Политика. 05 октября, 22:00
Депутат Госдумы РФ Сергей Сопчук. Фото: Александр Маслянко

Сергей Сопчук: Эффективность депутата реализует его команда и системность в работе

Депутат Госдумы - о первом годе работы в ФС, статусе нардепа, «внутренней кухне» парламента и принципах формирования своей команды

5 октября, PrimaMedia. Около года назад жители Приморского края определили своих представителей в Государственной думе РФ. Впервые за многие годы выборы проходили по смешанной системе, и кроме "партийных" депутатов избиратели определили депутатов, представляющих конкретные территории, так называемых одномандатников. Их еще называют "депутаты, близкие к земле", потому что их основное место работы – на округе, и отчет они держат перед жителями конкретных муниципалитетов. ИА PrimaMedia, подводя итоги первого года работы приморских парламентариев, побеседовало с депутатом Государственной думы РФ по округу №62 (Владивостокский) Сергеем Сопчуком, и выяснило, чем статус федерального парламентария отличается от краевого, как депутат формирует свою команду, над чем работает, и как выстраиваются отношения с министерствами и другими коллегами.

Справка: на территории одномандатного округа №62 проживает треть населения всего Приморского края – около 640 тысяч человек. Владивостокский одномандатный округ является самым большим в Приморском крае по числу избирателей – на его территории зарегистрировано почти 514 тысяч граждан, обладающих соответствующими правами. Округ объединяет: Ленинский, Первомайский и Фрунзенский районы Владивостокского городского округа, Уссурийский городской округ, Надеждинский, Октябрьский, Пограничный, Ханкайский и Хасанский муниципальные районы.

Приморью нужна программа по защите от наводнений

— Сергей Андреевич, тайфуны и циклоны – обычное дело для летнего периода в Приморье. В этом году тоже случилась стихия, и она и как раз выпала на вашу работу на округе в августе. Были разрушения, подтопления. Скажите, то, что так топит Приморье – это неизбежно?

— Это неизбежно, это природа. Мы же видим картинку, когда где-нибудь в Непале происходят чрезвычайные ситуации, в Китае они очень часто происходят, крайне масштабные, там гораздо больше разрушений. Недавно Гонконг показывали, где ущерб оценили до 1 млрд долларов. То есть эти вещи будут происходить.

Но когда произошло большое наводнение в 2014 году, в 15-м, мы говорили, что у нас есть территории, подверженные затоплениям. И нужна программа, которая позволит просчитать все риски на этих территориях в зависимости от количества осадков и минимизировать ущерб. Сделать так, чтобы ущерба не было, мы не сможем, он в любом случае будет. Но свести его к минимуму, защитить людей, можно.

К примеру, Покровка. Ее реально защищает дамба. Она была сделана по федеральной программе.

К сожалению, такой программы сейчас мы не имеем. В этом году произошло чрезвычайное выпадение осадков, которое тяжело спрогнозировать. Взять тот же Уссурийск, район Железнодорожной Слободы, которую накрыли потоки. Водохранилище проектировали в советское время с учетом всех прогнозов, актуальных на тот момент. И даже тогда не могли просчитать, что за такой короткий период объем воды будет столько, что сбросная аварийная система этого водохранилища не справится. Вода просто переливалась через дамбу. Это аномальные вещи. То же самое и в Хасане.

Мы понимаем, что такая программа – это финансово ёмкий, сложный по реализации проект. Но если мы собираемся тут жить, то такая программа нужна.

В 2015 году Октябрьский район очень сильно пострадал из-за ливней. Не река разлилась, а именно сверху пришли. Вода скатились отовсюду, и затопило всю Покровку. Здесь невозможно один кювет почистить, другой канал какой-то прочистить и решить эту проблему. Это должна быть проектная работа.

— По вашему мнению, у кого есть воля и желание довести эту работу до логического завершения?

— Губернатор должен сделать это в первую очередь. Мы, депутаты, озвучили инициативу в 15-м году, в 16-м тоже.

— Сумма ущерба, которая была в прошлом году и сейчас, варьируется в районе 1 млрд рублей. Вполне можно начинать программу, если направлять средства на предупреждение, а не ликвидацию последствий.

— Программа, которая была еще в 90-х годах, была подкреплена федеральными деньгами, что очень важно. Но сейчас тут не задашь Федерации вопрос о финансировании, потому что мы еще сами не наметили план действий. Поэтому здесь должна быть инициатива региона, а потом уже стоит определять источники финансирования.

Чем живет самый южный порт страны

— Вы Хасанский район упоминали. Какие, кроме наводнения, на этой территории были темы для встреч в августе?

— К сожалению, из-за ЧС мы перенесли ряд встреч – с ветеранами, с главами поселений. Но кое-что удалось.

В частности, добрался в Посьетское поселение, где посетил порт Посьет (ГК "Мечел" — прим. ред.). И в самом порту, и в поселении есть определенные сложности с водоснабжением. Запас воды, который там имеется, недостаточный для того, чтобы полноценно обеспечить население и потребности порта.

Порту необходима вода для защитной системы, которую они спроектировали и уже защитили, прошли государственную экспертизу. На самом деле, очень эффективная система с точки зрения защиты населения от угольной пыли.

Я смотрел всю цепочку: подход железнодорожных составов, выгрузка вагонов, доставка угля – все это происходит в закрытом виде. Все конвейерные линии закрыты. У них остался один момент – сама погрузка на судно открыта. Ну и хранение. Я бы называл этот проект "Закрытая переработка угля". Некоторые понимают, что закрытая переработка угля – это когда хранение тоже закрыто. Как с зерном, когда есть специальные ёмкости, в которых зерно хранится, вот что-то подобное есть и для угля.

Но это не совсем так. Во-первых, это связано с большими рисками и безопасностью, потому что, когда уголь закрыт в помещении, выделяется метан. Как следствие, очень высокая взрывоопасность. То есть, это практически бомбы.

1 / 11

— Ну, в ведущих странах по добыче угля – в США, ЮАР, Австралии – используют открытое хранение. Везде просто навалены кучи угля, прямо возле моря. Но это хранение. Другое дело, перевалка.

— В Посьете разработали современную линию и поставили оборудование, которое ликвидирует угрозу получения угольной пыли. Им не хватает воды для этого, почему они, собственно, поднимают вопрос. Компания готова строить водовод, они сами разработали проект. Он стоит немалых денег, и представители порта хотели бы реализовать его на условиях ГЧП.

Построив новый водовод, они получат объект, который позволит закончить строительство установок, гасящих пыль. Они похожи на поливальные машины, орошающие сельскохозяйственные поля. Есть элементы типа водяных пушек – их там 24 штуки. Очень важный момент в том, что вода с этой пылью стекает, и это же должно куда-то деваться. У них предусмотрены по проекту очистные сооружения. То есть, вся эта вода, которая стекает с угольных куч, не в море выпадет, а собирается по всем этим каналам в специальное очистное сооружение, где полностью отстаивается, фильтруется и только после этого выбрасывается. Система очень эффективная, таких комплексов всего четыре. Пока комплекс у них не до конца автоматизирован, но работают над этим.

Мы познакомились с работой порта, порадовались за успехи Посьетского поселения. За отклик спасибо порту, взаимодействуют с самим населением, помогают. Спортивную площадку установили, воду бесплатно подвозят людям своей техникой. Надо отдать должное главе поселения, она работает достаточно эффективно, использует возможности участвовать в краевых и федеральных программах. Недавно подали документы и защитили по "Молодой семье" и программе по "Формированию комфортной городской среды".

— А со стороны населения это находит отклик? Меньше уезжает людей или приезжают из соседних населённых пунктов?

— Население в Посьете небольшое, там ограничен жилой фонд. Для них, на самом деле, это большая проблема. Работа в порту требует определённой квалификации. В порту работает почти 500 человек. Местных кадров не хватает, и поэтому они привозят из других населённых пунктов.

В этой связи актуально и жилищное строительство. Сейчас по программе "Ветхое жилье" строят дом. Были проблемы с подрядчиком, который начинал строительство. Этот подрядчик пропал. Теперь глава более опытная, авансы никакие не перечисляет.

— Сергей Андреевич, раз уж заговорили по углю. Сейчас в Государственной думе прорабатывается законопроект. Причем есть уже две версии – группы депутатов от "Единой России" и ЛДПР. На ваш взгляд, что важно прописать в законопроекте, и вообще есть ли необходимость регулировать и что-то новое привносить?

— Знаете, здесь очень четко позицию обозначил президент. В Калининграде он сказал, что мы не должны забывать про экономику. Это даёт приличный доход, это экспортная составляющая, что очень важно для Российской Федерации, поэтому мы наоборот должны создавать условия. Но эти проекты должны соответствовать экологическим требованиям и учитывать мнение населения. И это правильно.

А в качестве примера мы здесь приводим широкий мировой опыт и можем показывать эти примеры. Именно эти технологические вещи. Проекты должны соответствовать высоким экологическим нормам, которые бы не позволяли людям испытывать этот дискомфорт.

— Представители порта Посьет по этому поводу свою позицию озвучивали?

— У них нормально все. У них раньше была тоже обычная выгрузка вагонов, грейферные погрузчики стучали об эти металлические вагоны, шум стоял в селе. Сегодня этого ничего нет, как и пыли.

— А население как относится?

— На самом деле, там пытались раскачать ситуацию. И к бабушкам подходили, но они тех активистов погнали.

Важна эффективная работа на всех уровнях

— Давайте о работе в Госдуме. Новому созыву уже год. Вы работали в Законодательном собрании, теперь в Госдуме. За год ощутили разницу в статусе?

— Что такое статус?

— Полномочия, возможности…

— Если так (улыбается – прим. ред.). Статус депутата Государственной думы, конечно, позволяет присутствовать и принимать участие в разных мероприятиях федерального уровня. Встречи с правительством, с отдельными министрами. Это все дает возможность личного участия в тех больших делах, которые происходят в Российской Федерации. Безусловно, это дает возможность принимать участие в решении актуальных проблем для своего региона. Этот статус более высокий.

Но для конкретного жителя вопросы его локального поселения намного важнее, чем общефедеральные проблемы. Поэтому статус муниципального депутата, который через муниципальную программу решил прокопать кювет на Колхозной, 42, где-нибудь у бабушки, чтобы вода сходила, возможно, намного эффективнее, нежели мы примем федеральную программу по защите от наводнений. Поэтому тут двоякое ощущение от статуса. Важна эффективная работа на всех уровнях.

— По "Приморскому сахару" как продвигается? Вы, насколько известно, обращались в Минсельхоз.

— По "Приморскому сахару" ситуация непростая. Предприятие изготавливало сахар из тростникового сырья. Это импортное сырье, и после кризиса 2014 года оно резко подорожало. Остро встал вопрос о выращивании сахарной свеклы в Приморском крае. В адрес министра сельского хозяйства было направлено предложение разработать целевую программу свекловодства.

Мы настояли на проведении совещания. Причем оно было совместное с Минвостокразвития и Минсельхозом, присутствовала также администрация Приморского края. Намечен план работы.

Но из своего опыта я понимаю, что есть план, и на него нужно решение. Важно чтобы каждый на своем уровне отработал. Депутат не может быть постоянным толкачом. Это повседневная исполнительская работа.

А что депутат? Могу позвонить и напомнить, что есть такое решение. На что мне могут сказать: "Да, помним, знаем и даже пытаемся работать!".

— Вы упоминали Минвостокразвития. А с министром как у вас контакты?

— Не особо. А вот коллеги, которые входят в комитет по региональной политике и проблемам Севера и Дальнего Востока, они взаимодействуют с Галушкой. Он бывает у них на заседаниях комитета. И у нас там, как раз-таки, есть представители: наш Владимир Новиков входит в этот комитет и еще от Дальнего Востока депутат Анатолий Федорович Тихомиров. Это достаточно эффективные депутаты, на мой взгляд.

— А если Новикова или Тихомирова попросить спросить про "Приморский сахар"?

— Они в этом плане взаимодействуют. Они молодцы. На самом деле, хочу отдать должное Виктору Пинскому, он как первый зам руководителя фракции имеет достаточно широкие полномочия. Даже на наши фракционные группы приходят и министры, и их заместители. Пинский использует этот механизм, старается лоббировать вопросы в хорошем смысле. Поэтому его должность, его статус несколько выше, чем у нас, и это позволяет напрямую работать с министрами.

— В начале нового созыва, речь шла о расширенных заседаниях фракции "Единая Россия" с участием министров. Я так понимаю, что и фракционные группы так проходят?

— Да. Это хороший опыт. Вы помните, что в самом начале работы созыва и Дмитрий Медведев обозначил на заседании фракции, что этот опыт нужно распространять на регионы. Фракции "Единая Россия" в регионах тоже слушают информацию отраслевых министров, вице-губернаторов, в зависимости от структуры. Мы такую практику проводим на примере фракции в Государственной думе. Несколько успешных заходов было. Сам Медведев присутствует, руководители госкорпораций и министры выступают.

Так как эта работа постоянная, чтобы она не прерывалась, ведь это фактически заседание Думы, даны полномочия фракционным группам, чтобы в своих заседаниях они привлекали к участию и министров, и их заместителей. Профильные министры лично выступают, бывает так, что проходит совместное заседание нескольких фракционных групп. Когда было заседание по Центробанку, так три фракционные группы собрали. Такая практика, на мой взгляд, положительная.

Партийный вопрос

— Коль партийный вопрос уже затронули… У вас есть и партийная нагрузка.

— Да, есть такое поручение. Все субъекты закреплены за межрегиональными координационными советами (МКС – прим. авт.). В наш МКС, который я возглавляю, входят Сахалин, Якутия и Приморье. Это необходимо для взаимодействия регионов с Генеральным советом партии. Это позволяет передать какую-то общую позицию, соответствующую информацию по работе в регионе, по предвыборной ситуации. Структура МКС существует давно и в прошлом году была разукрупнена. Хотя вторая часть по Дальнему Востоку тоже достаточно большая, там шесть субъектов, которыми занимается мой коллега из Хабаровска Борис Гладких. Непростая задача и организация взаимодействия, но, тем не менее, я очень признателен свои коллегам в регионах за взаимопонимание в плане выстраивания отношений, обратной связи.

Мы стараемся не только по телефону регулярно обсуждать те или иные вопросы, но и проводить совместные заседания. Положительный был опыт проведения МКС в Хабаровске, поэтому считаю, что было бы правильным пригласить своих коллег и провести такое заседание во Владивостоке. Можно проанализировать ситуацию по итогам выборов – а они были на всех территориях, которые я курирую. Послушаем коллег, у кого что сложилось, какие результаты были, что в итоге не учли в ходе подготовке к выборам, что наоборот сыграло положительную роль. Можно общаться между собой, эта комфортная площадка для взаимодействия.

— Как раз получилось, что в ваше ведение попали три территории, в которых прошли выборы. То есть, такая серьезная миссия. Как бы вы оценили прошедшие кампании?

— Во-первых, все территории имеют свою специфику и очень важно, что она учитывается, нет каких-то клише. Якутия особенная, потому что и национальные интересы есть, и огромнейшая территория, и массовость избирательной компании. Там помимо главы Якутска избирались муниципальные депутаты. Тысяча кандидатов – это огромная работа. Сахалин – это Дума области. На фоне того, что там новый губернатор, безусловно, было приковано внимание. Неслучайно там и Медведев присутствовал. Это подчеркивает значимость Сахалинской области в Российской Федерации, потому что мы знаем, что много споров у наших соседей по Курилам. И внимание с нашей стороны должно быть постоянным, пристальным. Действительно, там были сложности. Но, я считаю, они неплохо провели избирательную компанию, можно Сахалин отметить в этом плане.

Ну и Приморье. У нас выборы проходили в восьми территориях. Важен и Артем, и Находка. Но особое внимание – это город Владивосток. Значимость города в масштабах Российской Федерации, и есть свои особенности. Тем не менее, надо сказать, что страсти поулеглись, к окончанию кампании они переросли уже в плоскость межпартийных состязаний. Были сложности, как и в любой кампании – это взаимоотношение кандидатов, которые выдвинуты в качестве одномандатников и списочников. В период кампании очень важно синхронизировать их, и мы эту работу проводили с нашими кандидатами, им нельзя ни в коем случае отдаляться друг от друга. Знаю из собственного опыта, что это только на пользу, особенно в городе Владивостоке.

Во Владивостоке не так много депутатов приняли решение избираться вновь. Я сторонник того, что всегда нужно сохранять преемственность, тот опыт, которой был накоплен ранее. Новым депутатам все равно нужно время для того, чтобы погрузиться в полномочия и проблематику.

Тем не менее, выдвинулись и прошли кампанию те депутаты, которые, на мой взгляд, были активны и эффективны в прежнем составе Думы города Владивостока, и им есть, что сказать.

В этом году заработала новая программа — по формированию комфортной городской среды. Над ним нужно активно работать, подключаться депутатам уже нового созыва, потому что это именно та часть работы, которую может увидеть и оценить каждый житель города. На следующий год надо повысить его эффективность и уйти во дворы, дать возможность там навести порядок, чтобы люди это почувствовали. Чтобы они не в лужи наступали, и женщины спокойно ходили на каблуках и негде не спотыкались. Общественные места тоже важны, и не надо об этом забывать, но делать перекос к общественным местам, как получилось в этом году, тоже не совсем справедливо.

1 / 5

— Если смотреть по округу те объекты и территории, которые попали в программу по комфортной городской среде, сейчас на какой стадии?

— С точки зрения распределения средств и участия муниципальных образований, я, в общем-то, доволен, потому что не плохо поработали муниципалитеты. Понятно, что не все смогли справится с этими задачами, но некоторые внимательно и своевременно поработали, и это им дало возможность получить софинансирование. Здесь надо смотреть, как смогут реализовать.

Я вот проехался по Славянке и очень расстроился, у них большой форум состоялся в сентябре, принимают много гостей. Но, к сожалению, сама Славянка не вызывает такого вдохновения своими дорогами, некошеными придорожными территориями. Хотя и деньги администрация Приморского края выделила значительные для этих целей. Но боюсь, что они не смогут освоить их в полном объеме. И по другим муниципалитетам важно посмотреть финал этого года, кто справился, и мы тогда поймем реакцию населения. Безусловно, те, кто справился и кому есть что показать, найдут поддержку жителей. Это будет та волна, которая позволит дальше раскручивать маховик и именно этому муниципальному образованию эффективно участвовать в реализации комфортной среды.

Каждый последующий год будет реализовываться с учетом предыдущих.

Мы также не должны забывать, что это партийный проект. Поэтому и контроль, и участие должны быть со стороны партии.

О работе в комитете

— Сергей Андреевич, в Госдуме вы работаете в комитете по транспорту. Он объединяет много актуальных вопросов. Сейчас это и транспортная сфера, президент недавно статистику неутешительную по поводу безопасности озвучивал. И, в общем-то, перевозка школьников, пассажироперевозки и грузоперевозки – для Приморья очень важные темы. С каким вопросами к вам чаще обращаются участники рынка, граждане, и как это отражается в работе комитета?

— Знаете, то, что государство в некоторых вопросах постаралось отойти в сторону, дать возможность бизнесу самостоятельно развиваться, как раз не всегда является хорошим примером. В частности, те же автобусные перевозки. Мы в первую очередь говорим о безопасности, задача государства – обеспечить безопасность граждан. В рамках пассажирских перевозок мы тоже должны об этом помнить. Это ежедневная и постоянная работа Минтранса: вопросы и лицензирования, и обучения, подготовки, переаттестации водителей. Мы же видим, что у нас очень много аварий, которые связаны с человеческим фактором. Не потому, что колесо у автобуса отвалилось, хотя я считаю, что сегодня нет системы контроля за автотранспортом, который перевозит пассажиров, как ранее. Раньше как проходили техосмотр? В пункте технического осмотра сотрудник ГАИ контролировал того, кто проводит транспортный контроль, и он ставил свою подпись, понимая, что он на себя берет ответственность. Мы не видели такого количества разбитых машин на дорогах, которым, я считаю, надо просто запрещать выезжать в таком состоянии. Особенно автобусам.

Люди обращаются, что есть у нас проблемы с пассажирскими перевозками. Слава богу, несколько лет назад был принят закон, который регулирует это направление. Есть к нему замечания, это живой документ, здесь должна быть обратная связь при реализации. Недавно у меня был диалог с президиумом совета ветеранов Фрунзенского района Владивостока, и наши ветераны поднимали вопрос по работе общественного транспорта. Представители администрации города озвучили свою позицию, у них есть предложения по закону. Мы договорились, что они подготовят свои предложения, мы их изучим, насколько можно их учитывать при корректировке закона.

Есть моменты организационного характера. Наши перевозчики говорят о проблемах, которые есть, непосредственно, по транспортировке приморского груза между портами, в другие субъекты. Это связано с определёнными требованиями: нагрузка на ось, весовые параметры, есть ситуации, когда идет дорога с одними параметрами, а дальше кусок региональной дороги с абсолютно другими параметрами. И люди вынуждены нарушать, потому что у них выбора нет другого. Поэтому я нахожусь в таком постоянном диалоге и с нашими транспортными компаниями, и министерством. Вопросы возникают. И здесь есть справедливая критика о том, что, к сожалению, те нормативы, которые включены в закон, достаточно сложны для реализации и финансово емкие для предприятия.

1 / 11

— А вот эти предложения, которые вы аккумулируете, как дальше с ними идет работа?

— В нашем комитете есть секции по отраслям: железнодорожное направление, авиасообщение, дорожное хозяйство, автотранспорт и т.д. Я вхожу в несколько секций. В частности, по морскому и речному транспорту, логистике и товаропроводящим сетям, в секцию по автодорожным перевозкам и дорожному хозяйству. И здесь мы обсуждаем эти вопросы. Мы приглашаем коллег из министерства транспорта, из ведомств, ГИБДД. И по тем вопросам, которые поднимали на одном из приемов приморские грузоперевозчики, мы проводили заседание группы. Более того, присутствовал представитель отрасли из Приморья. И он смог в диалоге обозначить все позиции.

Вопросы по транспортной безопасности мы тоже рассматривали. Я понимаю, что в такие моменты должен быть готов, что не ты подписываешь приказ "изменить", а есть определённая процедура. Надеяться на сиюминутное решение очень сложно. Сегодня у нас есть проблема во Владивостоке с пассажирскими перевозками небольшими судами, катерами, которые тоже имеют ограничения и требования. И вот здесь важно состыковать вопросы безопасности. Но иногда эту безопасность можно довести до абсурда, и мы просто не сможем никого возить.

— А со стороны министерства транспорта вы чувствуете заинтересованность?

— Я не скажу, что они какие-то "ежики". Заинтересованность есть. Но также есть сложности в отдельных моментах. Грузоперевозчики выдвигают свои требования по негабаритным разрешениям. Минтранс более жестко настаивает на тех требованиях, которые действуют сегодня. Здесь нам надо как-то переламывать ситуацию. Работаем.

— Но, если вот про грузоперевозки, они же понимают, что в Приморье есть транспортные коридоры?

— Ну, таких коридоров в западной части России десятки и больше….

Региональные инициативы могут получить поддержку, если…

— С точки зрения работы в Государственной думе, ваше отношение к законодательным инициативам регионов?

— Очень многое зависит от подготовки инициативы, насколько глубоко она проработана, насколько она была согласована с коллегами из других регионов. Если взять статистику, то только около 1% региональных законопроектов проходит, но это примерно. Постепенно выстраивается система, и мы это видим. Сегодня есть Совет законодателей при Федеральном собрании. Приоритет дается тем инициативам, которые получили поддержку Совета. Это явный посыл к тому, что это всероссийское требование.

Я считаю правильной систему подачи инициатив и их рассмотрения у нас во фракции. Все прекрасно понимают, что если ты заручился поддержкой фракции, то это гарантия того, что документ будет принят. Но это не значит, что ты написал свою инициативу и это является гарантией. Нет, ты должен ее получить. Во фракции есть специальный Совет, который рассматривает эти инициативы. И если он поддерживает, то поддерживает профильный комитет.

— Сейчас, вы говорите, механизм стал более совершенным?

— Он более системный. Я вижу, что у нас рассматриваются инициативы субъектов, сами субъекты выступают на заседаниях, и они находят поддержку.

— А вот по степени проработки. Понятно, что у правительства с учетом их аппарата больше возможностей. А какие есть формы такой комплексной проработки для инициатив региона?

— Это можно сделать двумя путями. Первый – силами самого региона. В регионе же есть и законодатели, и исполнительные органы. Они могут взаимодействовать. Это один момент. Второй момент – это напоминание, что у нас есть депутаты-одномандатники. Конкретно у каждого региона есть как минимум один депутат Государственной думы. Есть члены Совета Федерации, которые тоже имеют права и полномочия. При проработке и продвижении инициативы надо больше взаимодействовать.

Одномандатники усилили профессионализм Госдумы

— Что касается депутатов-одномандатников, после года работы в Федеральном собрании можете сказать, насколько оправдано их возвращение в Госдуму? И чем, по сути, одномандатник отличается от партийного депутата?

— Я бы даже говорил не о том, насколько оправдано возвращение. Я бы сказал, что ошибкой было отменить мажоритарные округа на выборах в Госдуму в свое время. Все-таки наше население к этому не было готово. Сильно мы большие, сильно большое у нас государство, много субъектов Российской Федерации. У нас федеративное государство, и мы это должны учитывать. То, что это вернулось – очень здорово. Я увидел своих коллег, которые имеют очень хорошую школу жизненную, опыт работы. Очень много людей, которые непосредственно находились у власти. Это мэры крупных городов, люди, прошедшие хорошую школу. Есть заместители руководителей субъектов, руководители отраслевых ведомств. И каждый определил свое место в Государственной думе, выбрав профильный комитет исходя из своего опыта, так как нельзя быть специалистом во всех областях. Это усилило профессионализм Госдумы.

Что касается партийных депутатов, я считаю, что этот институт очень важен и нужен. Мы рано или поздно придем к парламенту, который будет избираться по партиям, и парламент будет формировать правительство. Я не исключаю, что это может произойти. Это не быстрый период, возможно, не одно десятилетие пройдет. Но, уверен, мы тоже к этому подойдем. Нам нужно нарабатывать этот опыт, и действительно коллективная ответственность важна. Голосуя за партию, мы понимаем, что если конкретный депутат от этой партии что-то не сделает, то партия в целом за него в ответе.

1 / 6

Законодательная вертикаль

— За год работы какой опыт получили, с какими сложностями столкнулись?

— С самого начала я поставил для себя задачей быть в постоянном контакте с моими коллегами в регионе. Считаю необходимым присутствовать и на заседании фракции "Единая Россия" в Законодательном собрании, и на заседании самого парламента. В связи с графиком работы и Государственной думы, и графиком как руководителя МКС, к сожалению, не всегда это получается, но в любом случае я всегда на связи с коллегами. Встречаясь с ними, мне важно понимать, какие вопросы они обсуждают, в чем я могу быть полезен. Постоянный контакт дает возможность более эффективно и оперативно решать возникающие проблемы.

Как пример можно привести работу по законодательной инициативе парламента Приморского края, которая предполагает запрет на лишение аккредитации вузов по отдельным специальностям в течение учебного года. Это позволит защитить права наших студентов. Для приморских вузов эта ситуация характерна и вызывает беспокойство со стороны самих студентов, их родителей и общественности. Поэтому появилась инициатива и обращение социального комитета ЗС ПК по поддержке проекта. В этом направлении мы работаем. Во Владивостоке прошло выездное заседание профильного комитета Госдумы. Оно было посвящено немного другой теме по образованию, тем не менее, этот вопрос получилось поднять. И, что очень важно, решение комитета Госдумы – в пользу инициативы приморских депутатов, несмотря на то, что есть отрицательное заключение правительства. Ведем диалог, посмотрим, чем закончится эта история.

Кроме работы с депутатским корпусом краевого парламента, считаю важным быть в постоянном диалоге с коллегами из муниципалитетов.

Это тоже очень полезно, важно не забывать про них. На встречи, помимо того, что мы встречаемся с районными и городскими депутатами, мы приглашаем и поселенческих депутатов. Я считаю, нам удается выдерживать эти традиции. Такая работа проходит наиболее эффективно и в Надеждинском, и в Октябрьском, в Ханкайском и Пограничном районе, чуть сложнее из-за отдаленности поселений в Хасанском районе, поддерживаю отношения с депутатами Уссурийска. Скоро встретимся с депутатами, избранными от территорий, входящих в мой избирательный округ, во Владивостоке. Проведем совместную встречу, определим позиции взаимодействия. Эта работа у нас постоянная.

— Что интересует муниципалов, когда они общаются с депутатом Государственной думы?

— Честно скажу, что депутаты у нас нормальные, они не "глобалят", им нужны вещи приземленные. Им бы хотелось решить те проблемы, которые у них есть здесь на месте. И мне тут сложнее помогать им в этом, потому что это компетенция больше и самого муниципалитета и Приморского края. Но тем не менее, есть у них вопросы федерального уровня. Мы столкнулись с такой проблемой, что все муниципальные депутаты, в том числе и поселенческого уровня, должны подавать декларации о доходах не только в ходе избирательной кампании, но и в ходе работы в представительном органе. Мое личное мнение – это, наверное, излишняя мера. На самом деле, у нас маленькие поселения, и мы не всегда можем найти даже желающих выбираться депутатами. А когда они получают образец заполнения декларации, их это ввергает в шок. Не потому что им жалко показать какие-то свои доходы, а потому что сама процедура заполнения сложна. Когда ты не указал после запятой 30 кв. сантиметров жилой площади, и это является грубым нарушением, и тебя за это могут лишить полномочий – это тоже перекос, я считаю.

— А в целом по стране есть какие-то позиции, может что-то поменять?

— Может, сейчас обсуждается вопрос.

О пенсиях дальневосточников, медицине и образовании

— Когда вы избрались в Госдуму, во время одной из наших встреч, говорили, что хотите погрузиться в вопрос с дальневосточными коэффициентами для пенсионеров. Что уже удалось сделать?

— Этот вопрос имеет актуальность. Его поднимали и в ходе избирательной кампании, и задают постоянно с 2003 года. Я подготовил аналитику по субъектам РФ с точки зрения средней заработной платы, средней пенсии и прожиточного минимума для пенсионеров. И когда мы сделали соотношение этих величин, получили, что Приморский край находится практически на самом последнем месте.

Это является доказательством того, что пенсия в Приморском крае низкая относительно уровня жизни, которым мы имеем. Я обратился к своим коллегам по Госдуме в социальном комитете, к опытному депутату Тарасенко Михаилу Васильевичу. Мне было важно знать его мнение. Он пригласил на встречу первого заместителя председателя Пенсионного фонда РФ, и мы вместе со специалистами из комитета пообсуждали ситуацию: их видение, мое видение, цифры, которые я представил. Пришли к выводу, что реформу пенсионной системы нельзя сделать применительно только к конкретному субъекту. Мы проанализировали пенсии, как они начисляются. Те районы, которые попадают под категорию Крайнего Севера, имеют надбавку 1,2, коэффициент, который повышает базовую ставку пенсии. Дальневосточники, которые не проживают в районах Крайнего Севера, не имеют этого коэффициента.

Пенсионный фонд говорит, что заработная плата у нас учитывает этот дальневосточный коэффициент. Да, действительно, учитывает. Но средняя заработная плата по Приморью ниже, чем в стране, хотя она как минимум должна быть на 1,3-1,5 выше. Представители фонда говорят о том, что много субъектов в РФ имеет подобные надбавки по зарплатам: забайкальские, северные, тот же Иркутск имеет коэффициент 1,9. И они тоже не учитываются в пенсии. Поэтому вот такой механизм, чтобы увеличить пенсию на районный коэффициент, по мнению фонда, будет несправедливым, потому что это нужно сделать везде, где действуют коэффициенты. А тогда будет еще больший перекос в пенсионном обеспечении. Ну и главная причина – финансовое состояние Пенсионного фонда. Средств самого фонда не хватает на выплаты пенсионерам, поэтому он финансируется из федерального бюджета. Система пенсионного обеспечения достаточно сложная, и вот так наскоком у меня не получилось этот вопрос решить. Диалог не окончен, я попросил фонд представить свои цифры, как они это видят, и мы вернемся к этому вопросу.

— Работая на округе, вы не так давно встречались с врачами, посещали лечебные учреждения во Владивостоке. Какая картина складывается?

— Еще в период избирательной кампании мы взяли на себя обязательство, что будем поддерживать такие отношения. Второе. Для меня важно понять, как развивается наша медицина, в каком состоянии находится, какие есть успехи в учреждениях, какие общие проблемы. Мы порадовались за успехи Больницы Рыбаков. Но и наткнулись на проблемы, связанные с финансированием наших больниц. С этим надо разбираться, это вопрос для обсуждения с коллегами по Законодательному собранию Приморского края, с департаментом здравоохранения, с фондом медицинского страхования. Я вижу определенную системную проблему. Не очень ее понимаю, и, главное, главные врачи ее тоже не понимают. Они также не понимают, что им дальше делать и насколько будет эта проблема затягиваться.

Есть общая проблематика по Приморскому краю, которая требует вмешательства.

Безусловно, проблемы в городе и в районах разные. Кто бы что ни говорил, но в городе ситуация получше. Проблема кадров, узких специалистов более актуальна для села.

— А если брать учительскую сферу, злободневный вопрос по нормативам.

— Проблема осталась актуальной. Разочарован тем, что в крае происходит с системой образования.

О родном регионе и команде

— Сергей Андреевич, подходя к завершению нашей встречи, хотелось бы задать еще пару вопросов. Насколько сегодня для вас региональная политика представляет интерес и в каком контексте? Этот вопрос связан с тем, что вас постоянно включают в различные информационные кампании. Как вы на это реагируете и реагируете ли вообще?

— Это вы о чем?

— Ну вас постоянно куда-то прочат, будь то смена мэра или губернатора. Постоянно включают в повестку. Хотелось бы понять вашу сферу интересов в региональной политике сейчас.

— Мне не все равно, что происходит у нас в крае, как мы живем. Как любит говорить мой коллега по Законодательному собранию Кузьменко Сергей Алексеевич, я житель Приморского края в четвертом поколении. Здесь родились не только мои родители, мои деды и прадеды здесь жили. Для меня это родная территория. Я очень переживаю за нее всегда, и хотел бы, чтобы она достойно выглядела. Более того, я убежден, что у нас отличный потенциал во всех отношениях. Начиная от того, что нам дано свыше – наша география, климат. Это и людской потенциал. В силу того, что у нас было много военных, оборонных заводов, это позволило аккумулировать серьезный людской ресурс. Важно его поддерживать и развивать.

Мы помним саммит АТЭС. То, что сделало государство, будут обсуждать еще 100 лет. Президент сделал большое дело, приняв решение провести во Владивостоке саммит АТЭС и выделить те огромные средства, которые пошли не на сам саммит, а на инфраструктуру города. Безусловно, эта инфраструктура шире, чем сам город, и в крае многие вещи захватила подготовка. И все ожидали, что же дальше? Ну прошел саммит, хорошо, построили, спасибо. А дальше? И очень важно, что президент поставил задачу, и правительство ее, на мой взгляд, правильно исполняет – это развитие экономического потенциала нашего региона. В целом, конечно, Дальнего Востока, но серьезный акцент сделан на Приморье. Поэтому, что бы мы ни говорили, о чем бы ни мечтали – о каких-либо социальных выплатах, — пока мы не сможем зарабатывать достаточное количество средств, нам все эти пожелания трудно будет выполнять.

Экономика – основа всего. И все усилия должны быть на экономику. Но это не говорит о том, что мы должны забывать про социальные моменты. Тот же онкологический диспансер злосчастный. Здесь крайне нехозяйственный подход по тем полномочиям, которые есть в регионе.

Поэтому, конечно, волнуюсь и переживаю. И не только переживаю, но стараюсь быть участником и озвучивать актуальные вопросы. В частности, сейчас актуальный вопрос – это дольщики. Нельзя быть в стороне от решения проблем. Государство создало условия, в которых люди оказались. Законодательно это было позволительно. Это сейчас мы отыгрываем с учетом опыта реализации. Но людям нужно помогать. Мы помогаем тем, чье имущество утонуло или сгорело. Наравне с ними мы должны помогать и тем, кто взял ипотечный кредит, вложили эти деньги, сами живут в съемном жилье, платят за ипотеку, а дом пять лет недостроен.

Понятно, меня расстраивает ситуация, которая есть с руководящими кадрами в Приморье. Это важная задача – уметь подбирать людей, которые умеют работать. Поэтому, мне не все равно.

— А на вбросы как реагируете-то?

— Спокойно.

— Вы упоминали кадровый вопрос. У вас сложилась команда помощников, которые абсолютно разные по взглядам, по опыту, молодые, взрослые. По каким принципам формировали и формируете?

— Молодость скрещиваем с опытом, в итоге получается хороший результат. Мы говорим о том, что задача руководителя – сформировать коллектив. Для депутата – это институт помощников, это люди, которые позволяют исполнять свои полномочия. Очень важна работа помощника, особенно для депутата Государственной думы, который представляет такие большие территории.

Мне не нужно много помощников в Москве. У меня там один помощник, и он справляется. Мне помощники нужны здесь, на территории. Поэтому, конечно, я опирался и на отношения, которые складывались десятилетиями. Есть у нас новые совсем новые люди, с кем познакомились незадолго до избирательной кампании.

Есть необходимость нашего присутствия во всех муниципальных образованиях, поэтому я благодарен помощникам, которые работают на общественных началах. Они достойно представляют меня на территории, и эта коммуникация позволяет людям напрямую обращаться к помощникам, которые донесут информацию до меня.

И хорошо, что у них разные политические взгляды. У нас есть здоровая дискуссия при обсуждении вопросов. Если бы у нас всех была одинаковая позиция, это привело бы однозначно в тупик. Для меня важно знать мнение моих помощников, они – те люди, которые наиболее откровенно могут сказать о текущей ситуации, о проблемах, высказать пожелания, замечания, ведь им не все равно, как работает и депутат. Поэтому их подсказки помогают депутату свою эффективность поднимать. Они ее и реализуют, по большому счету.

1 / 2

Подпишитесь на ежедневную рассылку новостей

Подпишитесь на нас в соцсетях и мессенджерах

 

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia