понимал, что для того чтобы стать офицером одного желания мало и нужно готовить себя к трудностям флотской жизни.

И мальчик делал все возможное для закаливания организма, приобретения необходимых навыков и знаний.

Он знал, что морской офицер должен быть всесторонне развитым человеком, тем более что на смену парусному флоту стал приходить паровой броненосный.

Мальчик много читал об известных путешественниках, морских сражениях, штудировал уставы, учебники по морским дисциплинам, которые представляли определенную трудность в овладении не только для такого юнца, но и для более взрослых молодых людей, уже ставших офицерами. Не забывал он изучать и иностранные языки. В доме свободно говорили на французском, немецком и английском языках, не считая, естественно, русского.

Свой родной язык Петя изучал по произведениям Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Достоевского. В детстве даже пробовал сам писать стихи, но более всего ему удавались короткие рассказы. Но этот дар он похоронил в себе, отдавая силы только одному любимому делу жизни – флоту.

В сентябре 1877 года, после окончания гимназии Карла Мая, он приблизился к своей заветной цели – стал воспитанником Морского училища, готовящего кадры для офицерского корпуса российского флота.

Здание Морского кадетского корпуса в Санкт-Петербурге

Здание Морского кадетского корпуса в Санкт-Петербурге. Фото: предоставлено А.М. Буяковым

Необходимо сказать, что лучи славы его отца – известного морского офицера и путешественника, возглавлявшего на протяжении последних десяти лет жизни это училище, отчасти позволили бы молодому воспитаннику пользоваться определенными поблажками и привилегиями в учебе, регламентированной жизни учебного заведения. Но Петр ни разу не воспользовался этим. Наоборот, он стремился лишний раз не выделяться на фоне других воспитанников с более или менее громкими и известными фамилиями. Будущую карьеру он собирался делать только своими силами, а не заслугами Воина Андреевича перед государством. Единственное, что позволял себе Петр – это быть первым в учебе среди воспитанников класса и роты. Он отличался большими способностями, призванием к флотской службе, а также разносторонними знаниями.

5 ноября 1880 года, уже на старшем курсе, Римский-Корсаков был произведен в фельдфебели. В отличие от некоторых фельдфебелей рот училища, он был строгим, но справедливым человеком, не злоупотребляющим своим положением в отношениях не только со своими товарищами, но и с младшекурсниками.

12 апреля 1881 года после окончания курса Морского училища Петр был произведен в гардемарины и зачислен во 2-й флотский экипаж. Одновременно с этим торжественным событием произошло и другое не менее важное. За отличия в учебе, глубокие знания ему была вручена престижная премия адмирала Николая Карловича Краббе — человека, внесшего значительный вклад в развитие флота России, создававшего первые базы на Дальнем Востоке, имя которого по праву носит одноименный полуостров в Приморье. 250 рублей — по тем временам хорошие деньги — стали хорошим подспорьем для юного гардемарина.

В один апрельских дней 1881 года на Смоленском кладбище Санкт-Петербурга можно было увидеть молодого гардемарина. У места, где почти десять лет назад были захоронены доставленные из Пизы останки его отца, стоял Петр Римский-Корсаков. К памятнику адмиралу лег букет алых роз – символ того, что его благодарный сын сдержал данное на могиле отца слово – стал морским офицером.

Конечно, Петру было еще далеко до настоящего офицера флота России, но он уже точно знал, что он им станет!

На службе Отечеству

28 апреля того же года он получил назначение на корабль "Петр Великий". Кают-компания корабля приняла в свою среду новоиспеченного гардемарина, и Римский-Корсаков до конца своих дней помнил как кто-то из убеленных сединами офицеров после его официального представления пошутил: "Быть тебе, Петр, адмиралом!". Шутка оказалась пророческой. Сын адмирала почти через тридцать с небольшим лет сам станет адмиралом. А пока будущий адмирал на практике овладевал нелегкими навыками офицерской службы.

31 мая 1882 года он производится в мичманы, а 11 января 1881 года – в лейтенанты.

Эскадренный броненосец "Петр Великий"

Эскадренный броненосец "Петр Великий". Фото: предоставлено А.М. Буяковым

Летят годы, корабль сменяет корабль, сменяются должности. Меняются и звездочки на погонах Римского-Корсакова.

Развитие флота, изменение тактики ведения войны, появление новых современных броненосных мощных кораблей — все это требует новых знаний, новых навыков у офицеров. Это прекрасно понимает и Петр. Он изучает новые книги, штудирует статьи офицеров-практиков в "Морском сборнике" и, кроме того, когда предоставляется возможность, занимается разбором архива отца своей жены – Марии Григорьевны, дочери прославленного адмирала Григория Ивановича Бутакова.

В нем он находит немало полезных для себя знаний. Жажда познания вновь приводит его на учебную скамью. Он становится слушателем офицерских артиллерийских классов в Учебно-артиллерийской команде, которые успешно заканчивает в сентябре 1891 года "с предоставлением прав и преимуществ".

Но и на этом он не останавливается: в конце этого же года Петр Воинович вновь за учебным столом в качества слушателя двухмесячных краткосрочных курсов по минному делу. И только в январе 1892 года получает новое назначение и новую должность – старшего артиллерийского офицера.

Сначала на мониторе, а затем на крейсере 1-го ранга "Адмирал Нахимов". Опыт и знания приходят вместе со службой.

И вот 1 февраля 1896 года он зачислен в артиллерийские офицеры 1-го разряда.

Тяга к знаниям, а самое главное — умение применять их на практике с большей результативностью, не проходят незамеченными со стороны начальства Римского-Корсакова.

Следует новое назначение – старшим артиллерийским офицером на эскадренный броненосец "Пересвет", а затем, 20 сентября 1897 года — зачисление слушателем курса военно-морских наук Николаевской морской академии.

Начальство считает: Петр Римский-Корсаков со временем может стать отличным командиром. После окончания курса наук и продолжительного отпуска 23 ноября 1898 года его назначают старшим офицером эскадренного броненосца "Ослябя", а еще почти через год, в августе 1899 года – старшим офицером на новый крейсер 1-го ранга "Громобой" (тот самый, который впишет себя в историю, совершая дерзкие вылазки во время Русско-Японской войны в составе Владивостокского отряда крейсеров) на котором еще продолжались достроечные работы.

Крейсер I ранга "Громобой"

Крейсер I ранга "Громобой". Фото: предоставлено А.М. Буяковым

Служба на "Громобое" занимает особое место в жизни Петра Воиновича с разных точек зрения.

Во-первых, он попал под начало умного и требовательного командира – Карла Петровича Иессена (в будущем — командира Владивостокского отряда крейсеров), с которым ему пришлось служить не один год, и только новое назначение Римского-Корсакова нарушило их совместную службу.

Во-вторых, то, что Петр Воинович попал на корабль в период достройки, а после — оснащение его вооружением, что позволило ему не только досконально изучить крейсер и его оружие, но и узнать его слабые и сильные стороны. Это крайне пригодилось ему не только в выполнении своих обязанностей старшего офицера "Громобоя", но и позже, когда он стал командиром еще строящегося линейного корабля "Император Павел I". В-третьих, служба на "Громобое" дала ему бесценный опыт и навыки командования кораблем такого класса и возможность проверить свои навыки в ряде экстремальных ситуаций.

Свой профессионализм Римскому-Корсакову пришлось проявить весьма скоро. В ноябре 1899 года при переходе "Громобоя" из Кронштадта в Санкт-Петербург крейсер оказался в ледовом плену, сев на мель в "Маркизовой луже". Последствия этой аварии для корабля, окруженного тяжелыми льдами, могли оказаться весьма плачевными. И только "отличная подготовка, энергия и распорядительность старшего офицера лейтенанта П.В. Римского-Корсакова, – писал в рапорте начальству К.П. Иессен, – ревностное исполнение обязанностей всеми офицерами и матросами крейсера" привели к благополучному исходу этого небольшого плавания крейсера.

Карл Петрович Иессен — командир Владивостокского отряда крейсеров

Карл Петрович Иессен — командир Владивостокского отряда крейсеров. Фото: предоставлено А.М. Буяковым

Этот поход стал еще одним экзаменом в той массе испытаний, которые жизнь и служба заставляли сдавать не только Петра Воиновича, но и каждого морского офицера. И он его с достоинством сдал.

На Русско-японской войне

С декабря 1902 года по март 1904 года капитан 2-го ранга (звание присвоено 6 декабря 1901 года) Римский-Корсаков командует учебным судном (парусно-паровым клипером) "Стрелок". Начавшаяся Русско-японская война внесла коррективы в его службу.

С началом войны в Главном морском штабе возник вопрос: следует или нет предпринять крейсерские операции против Японии и если да, то какими средствами они могут быть осуществлены.

Ответ на него должно было дать совещание о каперстве и других связанных с ним вопросах под председательством главного начальника флота и Морского ведомства великого князя Алексея Александровича. Проведенное в феврале 1904 года заседание дало однозначный ответ: необходимо создать морскую милицию. После этого началась разработка плана крейсерских действий и были исчислены необходимые суммы для приобретения судов и устройства всего дела.

Русское военное командование закупило за границей несколько судов, которые были переоборудованы и вооружены. Все они были зачислены в состав русского флота в качестве крейсеров 2-го ранга. Одним из таких крейсеров должен был командовать Петр Воинович. Его "Дон" был переоборудован из пассажирского парохода Общества Гамбургско-Американской пароходной линии "Князь Бисмарк". Пароход водоизмещением 12070 тонн был построен в 1891 году из стали на заводе германской фирмы "Вулкан" в Штеттине, имел скорость 19,5 узлов. После соответствующего вооружения (на него было установлено 17 орудий различных калибров и 2 пулемета системы "Максима") корабль представлял серьезную опасность для неприятельских пароходов и судов держав, перевозящих контрабандные грузы в Японию.

Крейсер II ранга "Дон"

Крейсер II ранга "Дон". Фото: предоставлено А.М. Буяковым

В июле 1904 года "Дон" под командованием П.В. Римского-Корсакова направился к островам Зеленого мыса. Целью плавания был перехват японской военной контрабанды, посылаемой в значительном количестве на Дальний Восток из Англии и Германии. Вместе с "Доном" подобное задание получили команды крейсеров "Урал", "Терек", "Кубань".

На переходе к месту крейсерства Петр Воинович практиковал команду и офицеров в учении по боевому расписанию, готовя их к встрече с пароходами – контрабандистами.

Подробности каперства русских кораблей и, в частности, "Дона", действия его командира детально освещены в выпущенной в 1907 году в Петербурге под грифом "Секретно" книге "Отчет о вооружении вспомогательных крейсеров и их крейсерские операции в Русско-японскую войну 1904-05 гг.".

Из книги известно, что из-за постоянной течи котлов и поломок машины рейдерская операция "Дона" окончилась безрезультатно. И 24 августа крейсер уже стоял в аванпорте Либавы (Лиепая).

В начале сентября Римский-Корсаков пишет подробный рапорт, где указывает, что из-за постоянной течи котлов корабль "не может считаться пригодным для активных военных действий". Вопрос о дальнейшей судьбе затянулся, и Петр Воинович в самый разгар Русско-японской войны в силу этих обстоятельств фактически оказался не удел. Только после окончания войны судьба "Дона" решилась, а в январе 1906 года капитан 2-го ранга Римский-Корсаков получил новое назначение – командиром учебного судна "Воин".

Но недолго ему пришлось командовать кораблем, имя которого было ему так близко.

Учебное судно "Воин"

Учебное судно "Воин". Фото: предоставлено А.М. Буяковым

После войны

Знающими, опытными моряками, каким был Петр Римский-Корсаков, не разбрасываются. Решением командования он назначается командиром строящегося эскадренного броненосца (с 27 сентября 1907 года – линейного корабля) "Император Павел I". Этот корабль отнял у Петра Воиновича много сил и энергии.

"Император Павел I" был заложен на Балтийском заводе в сентябре 1904 года. При постройке корабля старались максимально учесть опыт Русско-японской войны, что оказалось весьма трудной задачей. Достраивался он по различным проектам и в то время был кораблем без аналогов.

Церемония торжественной закладки и спуск корабля на воду состоялись в один день – 25 августа 1907 года. Но достройка линкора на плаву затянулась почти еще на три года. Она могла затянуться еще на больший срок, но настойчивость, решительность, требовательность и добросовестность командира корабля сделали свое дело.

Опыт достройки крейсера "Громобой", помог Римскому-Корсакову без проблем вникать практически во все вопросы, связанные не только с вооружением своего нового корабля, но и его строительством. Ему часто приходилось спорить с Б.Э. Шеллингом, руководящим работами по достройке линкора. Он был твердо убежден, что корабль должен быстрее войти в строй кораблей действующего флота. В период достройки "Императора Павла I" Петр Воинович внес немало дельных предложений.

Так, в начале февраля 1911 года он предложил несколько изменить приемо-сдаточную программу – свести ее к двум выходам в море и совместить ходовые испытания с минными (торпедными) стрельбами. И его предложение прошло. Чего ему это стоило…

 Линейный корабль "Император Павел I"

Линейный корабль "Император Павел I". Фото: предоставлено А.М. Буяковым

Несмотря на ряд недоделок по артиллерийской части, 16 июля 1911 года линкор вошел в состав бригады линейных кораблей эскадры Балтийского моря.

Период с конца 1911 года по февраль 1913 года – неизвестная часть жизни Петра Воиновича Римского-Корсакова. Попытка восстановить это "белое пятно" в его биографии по послужному списку, хранящемуся в РГА ВМФ в Петербурге, по "Списку личного состава судов флота, строевых и административных учреждений морского ведомства на 15-е октября 1916 года" не увенчалась успехом. Чем он занимался в это время, какую должность занимал? Эти вопросы пока остаются открытыми.

Командир Владивостокского порта

Начало 1913 года ознаменовалось для Петра Воиновича двумя важными событиями. В феврале ему присвоено звание контр-адмирала с одновременным назначением командиром Владивостокского военного порта, которым он будет руководить на протяжении четырех лет.

Дом командира Владивостокского порта, 1915 год

Дом командира Владивостокского порта, 1915 год. Фото: предоставлено А.М. Буяковым

В первое время Петр Воинович внимательно присматривался к его обстановке, знакомился с подчиненными и офицерами штаба Сибирской флотилии.

"Со своей обязанностью новой мало-мало справляюсь. Приходиться прибегать к помощи чиновника, что, конечно, мне не по душе",

– писал он в письме жене 19 апреля 1913 года.

Он постепенно вникал в дела вверенного ему порта. Хлопот было хоть отбавляй. Отношение среди подчиненных к нему было разное. Многие сразу же подсчитали, что новый командир жесток и придирчив, другие – видели в нем требовательного и добросовестного начальника, третьи – карьериста. Но все они легко сходились в одном: Петр Воинович был высокультурным и всесторонне развитым человеком. На протяжении всей службы в должности командира Римский-Корсаков со всеми держал себя ровно. Единичными были случаи, когда он выходил из себя и на кого-то кричал. Если это случалось, то, видимо, это было вызвано обстоятельствами, а не характером адмирала.

Петр Воинович Римский-Корсаков — командир Владивостокского порта

Петр Воинович Римский-Корсаков — командир Владивостокского порта. Фото: предоставлено А.М. Буяковым

Кстати говоря, во Владивостоке он водил знакомство только с избранными лицами и вовсе не из-за того, что чурался людей. Дело было в другом. Он считал, что людей должна сближать не служба, а интересы. Его собственные интересы привели его в Общество изучения Амурского края. Вначале он просто посещал мероприятия Общества, а вскоре стал его действительным членом. Его дом считался одним из центров культурной жизни города.

Наверное, только во Владивостоке с приездом некоторых членов семьи (семья состояла из шести детей – Григория, Андрея, Воина, Марины и Милицы, Олега) Петр Воинович до конца осознал, в какое замечательное по красоте природы место он попал служить.

Здание штаба Сибирской флотилии, 1910-е годы

Здание штаба Сибирской флотилии, 1910-е годы. Фото: предоставлено А.М. Буяковым

Живописные бухты, прозрачная темно-зеленая, то синяя морская вода, сопки, поросшие лесом и кустарником. Все увиденное здесь приводило его в восторг, доставляло большое удовольствие, тем более это были именно те места, которые приходилось осваивать его отцу и другим русским морским офицерам в середине XIX века.

Для сведения: Командир военного порта – должностное лицо в русском флоте (1860-1917), стоявшее во главе главного военного порта (Кронштадт, Севастополь, Владивосток и др.) Отвечал за организацию всех видов обеспечения кораблей и судов, приписанных к порту, его оборону в военное время. Одновременно мог являться начальником гарнизона.

Свободное от службы время он любил проводить в Адмиральскому саду, где запах трав перемешивался с запахом моря. В выходные дни он с домочадцами выбирался на катере на Русский остров или в окрестности Седанки, где занимался изучением флоры и фауны залива Петра Великого. Об этом свидетельствуют многочисленные небольшие фотографии из семейного фотографии, которые хранились в семье внучатой племянницы Петра Воиновича Марии Андреевны Алексеевой в Санкт-Петербурге. В июле 1990 года она передала их в дар музею Арсеньева во время визита во Владивосток. Эти фотографии донесли до нас интерьер, обстановку адмиральского дома.

Флагман Сибирской флотилии — крейсер I ранга "Аскольд"

Флагман Сибирской флотилии — крейсер I ранга "Аскольд". Фото: предоставлено А.М. Буяковым

Служба отнимала у Петра Воиновича много времени и сил, но он находил время и для исследовательской работы. Он вел личные наблюдения за ледовой обстановкой в порту. Результаты его работ появились только в советское время в виде статьи "Незамерзающий порт на Дальнем Востоке", помещенной в августовском номере "Записок по гидрографии" за 1924 год.

С началом Первой мировой войны служебная нагрузка на адмирала резко возросла. Ему все больше приходилось вникать в хозяйственные проблемы, решать конфликтные ситуации между офицерами, заботиться об обороне порта. Было много неприятных моментов, среди которых выделяется случай, когда недоброжелатели предприняли попытку очернить его имя. По городу гуляли слухи, что Римский-Корсаков, как и тогдашний командующий Сибирской флотилией контр-адмирал Михаил (Максимилиан) фон Шульц, является германским шпионом. Злые языки говорили, что по приказу Петра Воиновича с береговых батарей и фортов города снимаются орудия. В тяжелое время Первой мировой всем и везде мерещилась измена...

Крейсер I ранга "Аскольд" в бухте Золотой Рог

Крейсер I ранга "Аскольд" в бухте Золотой Рог. Фото: предоставлено А.М. Буяковым

По счастливой случайности Петр Воинович находился за пределами Владивостока, а потому не знал о том, что говорят о нем недоброжелатели. Только по его прибытию разобрались, что к снятию береговых орудий он не имел никакого отношения. Так за годом год в хлопотах и заботах по службе проходил владивостокский этап жизни адмирала.

Февральская революция 1917 года внесла в судьбу Римского-Корсакова решительные перемены.

В понимании Петра Воиновича служение Родине и Отечеству не значило безоговорочную поддержку монархии, а потому Петр Воинович воспринял перемены как нечто ниспосланное свыше, принеся присягу на верность новой власти. Будучи человеком прогрессивных взглядов, он был выше сословных и классовых предрассудков.

Но оказалось, что новая демократическая власть не нуждалась в услугах и знаниях адмирала. Его последний приказ по порту датирован 1 апреля 1917 года.

№ 175. На основании постановления Исполнительного Комитета Совета Рабочих и Военных Депутатов от 26 марта 1917 года за № 11/327, объявляю по Владивостокскому порту, что сего числа обязанности Командира Владивостокского порта и Директора Маяков и Лоций В(осточного). О(кеана). Сдал инженер-механику капитану 1-го ранга Ухлину,

— говорится в последнем распоряжении Петра Воиновича.

В июне 1917 года Петру Воиновичу было тяжело и больно покидать полюбившейся всей душой Владивосток, с которым, как он считал, были связаны лучшие годы жизни. Ведь нигде больше он не чувствовал себя так хорошо и свободно как в этом милом сердцу морском городе. Эти воспоминания он пронес до конца жизни.

Поезд увез его из Владивостока в Петроград. Временное правительство не нашло ему работы. И он, забытый друзьями и врагами, спокойно жил в своей квартире на Васильевском острове.

После революции

Новая революция в октябре 1917 года в очередной раз изменила его жизнь. В 1919 году его знания и опыт морского офицера вновь стали востребованными. Он с радостью погрузился в знакомую стихию службы: 13 февраля 1920 года приказом управляющего делами Народного комиссариата по морским делам он прикомандировывается к штабу командующего морскими силами республики, а затем становится старшим военно-морским инспектором Высшей военно-морской инспекции при Реввоенсовете республики.

В июле 1921 года был арестован Херсонско-Николаевской губЧК, но почти сразу же освобожден за отсутствием состава преступления.

С 1923 по 1926 год преподает в Военно-морском гидрографическом училище, читая собственный курс "Безопасность кораблевождения и маячное дело".

Его ценили и курсанты, и руководство училища.

Преподаватель совершенно нового предмета из цикла гидрографических наук "Служба безопасности кораблевождения". Имея богатый опыт в военно-морском деле, где выявил большие организаторские способности, в настоящее время является единственным преподавателем этого предмета и создателем его курса. Составляя подробное руководство к своему курсу, вкладывает все свои знания и опытность. К своему делу относится с любовью. Обладает энергией и настойчивостью. По характеру выдержанный и спокойный. Здоровье хорошее. Лоялен по отношению к Советской власти. Вполне соответствует занимаемой должности. Как спец незаменим. Пользуется уважением и доверием, — написано в одной из аттестаций на него.

Последние годы жизни он посвящает преподавательской работе. С 1926 года и до конца своих дней Петр Воинович передавал свой опыт и знания воспитанникам Военно-Морского училища имени М.В. Фрунзе.

Петр Воинович в Петергофе с семьей. Лето 1926 года.

Петр Воинович в Петергофе с семьей. Лето 1926 года.. Фото: предоставлено А.М. Буяковым

В последние годы своей жизни, полный по комплекции, Петр Воинович стал страдать одышкой и болями в сердце. 14 июня 1927 года он умер в Ленинграде.

По стопам отца пошел его сын Воин Петрович (1889-1938).

Он был видным специалистом в области морской артиллерии, автором ряда работ по управлению артиллерийским огнем, сыгравших заметную роль в подготовке кадров и совершенствовании вооружения советского ВМФ. Его жизнь трагически оборвалась в 1938 году. Два других сына Петра Воиновича – Олег и Андрей – скончались в 1942 года в блокадном Ленинграде. 6 февраля 1986 года в Ленинграде ушла из жизни дочь Милица, последняя представительница славного рода Римских-Корсаковых.

Сегодня его имя забыто и пришла пора вспомнить об этом человеке, чей 155-летний юбилей со дня рождения будет отмечаться 12 февраля (30 января — по старому стилю) 2016 года. Его жизнь и служба Отечеству и военно-морскому флоту стали еще одним веским доказательством того, что дворянский герб рода Римских-Корсаковых недаром украшают два якоря и морские волны на щите.

10.02.2016

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia