Андрей Калачинский: Если кто и поедет на ДВ жить, то это люди, которые бегут от контроля

Известный журналист – о бесплатном гектаре на Дальнем Востоке
Андрей Калачинский. Фото: РИА PrimaMedia

Директор центра имиджа и рекламы ВГУЭС и известный телеведущий Андрей Калачинский — о дальневосточном гектаре специально для РИА PrimaMedia.

"Мной глубоко уважаемый управляющий редактор Русской службы Би-би-си Ян Ледер (дальневосточник по рождению и духу, ближневосточник по фамилии и крови, лондонец по гражданству) спросил меня как дальневосточника, что я думаю о новом законе: 1 гектар для любого бесплатно, кто захочет покормить комаров и клещей на нашем ДВ. На Би-би-си программу сделали, позвали обсудить: замминистра Сергея Качаева, государственного советника, награжденного медалью за 850-летие Москвы и в память Столыпина сибирского агронома Ивана Старикова и нашего Александра Латкина, директора Института менеджмента, бизнеса и экономики ВГУЭС.

Почитал я текст программ и должен заявить: не согласен. Да со всеми с ними, даже с Александром Палычем, — рассказывает Андрей Калачинский.

Лично я был и есть большой сторонник и пропагандист отдачи земель народу на ДВ. И вот уже год с сочувствием комментировал все задумки и телодвижения министерства по делам ДВ в этом направлении.

Задумки министерские споткнулись, закашлялись и поперхнулись. Ибо перед ними стала непробиваемая стена. Стену эту подпирали с нашей восточной стороны губернаторы и депутаты. Они дрались отчаянно, за землю у нас всегда мужики кольями бьются до крови.

Они воспитаны на словах Сергея Лазо, сказанные им во Владивостоке белогвардейскому отребью, уже собравшему манатки бежать на пароходах прочь вместе со своими американо-японскими интервентами, но задержавшемуся на пару лет послушать программу советской власти от лидера:

"Этот чудесный русский город — последний на вашей дороге! Вам некуда отступать: дальше чужая страна… чужая земля… и солнце чужое… Нет, мы русскую душу не продавали по заграничным кабакам, мы её не меняли на золото заморское и пушки… Мы не наёмными, мы собственными руками защищаем нашу землю, мы грудью нашей, мы нашей жизнью будем бороться за родину против иноземного нашествия! Вот за эту русскую землю, на которой я сейчас стою, мы умрём, но не отдадим её никому!"

Всех приморских детей, из которых потом выросли депутаты и губернаторы, водили к табличке с этими словами и заставляли учить наизусть.

Все дальневосточные губернаторы уже воспитаны в почтении перед крупным московским бизнесом, представленным именитыми фамилиями и звонкими именами компаний. И только земелька – единственное, чем местные могут поддразнивать пришлых.

Те (вальяжно и несколько через губу): "Нам нужен землеотвод под строительство газопровода, нефтепровода, строительную площадку под нефтехимический завод или порт по перегрузке угля"...

Наши (подчеркнуто суетливо, но с фигой в кармане): "Да-да, конечно, сейчас займемся, принесем на блюдечке… ( и в сторону публики, подмигивая: " Ага, вот только земельку скупим, чтоб вам перепродать, а там поглядим, что предложите")

Не могу доказать, но строительство сначала нефтяного терминала, а потом завода по сжижению газа в Хасанском районе Приморья, на мысе Ломоносова— напротив Владивостока, сорвалось еще и потому, чтот расходы на выкуп земли ( скупленной вовремя) показались застройщикам ну очень уж обременительными.

Миндальное министерство хотело простого и ясного: дать дальневосточнику что-то, что привязало бы его к земле. А что может привязать к земле лучше земли? Ничто.

Хотели – всем желающим, и кто где захочет. Ну, не в пригороде Владивостока, и даже не в пригороде Уссурийска. Могу ошибаться, но в первую очередь эта программа должна была привязать тех, кто уже живет на ДВ, а уж потом заманивать несчастных с безземельной Кубани. А мы, местные, уж давно приглядели себе местечко для хутора и заимки, кто в Тернейском районе, кто в Партизанском, а некоторые и в Хасанском.

Так вот: волна возмущения региональных элит была столь внушительна, что министерство заколебалось и сдалось. В итоге землю предлагают дать не где захочешь, а — где дадут. А дадут — где не жалко местным властям. В Приморье – это Ханкайский райн. Я пытался найти точные данные, где же все-таки в этом районе будут раздавать гектары – и не нашел. А ведь департамент по земельным отношениям края полгода занимался описанием этих участков гектарных, заморозив все остальные дела. Я им звонил, и мне они так и пожаловались: не до вас, на Галушку работаем.

В Ханкайском районе, где были древнейшие сельскохозйственные оазисы, вся хорошая земля и сейчас занята. Пустующей много, но она подтапливается водами озера Ханка. А на озере рекордный цикличный подъем воды за всю историю — более, чем на три метра, и спадет ли она – непонятно.

Министр уже разъяснил. В первые три месяца будут давать гектары только местным. Живешь в Приморье – попробуй. Еще через три месяца — тем, кто живет на ДВ. То есть житель Камчатки или Курил может подать заявку на приморскую землю. А потом уж всем остальным. Может быть. Проект-то — пилотный.

И гора родила мышь, беленькую с красными глазками. Это самое необидное сравнение, что я могу предложить.

На сайте, пропагандирующем переезд на ДВ, заботливо подсказывают "Не знаете, что делать на целом гектаре? Вот вам бизнес-план по выращиванию клубники! Миллион вложили, через пять лет пойдет отдача". Только тот, кто предлагает заниматься клубникой, не знает, что Приморье уже завалено этой ягодой круглый год. Отменная крупная сладкая китайская клубника стоит в зависимости от размера 250-350 рублей. Есть другие бизнес-планы: пасти овец и разводить коз. На одном гектаре. Даже не хочу комментировать эту благоглупость.

Вернемся к заботливой британской вещательной корпорации. В её программе замминистра Сергей Качаев показал блестящее знание ситуации. Цитирую:

"В том случае, если 20 и более участков располагаются компактно, закон предусматривает, что местные власти такие территории будут обеспечивать инфраструктурой. А земли могут предоставляться и в самих населенных пунктах, где есть инфраструктура. Граждане должны ответственно отнестись к этому вопросу и изучить территорию, на которой они собираются брать землю."

В крае уже провалена госпрограмма выделения земли многодетным — как раз потому, что у муниципалитетов нет средств на инфраструктуру выделяемых участков. Землю будут давать в населенных пунктах? Это в селах, что ли? А последняя фраза говорит о том, что министерство уже умывает руки и перекладывает ответственность на чудаков, которые эту земельку собираются взять.

Со слов Качаева выясняется интересная подробность. Оказывается , землю дают тем, кто будет работать в ТОРах и Свободных портах. "Территория опережающего развития, свободный порт Владивосток и один гектар – звенья одной цепи. Первые два создают рабочие места, и этим работникам мы, кроме зарплаты, хотим предложить землю для проявления их инициативы". Но, Сергей Валерьевич, вы же все-таки системный аналитик, посмотрите на карту — где ТОРы в Приморье, и где Ханкайский район?

А профессор Латкин неприятно удивил меня тем, чего я от него никак не ждал. Он, как всегда, критично и тонко подметив все несуразности, вдруг забеспокоился: "Проблема контроля за рациональным использованием этих гектаров – вот о чем речь. Уже сейчас мы контроля не имеем, откуда ему потом возникнуть?"

Латкин беспокоится, что на своем гектаре граждане перестреляют тигров и вырубят кедры. И отмечает, что ошибка правительства в том, что оно хочет заманить на ДВ рабочими местами, а нужно бы "качеством госуслуг". Это он про здравоохранение и образование…

Сам дальневосточник, Александр Павлович вдруг захотел "контроля" и "услуг". Я думаю иначе.

Если кто и поедет к нам жить, то это люди, которые бегут от навязываемого контроля. Они хотят на новом месте начать новую жизнь по-своему. Если они и поедут, то только в том случае, если заработки или доходы здесь будут выше, чем в их родных местах, в два-три раза.

Но принципиальное отличие от сезонных рабочих — например тех, кого на путину заманивают — в том, что у людей будет мотив тратить деньги здесь: строить хороший новый дом, запруду на речке, карпов разводить, сад заложить или питомник для женьшеня.

За "госуслугами" люди из Приморья уезжают в Петербург или Калинград только потому, что их разоряют местные цены при местных заработках.

Что ж, проект пока скукожился, но всё-равно остается единственной попыткой правительства что-то дать реальному человеку — хоть 1 га, хоть в одном отдельном районе. Обещалось, что сотни тысяч россиян уже заинтересованы и готовы переехать. Но пока даже своим местным дают крохи и — не там. Проект велик, и рассчитан на людей свободных и инициативных. Жаль будет, если достопочтенные джентльмены, что его закрутили, окажутся мелки".

Справка: КАЛАЧИНСКИЙ Андрей — директор центра имиджа и рекламы ВГУЭС, известный телеведущий, автор проекта "Вечерний чай с Андреем Калачинским" на ОТВ.

Общий опыт работы в средствах массовой информации — более 25 лет. Преподавательский стаж — более 20 лет. Прошел путь от корреспондента до редактора, от аспиранта до заведующего кафедрой на факультете журналистики.

Журналистская работа отмечалась разными дипломами, последние из них: премия Союза журналистов России “За журналистское мастерство” 1998 год за серию очерков о Курилах, награда от Федеральной пограничной службы “За заслуги в пограничной службе” 1999 год, премия фонда Чарльза Стюрта Мотта за лучшую публикацию об этнический проблемах в российской прессе 2000 год. Главный приз за лучший материал о США в конкурсе USAID Community Connections 2007 год.

Работал в газетах "Владивосток", "Московский комсомолец во Владивостоке", "Новые известия", "Русский курьер". В 2001— 2004 был ведущим общественно-политических программ на Восток-ТВ.

Загрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia