Общество. 22 февраля, 16:00
"Еруслан" доживает дни в Амурском заливе. Фото: Мария Бородина, ИА PrimaMedia
Авторская колонка

Вместе с автоносцем «Ерусланом» из Владивостока уходит эпоха

Рассуждения предпринимателя

22 февраля, PrimaMedia. Я помню начало этой лихой эпохи в 90-х, когда будучи практикантом под покровом ночи я вез свой первый напополам с другом личный японский автомобиль на мусоровозной барже с внешнего рейда Владивостока в сторону морвокзала. Ночью мы выгружали судно, потому что днем снять авто было невозможно, по всему городу ездили бандиты, которые забирали у моряков машины, иногда кидая несчастные 200-300 долларов, а иногда не церемонясь, просто заставляли подписывать документы. Наш капитан был прошаренный, и мы десять дней стояли на рейде с заваренными сваркой трюмами и входами в помещения, где стояли машины, привезенные экипажем. Но в какой-то момент, стало ясно, что судну надо уходить, и с необычайной секретностью на вечер была запланирована выгрузка.

Это был запоминающийся день, потому что капитан баржи, получивший от нас вечером деньги за первую ходку, уже был "готовый", и где-то напротив ВСРЗ мы со всего хода въехали по касательной в шедший без опознавательных огней малый рыболовный сейнер. Машина, в которой мы сидели вместе с другом, со всего маху ударилась о борт. И Nissan Cedric стал короче на полметра, чем был спроектирован. Деньги, которые мы выбили из капитана с его матросами, были пропиты, а машина была отремонтирована "и так сойдет".

Друг мой Саша так и остался для меня молодым курсантом, потому что похоронили мы его в 1994 году, в 90-е достаточно было посмотреть неправильным взглядом на каких-то бывших зэков, чтобы тебя порезали и пытались сжечь в бочке.

Тогда же, в 90-е, город был поделен спортсменами и уголовниками на сферы влияния, каждую неделю на VBC были минуты эфира, которые начинались с музыки Морриконе, и потом звучал очередной некролог взорванному (застреленному, утопленному) персонажу.

Со временем машины перестали отнимать на причалах, но все равно движение по городу без номеров привлекало внимание всякого отребья. Началось время Зеленого угла и Уссурийского авторынка, тоже лихое и непредсказуемое. На бортах бывши советских круизных судов, балкерах, ролкеров, сухогрузов, взятых в чартер автопаромов, траулеров и сейнеров с наваренными по бортам крыльями, на которых сотнями гроздились машины, японские "курума дзидося" хлынули во Владивосток. Тихоокеанская автонесущая группа ежедневно бомбила порты Японии.

Бандиты с причалов переехали в вагончики на Зеленке, крышевать своих коммерсов и морщить чужих. Бандиты на всем протяжении трассы из Владивостока до запада России зарабатывали, устанавливая платный проезд через свои куски дороги, а группы перегонщиков давали отпор; сколько сотен людей пропало без вести во время перегона машин на Запад, наверное, такой статистики мы уже не узнаем. То, что происходило, примерно можно посмотреть в фильме "Спец", снятого известным в криминальном мире Виталием Демочкой.

С приходом 2000-х государство обратило внимание на поток денег, утекающий за границу на покупку японского подержанного автотранспорта, и решило не сколько бороться с беспределом, а попыталось возглавить процесс. Сначала были отменены так называемые "5 экю", когда можно было привезти автомобиль беспошлинно, если ты его купил для собственных нужд, но если ты его хотел продать в первые два года эксплуатации, то ты платил 5 экю (т.е. евро) за каждый кубик объема.

Потом ввели каталоги для определения таможенной стоимости, акцизы и прочее. Закончилось все введением с 2009 года практически запретительной таможенной пошлины на автотранспорт старше 7 лет и достаточно суровой пошлины на остальной. Данное решение удачно упало на почву финансового кризиса 2008 года, и народ восстал, было и перекрытие Некрасовского путепровода и хоровод вокруг елки с московским Зубром.

Постепенно Зеленка и остальные рынки стали хиреть, а криминал потихоньку сдавал свои позиции, кто-то подался в другие сферы, а кто-то просто открывал легальный бизнес. Со временем государство почистило и авгиевы конюшни таможенной и гаишной мафии, которая сделала миллионерами не одного человека в погонах.

С 1992 года по наши дни я ездил на десятках японских машин, считая их лучшими, не признавал российский автопром и его поделки. И только в 2009 я купил свой первый леворукий "Патрол".

И вот сейчас, глядя на тонущий автоносец Еруслан, читая новости про техрегламент и ЭРА-ГЛОНАСС, я провожаю эпоху.

Дмитрий В., предприниматель.

От ИА PrimaMedia напомним, что сухогруз Yeruslan (порт приписки Пномпень), много лет возивший подержанные иномарки из Японии, был арестован и оставлен на рейде в Амурском заливе в сентябре 2015 года. Полтора года судно стояло нетронутым, но зимой 2016-2017 года, когда стал лед, охранявшие сухогруз моряки покинули его. Горожане начали распространять в соцсетях фотографии и информацию о новой достопримечательности, и к загадочному кораблю-призраку потянулись десятки любопытствующих. Судно быстро было разграблено, вандалы спилили и увезли несколько десятков тонн металла, 31 января "Еруслан" практически полностью выгорел, а после начал тонуть.

18 февраля "Еруслан" едва не ушел на дно, до этого момента оставалось всего полчаса-час. Спасательная служба прибыла с насосами и предотвратила затопление. 21 февраля экипаж спасательного буксира Тихоокеанского флота "Фотий Крылов" провел обколку льда вокруг судна и осуществил буксировку аварийного сухогруза "Еруслан" до порта Славянка.

Подпишитесь на ежедневную рассылку новостей

Подпишитесь на нас в соцсетях и мессенджерах

 
Спасибо, я читаю вас

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia