Гребешок и трепанг на вырост: как работает крупное марикультурное хозяйство в Приморье

Работники ножа и коллектора, "водный вопрос" и хасанская "Тортуга" - в репортаже РИА PrimaMedia (ФОТО)
Секреты бизнеса
Опустошенный садок через некоторое время починят и снова отправят в море. Фото: РИА PrimaMedia, Александр Хитров

Научно-производственная компания аквакультуры (НПКА) "Нереида" работает в поселке Зарубино Хасанского района Приморья с 2000 года, "морские огороды" компании расположены в заливе Китовый. За 15 лет компания освоила технологии культивирования приморского гребешка и дальневосточного трепанга, стала самой большой морской фермой в России, вышла на российский и иностранные рынки. Об этом журналисты РИА PrimaMedia Вадим Шкодин и Александр Хитров узнали, побывав непосредственно на производственной базе "Нереиды". Сейчас предприятие готовится увеличить мощности и расширить ассортимент выпускаемой продукции. Но этим планам может помешать неразбериха с конкурсами на участки акватории и "бич" всех приморских марикультурщиков –  тотальное браконьерство. 

Видимое-невидимое

Месторасположение "Нереиды" в поселке Зарубино, как оказалось, могут указать все без исключения встретившиеся по пути местные жители. Предприятие находится не в самом поселке, а в нескольких километрах от него, и спрятано за двумя живописными сопками. Удивляться тут особо нечему – поселок небольшой, и кому, как не "аборигенам", знать, что и где в нем находится. Но, как оказалось, причина не только в этом. 

Преодолев по указанию местных жителей недлинный, но затейливый маршрут, мы вышли-таки к побережью залива Китовый, на котором и обосновалось самое крупное в России марикультурное предприятие.

НПКА "Нереида"

НПКА "Нереида". Фото: РИА PrimaMedia, Александр Хитров

Глядя на производственные мощности "Нереиды" с высоты отделяющих его от поселка сопок, сложно поверить, что именно так должна выглядеть самая большая в России морская ферма. Несколько небольших цехов вкупе с десятком жилых вагончиков – вот и вся "видимая" мощь "Нереиды". Как оказалось, невидимого здесь намного больше.

- Не смотрите, что на берегу, основное наше богатство - в море, - улыбаясь, указывает в сторону бескрайней бухты встречающий нас генеральный директор "Нереиды" Валентин Богославский, – Там все растет. А для того, чтобы там росло, работают люди здесь (показывает уже на цеха).

Работа без нежностей

Осмотр береговой базы начинаем с пирса, где царит небывалый ажиотаж.

Разгрузка садков с трехлетним гребешком

Разгрузка садков с трехлетним гребешком. Фото: РИА PrimaMedia, Александр Хитров

Под небольшим навесом вовсю кипит работа по сортировке живого гребешка, садки с которым на берег чуть ли не ежеминутно подвозят суда собственного флота предприятия.

Разгрузка садков с гребешком

Разгрузка садков с гребешком. Фото: РИА PrimaMedia, Александр Хитров

Облаченные в непромокаемые комбинезоны и вооруженные ножами работники и работницы даже как-то агрессивно вскрывают извлеченные из моря садки, вытаскивая из них главный морепродукт предприятия – трехлетний приморский гребешок.

Потрошение садков с гребешком

Потрошение садков с гребешком. Фото: РИА PrimaMedia, Александр Хитров

Вытащенные раковины укладывают в пластиковые корзины и промывают морской водой из шланга.

Сортировка гребешка

Сортировка гребешка. Фото: РИА PrimaMedia, Александр Хитров

Нежностям здесь не место. На мой изумленный вопрос по поводу "безжалостного обращения с инвентарем" замгендиректора по аквакультуре Юрий Кудря отвечает: операция абсолютно безвредна для оборудования. После извлечения моллюска садки со временем починят, снабдят новой "рассадой" и отправят обратно в море.

Опорожнение садка

Опорожнение садка. Фото: РИА PrimaMedia, Александр Хитров

Посадочный материал, к слову, предприятие получает со своих же морских огородов, назвать этот процесс легким язык не повернется.

Растущий в садках моллюск периодически нерестится, а появившаяся в результате "родов" молодь (спат) гребешка собирается в специально вывешенных для этого в море коллекторах – небольших сетчатых мешках с полиэтиленовым наполнителем. В них молодь растет около года, после чего извлекается из моря и рассаживается в садки для подращивания, а еще позже – в самые крупные садки, где будет расти до товарного вида.

Живой трехлетний гребешок - главный продукт предприятия

Живой трехлетний гребешок - главный продукт предприятия. Фото: РИА PrimaMedia, Александр Хитров

- Одна такая корзинка из того же Китая обходится в среднем в 8 долларов, - объясняет Юрий Кудря, указывая на лежащие на берегу разнокалиберные сетки. - Чтобы выйти на объемы в тысячу тонн, требуется как минимум 50 тысяч разных садков. Посчитать нетрудно – это миллионы долларов вложений только в сетки.

Извлеченные из моря садки доставляет на берег собственный флот предприятия

Извлеченные из моря садки доставляет на берег собственный флот предприятия. Фото: РИА PrimaMedia, Александр Хитров

В первые годы своей работы "Нереида" выращивала до 700 тонн гребешка в живом весе ежегодно, но в последние годы объемы производства существенно упали. Сейчас объемы добычи снова растут - в прошлом году добыли 150 тонн, а в текущем планируют вытащить уже 300. Со временем планируется производить до 2 тысяч тонн моллюска в год. Сейчас в море находятся порядка 200 садков с 26 тысячами особей.

Перед помещением в акваконтейнер партию гребешка промывают проточной водой

Перед помещением в акваконтейнер партию гребешка промывают проточной водой. Фото: РИА PrimaMedia, Александр Хитров

Пока предприятие специализируется исключительно на живом гребешке – моллюск поставляется на рынок прямо в раковинах, транспортировка производится в специальных акваконтейнерах.

- Основным рынком пока остается Москва, причем в последнее время спрос на гребешок серьезно оживился за счет импортозамещения и закрытия границы для иностранных морепродуктов. Если раньше брала только одна московская фирма, специализирующаяся на поставках в очень дорогие рестораны, то сейчас появились и другие покупатели. Раньше брали по 150-200 кг, сейчас берут по полтонны. Пошли хорошие продажи и во Владивостоке – хорошие рестораны тоже поняли ценность живого гребешка. Ну и, конечно - заграница, наши соседи,

 - рассказывает Валентин Богославский.

К слову, сегодняшняя выемка гребешка как раз связана с заказом из соседней страны. Работники предприятия заполняют акваконтейнер, который после проверки ветеринарной службы отправится в Южную Корею. Экспортные цены на живые раковины руководство "Нереиды" не раскрывает - коммерческая тайна - но на самом предприятии 1 кг моллюсков можно приобрести за 200 рублей.

После заполнения акваконтейнер отправится в Южную Корею

После заполнения акваконтейнер отправится в Южную Корею. Фото: РИА PrimaMedia, Александр Хитров

В планах предприятия на ближайшие годы – открытие линии по производству замороженного мяса гребешка, которое также востребовано на рынке.

- Если, конечно, в нашем государстве это получится сделать, - отмечает гендиректор "Нереиды". – Но от живого не откажемся, это уже наш бренд.

Садки с трехлетним гребешком

Садки с трехлетним гребешком. Фото: РИА PrimaMedia, Александр Хитров

Трепанг и "большая вода"

Культивированием дальневосточного трепанга "Нереида" начала заниматься в 2007 году, когда в заливе Китовый посеяли первую партию молоди, приобретенной у НПЦМ "Заповедное" в селе Киевка Лазовского района Приморья (РИА PrimaMedia писало об этом предприятии в материале "НПЦМ "Заповедное в Лазовском районе Приморья: миллион трепанжат и наука импортозамещения"). Посадочный материал для собственного цеха получали уже со своих морских огородов.

Бассейны с молодью трепанга

Бассейны с молодью трепанга. Фото: РИА PrimaMedia, Александр Хитров

По словам Юрия Кудри, каждый год  предприятие отправляет в бухту от 200 до 500 тысяч особей молоди, а в общей сложности выпустили уже около 6 млн штук. В прошлом году "Нереида" ввела в строй новый, более мощный цех проектной мощностью до 7 млн особей в год. Компания планирует построить как минимум еще один подобный цех, тем самым увеличив производственную мощность до 15 млн особей в год.

- В этих водах трепанг обладает самым высоким показателем выживаемости. По данным ТИНРО, она составляет около 46,5%. За счет более теплой воды и других гидробиологических параметров здесь гидробионт еще и растет быстрее, чем на "северах",

- отмечает замгендиректора "Нереиды".

Наладив процесс воспроизводства "морского огурца", предприятие начало подготовку к его глубокой переработке. В освободившемся после строительства нового цеха помещении сейчас ведется установка оборудования для запуска первой в России легальной линии по сушке трепанга.

Первую в России легальную линию по сушке трепанга готовится запустить "Нереида"

Первую в России легальную линию по сушке трепанга готовится запустить "Нереида". Фото: РИА PrimaMedia, Александр Хитров

- Процесс сложный и требующий серьезных вложений. Цех включает в себя морозильные мощности по подготовке полуфабриката и конвейерную сушку, где гидробионт будет перерабатываться в самый востребованный на азиатском рынке морепродукт - сушеный трепанг, - рассказывает Юрий Кудря, провожая нас в новый цех по культивированию беспозвоночного.

Здесь, в бассейнах с бурлящей морской водой растет полученный летом от 300 производителей новый урожай молоди "морского огурца". Точное количество особей – коммерческая тайна, но счет идет на десятки миллионов, признается заместитель гендиректора.

Новый цех оснащен по последнему слову марикультурной техники, установленное здесь оборудование является новшеством даже для мирового лидера в отрасли - Китая.

Бассейны с молодью трепанга

Бассейны с молодью трепанга. Фото: РИА PrimaMedia, Александр Хитров

- Подобных нашему производств даже в самой Поднебесной еще не более пяти, технологии еще нет и двух лет, - говорит Юрий Кудря, демонстрируя нам усыпанные молодью коллекторы – пластиковые ребристые пластины. – В конце октября проведем первую сортировку, часть молоди высадим в море на доращивание. Оставшуюся часть отправим на "огороды" уже в апреле-мае следующего года.

Коллектор с молодью трепанга в новом цеху

Коллектор с молодью трепанга в новом цеху . Фото: РИА PrimaMedia, Александр Хитров

Своеобразным "ноу-хау" предприятия - опять же китайского происхождения - является и уникальная система водоподготовки, которая, по словам Кудри, позволяет предприятию значительно экономить энергию. Применяемый принцип рециркуляции позволяет осуществлять подмену воды в бассейнах один раз в два месяца, тем самым экономя энергию на ее перекачке и подогреве.

Система водоочистки

Система водоочистки. Фото: РИА PrimaMedia, Александр Хитров

Пригодность морской воды на такой срок обеспечивает мощная система фильтрации, которая периодически очищает водную среду от накопившейся органики. Забор свежей воды осуществляется через заведенный на 600 метров в море дюкер.

Дюкер водозабора заведен в море на 600 метров

Дюкер водозабора заведен в море на 600 метров. Фото: РИА PrimaMedia, Александр Хитров

В производственном процессе предприятия постоянно задействованы 1,1 тысячи кубометров воды, еще 400 кубометров находится в системах водоподготовки, 350 "кубов" - в фильтрах, еще 350 – в резервных емкостях. Котельная предприятия работает и зимой, и летом, поддерживая комфортную для трепанга температуру воды.

Котельная "Нереиды" работает и зимой, и летом

Котельная "Нереиды" работает и зимой, и летом. Фото: РИА PrimaMedia, Александр Хитров

В дальнейшей беседе с руководством компании выяснилось следующее:

все предпосылки для эффективного развития трепангового направления на берегу созданы, но есть и большая проблема - ограниченность площади морских огородов, годных для высевания трепанга. Имеющихся площадей "Нереиде" хватит максимум на два года, а что делать дальше - марикультурщики пока не знают.

Неподалеку есть свободный участок акватории, но взять его в аренду практически невозможно. Свободная "вода" оказалась заложницей скандальных картельных сговоров на нашумевших аукционах времен бывшего главы приморского терруправления Росрыболовства Александра Иванкова, и сейчас находятся в подвешенном состоянии: антимонопольная служба постановила аннулировать результаты торгов, по которым участок достался картелю, и провести новый аукцион, но до сих пор ничего не сделано.

Морской огород в заливе Китовый

Морской огород в заливе Китовый. Фото: РИА PrimaMedia, Александр Хитров

- Чтобы выйти на объемы в 2 тысячи тонн, нужно около 600 гектаров морской акватории с каменистым грунтом, - говорит Юрий Кудря. - Такие объемы "воды" есть, и они никем не заняты, но новые аукционы не проводятся.

Снимать первый крупный урожай трепанга "Нереида" планирует уже в следующем году. Трепанг живет десять лет, добывать его начинают на третий год, когда он достигает длины 15 сантиметров. И все это время те, кто вырастил молодь и выпустил в море, надеются на урожай.

Но урожай трепанга – дело проблемное, слишком много желающих жать там, где не сеяли. 

Хасанская Тортуга

Главная проблема всех марикультурных предприятий Приморья – браконьерство – к сожалению, как выяснилось, не обошла стороной и "Нереиду". Более того, озвученные гендиректором масштабы воровства с морских плантаций даже шокируют – с огородов предприятия "кормится" почти весь поселок (не в этом ли причина того, что все местные знают месторасположение предприятия? - прим. авт.).

Зарубинская архитектура

Зарубинская архитектура. Фото: Александр Хитров

- Здесь это ни для кого не секрет, и никто особо не скрывается. Работы в поселке нет, и поэтому все зарабатывают в море, воруя урожай на наших огородах. Здесь это абсолютно нормально, здесь так привыкли жить,

- объясняет Валентин Богославский.

В борьбе с воровством не помогает никакая охрана, да и невозможно взять под полный контроль 43 тысячи гектаров морской акватории.

- Представьте себе ситуацию, когда ночью выходит на промысел до десяти "бортов" с водолазами, притом "бомбят" с разных сторон. А у нас всего один катер с охраной, который в этой ситуации практически бесполезен. Если и получается поймать кого-то, то, как правило, на момент задержания они уже успевают избавиться от улик, вытряхнуть все наворованное за борт. Задержать их мы не можем - нет никаких полномочий. А у тех, у кого такие полномочия есть, этим не занимаются – ни ГИМС, ни правоохранительные органы. Никому это не нужно, и есть предположение, что неспроста, - с горечью сообщает Валентин Богославский.

Немного помогают в борьбе с браконьерами пограничники, но и их ресурс ограничен, добавляет гендиректор "Нереиды".

Катерная флотилия

Катерная флотилия. Фото: Александр Хитров

Отметим, что

проблема браконьерства, увы, характерна не только для Зарубино: в любой прибрежной деревне Хасанского района каждый житель знает, кто из односельчан добывает трепанга "в черную".

 О доходности этого бизнеса красноречиво говорят недешевые по сельским меркам автомобили и новенькие коттеджи, разбросанные по побережью. Не прячут браконьерские бригады и флот, на котором совершают набеги на морские огороды: с десяток быстроходных катеров без бортовых номеров дожидаются ночных рейдов прямо у побережья.

- Весь дикий трепанг и гребешок здесь выгребли еще до нашего прихода, а теперь, не стесняясь, воруют у нас и в Дальневосточном морском заповеднике. Там их тоже гоняют, но с таким же успехом, как и мы, то есть, практически, с нулевым. Нет на них управы, не помогает никакая охрана. Замкнутый круг, - сетует наш собеседник.

Катера

Катера. Фото: Александр Хитров

Единственный способ искоренить браконьерство, по его мнению, - это политическая воля, проявленная на самом высоком уровне. 

Другого пути нет – браконьерский трепанговый бизнес за долгие годы своего существования оброс высокопоставленными покровителями на разных уровнях власти и налаженными каналами сбыта, а его обороты давно перешагнули порог в десятки миллионов - и далеко не рублей.

Побережье

Побережье. Фото: Александр Хитров

Нелегально добытый "морской огурец" браконьеры сдают перекупщикам, которые в свою очередь перепродают его китайцам. Граждане КНР владеют технологией правильной сушки гидробионта и соответствующими подпольными мощностями в Приморье. Далее переработанное сырье контрабандой идет в Китай, где этот продукт очень востребован. Убытки государства от незаконного экспорта биоресурсов нетрудно посчитать – цена килограмма сушеного "морского огурца" в Поднебесной варьируется в районе от 1 до 4 тысяч долларов США.

- Единственный выход – перекрыть "черные" каналы сбыта сушеного трепанга на границе. Без этого любая борьба будет бесполезной. Это, прежде всего, в интересах государства, вопрос его национальной безопасности.

Иначе наши биоресурсы так и будут уходить в Китай без налогов и пошлин, а честно работающие марикультурные предприятия – закрываться.

Засилье браконьерского трепанга на рынке очень сильно бьет по ценам на легальную продукцию, опуская их на грань рентабельности, - отмечает Валентин Богославский.

На сегодняшний день предприятие обеспечивает работой более 100 человек, средняя зарплата работников - 25-30 тысяч рублей. На первый взгляд, неплохие деньги для депрессивного Хасанского района. Но даже такой заработок не удерживает работников от браконьерского соблазна. Семь из десяти сотрудников работают на два фронта: днем - на предприятие, ночью - на себя, признается Валентин Богославский.

- Бизнес очень рискованный: сегодня выросло, завтра не выросло. Спасибо инвестору, что поверил в предприятие и вложился, тем более, что деньги в данном случае "длинные", окупаемость не меньше семи лет. Но если ничего не изменится, если наши проблемы не начнут решаться, то придется это направление сворачивать, как сделали уже многие марикультурные предприятия. И тогда все наше море займут китайские биотехнопарки, которые будут перекачивать наши ресурсы в свою страну. Уже легально, но вряд ли с выгодой для нашего государства,

 - заключает гендиректор Нереиды.

Справка РИА PrimaMedia: ООО "Научно-производственная компания аквакультуры (НПКА) "Нереида" работает в Приморье с 2000 года. В конце 2013 года владеющая компанией Находкинская база активного морского рыболовства (НБАМР) продала долю в 25% перспективного предприятия ООО "Акция-ДВ-Находка", еще 10% отошли ООО "Савитар" (оба - Владивосток). Единственным владельцем и гендиректором ООО "Акция-ДВ-Находка" является председатель совета директоров ОАО "НБАМР", бывший вице-губернатор края Сергей Передрий.

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

Воды, земли и ТОРа: проект биотехнопарка на острове Русском ждет политической воли

НПЦМ "Заповедное" в Лазовском районе Приморья: миллион трепанжат и наука импортозамещения

Морские огороды Преображения: сладкий гребешок, ламинария и перспективный серый еж


 

‡агрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia