Владимир Высоцкий во Владивостоке, 1971 год. Фото: Из архива Петра Якимова

Как "антисоветчик" Высоцкий открывал Владивосток, а моряки штурмовали кассы

Загадочные гастроли Владимира Семеновича в 1971 году - в материале поэта, барда и писателя Андрея Земскова

Владимир Высоцкий — кумир целого поколения, настоящая легенда XX века. Всегда выразительный, надрывный, с острым восприятием окружающего мира артист остается в памяти и в сердцах миллионов людей, в том числе приморцев. В 2013 году в столице края на личные деньги главы города был открыт памятник в честь певца, амфитеатр возле которого украшает цитата из песни: "Открыт закрытый порт Владивосток". А был ли Владимир Семенович во Владивостоке, давал ли концерты? Этим вопросом когда-то задался бард, поэт и писатель Андрей Земсков. Он собрал информацию о пребывании Высоцкого во Владивостоке и теперь делится ею с читателями РИА PrimaMedia. Сегодня исполняется 46 лет с того дня, когда артист прибыл во Владивосток.

Владимир Высоцкий с Л. Андреевым, Владивосток

Владимир Высоцкий с Л. Андреевым, Владивосток. Фото: Из архива Льва Андреева

Дальний Восток в жизни и творчестве Владимира Высоцкого… Для нас, дальневосточных почитателей таланта легендарного поющего поэта и актёра, — это особая тема. На Дальнем Востоке Высоцкий бывал в двух городах – в Магадане и во Владивостоке. И если в "столице колымского края" он был всего пару дней в марте 1968 года, так сказать, "с частным визитом" (прилетал в гости к своему другу – поэту Игорю Кохановскому), то во Владивостоке в 1971 году Высоцкий выступал с концертами, встречался с моряками. Магадану, впрочем, повезло больше с песнями: три песни Высоцкий посвятил этому городу – опять-таки благодаря жившему там Кохановскому ("Мой друг уедет в Магадан…", "У меня приехал друг из Магадана…" и "Ты думаешь, что мне не по годам…"). Вынесенная в заголовок данного очерка строка "Открыт закрытый порт Владивосток" — из песни "Москва-Одесса". А во "второй серии" песни об Аэрофлоте, написанной через десять лет, упоминается еще один дальневосточный город – Хабаровск: "А в Хабаровске рейс отменён, — там надёжно застрял самолёт". Жителям Находки интересно будет узнать, что и про их город у Высоцкого в одной из ранних, "блатных" песен есть строчка: "Нас вместе переслали в порт Находку". Хотя в Находке и в Хабаровске Высоцкий так и не побывал. Косвенно к дальневосточной тематике можно отнести один из его ранних циклов — "китайский", включающий пять сатирических песен на тему политики Мао Цзэдуна, а также песню о конфликте на острове Даманском. Наконец, к фильму "Внимание, цунами!", снимавшемуся в 1969 году на берегах Тихого океана, Высоцким были написаны две дальневосточные песни – "Долго же шёл ты в конверте, листок…" и "Цунами".

Высоцкий и Якимов

Высоцкий и Якимов. Фото: Из архива Петра Якимова

В наше время местная пресса неоднократно писала о приезде Владимира Высоцкого во Владивосток. Но в основном это, к сожалению, "сплетни в виде версий". Даже на первую мемориальную доску, открытую в 2001 году на здании Пушкинского театра, закралась ошибка – даты концертов были указаны на ней неверно. Через пять лет мы исправили эту ошибку, заменив доску новой.

Чтобы расставить все точки над i, я взялся за исследовательскую работу – побеседовать с очевидцами, восстановить подробности, пройти по следам поэта, оставленным на нашей Владивостокской земле. Ведь с одной стороны – это страничка жизни одной из величайших личностей в русской культуре, а с другой – страничка истории нашего города.

Большое спасибо за беседы с уточнениями фактов хочется сказать М. А. Афиногеновой, В. А. Романюку и А. Г. Белому — людям, имевшим непосредственное отношение к организации выступлений Владимира Высоцкого во Владивостоке в 1971 году. Без их свидетельств этот очерк не был бы написан. Спасибо П. К. Якимову и Н. В. Подалёвой за предоставленные фотоснимки. Мы должны быть признательны также Марку Цыбульскому, автору книг "Жизнь и путешествия Высоцкого" и "Планета Высоцкий", за его исследовательскую работу, пусть и ведущуюся "на расстоянии". Благодарю Марка за предоставленные им письма бывшего капитана теплохода "Феликс Дзержинский" Н. И. Свитенко. Данный очерк не является истиной в последней инстанции: есть ещё неясности, не всех очевидцев удалось отыскать. Поэтому исследование продолжается. Если появятся новые свидетельства и уточнения, буду только рад.

1 / 4

1971 год в жизни Владимира Высоцкого – год премьеры "Гамлета". 11 января – первая репетиция спектакля. А 22 мая во время очередной репетиции "Гамлета" на сцену упала тяжёлая металлическая конструкция с движущимся занавесом. По счастливой случайности, никто не пострадал, но по техническим причинам премьеру спектакля, намеченную на июнь, отложили до ноября. Возможно, именно "благодаря" упавшему гамлетовскому занавесу у Высоцкого появилась возможность приехать летом 1971 года во Владивосток.

 Заявление от Высоцкого

Заявление от Высоцкого. Фото: из фондов ГКЦМ В.С. Высоцкого (Москва)

Справедливости ради отмечу, что имеется версия о первом приезде Высоцкого в приморскую столицу в феврале этого же года. Основное указание на это – дневник Валерия Золотухина, партнёра Высоцкого по театру:

"19 февраля 1971 года. Володя во Владивостоке, улетел к китобоям. Сказал Митте (кинорежиссёр А. Митта – прим. автора) – на 5 дней... 27 февраля 1971 года. Володя вернулся из своих странствий, во всю силу вкалывает. Вчера, говорят, была хорошая, даже гениальная репетиция".

Следовательно, можно предположить, что с 19 по 25 февраля 1971 года Высоцкий мог находиться во Владивостоке. Фраза "улетел к китобоям" косвенно может служить подтверждением этой версии.

Охранная грамота, 1971

Охранная грамота, 1971. Фото: из фондов ГКЦМ В.С. Высоцкого (Москва)

Дело в том, что летом 1971 года Высоцкого пригласил во Владивосток Борис Чурилин – электромеханик с китобойной базы, знакомый с артистом. У него в гостях Высоцкий мог быть в феврале 1971-го. На слова Чурилина ссылается его знакомый – капитан теплохода "Феликс Дзержинский" Николай Свитенко:

"Чурилин рассказывал мне, что уговорил Высоцкого слетать с ним во Владивосток после того, как они познакомились в Москве. Решение было принято неожиданно и быстро. Высоцкий вместе с Чурилиным вылетел во Владивосток. Сколько он пробыл тогда, я не помню, но очень недолго. Тогда он пил. Чурилин рассказал мне такой случай. В один из дней в свой первый приезд во Владивосток Высоцкому стало плохо. Он сидел на диване, сжавшись в комок, весь мокрый от пота. Чурилин вызвал "скорую". Тогда всё обошлось, Высоцкий улетел в Москву".

Тогда, возможно, состоялся первый приезд, а уже летом Чурилин предложил Высоцкому приехать с выступлениями.

Владимир Высоцкий и Петр Якимов

Владимир Высоцкий и Петр Якимов. Фото: Из архива Петра Якимова

Владимир Высоцкий прилетел во Владивосток утром в среду 30 июня 1971 года. Думается, вопрос с въездом в закрытый город решился просто. Высоцкого сопровождал из Москвы либо встречал в Артёмовском аэропорту Борис Чурилин, на квартире у которого артист и остановился. Чурилин мог оформить приглашение через пароходство: во всяком случае, инициатива по организации встреч Высоцкого с моряками исходила именно от пароходства. Оно же предоставило машину для поездок из аэропорта, в аэропорт и по городу. Борис Чурилин жил по адресу – улица Колхозная (ныне – Семёновская), дом 30. Это угловой дом в центре города, на Океанском проспекте. Однокомнатная квартира на верхнем этаже, окнами во двор.

Семеновская, 30

Семеновская, 30. Фото: Из архива Андрея Земскова

Вероятно, в этот же день состоялась встреча Высоцкого с командой теплохода "Феликс Дзержинский". Капитан теплохода Николай Свитенко вспоминал об этом:

"Позвонили из пароходства: "Николай Иванович, по плану культурно-массовой работы мы направляем к Вам артиста, организуйте встречу с экипажем". Часов в 16 в дверь моей каюты постучались. Вошёл мой приятель, электромеханик с китобойной базы "Владивосток" (Чурилин – А.З.), а с ним – Владимир Высоцкий. Мой приятель-китобоец, будучи в отпуске в Москве, познакомился с Высоцким и предложил ему съездить во Владивосток, встретиться с моряками. Сказал, что все его там знают и любят, и будут рады такой встрече".

Последнее утверждение абсолютно верно. К 1971 году популярность песен Высоцкого была уже повсеместной. Майя Афиногенова вспоминает:

"Моряки его обожали. В то время много судов стояло в порту: и военный флот, и торговый, и рыболовный. Разрешалось включать музыку через динамики. И в то время, помню, сначала всюду "Ландыши – светлого мая привет" звучали, а потом начались песни Высоцкого. И по всему порту Высоцкий гремел".

Сохранилась фонограмма концерта. Высоцкий исполнял свою обычную программу 1971 года, много рассказывал о своих ранних работах в кино, — в общем, это была действительно встреча с актёром. Для нашего исследования важен отрывок из выступления Высоцкого, где он говорит о погибших накануне космонавтах:

"Дело в том, что почти всегда лучше всего начинать с песен военных. Во-первых, чтобы отдать дань воинам, которые погибли, и потом – сегодня ещё у всех такое настроение… Я думаю, что нужно как-то… в какие-то минуты обязательно в память погибших космонавтов, — которые вчера погибли. Я с ними со всеми дружил, их знаю, и поэтому… Сегодня я… узнал об этом во Владивостоке. Я же летел и не знал ничего. И во Владивостоке это раньше, чем в Москве. В Москве только сегодня в утренних выпусках, вероятно…".

Далее исполняется песня о лётчиках.

Экипаж орбитальной станции "Салют" (Добровольский, Волков и Пацаев) погиб во время спуска на землю в ночь на 30 июня 1971 года. Сказанные Высоцким слова о том, что космонавты погибли вчера, когда он летел во Владивосток, дают основание датировать приезд Высоцкого утром 30 июня. Буквально на следующий день Высоцкий сочинил и записал в своём блокноте стихотворение о погибших космонавтах "Я б тоже согласился на полёт…":

Корабль "Союз" и станция "Салют",

И Смерть в конце, и Реквием – в итоге…

"СССР" — да, так передают

Четыре буквы – смысл их дороги…

По рекомендации Бориса Чурилина в первый же день своего пребывания во Владивостоке Высоцкий встретился с директором Дворца культуры моряков (ныне – Пушкинский театр) — Анатолием Белым.

1 / 6

Анатолий Григорьевич рассказал о знакомстве с артистом: "Борис ещё раньше говорил мне, что хочет пригласить Высоцкого, хорошо бы ему устроить концерты. ДКМ был культбазой плавсостава, и у нас была определённая свобода действий: работала самодеятельность, различные кружки. Мы были на хозрасчёте: бюджет выделял зарплату работникам, а там сами крутитесь, как хотите.

И вот ко мне в кабинет заходит парень – в светлой куртке, в кепке – и говорит: "Здравствуйте, я – Высоцкий. Вам обо мне говорил Борис". А я, как и многие, в лицо его не знал, только по записям. "Какой Высоцкий? Тот, который на записях?". "Да. Я сейчас в отпуске, приехал в гости, хотелось бы встретиться с моряками". Я говорю: "Отлично, будем работать, только как же это лучше сделать? Надо подготовиться, рекламу… Народ кто на дачах, кто где…" Он говорит: "А Вы просто напишите на листе: "Встреча с актёром театра и кино Владимиром Высоцким" — и повесьте. Я сюда не зарабатывать приехал, а в гости, денег мне не надо, просто хочу встретиться с моряками". Он ушёл.

А я подумал, что надо бы всё-таки и ему заработать, и самим как-то поправить положение. Вызвал кассира, велел открывать кассу. Дал задание художнику, тот на листе ватмана написал текст и вывесил афишу на Ленинской напротив остановки "ДВПИ". Вот и вся реклама.

В четверг 1 июля звонит начальство: "Что у тебя там за концерт сегодня? Я за тобой выслал машину, приезжай, будем разговаривать!" Тут подошёл Высоцкий, узнал, что меня вызывают, говорит: "Так, понятно. Поедем вместе". Приезжаем в здание крайисполкома напротив вокзала, Володя в приёмной остался, я вошёл в кабинет. Начальство с порога: "Да ты знаешь, кто такой Высоцкий? Какая у него репутация? Где он сейчас находится, в каком состоянии?". Тут я приглашаю Высоцкого из приёмной, представляю. Была неловкая пауза. Володя показал паспорт и справку о том, что Театр на Таганке предоставляет артисту Высоцкому кратковременный отпуск с правом проведения творческих встреч с населением. В общем, такая ситуация возникла, что ни запретить, ни разрешить концерты начальство не могло без вышестоящей инстанции. Договорились, что завтра утром будет разговор с представителем крайкома партии, и всё решится. А сегодня встречу проводим. Мы вернулись в ДКМ, а попали туда уже с трудом: на улице у окошка кассы было столпотворение! Парни брали одного из своих, забрасывали вперёд по головам, он брал на всех билеты. Мы еле пробились внутрь. В этот вечер был первый концерт. Несмотря на запрет, в зале постоянно щёлкали магнитофоны, записывали. Большую помощь в организации концертов нам оказал председатель Баскомфлота (Бассейновый комитет профсоюзов флота) В. А. Романюк".

1 / 2

В нашей беседе Вячеслав Романюк припомнил некоторые подробности ситуации, предшествующей концертам Высоцкого во Владивостоке: "Когда Анатолий рассказал про сложившуюся ситуацию, мы с секретарём парткома флота Анатолием Васильевичем Пилипенко пошли в крайком и добились встречи с первым секретарём крайкома Ломакиным Виктором Павловичем. Тот нас выслушал, подумал и сказал:

"Значит, так. Считайте оба, что свои партбилеты вы положили мне на стол. И если на концертах Высоцкого будет какое-нибудь ЧП, какая-нибудь антисоветчина, эти партбилеты к вам уже не вернутся. Имейте в виду — в зале будут находиться люди, которые станут наблюдать, слушать, всё фиксировать и докладывать даже не мне, а в Москву. Так что вы двое отвечаете головой за то, чтобы, во-первых, в его репертуаре всё было в порядке по идеологической части, и во-вторых, чтобы никаких ЧП не было".

Мы пообещали, что всё пройдёт нормально, под нашу ответственность. И тогда сектору культуры крайкома было дано указание концерты Высоцкого разрешить".

1 / 2

Утром 2 июля (пятница) Высоцкий пришёл в здание крайисполкома для разговора о дальнейших концертах. Вчерашнее начальство попросило его обождать в приёмной, пока подойдёт представитель крайкома партии. Этим представителем оказалась Майя Афиногенова, занимавшая в то время должность заведующей сектором культуры. Вот как она рассказала об этой встрече: "В приёмной сидел паренёк в кепочке. Я прошла мимо в кабинет, спросила: "А где Высоцкий?". "Он сидит в приёмной". Мы его позвали в кабинет. Давайте, мол, будем что-то решать. Начальник спрашивает: "Как же так, Владимир Семёнович, у Вас нет гастрольного удостоверения, утверждённого репертуара? Как нам быть?" . Я-то понимала, что концерты надо разрешать. Запрещать было глупо, все моряки уже знали, что он в городе, неизвестно, что могло произойти. Я спрашиваю: "Какова Ваша программа, какие песни Вы поёте?" . Он стал перечислять. Я говорю: "Очень хорошо. Вот это всё и напишите, а мы утвердим в качестве репертуарного списка, — и работайте". Мы пожали друг другу руки, и я ушла. Наверное, они там написали этот список, заверили печатью. Вечером 2 июля в ДКМ было два концерта – в 19 часов и в 21 часов. Я пришла на второй концерт, у меня даже сохранилось приглашение, выписанное Анатолием Белым. Мы с Белым больше всего боялись за балкон: я говорила, чтобы он следил, чтоб не набивалось туда много людей, а то балкон рухнет. Высоцкий отработал концерт отлично! Много цветов ему дарили.

На сцене был совершенно другой человек, артист. Энергетика мощная! А тогда, в кабинете – обычный мужичок. Он и по городу ходил – его и не узнавал никто. Надвинул кепочку – и пошёл…".

Днём 2 июля Высоцкий побывал в гостях у капитана "Феликса Дзержинского" Николая Свитенко, который жил на Эгершельде. Там праздновали день рождения жены Свитенко Светланы Алексеевны, для которой Высоцкий спел несколько песен. Свитенко вспоминает: "Я хорошо помню, что Володя пришёл ко мне с хорошим настроением. Стол был уже накрыт. 2 июля у моей жены день рождения. Высоцкий был у меня дома часов в 14-15, много пел. При этом не выпил ни единой рюмки. Вообще во время этого визита во Владивосток он не пил совершенно. На мой вопрос ответил:

"Коля, я или пью, или работаю. Сейчас мне надо поработать" (те же слова Высоцкого передаёт Анатолий Белый – прим. автора).

Во время застолья пришли Чурилин, Белый и кто-то ещё. Пока сидели, шёл разговор о предстоящем вечернем выступлении Высоцкого в ДКМ. Белый говорил о трудностях, связанных с получением разрешения на выступления. Были проблемы и по оплате. Но, в конце концов, вроде бы всё утряслось".

На улице Бестужева Высоцкий побывал также в соседнем доме у начальника ООТиЗа ДВ пароходства Алексея Вожжанникова. Есть во Владивостоке и ещё один дом, который посетил Высоцкий, — ул. Уткинская, 12. Здесь он гостил у начальника Дальморепродукта Анатолия Карякина (в его подчинении находилась китобойная база, на которой работал Борис Чурилин). Об этом свидетельствует племянница Карякина – Л. Ф. Ракул.

1 / 2

К 3 июля в типографии уже были срочно отпечатаны пригласительные билеты для работников пароходства. Очевидцы вспоминают, что 2, 3 и 4 июля в ДКМ было уже не протолкнуться: толпы жаждущих увидеть и услышать "живьём" Высоцкого осаждали Дворец, у входа спрашивали лишние билетики, которых, конечно же, не было. Дело осложнялось ещё и тем, что часть зрителей, побывавших на концерте в 19 часов, пыталась остаться в зале на концерт в 21 час. Большое количество людей так и не смогло проникнуть в ДКМ и осталось на улице.

"Записей выступлений Высоцкого в ДКМ, естественно, было сделано много, — вспоминает Николай Свитенко. – Но сейчас их найти весьма затруднительно, хотя уверен, что во Владивостоке они есть, надо только хорошо поискать. 4 июля наш теплоход ушёл в рейс, Высоцкий ещё оставался в городе. Во Владивостоке Володя, естественно, посмотрел все интересные места нашего города. Его провезли на машине. Владивосток – очень красивый город".

На концертах в ДКМ Высоцкого фотографировали Борис Подалёв и Пётр Якимов. Вдова Подалёва Наталья Васильевна любезно предоставила мне возможность переснять некоторые кадры с хранящихся у неё оригинальных негативов. Кинооператор Якимов снимал также на фотоплёнку – кинокамерой воспользоваться не позволило начальство...

"Когда я узнал, что приехал Высоцкий, мне захотелось снять весь концерт на киноплёнку, — вспоминает Пётр Кириллович. – Представляете, какой это был бы уникальный фильм?

Но начальник киностудии сказал: "Ты кого собираешься снимать? Это же антисоветчик!" . И не дали кинокамеру.

Снимал на фотоплёнку. А первая встреча с Высоцким у меня произошла на квартире Бориса Чурилина. Борис позвонил мне, говорит – приходи, у меня в гостях Высоцкий. Я сначала не поверил, думал – розыгрыш. Приезжаю к нему. Квартира у него была пустая такая – голые стены и стол посреди комнаты. Сидят Чурилин, Высоцкий и девушка, представившаяся студенткой института искусств. Высоцкий разговаривал тихо, совсем не таким голосом, каким пел. Потом я был на четырёх концертах в ДКМ, фотографировал. Высоцкий рассказывал о кино, о театре: "В театре я исполняю три роли на букву "Г" — Галилея, Гитлера и Гамлета". Когда он выступал, в зале стояла тишина. На одном концерте, правда, из зала какой-то парень в наколках крикнул: "Кончай разговаривать, песни пой!", но Высоцкий никак на это не отреагировал и продолжал работать. Отсняв первую плёнку, я побежал её сразу проявлять и печатать фотографии. Так спешил, что плёнка на последнем кадре оплавилась, — и получилось, как сейчас делают на компьютере: гитара как бы отделилась от Высоцкого и повисла в воздухе. Высоцкому этот кадр очень понравился, он взял с собой фотографии. Мне один снимок подписал в шутку: "Петру Владивостокскому от Владимира Высоцкого на долгое царствие", а второй просто "Якимову Петру. До новых встреч. Высоцкий".

1 / 2

На обороте фотографии с оплавившегося негатива Высоцкий экспромтом написал шутливое четверостишие:

Не найдёте в приказах вы той графы,

По которой не буду забыт.

Ну и что же? – меня фотографы

Отливают при жизни в гранит.

Уникальный снимок хранится у А.Г. Белого, где он – рядом с Высоцким на сцене ДКМ после одного из концертов. На обороте снимка – автограф: "Дорогой Анатолий! Спасибо! Так держать! Высоцкий".

1 / 2

Слово Анатолию Григорьевичу: "Концерты разрешили с условием, что все вырученные деньги будут перечислены в Фонд мира. Стало понятно, что заработать нам не дадут, и тогда мы с Володей составили договор, по которому передаём деньги в Фонд мира, чтобы начальство их не забрало себе. На следующий день после всех концертов, в понедельник меня вызвали "на ковёр". Мы с кассиром пересчитали выручку, я отнёс деньги на почту, отправил и пошёл к начальству.

Там мне говорят: "Денежки вырученные будьте любезны нам отдать!". Я говорю: "Вот договор и квитанция, — деньги перечислены в Фонд мира".

В общей сложности с 1 по 4 июля в ДКМ Высоцкий дал шесть концертов. График был примерно такой. Днём они с Борисом Чурилиным ездили по кораблям, Володя встречался с моряками. А вечером два концерта — один бесплатный для работников пароходства и один по билетам для всех желающих. 1-го был один концерт, 2-го и 3-го – по два концерта и 4-го – один концерт. Принимали его везде прекрасно. В воскресенье 4 июля после последнего концерта, часов в 11 вечера мы заезжали сначала в Баскомфлот (он находился на углу улиц Фокина и 25 Октября), а потом в партком пароходства (особнячок, в котором родился Юл Бриннер). Там Высоцкому подарили сувениры. Секретарь парткома Пилипенко подарил ему маленький сувенирный штурвал, вручил почётную грамоту с шутливым текстом (эту грамоту сейчас можно видеть в экспозиции Центра-музея В. С. Высоцкого в Москве – прим. автора). Попрощались, Володя подписал мне фотографию, — и в этот приезд я его больше не видел. Конечно, я понимал, что он прилетел и улетел за свой счёт, и работал плотно, поэтому надо что-то сделать. Я ему сказал: "Володя, мы постараемся как-нибудь тебе переслать деньги". А он говорит: "Да не надо ничего, мне просто интересно было встретиться с людьми".

Сочинял ли что-нибудь Высоцкий во Владивостоке? Можно дать утвердительный ответ – да, сочинял.

Несмотря на переезды и плотный график выступлений у Владимира Семёновича всегда находилось время для поэтического творчества.

1 / 3

Как уже говорилось, в его блокноте в те дни появилось стихотворение "Я б тоже согласился на полёт…", посвящённое погибшим космонавтам. Рядом с этим стихотворением – набросок текста песни "Я несла свою беду…" и прозаический отрывок под названием "Парус":

"…Корабль борется с ветром. А я стою, и ветер злится, что не может сдвинуть меня с места. Но страшно, что я сам тоже хочу двигаться. Здесь наши желания совпадают. Хочу… и не могу. Но уже, я слышал, есть корабли с мотором, — они не подставляют щёки своих парусов под удары ветра. Они возьмут меня на буксир".

В 2001 году, к 30-летию со времени приезда Владимира Семёновича Высоцкого во Владивосток в Пушкинском театре (бывший ДКМ), в том самом зале, где он выступал, состоялся концерт, в котором принимали участие приморские барды, актёры, музыканты. Была открыта временная мемориальная доска. Ещё через пять лет, 29 июня 2006 года приморские барды вновь собрались на сцене Пушкинского театра в концерте "Открыт закрытый порт Владивосток" и исполнили стихи и песни Владимира Высоцкого, а также авторские посвящения ему. Я был организатором и ведущим этого концерта. Много сил потребовалось потратить на организацию, почти никакой поддержки у мероприятия не было. Поддержал нас тогдашний ректор ДВГТУ Г. П. Турмов, безвозмездно предоставив зал Пушкинского театра и заказав новую мемориальную доску. Результат оправдал потраченные усилия. Аншлаг был такой же, как и 35 лет назад на выступлениях самого Владимира Семёновича. Перед концертом на здании Пушкинского театра при непосредственном участии Турмова была открыта новая мемориальная доска. Открыл её сын поэта – Никита Высоцкий, специально для этого прилетевший во Владивосток.

Приезд Никиты Высоцкого (в центре) во Владивосток, третий слева — Андрей Земсков

Приезд Никиты Высоцкого (в центре) во Владивосток, третий слева — Андрей Земсков. Фото: Из архива Андрея Земскова

Директор Государственного культурного центра-музея В. С. Высоцкого в Москве Никита Высоцкий прилетел по моему личному приглашению всего на один день. Погода в этот день была солнечной. Мы показали Никите Владимировичу Владивосток, побывали с ним на видовой площадке и на Корабельной набережной. А вечером состоялось открытие доски, концерт в Пушкинском театре и неформальное общение в кафе. Никита был задумчив, много курил и постоянно терял зажигалки. Возможно, и от волнения.

"Я летел во Владивосток и представлял, как это было с отцом, — говорил Никита Владимирович в нашей беседе. – Ему было важно почувствовать это огромное расстояние, прилететь к людям, которые его ждали, и спеть для них. Для него любой концерт, особенно связанный с выездом так далеко, был событием. Прошло 35 лет, и вот снова с этой сцены звучат его стихи, звучат ваши посвящения Высоцкому, и зал переполнен. Это удивительно. И то, что мемориальная доска Высоцкого здесь открыта рядом с памятником Пушкину, мне кажется символичным. Спасибо вам за то, что вы сделали".

Летом 2013 года в Театральном сквере Владивостока, "при огромном скопленье народа", был открыт памятник В.С. Высоцкому. Однако в Приморье есть и более ранний памятник. На живописном пригорке на окраине села Беневское Лазовского района сельский житель Иван Лычко установил стелу с надписью: "Высоцкому Владимиру – великому барду, поэту, актёру". Стела хорошо видна с дороги.

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

Приморский комсомол в воспоминаниях советской молодежи

Музыка Владивостока в 70-е: запретные пластинки и дискотеки со слайдами

Закрытый на 40 лет Владивосток: штамп "ЗП" в паспорте, фарцовка и фальшивые портовики

30.06.2017

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia