Бизнес. 28 сентября, 13:45
Алексей Буглак, исполнительный директор НКО "Ассоциации добытчиков минтая". Фото: Мария Бородина, ИА PrimaMedia

Алексей Буглак: Рыбопромышленный форум в Санкт-Петербурге - значимое событие для рыбаков

Исполнительный директор НКО «Ассоциация добытчиков минтая» - о главных вопросах отрасли, брендинге российского минтая и диалоге с властью

28 сентября, PrimaMedia. Исполнительный директор дальневосточной НКО "Ассоциация добытчиков минтая" (АДМ) Алексей Буглак уверен, что прошедший 14-15 сентября в Санкт-Петербурге Международный рыбопромышленный форум стал удачной попыткой по созданию в РФ масштабной площадки для общения российских и иностранных рыбаков, представителей смежных отраслей, бизнес-объединений и структур-регуляторов. В беседе с корр. ИА PrimaMedia исполнительный директор одной из крупнейших рыбацких ассоциаций России рассказал об основных вопросах и трендах, которые обсуждались на форуме, а также – о повестке предстоящего в начале октября Международного конгресса рыбаков в Приморье.

Сотрудничаем, конкурируя

— Вы принимали участие в I Международном рыбопромышленном форуме в Санкт-Петербурге. Какую пользу, по-вашему, это мероприятие принесло рыбной отрасли России?

— Форум и выставка в Санкт-Петербурге навеяны опытом проведения подобных масштабных мероприятий за рубежом. Как вы знаете, в мире есть несколько крупных отраслевых выставок — в Бостоне, в Брюсселе, в китайском Циндао. Эти три мероприятия – ключевые для мирового рыболовства.

Я думаю, что форум и выставка в Питере – довольно успешная попытка Росрыболовства организовать подобную площадку и у нас в России. До этого, напомню, общероссийской отраслевой выставки у нас не было много лет.

— А можно сказать, что это мероприятие удалось сделать полезным прежде всего для бизнеса? Все-таки готовили его чиновники…

— Поправлю вас. Деловую программу форума готовила рабочая группа под руководством президента ВАРПЭ Германа Зверева (он возглавляет и АДМ), поэтому получилась интересная и для регулятора, и для бизнеса программа. По личному приглашению Германа Станиславовича приехали руководители национальных рыбацких ассоциаций Китая и Японии. АДМ также принимала непосредственное участие в подготовке форума: мы пригласили несколько ведущих экспертов мирового рыбного рынка. Например, модератор пленарного заседания Эндрю Маллисон – руководитель ведущей международной ассоциации производителей продукции из водных биоресурсов.

Здесь довольно интересная вещь. Если посмотреть на иностранные мероприятия, о которых я уже говорил, то они делаются преимущественно для бизнеса, там очень мало политики. В нашем же мероприятии произошло совмещение политического аспекта, связанного с обсуждением вопросов регулировании отрасли, и собственно бизнес-повестки — сама выставка, подписание договоров, заключение контрактов, работа с потребителем. На мой взгляд, сбалансировать эти вещи непросто, хотя бы потому, что обычно бизнесменам — особенно иностранным — политические вопросы, может быть, в какой-то степени и интересны — на базовом уровне, но слишком в детали погружаться — не очень. Но у нас, как понимаете, такая специфика.

— Вопрос как раз про специфику. У нас 2017-2018 годы – очередная веха в развитии рыбопромышленного комплекса: перезаключение квотных договоров, изменения законодательства, внедрение так называемых "инвестиционных квот"… Российское рыбацкое сообщество превратилось в дискуссионный клуб. А ваши иностранные коллеги, которые были на форуме, те же норвежцы и исландцы, — как они на это все смотрят? Им это интересно или не очень?

— Здесь важно вспомнить тему форума. Она звучала так: "Сотрудничество или конкуренция". Надо понимать, что все рыбодобывающие страны, включая Норвегию и Исландию, в принципе являются конкурентами на мировых рынках, в том числе на рынке сбыта. Но с другой стороны, многие страны, особенно Норвегия и Исландия, а также другие продвинутые в плане рыболовства нации воспринимают и тот импульс в развитии рыбной отрасли, который сейчас дает наше Федеральное агентство по рыболовству, как серьезный шанс для себя.

Это связано с тем, что те же самые норвежцы очень активно работают в части поставки оборудования и с судостроительными верфями, и с компаниями, которые планируют инвестиционные проекты. Та же Норвегия считается одним из самых лучших поставщиков оборудования, в том числе и рыболовных судов. В этом плане для иностранных коллег, с одной стороны, наше развитие — некий вызов. Они наверняка прогнозируют, что эти изменения приведут к усилению позиций России на мировом рыбном рынке. С другой стороны, для них это источник дополнительного заработка, для них открывается новый рынок.

— Насколько известно, рыбный бизнес Дальневосточного бассейна был представлен на форуме в Санкт-Петербурге достаточно масштабно, что, наверное, неудивительно: львиная доля рыбодобычи России – это Дальний Восток. Между тем вы говорите о коллегах из Норвегии и Исландии. Но привычнее, когда ДВ-бассейн связывают со странами АТР – Китай, Япония, Республика Корея…

— Однозначно: дальневосточные рыбаки в рамках сотрудничества – это далеко не только Азиатско-Тихоокеанский регион. В плане технологий многие ориентируются именно на Европу. Если брать тех же норвежцев, то здесь больше вопрос перенимания технологического опыта. Если же говорить именно о бизнесе, то Европа – важный рынок сбыта для дальневосточников. Например,в Европе в год потребляется где-то 840 тысяч тонн минтая в пересчете на сырец. Из них 60% — это российский минтай. Часть поставляется напрямую, часть – реэкспортом из Китая, тем не менее, это все российский минтай.

На форуме в Санкт-Петербурге, к слову, наши дальневосточные компании подписали несколько контрактов на строительство судов с верфями в сотрудничестве с европейскими проектантами и поставщиками оборудования. Я также общался с коллегами, которые работали на выставке, они сказали, что был активный интерес к их продукции со стороны европейских компаний.

— Что из сказанного на форуме в Санкт-Петербурге было интересно именно добытчикам минтая Дальнего Востока?

— Если опустить вопрос, связанный с нововведениями для всех рыбаков – стратегией развития отрасли до 2030 года, новыми подходами к инвестиционным квотам и так далее, — то нам были интересны несколько аспектов.

Во-первых, это важная тема, которая впервые была озвучена и обсуждалась на таком высоком уровне, — создание бренда российского минтая.

Ведь мало того, что наши компании конкурируют между собой, еще и российский минтай на мировом рынке конкурирует с американским. Эта конкуренция — довольно жесткая, рынки ведь ограничены. Наши коллеги из Аляски как раз реализуют определенные программы, направленные на продвижение своей продукции. При этом они еще и пытаются российский минтай каким-то образом "задвигать", в том числе и принимая различные защитные меры, нетарифные ограничения по доступу российского минтая на американский рынок. Например, в прошлом году они приняли требования по маркировке. Весь минтай называется по-английски pollock, а вот Alaska pollock может именоваться только минтай, который выловлен и продается американскими компаниями Аляски. Это — чисто нетарифные ограничения. Плюс определенные пиар-кампании, которые они ведут на европейском рынке.

Если дальше в историю углубиться, то до 2013 года дифференциация на рынке между аляскинским и российским минтаем шла по наличию экологического сертификата Морского попечительского совета (MSC, Marine Stewardship Council – ред.). Дифференциация была такова, что весь аляскинский минтай является сертифицированным, за счет чего они получали неограниченный доступ на рынки сбыта и премию к цене. Впрочем, после 2013 года, когда российский промысел в Охотском море был сертифицирован MSC, дифференциация по этому принципу стала невозможна. Сейчас они реализуют другую стратегию, дифференциацию по другим принципам.

Между прочим, этим вопросом обеспокоены не только мы, но и в том числе норвежцы, что я с удивлением для себя это обнаружил, познакомившись с презентацией специалиста норвежского Комитета по морепродуктам — норвежской маркетинговой организации, которая финансируется всеми рыбными компаниями и работает для расширения рынков сбыта экспортных норвежских рыбопродуктов. Норвежцы говорят, что изменение маркировки, изменение научного названия минтая и отнесение минтая к тресковой группе потенциально является вызовом и для норвежцев — как основных поставщиков трески на мировом рынке. Они опасаются, что введение минтая в тресковую группу усилит давление и конкуренцию для трески, так как там ценовая разница значительная.

Поэтому очень активно на несколько сессиях и конференции Международного рыбопромышленного форума звучал тезис о необходимости продвижения именно продукции из российского минтая, о необходимости создания комплексного бренда, может быть, по аналогии с зарубежными программами.

— Если эти идеи начнут реализовываться, Ассоциация добытчиков минтая готова возглавить этот процесс?

— Конечно, было бы логично, если бы Ассоциация добытчиков минтая этот процесс возглавила. И это – достаточно серьезный вопрос. Как вы знаете, есть программа более высокого уровня – создание бренда "Русская рыба", этим занимается Росрыболовство. Но эта программа ориентирована больше на внутренний рынок. В случае же с минтаем мы понимаем, что программа продвижения должна работать и на внутренний, и на внешний рынки. И как раз в части внешнего рынка логично было бы поручить такую работу Ассоциации добытчиков минтая.

Но здесь есть определенные сложности, о которых президент ВАРПЭ Герман Зверев как раз говорил на конференции Международного рыбопромышленного форума. Дело в том, что у нас довольно жесткое антимонопольное законодательство, и если другие страны легко "выбивают", по сути, преимущество для своих компаний на внешних рынках, то у нас сделать это не так-то просто, поскольку с точки зрения нашего антимонопольного законодательства здесь есть риски нарушений.

Больше про бизнес

— О чем лично вы рассказывали участникам Международного рыбопромышленного форума?

— Я лично принимал участие в двух мероприятиях. Выступал с презентацией на панельной сессии по прибрежным рыбоперерабатывающим комплексам, в которой рассказал о ситуации на внешнем рынке минтая и о тенденциях внутреннего рынка. А также озвучил наш взгляд на потенциал внутреннего рынка минтая. Одной из целей моего выступления было развенчать миф, связанный с тем, что якобы большая часть минтая у нас уходит на экспорт, а вот на внутреннем рынке наблюдается дефицит минтая. На самом деле ничего такого нет, у нас высокое потребление минтая на внутреннем рынке. Если пересчитывать на среднедушевое потребление, то у нас в стране минтая едят больше, чем в Америке, чем в среднем по Европе. В общей корзине минтая больше 10%. И эта доля увеличивается за счет активного роста поставок филе минтая морской заморозки, очень качественного продукта.

— Действительно, потребители обращают внимание, что за последнее время в ритейле появилась хорошо упакованная, современно брендированная, привлекательная рыбопродукция.

— Это как раз то, о чем я говорю. Важный момент связан с качеством. Например, в 2016 году ВЦИОМ по заказу Ассоциации добытчиков минтая проводил исследование российского потребительского рынка рыбопродукции. 41% российских потребителей вообще не покупают минтай. И из них больше трети – из-за низкого качества продукции, которая до них доходит. Именно выпуск новых продуктов позволит решить проблему негативного восприятия минтая потребителями. Когда выпускается просто мороженый минтай, он ведь на пути к потребителю проходит очень много этапов: транспортировка, перефасовка, разморозка. И на каждом этапе качество теряется. А если прямо в море делается готовый продукт, то же филе, то качественный продукт доставляется потребителю в неизменном виде.

Если продолжить про мое участие в форуме в Санкт-Петербурге, то я выступил модератором панельной сессии по негосударственным системам сертификации в области рыболовства. Ассоциации добытчиков минтая удалось собрать довольно представительный состав иностранных спикеров. Был представитель уже упомянутого Морского попечительного совета, который рассказал о "секретах" MSC. Был представитель исландской программы сертификации рыбных промыслов. Был руководитель программы Глобальной инициативы по устойчивости морепродуктов, которая фактически занимается аккредитацией экологических сертификаций. С интересной презентацией выступил вице-президент компании "А. Эсперсен". Это датская компания, один из крупнейших переработчиков белой рыбы в мире, у них несколько заводов по всему миру, в том числе в Великом Новгороде. Они — один из крупнейших переработчиков минтая на нашем внутреннем рынке, производят продукцию для "МакДональдса" и для торговой сети "Перекресток".

Еще очень важный момент — о Стратегии развития рыбохозяйственного комплекса РФ до 2030 года. Именно ей была посвящена конференция, которая проходила во второй день форума. Обсуждался основополагающий документ стратегии, в котором поменялась логика оценки результативности развития отрасли. До этого, напомню, развитие отрасли определялось просто цифрами вылова. Исходили из того, что если вылов растет — значит, и отрасль растет.

Но это устаревший подход, и сейчас оценка развития отрасли в новой Стратегии перешла на качественные показатели: это и оценка выручки, и доля продукции с высокой добавленной стоимостью, и другие качественные показатели. И большое место в этой Стратегии отводится инвестиционным квотам, обновлению флота и аквакультуре.

— То есть можно сказать, что новая Стратегия — больше про бизнес?

— Да, именно так. Скорее даже, про эффективность бизнеса. Мерить отрасль показателями вылова – не очень корректно. Ведь сколько бы квот не дали – освоят все, и если завтра рыбная наука даст 6 млн тонн к добыче, то и добудут 6 млн. Но это совсем не значит, что отрасль вырастет на 30% (среднегодовой общероссийский вылов на протяжении последних лет – более 4 млн тонн – ред.). Непонятно, что с этой продукцией будет, какая будет экономическая отдача. Еще важный момент в разрезе развития отрасли — участие общественных объединений рыбаков в процессе обсуждения размера общедопустимого улова (ОДУ). В законе "О рыболовстве" указано, что объемы добычи водных биоресурсов устанавливается с учетом биологических факторов, и при этом должно учитываться мнение общественных объединений. По факту же ОДУ устанавливается в большинстве случаев чисто на научном принципе, без особых обсуждений с бизнесом. То есть это положение закона пока не в полной мере реализуется. Именно об этом и говорил на форуме Герман Зверев.

Из Санкт-Петербурга – на Дальний Восток

— 5-6 октября во Владивостоке пройдет Международный конгресс рыбаков. Ассоциация добытчиков минтая – в числе организаторов, сейчас формируется программа Конгресса. Можно ли говорить о том, что обсуждение тем и вопросов, начатое на форуме в Санкт-Петербурге, продолжится в Приморье?

— Разумеется. Темой номер один Конгресса станут проекты, которые наши рыбаки готовят к реализации в рамках программы инвестиционных квот. Вторая важная тема — аквакультура. Эта тема довольно долго в стране обсуждается, с ней связано много надежд, и у меня такое ощущение, что последние год-два из обсуждений стали появляться реальные проекты. И третья ключевая тема Конгресса связана с оценкой, анализом рыночной ситуации, рыночных трендов. Именно они во многом будут определять успешность или неуспешность тех или иных проектов. Ведь если нет понимания рынка, то непонятно, как запускать те или иные инвестиционные проекты, направленные на развитие отрасли.

— Можно предполагать, что решение этих вопросов уже действительно становиться неотложным для рыбохозяйственного комплекса страны. А на какие еще вопросы намерены искать ответы участники Конгресса рыбаков? Какие вопросы есть, на которые уже пора отвечать?

— Это вопрос, связаный с брендингом. Важный аспект – укрепление репутации системы управления рыболовством в России и за рубежом. Внешнеполитическая ситуация сейчас непростая, за рубежом имидж всего, что связано с России, находится под давлением. Это отражается на наших рыбаках. Если говорить собственно о наших предприятиях, то я вижу – многие наши компании начинают серьезно заниматься своим брендингом, начинают думать, выстраивать стратегию конкуренции, стратегию продвижения на рынке. И начинают работать над наращиванием выпуска продукции глубокой переработки. То же самое филе минтая, его трудно продвигать, не имея бренда.

Еще один важный момент связан с продукцией. Ведь в чем проблема нашего внутреннего рынка? Есть разрыв в секторе потребления и секторе добычи. Посредине — сектор переработки, который должен трансформировать сырье, исходный продукт, в тот продукт, который нужен потребителю на внутреннем рынке. И вот в этом секторе переработки есть сложности – качество теряется, а вот цена увеличивается. Некоторые рыбаки считают, что производство потребительской продукции не является их бизнесом, что это непрофильная деятельность.

А вот некоторые наращивают именно производство собственной продукции, понимая, что это для них – очень перспективная возможность для развития.

— АДМ — одна из крупнейших рыбацких ассоциаций страны. Ранее много говорилось о том, что рыбацкому сообществу в России трудно консолидироваться, и как итог – власть вас не слышит. Сейчас ситуация, судя по всему, меняется?

— Начнем с того, что отрасль сама по себе консолидируется – компании укрупняются, появляются мега-игроки. При укрупнении у них, я думаю, меняется взгляд на определенные вещи, появляется системная стратегия. Все это влияет на усиление рыбацких общественных объединений. На форуме в Питере со стороны главы Росрыболовства Ильи Шестакова, вице-премьера правительства РФ Аркадия Дворковича звучали очень позитивные отзывы об участии рыбацких объединений в осуждении вопросов по регулированиюм отрасли.

Степень вовлеченности рыбацких объединений в процесс обсуждения и подготовки документов, которые в ближайшем будущем будут определять судьбу всей отрасли на 10-15 лет, сейчас высокая. Очень важно, что руководство отрасли прислушивается к мнению отраслевых объединений.

Справка: Ассоциация добытчиков минтая (АДМ) была создана в 2006 году. Сегодня это крупнейшее общественное объединение рыбохозяйственной отрасли России, в ее состав входит 32 крупнейших рыбодобывающих компании с совокупным объемов вылова около 1,6 млн тонн рыбы и морепродуктов. На долю предприятий — членов АДМ приходится более 72% вылова минтая в России и около 38% мирового вылова минтая. На судах компаний, входящих в АДМ, производится 100% филе минтая морской заморозки, 65% мороженого минтая и 84% мороженой икры минтая российского производства.

Флот предприятий членов АДМ укомплектован 107 единицами рыбодобывающего и перерабатывающего флота. На предприятиях, входящих в состав АДМ, работают более 20 тысяч человек.

АДМ является клиентом для экологической сертификации промысла минтая в Охотском и Беринговом морях по программе Морского попечительского совета (MSC).

В сентябре 2013 года АДМ получила международный экологический сертификат, подтверждающий, что траловый промысел минтая в Охотском соответствует требованиям стандарта Морского попечительского совета (MSC), как устойчивый и хорошо управляемый промысел.

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

Пограничники, чиновники и рыбаки ДФО впервые провели совместное совещание во Владивостоке

Инициативы Всероссийской ассоциации рыбопромышленников одобрил Дмитрий Медведев

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia