Главная Новости Проректор ДВФУ Кирилл Голохваст: Нанотехнологий в бизнесе ДВ куда больше, чем мы думаем

Новости

Проректор ДВФУ Кирилл Голохваст: Нанотехнологий в бизнесе ДВ куда больше, чем мы думаем

13.12.2018

За последние 5 лет на Дальнем Востоке появилось более 50 компаний, которые работают в сфере нанотехнологий, и доля высокотехнологичного бизнеса в регионе растет. Этот процесс трудно представить без активного взаимодействия участников рынка и науки, и Дальневосточный федеральный университет (ДВФУ) готов предоставить необходимую поддержку "бизнесу завтрашнего дня". О том, в чем заключается сегодня эта поддержка, корр. ИА PrimaMedia побеседовал с проректором ДВФУ по научной работе Кириллом Голохвастом.

Справка: ГОЛОХВАСТ Кирилл Сергеевич — российский ученый, известный специалист в области нанобиологии и нанотоксикологии. В 2003 году с отличием окончил Амурскую государственную медицинскую академию по специальности "Лечебное дело". В 2006 году окончил аспирантуру и защитил кандидатскую диссертацию. В 2008-2011 годах обучался в докторантуре Дальневосточного государственного университета, в 2014 году защитил докторскую диссертацию. Автор более 280 статей в журналах из списка Высшей аттестационной комиссии, 101 статей в изданиях баз Scopus и Web of Science, 23 патентов РФ, пяти монографий, 5 учебных пособий. Основные работы посвящены исследованиям наноматериалов.

— Кирилл Сергеевич, в силу вашей научной специализации мы полагаем, что нанотехнологии находятся в сфере вашего внимания постоянно. Скажите, присутствуют ли сегодня нанотехнологии в нашем регионе?

— Конечно. В том или ином виде они присутствуют здесь уже лет 10. Ученые Дальнего Востока давно принимают участие в конференциях, посвященных нанотехнологиям, и производство научного контента в этой сфере идет уже давно. С точки зрения вхождения в государственные структуры, в какие-то нормативные документы, стоит отметить, что еще в 2009 году тогда еще ДВГТУ (позже вуз вошел в состав Дальневосточного федерального университета – ред.) делал предложения в программу развития наноиндустрии Приморского края. Мы считаем, что нанотехнологии пора внедрять в общественную жизнь региона. Ведь, что называется, "в кармане" мы нанотехнологии носим с вами уже давным-давно.

— Когда мы говорим о нанотехнологиях, обычно вспоминается корпорация "Роснано". Участвует ли сегодня "Роснано" в каких-либо проектах в регионе, в частности, в совместных проектах с ДВФУ?

— В ДВФУ открыто несколько подразделений с участием "Роснано". Когда-то мы подавали большую заявку на создание Тихоокеанского центра нанотехнологий. Это был 2010 год, огромное количество документов собрали, но, к сожалению, по конкурсу тогда у нас пройти не получилось.

Первым нашим контактам с "Роснано" уже, наверное, 10 лет. Долгое время мы участвовали в мероприятиях, которые они проводили, принимали коллег из "Роснано", причем даже Анатолий Борисович (Анатолий Чубайс, председатель правления АО "Роснано" — ред.) приезжал.

И полтора года назад мы вышли на логическую фазу формализации наших отношений. При поддержке Фонда инфраструктурных и образовательных программ Группы "Роснано" создан Региональный центр нормативно-технической поддержки инноваций Приморского края. Он оказывает помощь предприятиям по вопросам инновационной стандартизации, сертификации продукции нанотехнологии, а также оценки профессиональных квалификаций в наноиндустрии для современного рынка высоких технологий.

— Вы говорите, что сегодня ДВФУ готовит большое количество специалистов в области наноиндустрии. А рынок ДФО уже готов принять этих специалистов? Компании в регионе вообще занимаются выпуском или хотя бы подготовкой к выпуску высокотехнологичной продукции?

— Мы проводили анализ технологических предприятий, которые присутствуют на Дальнем Востоке, на предмет того, сколько из них могут быть отнесены к области наноиндустрии. И поняли, что примерно четверть компаний используют в своей постоянной деятельности технологии или материалы, которые можно отнести к наносфере.

Но я думаю, что не все даже осознают об этом. Если привести несколько оторванный от реальной жизни пример, то примерно 5 лет назад в журнале "Наука и жизнь" вышла статья "Нанотехнологии в стакане молока". Оказалось, что эти жировые капельки, которые мы видим в молоке, имеют в своей основе частицы — ионы кальция, которые окружены несколькими оболочками. Это, по сути, природная нанотехнология. Так что мы пьем каждый день нанотехнологический продукт и даже об этом не думаем.

Поэтому многие наши предприятия что-то производят и иногда даже не понимают, что делают это с применением или на основе нанотехнологий. В таком случае мы хотим помочь им. И Региональный центр нормативно-технической поддержки инноваций Приморского края нужен, в том числе, и для этого. Внимание к рынку высокотехнологического производства на Дальнем Востоке у государства, безусловно, есть.

— Региональный центр нормативно-технической поддержки инноваций Приморского края на базе ДВФУ запустили относительно недавно, в 2017 году. Есть ли уже какие-то успехи?

— Мы собрали большое количество заявок от предприятий (по разработке стандартов и методик измерений, сертификации продукции, оценки ее нанобезопасности), поняли, что надо идти пошагово к достижению тех целей, которые мы поставили вместе с Фондом инфраструктурных и образовательных программ.

Запустили проект по сертификации учащихся нашего университета. Надеюсь, что в первом экзамене примут участие более 50 студентов. Выпускник, выходящий на рынок труда с дипломом и дополнительным сертификатом, обладает большими конкурентными возможностями. Такой молодой специалист приходит на предприятие, с которым мы предварительно уже провели работу. В этом — роль университета и Регионального центра: сделать наши предприятия ближе к тому уровню, который сейчас присутствует в мировой практике высоких технологий.

Мы начали эту работу, уже идут переговоры с руководителями крупных производственных предприятий, с представителями других секторов экономики. Могу сказать, что мы видим большое понимание со стороны реального сектора. Здесь сегодня — очень приличное двустороннее движение.

— Как я понимаю, нормативно-техническая поддержка подразумевает не только сертификацию выпускников. А что еще?

— Оценку квалификации действующих сотрудников предприятий. "Роснано", к слову, имеет несколько форм поддержки таких образовательных инициатив. Когда предприятие обращается в "Роснано": "Коллеги, нам нужно, чтобы кто-то провел с нашими сотрудниками такой-то тип обучения", госкорпорация объявляет конкурс на новый образовательный продукт. Мы – ДВФУ — в этом конкурсе участвуем и если выигрываем, проводим для этого предприятия обучение сотрудников. Не все, наверное, об этом знают, но если предприятию необходимо повысить квалификацию сотрудников, обращайтесь к нам.

От ИА PrimaMedia: Региональный центр нормативно-технической поддержки инноваций Приморского края функционирует с 2017 года на базе Дальневосточного федерального университета при поддержке Фонда инфраструктурных и образовательных программ (Фонд "Роснано").

Центр оказывает экспертную поддержку в разработке необходимых национальных, предварительных национальных, межгосударственных стандартов, стандартов организации, а также "зеленых" стандартов; обеспечивает доступ предприятий к передовому исследовательскому и измерительному оборудованию Распределенного испытательного центра АНО "Наносертифика". Центр осуществляет разработку нормативных документов по промышленному инжинирингу, методикам выполнения измерений и испытаний; обеспечивает добровольную сертификацию продукции, в том числе по требованиям "зеленых" стандартов, а также получение разрешительных документов для выпуска и обращения на рынке инновационной продукции.

На базе Центра также осуществляет деятельность Экзаменационный центр для проведения независимой оценки квалификации специалистов предприятий, для подтверждения соответствия утвержденным в Минтруде профессиональным стандартам. Официальный сайт — www.nano.net.ru.

— А можно подробнее – как это все работает?

— Для предприятий нормативно-техническое сопровождение – важный аспект успешного выпуска инновационной продукции. Мы совместно с Фондом инфраструктурных и образовательных программ формируем запросы от реального сектора и пытаемся на эти запросы вовремя реагировать. Ведь задача Фонда инфраструктурных и образовательных программ, напомню, — содействие инновационному развитию российской экономики в нанотехнологическом и связанных с ним высокотехнологичных секторах экономики.

Здесь все очень просто и прозрачно. Главное, чтобы бизнес осознал, что мы сейчас находимся на пороге новой научно-технической революции. Мир меняется быстрее, чем мы успеваем пролистывать сайт новостей.

Хотелось бы, чтобы наши предприниматели задумались о таком волшебном понятии как "высокая добавленная стоимость" и поняли, что чем более высокотехнологичным будет их продукт, тем больше они получат за него денег. Да, на старте нужно немного вложиться, ведь те сотрудники, которые придут к нам, будут некоторое время заняты на лекциях и оторваны от производства. Впрочем, мы можем выезжать на предприятия и обучать "на местах" или дистанционно. В любом случае, предприятия получают образовательный продукт высокого качества.

И не следует забывать, что предприятие, которое получило нормативно-техническую поддержку, более конкурентоспособно на рынке. Оно может использовать данные инструменты (стандарты, сертификаты, свидетельства, заключения и др.) при участии в тендерах, что подтверждает экономическую стабильность, значимость и эффективность компании.

— А если спуститься на уровень ниже: какой-либо специалист, сотрудник предприятия может у вас проверить свою компетенцию, сертифицироваться, пройти аттестацию?

— Конечно, такой специалист может обратиться. В индивидуальном порядке мы включим его в группу, где он и пройдет обучение.

— Все-таки хочется более конкретно очертить круг предприятий, которым было бы интересно поработать с Региональным центром. В каких сферах производства высокотехнологичной продукции в регионе нанотехнологичный сегмент выражен сегодня наиболее ярко?

— Мы можем начинать со всех производств, которые занимаются микроэлектроникой, пусть даже это и обычная сборка. Затем — производство лекарственных средств, пусть даже на уровне биологически активных соединений. У нас ведь достаточно много малых предприятий, которые добывают какой-то биоресурс, превращают его в концентрат или делают из него БАД. Это все — уровень нанотехнологий.

Далее — обработка материалов, если мы говорим о покрытиях. Мы живем у моря, морской климат специфичен, поэтому многие детали нужно дополнительно защищать от внешнего воздействия среды. Например, у нас есть прекрасные алмазоподобные покрытия, в университете работает научная группа, которая занимается этим. Вы можете, например, взять сверло из стали, покрыть его углеродом, который по структуре напоминает алмаз, и это сверло прослужит у вас в несколько раз дольше. Это тоже нанотехнологии, и предприятия, которые занимаются такими вещами, у нас тоже есть.

Также любое предприятие, которое имеет у себя гальванические производства, хромирование — это все, по сути, идет на уровне нанотехнологий. Здесь везде можно предложить новую научную идею, улучшить или усилить воздействие того или иного покрытия на материал.

Это та сфера, где видно, как наука реально приносит бизнесу деньги.

— То есть Региональный центр, о котором мы говорим, может еще и проконсультировать предприятие, оказать комплексную поддержку?

— Да, и в этом тоже наша задача. Страна должна перейти из одного типа экономики в другой. И мы все понимаем, что нельзя сделать это "по щелчку", мгновенно. Это долгая работа, в первую очередь — разъяснение, показ, обучение сотрудников. Должна созреть критическая масса, и мы стараемся на этом поприще, как можем.

— Нанотехнологии относительно недавно появились в нашем бизнесе. И мы понимаем, что государственное регулирование этой сферы — очень живой, динамичный процесс. В ближайшее время ждут ли участников рынка какие-то новшества в регуляторике?

— Пока у нас есть только форма отчетности для таких предприятий. Но в ближайшее время Минтруд собирается вводить новый регламент по профессиям — новые квалификации, системы оценки. И то, что сегодня является добровольным, в скором времени может стать обязательным. Поэтому было бы хорошо сделать этот шаг сейчас, заранее.

Кроме того, я думаю, что для всех контролирующих органов добровольная сертификация может стать хорошим сигналом: "Эти люди думают о будущем". Уже в 2019 году, когда введут новый регламент по профессиям, эти компании будут на особом счету.

Вообще, когда говоришь с бизнесом, самое главное — объяснить, что они станут от этого богаче. Сегодня ты сделал что-то, что принесет тебе деньги в будущем.

— То есть, как вы говорите, процесс развития нанотехнологий в регионе уже не остановить. А в целом, каковы перспективы в этой сфере, в том числе, и у Дальневосточного федерального университета?

— ДВФУ может и должен стать тем местом, где агрегируются перспективные технологии, внедряемые в эффективные региональные бизнес-процессы. Иногда от публикации научной статьи до момента, когда инновационная идея реализуется на производстве, проходит какое-то количество лет. Университет же пытается "сжать" это время.

У нас нет никакого выбора, никакого времени, чтобы раскачиваться. Нам надо работать здесь и сейчас. Потому что уже скоро мы начнем пожинать плоды мирового развития нанотехнологий, например, в области применения роботов на производстве и не только. Не так давно на одном крупном предприятии 112 бухгалтеров заменили одним роботом — для экономии средств. А в любом роботе нанотехнологий больше, чем где-либо. Очень скоро картина мира вокруг нас сильно изменится. Готовы ли мы к этому? Я полагаю, что лучше быть к этому готовыми.

В ближайшее время мы начнем с помощью нанотехнологий более эффективно перерабатывать ресурсы. Глубокая переработка нефти, других компонентов, например, дерева. Когда мы вспоминаем о странах, в которых нет ресурсов, и которые при этом по ВВП превосходят страны, богатые ресурсами, мы понимаем необходимость изменять и пересматривать свои взгляды на многие вещи.

В мировой экономике будущего нанотехнологии станут одним из тех локомотивов, посредством которых этот мир будет меняться. И мы должны запрыгивать не в последний, а в первый вагон. А лучше — в сам локомотив.