Председатель "Боевого Братства" Владивостока: Война – это грязь, кровь и неопределенность

О выборе, разрушенном Грозном и Чеченской войне рассказал ветеран боевых действий Виктор Донец
Виктор Донец. Фото: РИА PrimaMedia

Чеченская война, штурм Грозного, разрушенные дома, кровь и грязь еще долго преследуют солдат, побывавших в зоне боевых действий в 90-х годах. О том, как важен выбор в жизни любого человека и что такое честь для офицера, РИА PrimaMedia в рамках проекта "Я видел войну", посвященного 70-летию Победы в Великой Отечественной войне, рассказал председатель Владивостокского отделения Всероссийской общественной организации ветеранов "Боевое Братство", ветеран боевых действий в Чечне, награжденный орденом "Мужества", Виктор Донец. 

Виктор Васильевич Донец родился в украинском поселке Слатино Харьковской области, закончил Полтавское высшее зенитно-ракетное Краснознаменное училище имени генерала армии Ватутина. 

Один из его товарищей, с которым он служил, как-то сказал, что люди, поступающие в военное училище, подписывают контракт со смертью. Судьба сложилась так, что Виктор жил с матерью вдвоем после развода родителей. Особого выбора в поселке с учебой не было. И тогда он принял осознанное решение - поступить в военное училище. После четырех лет учебы в 1988 году по распределению прибыл служить на Дальний Восток в 390-й полк морской пехоты, который базировался в Славянке. А через месяц его направили в спецкомандировку на 1,5 года в Эфиопию, где шли военные действия по освобождению Эритреи, получившей потом независимость. По возвращению он продолжил службу в морской пехоте. А в 1994 году был сформирован 165-ый полк по наведению конституционного порядка в Чечне, и Виктор Донец отправился на Кавказ в составе этого полка в должности заместителя начальника генштаба. 

Из военного альбома , Фото с места события собственное

Из военного альбома , Фото с места события собственное. Автор фото: РИА PrimaMedia

- Помню, как наспех, перед отъездом, заскочил домой, чтобы собрать вещи. Отправка была рано утром. В шкафу стояла бутылка коньяка, я ее открыл, выпил рюмку. Сказал домашним, что вернусь и допью, и пошел на выход. Мать с женой стояли у двери стеной, не хотели меня выпускать. Я буквально перешагнул через них и уехал на войну, - вспоминает Виктор Донец.

Справка: Первая чеченская война сопровождалась большими людскими жертвами среди военнослужащих федеральной группировки войск, боевиков чеченских вооруженных формирований и мирных жителей республики. Началом войны, как правило, считается ввод российских войск на территорию Чечни 11 декабря 1994, а завершением - подписание Хасавюртовских соглашений 31 августа 1996. Наиболее кровопролитным был первый период войны, с декабря 1994 по июнь 1995 года. 

11 января полк прибыл в аэропорт Моздок в Северной Осетии, а уже 13 января они расположились в пригороде Грозного. Виктор Донец пробыл в Чечне вплоть до мая 1995 года. 

- Первое впечатление от Чечни – это подавленность, чувство внутреннего страха за жизнь своих подчиненных, которые находились в яме под Грозным. Когда мы летели на Кавказ, нам выдали все необходимые теплые вещи, плащи-дождевики. Так как мы готовились вступить в бой немедленно, то все это оставили в Моздоке, о чем потом сильно пожалели. Будучи в этой яме я сильно заболел, получил воспаление легких. 

В те дни приходило очень много машин с ранеными и убитыми, которых потом отправляли на вертушки (вертолет - прим.ред). Доктор предложил Виктору два варианта. 

Зимой в Чечне, Фото с места события собственное

Зимой в Чечне, Фото с места события собственное. Автор фото: РИА PrimaMedia

- Либо на вертушку и меня вернут обратно домой, либо они меня обколют всем, что есть, уложат в теплое место, какое смогут найти, чтобы я отоспался. Рядом находились друзья и подчиненные. В Моздоке мы встретились с ребятами из Майкопской бригады, которые выжили в предновогоднем штурме Грозного. И вот эта ломка… когда на весах жизнь или долг и честь. В итоге я сдался докторам и остался в строю. 

Война – это грязь, кровь и неопределенность. Ты всегда находишься в постоянном ощущении опасности.

Не скрою, что есть всегда хочется. Каждый пытается побороть стресс, как может. Тем, кто курил, наверное, проще. Сигареты выдавали, и спиртное у нас было. Но алкоголем никто не злоупотреблял, потому что конкретная постановка задач требовала собранности, - рассказывает Виктор Донец.

Серьезных ранений, несмотря на неоднократные большие столкновения с противником, Виктор не получил. 

Из военного альбома , Фото с места события собственное

Из военного альбома , Фото с места события собственное. Автор фото: РИА PrimaMedia

- Я всегда говорил, что после того как принял решение остаться в Чечне, а не уехать, это некий знак, как благодарность свыше за такой выбор. Конечно, в бронежилете, который я носил, попадали осколки, да был как-то контужен, когда стрелял из гранатомета в закрытом помещении. Все прошло через пару дней, но серьезных ранений не было.

Война войной, но и комичные ситуации бывали, которые Донец вспоминает с улыбкой. 

- Перед батальоном стояла задача, в районе вокзала взять следующий квартал, а у меня расстройство желудка, туалетной бумаги нет. Ну, я оторвался от шеренги атакующих, пострелял с автомата, прыгнул, увидел газету. Не знаю, что на меня тогда нашло, но я начал ее читать. Это была "Экспресс-газета" и там напечатали анекдот-тост: "Чтоб у мужчин всегда стоял стакан налитого вина, и чтоб жена всегда давала допить его до дна". У меня в той обстановке это так врезалось в память, что этот тост до сих пор помню. 

Можете себе представить: город Грозный, нет света, воды, канализация не работает, дома разрушены. Во время краткого перемирия в районе пункта Алды на окраине Грозного наш штаб вместе с медпунктом расположился в пятиэтажном доме. Комбату захотелось сходить, а канализация не работает. В санчасть из-за стерильности не пускают доктора. И тогда он решил прочистить канализацию, чтобы сделать себе уютное место под туалет. Все это произошло в присутствии пяти офицеров, которые были свидетелями. Комбат с гранаты вытащил запал и кинул туда. Получился тот эффект, который мы с ребятами до сих пор вспоминаем – ржали минут 10, когда все содержимое канализации оказалось на комбате, - вспоминает Донец. 

Дома Виктора ждала жена и две дочери. За время этой войны он отправил им несколько писем. Ответ получил под конец своей командировки. Все письма сохранены его супругой, включая и переписку из Африки. Кстати, ту самую бутылку коньяка, которую он обещал допить, как вернется, домашние сохранили к его возвращению. 

Выкарабкаться из того состояния, которое испытывают люди, прошедшие войну, ему помогла семья. Виктор улетел с близкими на Украину к родственникам, постоянно находился в окружении друзей и семьи. 

- И кричал, и орал ночами, бывало, когда с ребятами встречался, и головой об стенку бился, но семья старалась оградить от всего, что может хоть как-то усугубить ситуацию. Все заканчивают по-разному – кто-то продолжил службу, кто-то спился, кто-то стал бизнесменом или большим человеком. Но когда встречаемся, то в общении за одним столом мы все едины. 

Как отмечает Виктор, если бы у него был сын, тот бы обязательно отправился служить. 

- Я вспоминаю свое военное прошлое, тех командиров, которые меня воспитывали. Любая армия хорошего человека сделает лучше, а плохого хуже. Я прихожу к выводу, что отцовская закалка должна передаваться своим детям, потому что Родину надо защищать не на словах, а на деле. 

Загрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia