Общество. 16 октября, 07:30
Вырубка. Фото: Александр Хитров, ИА PrimaMedia
#СпорныйГенпланВладивостока

Скрытая угроза, или почему нельзя принимать Генплан Владивостока без учтенных лесов

Правовая коллизия ставит под вопрос существование 35 тысяч гектаров леса, которые вырубают и раздают под застройку (КАРТЫ)

16 октября, PrimaMedia. С 9 октября на территории Владивостокского городского округа начались публичные слушания изменений в генеральный план и правила землепользования и застройки. Неделю разработчики документов — омский институт территориального планирования "Град" — представляют проекты для островных и прибрежных населенных пунктов, а с 16 октября вынесет на суд общественности наработки по административным районам Владивостока. Несколько недель назад местные эко-активисты в очередной раз начали кампанию в защиту городских лесов и попытались отменить слушания, которые, по их мнению, незаконны и невозможны, пока все городские леса не поставят на кадастровый учет. Почему нельзя принимать предлагаемые поправки Генплан, пока все городские леса не поставят на кадастр — разбиралось ИА PrimaMedia.

Справка: Генеральный план — один из главных документов территориального планирования согласно Градостроительному кодексу РФ. Представляет собой научно обоснованный перспективный план развития населенного пункта. Генплан формирует функциональное зонирование в пределах населенного пункта и с учетом него определяет места размещения объектов социальной, транспортной и коммунальной инфраструктур, относящихся к ответственности органов власти и местного самоуправления. Документ также устанавливает границы населенных пунктов и территорий, которые предназначены для развития и застройки. На основе функционального зонирования в составе правил землепользования и застройки устанавливаются территориальные зоны и градостроительный регламент их использования.

Леса, которые есть, но в то же время нет

Главным документом, регулирующим вопросы использования, охраны, защиты и воспроизводства лесов, является Лесной кодекс РФ. Эти же вопросы относительно лесов в границах Владивостокского лесничества регулирует лесохозяйственный регламент. Последнюю его версию приняли в 2009 году со сроком действия до 2019 года.

Как следует из регламента, Владивостокское лесничество образовано в границах бывших Артемовского, Барабашского, Шкотовского и Владивостокского лесхозов в 2009 году и охватывает территории Артема, Владивостокского городского округа, частично Уссурийский, Надеждинский, Хасанский, Шкотовский районы и ЗАТО Большой Камень.

Леса лесничества на территории ВГО расположены на полуострове Муравьева-Амурского и 23 островах залива Петра Великого. Внутри ВГО Владивостокское лесничество делится на четыре части: Садгородское, Седанское, Лазурное и Островное лесничества. На 2008 год, как следует из регламента, их площади составляли 7136, 4381, 5774 и 2497 гектаров соответственно. В сумме – 19788 гектаров хвойно-широколиственных лесов, половина из которых — краснокнижные, их вырубка запрещена.

Функции управления лесами Владивостокского лесничества законом возложены на департамент лесного хозяйства при администрации края (ранее управление лесным хозяйством). Распоряжаться не поставленными на кадастр лесами Владивостокского городского округа, поскольку такие имеют статус неразграниченных территорий, может только краевой департамент земельных и имущественных отношений.

На "особом" положении находится имущество военных. Как есть у них свои запретные земли, есть и свои леса — 16194 гектара. Этот массив они получили от бывшего владивостокского лесхоза постановлением правительства РФ от 02.02.98 №135. Контроль за лесами должно осуществлять 247-е военное лесничество при ФГКУ "Управление лесного хозяйства и природопользования" Минобороны. Если суммировать, то получится, что Владивостокский городской округ покрывают 35982 гектара лесов.

Какие именно территории лесов в ВГО принадлежат военным, а какие лесфонду — непонятно, что проистекает из секретности первых и неразграниченности вторых. Также неизвестны актуальные площади лесов. По утверждению активистов, по-настоящему "городской", то есть принадлежащей муниципалитету, является лишь малая часть огромного массива — около 900 гектаров, потому что только они стоят на кадастровом учете.

1 / 2

По уточненной информации от администрации края, на кадастровом учете стоит 873,3 гектара лесов ВГО. И это, по мнению экологов и защитников леса, и является трагедией – что не существует в кадастре, то для властей не существует вовсе, поскольку дает возможность для проворачивания незаконных схем обогащения. Как видно из схемы разграничения земель ВГО по категориям в действующем с 2008 года Генплане, лесов у нас действительно практически нет, сосредоточены они на островах залива Петра Великого.

Активисты против

На возможные негативные последствия принятия ГП для лесов с поправками от омских архитекторов в очередной раз обратили внимание члены общественной организации "Бюро региональных общественных кампаний" (БРОК) и приморского отделения Общероссийского народного фронта (ОНФ). Ранее БРОК опубликовала коллективное письмо в адрес врио губернатора края Андрея Тарасенко с просьбой приостановить процесс утверждения ГП и ПЗЗ до полного исполнения судебных решений, вынесенных в отношении мэрии и краевого департамента лесного хозяйства по проведению лесоустройства и постановки на кадастровый учет всех городских лесов.

В частности, речь идет о решении Ленинского районного суда Владивостока от 2013 года, который удовлетворил требования Приморского межрайонного природоохранного прокурора и обязал власти провести лесоустройство и поставить все леса на кадастр до 2015 года.

Мэрия должна была запроектировать лесничества и лесопарки, мероприятия по охране, защите и воспроизводству лесов, организовать муниципальный контроль. После — передать в органы кадастрового учета выписку из лесохозяйственного регламента, где перечислены виды разрешенного использования лесов в ВГО. На департамент лесного хозяйства края суд возложил обязанность организовать включение в государственный кадастр недвижимости сведений о лесах на земельных (лесных) участках лесного фонда РФ, находящихся на территории ВГО.

— Что они (мэрия и департамент — прим. ред.) делали? А ничего. В течение нескольких лет. После обращения природоохранной прокуратуры в суд провели лесной учет на территории около 900 гектаров, и где? На мысе Песчаном. Они якобы провели лесоустройство на территории всего Владивостока и лесов здесь не обнаружили, — негодует руководитель региональной группы общественного мониторинга ОНФ по проблемам экологии и защиты леса Юрий Логинов.

По словам эколога, все заявления властей о нехватке средств для постановки лесов на кадастровый учет — отговорки:

— Поставить на кадастровый учет 1 гектар леса в среднем стоит 300 рублей. Умножьте 300 рублей на 19 тысяч гектаров. Это же ни о чем! Городу выделен 1,2 млрд на озеленительные работы — сумасшедшие деньги. Они отчитываются, что ведут озеленительные работы. Но если у нас лесов нет, то что они тогда озеленяют?

Дополняет один из подписантов обращения к Тарасенко — эколог, председатель Совета общественной организации БРОК Анатолий Лебедев:

— Лесной кодекс РФ предусматривает, что леса в черте города – муниципальные леса. Есть федеральная процедура, по которой все они должны быть поставлены на кадастровый учет. То есть должны быть определены их точные границы в соответствии с современным земельным законодательством, они должны быть переданы по акту и предусмотрены в Генплане и ПЗЗ.

В городе 35 тысяч гектаров леса – весь полуостров Муравьева-Амурского в границах городского поселения. У нас уникальная ситуация, когда в черте города сохранились девственные леса. Примерно половина их – государственный лесной фонд, который до сих пор городу почему-то не передан. И если передавать леса городу, то не в рекреационной зоне, как это видит "Град", а в зоне защитных лесов, где недопустимо строительство. В 2008 году, когда был принят действующий Генплан ВГО, леса в нем не были учтены в принципе. Их раскидали в жилую и рекреационную зоны, благодаря чему сейчас свободно вырубают и раздают.

Действующий генеральный план активисты называют нелегитимным.

"В 2008 году при согласовании и утверждении Генплана ВГО регламент Владивостокского лесничества – нормативный государственный документ – был намеренно проигнорирован, и Генплан согласование Рослесхоза не получал! Это позволяет, согласно письму Минэкономразвития РФ от 4 февраля 2010 г. NД23-382 "О правовом положении городских лесов", считать действующий "Генплан Владивостокского городского округа" от 15 сентября 2008 года N119 незаконным, равно как и все выданные на его основе правоустанавливающие документы", — сказано в обращении к врио губернатора Приморья.

Юрий Логинов указывает и на тот факт, что в 1983 году, когда в пригороде Владивостока работали санатории, было издано постановление Совета Министров РСФСР №458 "Об установлении границ и режима округов санитарной охраны курортной зоны Владивостока на побережье Амурского залива и курорта Вешенский в Ростовской области", которое устанавливало во Владивостоке санаторно-курортную зону. Внутри нее нельзя было проводить никакие работы по уничтожению леса и растительности. Постановление это не отменяли. Логинов задается вопросом, почему так получилось, что в действующем в Генплане это не учтено, а санаторно-курортная зона теперь не "зеленая", а подлежит застройке.

— Если "Град" сделал новый ГП, игнорируя неотмененное постановление 1983 года и наличие лесов федерального фонда – четыре лесничества, значит, они не имеют права предоставлять его в какие-либо органы. Почему людям снова дают неготовый документ? Для чего тратить впустую 60 млн рублей (сумма контракта с ИТП — прим. ред.)? Зачем это предлагают обсуждать людям вообще, эту пустышку? — спрашивает Логинов.

Архитекторы и власти проблем не видят

В конце сентября на фоне протестов против проведения публичных слушаний отреагировать на происходящее решила администрация края. Чиновники напомнили, что вообще-то прежде чем приступить к работе с документами специалисты ИТП провели во Владивостоке серию предварительных общественных обсуждений, свои предложения и замечания владивостокцы могли оставить на сайте "Града".

"Совместно с администрацией Владивостока была проведена колоссальная работа, в ходе которой на государственный кадастровый учет было поставлено 46 земельных участков городских лесов общей площадью 873,3 гектара. В проекте изменений генплана установлены функциональные зоны лесов общей площадью 20635 гектаров", — передает пресс-служба администрации.

Чьи леса, на каких территориях ВГО и на каких основаниях включили в эти 20 тысяч с хвостиком гектаров, не поясняется (ведь по лесохозяйственному регламенту во Владивостокском лесничестве в ВГО всего 19788 гектаров леса, а поставленных на учет и по-настоящему городских — 873,5).

По версии администрации, из 20635 гектаров леса 2580 территориально относятся к землям лесного фонда и военного лесничества.

— Сейчас в проекте Генплана установлено несколько функциональных зон, в том числе зона лесов, установлена зона рекреационного назначения, зона озеленения специального назначения. В действующем генплане тоже присутствовали такие зоны: площадь зоны лесов (в том числе городских, которые внесены в ЕГРП) по нему составляет 28241,37 гектара, площадь зоны рекреационного назначения — 5882,8 гектара, зоны озеленения специального назначения — 883,9 гектара, — приводит другие цифры ведущий архитектор "Града" Максим Ефанов.

Схема озелененных территорий ВГО

Схема озелененных территорий ВГО. Фото: предоставлено ИТП "Град"

Ефанов отметил, что знает, что на кадастровом учете стоит лишь 875 гектаров леса.

— Но это не значит, что в Генплане остальные никак не учтены, потому как все земли, которые сейчас не заняты застройкой, на которые не разработаны проекты планировки и на которых не установлены земельные участки, сведения о которых были бы внесены в ЕГРН, мы зарезервировали, как функциональную зону лесов. Чтобы сохранить саму лесную растительность как буфер, защищающий жилую застройку от производственной зоны, мы установили ввели зону озеленения специального назначения для территорий, где по факту есть леса. Часть лесов, которые находятся в границах населенных пунктов, вблизи жилой застройки, мы отнесли к рекреационным зонам, чтобы впоследствии в территориальном зонировании разделить их на различные пляжи, зоны отдыха и туризма, зоны спорта и зоны озелененных территорий общего пользования (это наши зоны с Р1 по Р6).

Для Генплана в целом не имеет значения — стоит территория леса на кадастровом учете или нет. Суть в том, что когда лес на учете, мы можем точно определить его границы в территориальном зонировании. Для функционального же зонирования имеет значение в большей степени местонахождение самого лесного фонда, где на деле он есть, — считает архитектор.

А, как выяснили омичи в процессе разработки Генплана, во Владивостокском городском округе земли лесного фонда часто накладываются на фактическую застройку, и наоборот.

— Если мы посмотрим на карты, которые находятся у лесников, мы увидим, что большая часть поселка Трудовое уже застроена, а большая часть севера Владивостока — земли лесного фонда. Мы прекрасно понимаем, что если по факту существуют жилые дома, существуют дороги, объекты недвижимости — то какие же это земли лесного фонда? При этом в перечне у лесников такие земли есть, площади эти они учитывают. В нашем проекте Генплана мы изыскали все свободные от застройки территории лесного фонда, которые к таковым пока не относятся, и предлагаем установить для них зону лесов. А на тех территориях лесного фонда, которые уже застроены, все-таки дать людям нормально жить и развиваться и установить на них соответствующие функциональные зоны — жилые, общественные, производственные и так далее, — объясняет архитектор.

Ознакомиться с градостроительной документацией "Града" по ВГО в полном объеме можно здесь.

Но активисты не доверяют "заезжим" архитекторам и считают, что они недостаточно изучили вопрос.

1 / 2

Пока идут споры

Доктор биологических наук, главный научный сотрудник ТОИ ДВО РАН, председатель координационного совета по проблемам экологии Приморского края Владимир Раков согласен, что действующий Генплан приняли с нарушениями законодательства, из-за чего город уже понес большие потери:

— Около 10% леса уничтожили во время строительства объектов саммита АТЭС, это примерно 10 кв. км. Потерял город леса и при прокладке трассы Седанка – Патрокл, там вырубили 2-3 кв. км, я сам подсчитывал. Вырубили лес на полуострове Саперном, где кампус ДВФУ — теперь там лишь небольшие рощицы. Строим на месте лесов микрорайоны и ТОРы. Город с каждым годом теряет лес, но никак не восполняет его. Сейчас нарушается законодательство, Генплан нужно привести в соответствие с законом. Например, он не проходил экологическую экспертизу, а следовало бы. Его рисовали инженеры, которые, вероятно, хорошо умеют чертить карты, но которые совершенно не думали об уничтожении лесов. А ведь лес — это не только деревья (преимущественно краснокнижные, кстати), это еще и экосистема. В нем живут звери, птицы, насекомые. В конце концов лес – это здоровье людей. Но вскоре мы можем многое потерять.

Кампус ДВФУ на острове Русском

Кампус ДВФУ на острове Русском. Фото: Антон Балашов, ИА PrimaMedia

По словам Анатолия Лебедева, почти 10 лет попавшие в зоны застройки и рекреации леса распродают и вырубают, и статус краснокнижных никого не останавливает.

— Одна из самых популярных схем, которую мы раскрыли вместе с ОНФ. Поскольку в действующем Генплане ВГО лесов как зоны нет, и они не поставлены на учет по современной системе кадастра, департамент земельных и имущественных отношений края их просто не видит. Что делают: приходит в департамент человек с заявлением, что хочет участок леса, чтобы построить себе коттедж. Департамент отказывает на основании того, что там леса, а значит предоставлять землю они не имеют права. Но человеку говорят, что он может пойти в арбитражный суд и оспорить отказ, если он не согласен. Что человек и делает. Как показывает практика в таких делах, арбитраж почти всегда встает на сторону гражданина и говорит: земельный департамент не прав, человек имеет право строить. Человек с этим судебным решением идет обратно в департамент, департамент спокойно выдает разрешение на предоставление участка. С этим разрешением человек направляется в мэрию, в управление охраны окружающей среды и природопользования. Там он получает разрешение на вырубку деревьев, в том числе краснокнижных, потому что у человека есть "землеотвод". Все.

И по этой схеме у нас сегодня весь пригород застроен — Седанка, Океанская, Академгородок.

— Нет земли на кадастровом учете – значит, ее вообще нет, говорят в департаменте земельных и имущественных отношений, передав очередной участок леса кому-то. Этот кто-то начинает выпиливать деревья. При этом управление по охраны окружающей среды и природопользования выписывает разрешение о сносе зеленых насаждений на участке, и они знают, что леса там точно есть. Как получается, что один орган выписывает постановление, согласно которому лесов на земле нет, а другой – что они есть, и их можно вырубать? Такие действия противоречат друг другу. А правоохранительные органы приезжают, видят порубочный билет и ничего не могут сделать, — поясняет Юрий Логинов.

Эксперт добавляет, что многие участки лесов таким образом потеряли, когда департамент возглавляла Наталья Соколова, которую в декабре 2016 года уволили за "недобросовестность".

Раков подтверждает, что леса ДВО РАН — одна из наиболее проблемных территорий в плане сохранения и защиты. Еще в 1960-е годы академики получили несколько квадратных километров территории под формирование Академгородка.

— Этот лес раздали частникам. И хотя возле институтов полагается охранная зона около полукилометра (иногда ведь ученые занимаются опасными исследованиями), под окнами некоторых отделений тут и там роют котлованы, возводят коттеджи и многоэтажные здания. Нельзя так делать – если академии наук дан лесной массив, отдавать эту территорию под строительство частных домов. Сейчас идут суды, чтобы вернуть эти леса, и не безуспешно.

Отметим, в конце сентября Ленинский районный суд Владивостока удовлетворил иск районного прокурора и обязал Дальневосточное отделение РАН поставить на кадастровый учет земли, переданные институту в бессрочное пользование. Речь о 160 гектарах в районе 12 км — Седанка (1-ая очередь — Чайка).

Но не только леса ученых и неразграниченные леса лесфонда сейчас не защищены от вырубки и незаконной застройки — как показывает практика, не очень-то озабочены надзором за своим имуществом и военные.

Так, ряд уголовных дел был возбужден в начале 2016 года по фактам выявленных ОНФ махинаций с землей Минобороны во Владивостоке: военная прокуратура и Следственный комитет установили, что департамент земельных и имущественных отношений незаконно передал в аренду и перевел частную собственность пять земельных участков на основании подложных документов. После этого прокуратура ТОФ инициировала постановку на кадастровый учет военных земель площадью 16,1 тысячи гектара.

Ловили за руку на "раздаче" зеленых участков и самих лесничих. По итогам 2016 года городской бюджет Владивостока понес ущерб в размере 60,7 млн рублей в результате незаконной вырубки деревьев, и речь только об учтенных 873,5 гектарах.

— За что мы боремся? Чтобы в городе были парки, скверы. А чтобы они были, они должны быть учтены. Людей обманывают. Чтобы люди не выходила на защиту скверов с вилами и лопатами, надо необходимо провести определенные работы. Органы власти, которые включили федеральные леса в земли поселений, обязаны провести их учет и поставить их на кадастр как леса городские, — подытоживает Логинов.

По данным экологов, на сегодня в России действительно учтенными — поставленными на кадастровый учет — являются лишь около 15% всего массива леса. Правовая коллизия, когда по факту деревья есть, а на документах нет, дает "плоды" на территории всего Приморья. В марте этого года по требованию Межрайонной природоохранной краевой прокуратуры Советский районный суд Владивостока обязал департамент лесного хозяйства провести лесоустройство на площади на площади более 2,6 млн гектара, из которых Сергеевское лесничество занимает свыше 616 тысяч гектаров, Владивостокское лесничество — более 223 тысяч гектаров, Арсеньевское — более 388 тысяч гектаров, Уссурийское — свыше 159 тысяч гектаров, Дальнереченское — свыше 581 тысячи гектаров, Чугуевское — более 681 тысячи гектаров.

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

Ущерб от незаконной вырубки деревьев во Владивостоке за год превысил 60 млн рублей

Уголовные дела завели по фактам махинаций с землей Минобороны во Владивостоке

Лесные насаждения во Владивостоке и его окрестностях бесконтрольно уничтожаются – эксперты

Краснокнижные деревья на 30 млн рублей вырубили во Владивостоке под коттеджи

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia