Общество. 23 июня, 11:30
Выставка "Танец кистью: Россия - Корея". Фото: Предоставлено автором рецензии
Авторская колонка

«Танец кистью: Россия - Корея»: творение мира – в паузе и единой каллиграфической чертой

Искусствовед Горазда Лунекова – об одном из художественных проектов Приморской картинной галереи в рамках Недели корейского искусства

23 июня, PrimaMedia. В рамках Недели корейского искусства (конец мая – начало июня 2017 года) Приморская государственная картинная галерея представила вниманию приморцев серию выставок современных южнокорейских художников, отдельное место в которой занял проект "Танец кистью: Россия — Корея", где свои работы в технике каллиграфии на суд приморской публики представили как мастера Республики Корея, так и российские художники. Специально для ИА PrimaMedia своим впечатлением от проекта делится искусствовед Горазда Лунекова.

— Современность — бесконечная череда мелькающих на мониторах картинок, изматывающих ум и иссушающих чувства… Нужна пауза – отдых для ума. Можно на природу, где безупречные в своей нерукотворности образы восстанавливают целостность восприятия мира. А можно в картинную галерею, где, излучая вечность, молчаливые шедевры излагают предельные смыслы.

Русская (западно-европейская) каллиграфия своей витиеватостью восходит к сакральным смыслам, недоступным для непосвящённых: многоуровневости прочтения буквы, слова, предложения, текста. Где заглавные буквы часто превращались в образы живых существ исключительно с той же целью: максимально точно и вместе с тем зашифровано передать смысл.

Каллиграфическая работа

Каллиграфическая работа. Фото: Предоставлено автором рецензии

В современной каллиграфии витиеватость букв, увы, часто совсем не несет сакральной функции (может даже вообще не иметь никакого смысла), а служит лишь средством украшения.

На выставке "Танец кистью" Дмитрий Рыжов представил два очень живописных графических листа из цикла "Образы". На первом безупречно организовал плоскость посредством замысловатых "знаков" в стилистике китайской иероглифики. На втором — искусно превратил линии в пятна и в самостоятельные абстрактные художественные образы. На обоих листах информативность текста вовсе не важна. На первый план выступают исключительно художественные категории.

Два листа из рукописной книги Александра Казанцева "Дневник пленэров": Карта острова Желтухина и Карта острова Клыкова – наоборот максимально информативны, потому как картографично точны.

Николай Гольдман в своих работах "Ван Гог – Ван Ли" и "Не дай мне упасть" пытается создать новые смыслы посредством противопоставления движения самой линии и собственно значения текста. Художник как бы играет со зрителем в игру "Угадай-ка", когда мыслительная активность воспринимающего становится эстетическим эффектом, которого добивается автор.

Евгений Тхоржевский представил своё видение сакрального текста Бхагавад-Гиты (Стихи 2.62-2.64), объединив прекрасно читаемый на английском языке текст с некими трудно воспринимаемыми графическими образами. Что может быть "прочитано" как личная художественная интерпретация некоего высшего смысла.

В произведении "Она" Тхоржевский продолжает использовать тот же приём соединения в композиционное единство противоположности: английское "SHE", выделенное в круг как композиционная доминанта, вступает в диалог с неким кириллическим шрифтом, придуманным автором.

"Она"

"Она". Фото: Предоставлено автором рецензии

— Отметим, что всё основное пространство зала сменных экспозиций Приморской государственной картинной галереи (где и бы представлен проект "Танец кистью") было предоставлено корейским художникам.

Работы русских мастеров как радушных хозяев скромно расположились напротив, как бы давая возможность максимально полно высказаться дорогим гостям. Кстати, и о гостях, и о хозяевах экспозиции – а также, естественно, об их работах — специально к выставке был выпущен подробный каталог.

Также устроителям экспозиции удалось решить непростую проблему размещения работ, имеющих форму свитков. Вытянутые по вертикали работы оказались удивительно удобны для рассмотрения, что говорит о точной "калибровке" размещения работ к росту зрителей: небольшие – на уровне глаз, большие – несколько выше.

Мы уже привыкли, что органичной частью художественной выставки становиться музыка, специально подобранная "под атмосферу" работ. "Танец кистью", впрочем, в этом плане обошелся без аудиосопровождения, что, как кажется, и стало наиболее удачным решением – звуковым фоном к созерцанию вневременного искусства каллиграфии прекрасно послужила тишина.

Работы на выставке

Работы на выставке. Фото: Предоставлено автором рецензии

— В экспозиции корейских художников в основном были представлены текстовые свитки, написанные традиционным корейским алфавитом Хангыль. Собственно изображений не так много. Все они несут в себе всю полноту символических значений в русле даосско-буддийской и конфуцианской традиций. Мы видим и лотос – священный цветок, не котором восседают будды, и хризантемы – символ долголетия, и водные потоки – символ безбрежности Дао, и многие другие традиционные символы.

Каллиграфический текст имеет эстетическую ценность и как самостоятельная единица, и, одновременно, как неотъемлемая часть изобразительного мотива.

Важно, что направление прочтения всего произведения задает именно текст, а точнее традиция его написания сверху вниз справа налево (существовавшая вплоть до начала 20 века). Такое направление движения изображения необычно и непривычно для европейского сознания. Но именно благодаря ему в сознании смотрящего возникает эффект взаимообратного движения: привычное "слева направо" встречается и переходит в изображаемое "справа на лево" и наоборот.

Таким образом, изображаемое переходит из состояния статического (или однонаправленного) в динамически кругообразное движение, символизирующее бесконечность круговорота жизни. Изобразительный мотив и текст композиционно закольцовываются друг на друга, где точкой одновременного начала и конца выступает красная печать мастера.

Изображение, каллиграфическая надпись и печать автора — три основных элемента, присутствующих в каждой картине традиционного корейского художника (и являющихся неотъемлемой частью традиционной восточной живописи) — есть проявление трех сущностных основ сознания художника: зрения, слуха и сердца.

Как сердце является хозяином всего человеческого организма, так и красная печать мастера — третья из сущностных основ сознания художника, связанная с сердцем-сознанием, — является основой проявления всего живописного произведения, его начальной и конечной точкой существования.

Вслед за великим китайским художником Ши-тао, который много раз говорит о том, что именно человек творит мир, именно человеческое сердце источник мироздания, художники традиционной корейской (китайской) школы живописи проявляют из своего сердца всю полноту видимого и невидимого мира и удостоверяют ее именем своим. Этот процесс диалога с миром, является, в первую очередь, процессом самопознания, разговором с самим собой.

Автор-художник удостоверяет своим именем явленные миру образы. Красный цвет печати, наполненный семантикой светлой радости, полноты и красоты проявления, выступает как присутствующий в картине образ сердца художника. Сердца, способного вместить весь зримый мир и сотворить свой, равный ему.

Выставка "Танец кистью: Россия — Корея"

Выставка "Танец кистью: Россия — Корея". Фото: Предоставлено автором рецензии

Из названий представленных на выставке произведений корейских художников мы узнаём, что это либо священные тексты, либо стихи, либо рассуждения— переживания о родине, или же добрые пожелания.

Стремление не просто изобразить какой-либо предмет, но создать "икону" в традиции чань/дзен/сон-буддизма, где образы реальных предметов олицетворяют и символизируют собой космогонические принци­пы, общие закономерности природы – вершина мастерства согласно традиционной восточной школы живописи. Таким образом, любое художественное произведение должно быть изображением постижения природы Реальности.

Согласно восточной философии суть искусства находится в контексте общефилософской проблемы бытия: творческий процесс — это процесс сотворения мира, Мир творится живописью посредством Единой черты.

Представленные на выставке работы и корейских, и российских художников объединяет именно такое понимание сути творческого процесса.

Чтобы и зрителям это понять, нужна пауза: остановка внутреннего диалога и умиротворенное созерцание.

ОБ АВТОРЕ: ЛУНЕКОВА Горазда Петровна, искусствовед, куратор благотворительной галереи ДВФУ МС Gallery. Член АИС (Общероссийская ассоциация искусствоведов), член Творческого союза художников России.

Горазда Лунекова

Горазда Лунекова. Фото: ИА PrimaMedia

Образование: ДВГУ, факультет русской филологии; Санкт-Петербургский государственный академический институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е.Репина, факультет истории и теории изобразительного искусства.

Автор спецкурсов "Национальное своеобразие русской культуры", "Стихиальность в искусстве приморских художников". Куратор многочисленных художественных проектов.

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia