Политика. 15 ноября, 14:20
Пятый мэр Владивостока Владимир Николаев. Фото: скриншот видео

Владимир Николаев: Приморью предстоит наверстывать потерянные 5 лет

Большой разговор – о выборах и волонтерах, о бюджете и конфликтах, о командной работе и личном (ВИДЕО)

15 ноября, PrimaMedia. В те самые дни, когда отмечалось 100-летие революции, корреспондент "Новой газеты во Владивостоке" встретился в Москве с пятым мэром Владивостока, известным предпринимателем и руководителем ряда социальных программ Владимир Николаевым. О революции речь не шла, хотя изменения, случившиеся в последнее время во Владивостоке и Приморье можно, в известной степени, назвать революционными. С них то и начался разговор Владимира Николаева с приморским журналистом Андреем Островским, сообщает ИА PrimaMedia.

О смене власти

— За год, что мы не виделись, произошло много всего, но мы будем говорить о нашем доме – Владивостоке и Приморье – где тоже случилось многое: случилась смена на губернаторском посту, освободилось кресло мэра, сформирована, наконец, хотя и с известными странностями, новая городская дума Владивостока. Событий масса, но по важности, очевидно, стоит начать со смены руководства в нашем Белом доме. Как человек, занимающийся не только бизнесом, но и целым блоком социальных программ, что ты ждешь от этой пересменки?

— Прежде всего, думаю, что для нового врио губернатора Андрея Владимировича Тарасенко это подразумевает большую работу и огромную ответственность – и перед приморцами, и перед президентом. Почему это произошло? Очевидно, что с одной стороны, затормозились темпы развития края, а с другой – предыдущий губернатор не смог консолидировать все силы, учесть все интересы – самых разных общественных, политических и финансовых групп, в том числе весьма разнородных; чтобы самые разные варианты развития, варианты действий были учтены. И так называемая элита оказалась разрознена, не была сплочена для решения многих задач, стоящих перед краем. Думаю, это одна из главных проблем.

Почему так произошло – очевидно. Думаю, прежде всего, это зависит от человека, от самостоятельности принятия им решений – это касается руководителя любого ранга. Меньше всего я хотел бы, что называется, "топтаться на костях", но постараюсь, тем не менее, обозначить проблему так, как она мне видится. Когда человек оказывается чрезмерно внушаемым, зависимым от мнения своего окружения, то здесь, как говорится, не угадаешь – слишком уж разными по своим качествам могут быть советчики. Как говорят, у победы много отцов, а у поражения одна мачеха. Поэтому убежден, что вся команда прошлого губернатора виновна в том, что произошло. Нельзя все вешать на одного человека. Я привык по доброму относиться к людям, и к бывшему губернатору отношусь так же, ничего личного тут нет, но считаю, что в кадровой политике, управлении финансами, принятии разных управленческих решений – здесь был очень большой провал.

— В свое время было видно, как тяжело было тому же Миклушевскому "входить" на незнакомую – прямо будем говорить – территорию. Тарасенко, при всем том, что он здесь родился и учился в школе, тоже полвека в Приморье не был. Не столкнется ли он с теми же проблемами?

— Я думаю, что не стоит все-таки мести всех под одну гребенку. Есть разные примеры. Бывает ведь, что и так называемые "уроженцы" работают откровенно спустя рукава. Разве мы таких людей не знаем? Да их полно. Поэтому все индивидуально. Понятно, что люди часто обращают внимание: откуда человек, где родился, как бы определяясь по принципу "свой-чужой". Да, здесь есть определенный момент. Но что касается биографии врио губернатора, то он, безусловно, человек, прямо связанный с Владивостоком. И его работа, достаточно многогранная, указывает на кругозор человека федерального уровня. Понятно, что приморцы ждут его решений с надеждой на изменения к лучшему.

Я ж это по себе помню, по опыту прихода на пост руководителя администрации Владивостока. Никто ж не спрашивает: откуда ты взялся, какой у тебя опыт. Не важно. Ты занял пост? Значит, ты должен решать возникающие вопросы и проблемы. Поэтому планку себе придется ставить достаточно высокую, чтобы не обмануть ничьих ожиданий. Чтобы решать, в том числе и те проблемы, которые достались в наследство от предшественников.

Поэтому я, как, наверное, и все приморцы, надеюсь, что поменяется кадровая политика, что будут консолидированы все созидательные силы. По первым шагам и решениям такая надежда сохраняется, и, дай бог, чтоб и дальше все происходило именно так. Мне кажется, что Тарасенко из тех, кто может принимать самостоятельные решения, навязывать ему свою волю ни у кого не получится. Я верю и надеюсь, что это так.

О выборах мэра

— Дай-то бог. Тогда следующий вопрос. Если и тебя твоих предшественников избирало население города, то сегодня механизмы поменялись, и все будет происходить несколько иначе. Тем не менее должность мэра и стоящие перед ним задачи никто не отменял. Поэтому хотелось бы спросить вот о чем: какими должны быть люди, которые попадут в короткий список соискателей?

— Знаете, советская власть много начудила и наворотила, но чего у коммунистов не отнять, так это выверенной кадровой школы, умения растить кадры, растить руководителей. В наше же время мы зачастую видим движение, что называется, из грязи в князи и наоборот. Отсюда появляются случайные люди, пытающиеся занять те или иные должности. Ну, ладно, может, ты действительно, как говорится, хороший парень. Но если у тебя нет опыта – ни руководства серьезным предприятием в кризисный период, или группой предприятий, ни адекватного политического опыта, то что ты можешь знать? Как же ты будешь работать? Знаете, если с машиной сравнить, то ты можешь все понимать про давление в шинах, но не знать, как работают клапана в двигателе. Только человек, прошедший через все, может знать, как работает вся машина, все элементы организации движения.

Ну и, конечно, есть еще элемент сердца, элемент любви. То есть того состояния, в котором человек берется за работу: не просто как машина, без души, а с пониманием глубины ситуации, пониманием, в частности, того, что нельзя пройти мимо любой беды. Даже если к тебе это не относится.

Основы должны быть именно такие.

— Тут ведь вот какое дело. Как родившиеся и выросшие во Владивостоке, как фанатики, в хорошем смысле слова нашего города, лучшего года земли, как мы говорим, мы ведь считаем, что и руководить им должны какие-то правильные люди. И вот я, честно говоря, пристально оглядываясь, понимаю, что не смогу сходу назвать три-четыре фамилии людей, которые, вероятно, попадут в короткий список. Не вижу таких. Я конечно понимаю, что выдвинутся могут и 40, и 50 со словами: "щас я тут все разрулю…". Но если говорить о реальных толковых, адекватных, компетентных управленцах – не знаю…

— Ну, если ты спрашиваешь с намеком на меня, то я уже не раз говорил, что не стремлюсь ни в какие эшелоны власти. Мальчиком для битья я быть не привык и не хочу. А то, как работала наша команда… Не секрет, что в 2004 году мы приняли город с бюджетом в 2 млрд рублей. И долгов было на 2,5 млрд. Энергетики, там были огромные долги, налоговая – годами не платились налоги на зарплату; сегодня любого руководителя за месяц бы уже упекли, а там по три года не платили. А нам все эти долги выкатили…

Мы – я и моя команда – знаем себе цену. Независимо от нахождения у власти, мы уже много лет реализуем наши многочисленные социальные программы. Но быть мальчиком для битья, повторюсь, я не буду. Когда сначала тебе, знаете, дают флаг и говорят: иди, работай, а потом бьют сзади – я к этому не привык. И сам так никогда не делал, и считаю, что это неправильно.

Как мы работаем, знает, я думаю, весь город, да уже и побольше. Некоторые наши программы, касающиеся двориков, стадионов, фактически приняты на федеральном уровне; а мы-то ими занимаемся уже много лет. И я рад, что наш опыт увиден и услышан. А ведь нашим отдельным программам уже 20 лет. Вдумайтесь: 20 лет! Это вообще-то практически половина моей жизни… Не хочу здесь все перечислять, кому надо, те знают…

О формировании городской думы

— Мы к этому вернемся, потому что мне бы хотелось о многом спросить – не о самих программах, а о людях, которые их реализуют. Но сейчас хотелось бы вернуться к вопросу о городской думе. Известная весенняя история, когда за несколько недель до праймериз начались разговоры о том, что идут какие-то темные личности, причем это ненавязчиво связывалось с людьми, которых поддерживает Фонд Николаева, или которые прямо работают в этом фонде. Причем некоторых людей из этого списка я знаю – активистов фонда, к примеру, которые действительно "пропадают" в городских дворах, работая со старшими по тому или иному дому; или детских тренеров; или ветеранов рыбной промышленности, — все они оказались темными личностями. В результате, мы имеем то, что имеем. Это, как мне кажется, не сильно здорово, тем более что на думу теперь возлагается двойная ответственность. Не опустились ли руки после той истории?

— Да нет, вроде все нормально, работаем.

— А у сотрудников?

— Нет, ни у кого не опустились. История, да, известная. Там мелькало слово "блок"; я бы скорее говорил о людях с настоящим народным доверием, народным признанием. Да и скажем прямо — признанием со стороны государства. Это разные категории людей, конечно. Одни молодые, казалось бы, еще ребята, но у них уже есть многолетний опыт работы во дворах, такие как Дарья Райчук, которую реально знают чуть ли не в каждом дворе. А есть люди постарше, почетные работники рыбной промышленности, которые сегодня вместе с нами реализуют программу "Доступная рыба", к примеру, уважаемый, отмеченный государством Владимир Митрофанович Леонов. Или взять Олега Викторовича Матусевича, директора санатория "Амурский залив", что в пригороде Владивостока. Тысячи, даже десятки тысяч людей прошли буквально через его руки, отдохнув в этом санатории в рамках нашей программы "Здоровье". А путевки – бесплатные — туда мы выдаем исключительно для учреждений бюджетных, социальной направленности – для учителей, врачей, работников культуры и так далее. Это все что – темные личности?

В результате те, кто казались "белыми", кто давал всякие советы, оказались сегодня под пристальным вниманием силовых структур, причем претензии практически одинаковые – коррупция. Фамилии всем известны.

Был диалог с предыдущим губернатором, что этот опыт социальных программ должен быть востребован и расширен. В том числе и через думу, которая должна быть по-настоящему многогранным представительным органом. Эти люди – не политики, но их голос должен быть услышан при формировании бюджета, чтобы он имел реальную социальную направленность. И знаете, что нам было сказано? Конечно! Давайте! Правильно! Надо идти! Но прошел буквально месяц и на этих людей посыпались обвинения, что они темные или с каким-то темным прошлым… Они стали задаваться справедливыми вопросами: значит, мы и наш опыт не нужны? Заслуженные тренеры, работающие в бесплатных детских секциях, такие как Черес, Устинов, люди, поверьте мне, абсолютно кристальные, вдруг узнали о себе много, с позволения сказать, "нового". И грязного. Многие из них хотели идти до конца. Я был вынужден постараться их удержать. Я им сказал: ну, раз хотят, чтоб было так, пусть будет так. Мы пытались еще раз донести до бывшего губернатора нашу позицию. Но он нас не услышал. И, как мне представляется, очень много потерял. Включая свою должность.

— Ты считаешь, это взаимосвязанные вещи?

— Не бывает не взаимосвязанных вещей. Есть цепочка неверных действий, и в конечном итоге все они вместе приводят к какому-то результату: взлету или падению. Взлета мы не увидели. Я думаю, что губернатору навязали это решение. Но отвечал за результаты он.

Поэтому я и сказал коллегам: не надо. Мы никому не навязываемся. Если люди, лучше наши знающие проблемы города, больше нас работающие над их решением – пожалуйста, пусть идут и покажут. Но, к сожалению, мы там не видим таких, реальных практиков. Есть люди из прошлого созыва, прошлой команды, которые себя уже, мягко говоря, "показали", и есть новые – может и хорошие ребята, но неизвестные по общественной деятельности. А ведь здесь нет времени на раскачку. Надо делать то, что нужно, и делать быстро, потому что этого ждут люди.

…Что мы получили на выходе? Не секрет: Владивосток бойкотировал выборы. Копеечная, смешная явка, особенно без "досрочников" — это фактический бойкот. Такого никогда не было в истории Владивостока. Неучастие в выборах людей, которым доверяют, — вот вам результат и показатель. Что касается результатов досрочного голосования, то они, как известно, вызвали недоумение даже у председателя Центризбиркома. Поэтому я остаюсь в убеждении, что во Владивостоке не удалось сформировать представительный орган, который опирался бы на реальное доверие людей. Всегда ведь важно, чтоб в думе были избранники с реальным опытом и реальными делами, которые идут годами.

О фонде

— Говоря о прошедших "странных" выборах, мы неминуемо начали говорить о сотрудниках фонда, и мне это представляется очень важным. О самом фонде, его программах и направлениях мы уже много раз рассказывали, думаю, что и большинство горожан об этом прекрасно знает. Но мне очень интересно узнать о людях, которые в нем работают, о том, что ими движет. Дело ведь в том, что несложно организовать волонтеров на какую-то разовую акцию. Как, допустим, проходящий ежегодно весной всеобщий субботник. А вот чтоб системно волонтерить – тут нужен другой склад характера. Откуда берутся такие люди?

— Какую сферу не возьми – везде есть свои волонтеры, свои по-хорошему заряженные ребята, которые активно работают без всяких денег. Программа "Приморью достойную жизнь", которую мы реализуем уже 20 лет, в последние годы активно расширяется. Добавились кинопоказы, добавилась краевая спартакиада, в которую включены едва ли не все виды спорта. Чтобы все это осуществлять, конечно, постоянно нужны все новые и новые люди. Самим нам все это сделать было бы крайне тяжело.

Полтора года назад я предложил создать Общественный совет. В него вошли разные люди: почетные граждане города, титулованные спортсмены, общественные деятели, заслуженные работники разных сфер – здравоохранения, образования, просто активисты фонда – всего порядка ста человек. Чтобы это было системно, в рамках совета было созданы комиссии по разным направлениям. Именно там идет генерация новых идей. Именно там родилась идея возобновить проведение спартакиад. Сейчас у нас подходит к концу школьная спартакиада, в которой участвуют около 60 школ Владивостока – не все, но подавляющее большинство; это волейбол, баскетбол, футбол, легкая атлетика и так дальше. Дальше пойдет спартакиада среди студентов, в которой примут участие все вузы и колледжи Владивостока. Есть такие же комиссии по вопросам культуры, здравоохранения, благоустройства и многим другим направлениям. Вот они и разрабатывают детально все программы, чтобы сделать их максимально доступными для каждого горожанина, каждой семьи.

Мы активно работаем в соцсетях и наблюдаем активную обратную связь. Пример: большинство кинотеатров Владивостока принимают участие в нашей программе бесплатного кино. Мы договариваемся, выкупаем залы и выкладываем сообщения об этом на наших ресурсах в соцсетях. Так вот, если раньше билеты разбирались в течение недели-двух, то сегодня они разлетаются за один день. Во-первых, это сбережение финансов для горожан, особенно многодетных семей, потому что даже если с двумя-тремя детьми сходить в кино, это уже будет весьма затратно – до тысячи рублей. Во-вторых, мы стараемся делать упор на патриотическом кино, когда оно есть в прокате; в том числе хорошие и добрые советские и российские мультфильмы. Это ведь все с детства закладывается в ребенке. И тогда, когда он вырастет и станет, к примеру, заниматься бизнесом, будет, я надеюсь понимать, что есть не только финансовый расчет, но и такие вещи, как сострадание, любовь и то высшее, что должно двигать человеком.

О волонтерах

— Я тебя много лет знаю, как человека увлекающегося, и сейчас снова в этом убеждаюсь: начав рассказывать о фонде и его программах, ты, я не сомневаюсь, можешь говорить часами. Но мне очень интересны люди, которые приходят и становятся волонтерами – не разово, а системно. Я слежу за сайтом фонда и вижу там постоянно все новые фотоотчеты с разных акций. Сколько раз в этом году убирали пляжи?

— Ну, то, что все пляжи убирали, так это точно. А Вторую речку даже дважды, такой там ужас творился.

— Вот. И везде задействовались десятки, если не сотни волонтеров. Где вы их берете? Как люди становятся волонтерами?

— Видишь, получается так, что по чиновничьим меркам субботник бывает раз в году. А по нашим программам они идут весь год. Я думаю даже, что это разные вещи: субботник воспринимается, как нечто разовое, а у нас это не субботник, а программа действий. Она каждую неделю затрагивала и продолжает затрагивать совершенно разные места. Если говорить о волонтерстве, я безмерно благодарен ребятам, которые являются нашими самыми активными коллегами, соучастниками наших дел и начинаний. Еще раз подчеркну: все они работают совершенно бесплатно. Может, кто-то не поверит, но это именно так. Есть сотрудники фонда, координаторы, которым мы, конечно, платим зарплату. А есть масса ребят – наши главные руки – которым не безразлично, по каким пляжам они ходят, по каким улицам, в каких парках и вообще – каков облик нашего города.

К примеру: мы дня за 3-4 объявляем о том, что, готовим десант по уборке на нашу любимую Шамору. Знаете сколько пришло? 200 человек! Пришли в названые нами точки сбора во Владивостоке, откуда мы организованно автобусами всех отвезли. И целый день работали: чистили, наводили порядок, выгребли горы мусора. А еще ведь были пляжи бухты Тихой, Второй речки (это вообще ужас, в том числе и сама речка – экологическая катастрофа в чистом виде), три бухты на Русском острове и так далее.

— Понимаешь, почему я так прицепился с волонтерами? Сейчас с самых высоких трибун говорят о необходимости развития гражданского общества. Ведь патриотизм, на мой взгляд, состоит не в том, чтобы в день народного единства ходить с флагом по улицам. Это, конечно, тоже надо. Но, знаешь, у того же Сент Экзюпери есть такая фраза: проснулся – приведи в порядок планету, на которой ты живешь. Иначе говоря: проснулся – подмети свой двор. Вот это мне и представляется крайне важным. То, что еще 5-10 лет назад во Владивостоке было в зачаточном состоянии, сегодня – в том числе благодаря и работе фонда и его программам – начинает двигаться широко. Отношение к земле, как к своей земли, к двору – как к своему двору, к бухтам – как к своим бухтам. Вот это мне кажется чертовски важным.

— Совершенно согласен! Потому что патриотизм, это, конечно, не декларации, это – действия. Поэтому мне так нравится и так важно для нас, что приходит много молодых ребят для участия в наших акциях. Больше скажу: особенно хочется поблагодарить людей постарше, которые тоже стали приходить чаще. Я тоже считаю, что ходить с флагом – хорошее дело. Но нужно идти дальше, нужно делать конкретные, реальные дела.

…Конечно, для фонда это оборачивается определенными и порой немалыми финансовыми затратами. Но самое главное это, безусловно, люди. Нельзя пренебрегать их мнением. Поверьте, я достоверно знаю истории последнего времени, когда по линии власти устанавливается где-то во дворах детская площадка и вызывает негатив у населения. Потому что поставили, не советуясь с людьми, не спросив их мнения. А у кого-то там были клумбы с прекрасными цветами. Или площадка оказалась прямо под окнами у пожилых людей. И, вроде ж, хорошее дело – а результат нулевой, если не сказать больше. Мы этой работой – по установке детских площадок – занимаемся системно уже много лет, но каждой свой шаг здесь стараемся выверять с людьми.

О "рыбном" вопросе

— Я вот выше сказал о затратах, но есть ведь и затраты другого порядка: время. Поверьте, я каждый день несколько часов посвящаю работе фонда и нашим программам. Смотрите, вот мой телефон. Где бы я не находился, я регулярно получаю ежедневную сводку по всем нашим программам. Ну, давайте, возьмем, к примеру, программу "Доступная рыба для населения". Смотрим: 31 октября. Машина наша стояла на Луговой. Продано 61 кг кальмаров, 55 кг молок, 88 банок консервов. Покупателей было чуть более 150 человек. Вот 1 ноября, работали на бухте Тихой, еще одна таблица. 2 ноября, Русский остров, продано 149 кг и 140 банок консервов. И так далее. Можно посмотреть соседние таблицы – по другим дням и по другим точкам. Ну и приведенные в таблицах цены не трудно сравнить с, так сказать, средними по рынку.

Это только Владивосток, а ведь наши рефмашины работают по всему краю. Работают с тех пор, когда я не был еще ни депутатом Заксобрания, ни мэром Владивостока. А есть еще и бесплатный соцпакет, охватывающий малоимущих, которым мы бесплатно раздаем рыбу; в прошлом году это было порядка 40 тысяч человек. И в этом году мы ожидаем такой же цифры, потому что нам поступает огромное количество звонков, обращений от людей, скажем так, крайне ограниченных в средствах.

Если еще сказать пару слов хотя бы о рыбе, то надо сказать, что путина этого года – она крайне неудачная для промысла красной рыбы. Особенно по Сахалину, где вообще провал. Я уже много раз об этом говорил – о неурегулированности поставок и продаж на внутреннем рынке, что в этом году привела не просто к дефициту красной рыбы, но и резкому, минимум в полтора раза, росту цен. Это большая проблема, которую нужно решать. И здесь мы тоже готовы объединить усилия с кем угодно, в том числе и с новым губернатором, который работал в рыбной отрасли и хорошо это знает. У нас есть большая сеть реализации и поэтому, повторюсь, мы готовы объединять усилия с кем угодно, чтоб население могло покупать рыбу по льготным ценам.

Мы стараемся покупать у рыбодобывающих компаний фактически по себестоимости. Вопрос власти: как сделать так, чтобы покупать еще дешевле. У нас нет такого подхода, что это, дескать, наша программа, и мы никого не пустим и так далее… Нет! Есть глубокое желание, чтобы люди в рыбацком крае покупали рыбопродукцию по адекватным ценам.

О власти и бюджете

— Коль скоро речь пошла о деньгах и о той роли, которую должна играть власть, пришла пора спросить вот о чем: а в работе фонда и реализации его программ как-то чувствуется взаимодействие с властью? Помощь или палки в колёса?

— К сожалению, в последнее время никакой помощи и никакого взаимодействия нет. Взять спорт: мы сотрудничаем практически со всеми спортивными федерациями, большинство из них входит в наш общественный совет "Приморью — достойную жизнь". Мы плотно работаем с ними, в основном на базе "Арены спорта". Открыты многочисленные группы, частично бесплатные, в других мы стараемся удерживать минимальные, доступные цены, в пределах 2,5-3 тысячи в месяц. Самых лучших мы стараемся поощрять, предоставляя право бесплатных занятий.

Позиция власти?... Здесь ситуация вообще парадоксальная. Знаете, когда я был мэром, то мы, естественно, в рамках плана мероприятий финансировали соревнования, проводимые рядом федераций. Не самые большие были ресурсы, но мы это делали. К сожалению, впоследствии, эти программы прекратились. Также, к слову, как и со стадионами. Мы за 2,5 года построили порядка 18 современных пришкольных стадионов, а за последующие 10 лет построили ещё чуть больше 10. Сопоставьте сами. Конечно, это не путь развития детского бесплатного спорта.

Более того, приобретя "Арену спорта", мы столкнулись с ещё одной вещью: кроме поддержки социальных спортивных программ мы должны платить ежегодно ещё около 3 млн рублей в качестве налога на землю, на которой стоит "Арена спорта". Законодатель (Заксобрание, дума города) не подумал об этой проблеме, и дело не только в нас: есть ещё "Олимпийский", "Восход", "Динамо" — и все платят этот налог, это ж безобразие! Понятно, что есть разные коэффициенты к кадастровой стоимости земельного участка (в зависимости от местоположения), но, по сути, спортивные сооружения приравнены к бизнес-центрам и офисным зданиям. 3 млн в год!... Ставка эта была принята относительно недавно, и я очень надеюсь, что законодатель все-таки учтёт и выправит сложившуюся ситуацию.

Вернусь к своей бытности мэром: мы тогда до самого возможного минимума снизили коэффициенты по этому налогу для того же театра имени Горького, понимая, что учреждение культуры не должно облагаться по тем же принципам, что и торговый центр. Есть прямая социалка, которую просто нельзя обирать, и относиться к ней надо с соответствующим и четким пониманием. Иначе — все это будет перевыставлено в ценах на билеты, стоимости занятий в спортивной секции и так далее.

О стройках

— Опять же, коль речь о деньгах: для того, чтобы фонд реализовывал свои программы, у него должна быть надежная финансовая база. Насколько она сегодня крепка?

— Для начала ещё раз повторю: главная ценность, которая у нас есть — это люди. Многим почему-то кажется, что если у тебя есть деньги, то можно все решить. Нет! Глубоко не так! Без людей — наших сотрудников, наших помощников — мы бы не сделали ничего. Что касается финансовой основы, то если все предприятия работают нормально, то она будет. Другой вопрос: получается ли у них нормально работать. Вот смотрите: не помню, чтобы при мне какой-то строительный объект закрывался или замораживался по вине чиновников. Да я б их из кабинетов вышвырнул. А посмотрите, что происходило в последние годы, когда мы наблюдали какое-то жонглирование властной дубинкой, что ли… Я знаю эту ситуацию, потому что сложился уже целый пул компаний, которые помогают нам в социальных программах. И я им очень благодарен за это! Но когда приходят люди с потухшими глазами и рассказывают, что им трижды выдавали и отзывали разрешение на строительство... Ну, вот, как такое вообще может быть?! Это я о стройке на улице Тигровой. А знаете, в чем была проблема? В том, что один из вице-губернаторов, уже, к счастью, прошлых, недавно отправленный в отставку, — он там рядом жил и новостройка немного прикрывала бы окно. О каком инвестиционном климате можно говорить, если люди, отвечающие за инвестиции, так себя ведут? На днях буквально наш президент об этом говорил на встрече с главой Минстроя Менем: в отрасли не все ладно, потому что потоком идут жалобы от бизнесменов-застройщиков. Ну, естественно, если вот так глумятся!.. Или, как у нас в Спортивной гавани происходит, где блоками перекрывают проход для людей, переводя спор из юридической плоскости в бетонную!..

Верю, что это — политика прошлого периода. И я очень надеюсь, что новая власть в крае будет совершенно другой.

Отвечая же на ваш вопрос, скажу, что мы, как люди закаленные, не сбавили оборотов наших программ: они как работали, так и работают и будут работать. Тем более что у нас работают замечательные люди, и новые, слава богу, активно приходят!

О личном

— Кстати о вновь приходящих людях и волонтёрах: я слышал, в этом году твой старший сын включился в эту работу?

— Да.

— Ему сколько лет?

— 16.

— Честно скажи: он сам принял решение волонтёрствовать, или отцовская рука подтолкнула?

— Сам, однозначно. Никакого давления с моей стороны не было; что уж, 16 лет, парень взрослый. Младшему 10, если уж говорить о моей личной жизни. К сожалению, наш с женой брак распался по обоюдному решению. Дети остались со мной — по их решению. Это было непросто для всех, но такое решение было принято. Я благодарен бывшей супруге за то, что у меня такие дети, хотя, конечно, и жаль, что так все произошло. Для меня это была большая школа, да она, собственно, ещё продолжается. Что касается старшего, то, когда он был еще совсем кроха, мне редко доводилось участвовать в его купании. Но уж младшего я купал столько, что, видимо, и за старшего тоже. Всяко бывало — и больницы, где мы с ним вместе лежали, и кормления… Няни, конечно, были, но они больше помогали по дому. А тут — постоянный личный надзор. Бывало, совещание ведёшь, а приходится прерываться… Но важно, что мальчишки есть, что они растут, и что они, как сейчас говорят, не мажористые. Не скажу, что уж прямо в ежовых рукавицах, но лишнего я им никогда старался не позволять. Скажем, младший только недавно, в 10 лет получил свой первый телефон, так же как и компьютер.

Ну а старший как-то незаметно повзрослел, видимо, увидел, чем я занимаюсь, как-то по своему это оценил и все каникулы летние провёл, участвуя в наших социальных программах — мусор убирал на пляжах и так дальше… Что скрывать: мне это очень приятно, потому что это — правильный взгляд и на свой город, и на свою родину. Следующий этап, о котором мы с ним уже говорили, — это армия. Он достаточно спортивно развит: рост 185, вес 70, параметры неплохие. Держит нагрузку, тренируется в клубе "Патриот". Не знаю, куда он попадёт служить, но, надеюсь, это будет какая-то интересная часть. Не сомневаюсь, что это поможет ему в дальнейшей жизни. Тем более, что армия уже не та, что была вчера. Есть, наверное, какие-то споры и конфликты, но разве во дворе их нет между пацанами? Поэтому я однозначно за службу, которая даёт молодому человеку возможность впервые почувствовать взрослую жизнь. Младшему ещё, конечно, рановато думать об армии, но они на этот счёт друг друга постоянно подкалывают…

— А сам ты по жизни на кого опираешься?

— В первую очередь, это, конечно друзья и партнеры. Причём зачастую бывает так, что партнеры становятся друзьями. С кем-то сохраняются рабочие, товарищеские отношения. Все ведь зависит от людей, от каждого из нас: что мы ищем, чего хотим? Дружба — это же такой дорогой подарок, которого скупой не подарит. Она возникает только с тем, кто дорожит отношениями, дорожит честью и так дальше.

Тут ведь можно и по-другому сказать: как сформулировал один умный человек — жизнь это школа, и ты порой не знаешь, в каком ты классе. И не знаешь, когда будет следующий урок, и какой? И главное, что списать-то ни у кого не возможно, потому что одинаковых вариантов нет. Кидая нас в одну сторону, в другую, жизнь преподаёт нам очень серьезные уроки… Я всегда хотел, чтобы вокруг меня были друзья. И те, кто пришёл ко мне с открытым сердцем, в ответ получил меня, как друга. Такие люди, к счастью, есть и их немало. Это для меня крайне важно!.. Как и то, чтобы в люди в нашей большой команде подбирались не только по профессиональным качествами, но и по внутренним убеждениям!...

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia