Сергей Афонцев: Инвестора на ДВ будут воспринимать как очередную дойную корову?

Доктор экономических наук – об "эффекте Красной Королевы", конкуренции за инвестиции и мотивации чиновников
Сергей Афонцев. Фото: фрагмент видео, сайт http://postnauka.ru/

Не будут ли воспринимать инвестора на Дальнем Востоке как очередную дойную корову, которая предназначена для того, чтобы обеспечивать доходы управляющей компании ТОРа? Такой вопрос поставил перед аудиторией профессор и доктор экономических наук Сергей Афонцев на лекции в Школе экономики и менеджмента ДВФУ. РИА PrimaMedia приводит фрагмент выступления профессора.

Справка: АФОНЦЕВ Сергей Александрович – заведующий отделом экономической теории, член Научного совета РАН по проблемам российской и мировой экономической истории, содиректор Научно-образовательного центра мировой экономики при экономическом факультете МГУ им. Ломоносова, профессор МГИМО, лауреат премии Российской академии наук за лучшую работу по мировой экономике (премия им. Е.С. Варги) за 2012 год, лауреат премии "Лучшие экономисты РАН" за 2002/2003 годы и 2004/2005 годы, автор большого количества пособий и международных публикаций в области мировой экономики и политики, международных отношений.

— Сергей Александрович, по вашему мнению, как экономиста, позволят ли ТОРы ускорить России процесс интеграции в АТР и позволят ли "поднять" Дальний Восток?

— Хотелось бы сказать "да, позволят", но... Вы можете построить дом, но это не гарантирует, что кто-то в нем будет жить. Конечно, желание и стремление создать какие-то дополнительные стимулы для притока отечественных и зарубежных инвесторов, с учетом того негативного опыта, который уже накоплен по созданию специальных экономических зон в Российской Федерации, заслуживает всяческой поддержки и одобрения. Но реализация этого стремления автоматически не гарантирует успеха. Потому что все зависит от того, как они будут функционировать. Какие проблемы благодаря этим ТОРам инвесторы смогут решить?

Когда речь шла об опыте Китая, то там инвесторов за ручку водили, помогали им преодолевать все инстанции, связанные с решением правовых вопросов, административных вопросов инвестиционной деятельности. Будут ли это делать у нас? Не будут ли воспринимать инвестора как очередную дойную корову, которая предназначена для того, чтобы обеспечивать доходы управляющей компании ТОРа? К сожалению, я не могу гарантировать, что этого не будет.

Стимулы выглядят красиво. Все зависит от того, в какой мере они реально будет имплементированы и не возникнет ли каких-то дополнительных проблем связанных с административным взаимодействием уже на уровне ТОРа. То есть, не заменим ли мы одни проблемы для инвестора другими проблемами. Это первое.

Во-вторых, нужно понимать, что мы не в вакууме, мы реально конкурируем с другими странами и территориями за инвестиции. То есть, если мы в два раза улучшили свой инвестиционный климат — это не значит, что к нам придут инвесторы. Потому что где-то может быть климат еще более благоприятный. У нас был климат в 8 раз хуже, мы улучшили его в 2 раза, он стал в 4 раза хуже. Это все равно неинтересно для инвестора.

АТР это очень динамичный регион, где идет очень активная конкуренция за инвестиции. Если мы обогнали двух соперников, это не значит, что перед нами не осталось еще 6 или 8. И если мы отчитались по улучшению инвестиционного климата, это не значит, что мы стали действительно первыми в этой гонке за инвестициями. Надо первыми. Все места, по второе включительно, не считаются. Вы можете сказать, мол, " у нас лучше, чем у тех", но инвестор-то все-равно придет к тому, кто самый лучший. Нужно стремиться к тому, что бы быть самыми лучшими.

Это не пессимистично. Я считаю, что это реалистично. Я понимаю мотивацию чиновников.

Мотивация чиновников — это отчитаться цифрами, "мы улучшили", "с такого-то места на такое-то перешли" и так далее! А потом смотришь, хорошо, а сколько у вас резидентов этих ТОРов? И дальше начинаются слезы.

Важно же не то, какие у нас показатели с точки зрения чего бы то ни было, а важно, сколько у нас реально резидентов ТОРов, сколько реально у нас инвестиций, сколько сгенерировали экспорта за счет этих инвестиций. Вот чем надо отчитываться. Пока, к сожалению, я не слышу бодрых цифр по этому поводу. Дай Бог, чтобы эти цифры появились по мере реализации тех ожиданий, что у нас есть.

По поводу Владивостока. Конечно, можно много говорить об эффективности инфраструктурных инвестиций, эффективности тех инициатив, которые за последнее десятилетие выдвигались применительно к ДФО. Но даже если говорить о том, что хотелось бы лучшего, то, что удалось сделать, это очень большой прогресс. Конечно, это небо и земля, то, что я вижу сейчас и то, что я видел 15 лет назад. И остров Русский, и университет, и облик города, и люди на улицах — все изменилось кардинально. Невозможно отрицать этот факт. Но если обратиться к аналогиям, помните в "Алисе в Зазеркалье", когда Алиса беседует с Красной Королевой, та говорит ей, что "у нас нужно бежать со всех ног, чтобы остаться на том же месте, а чтобы куда-то попасть нужно бежать в два раза быстрее". В исследованиях развития есть даже такой "эффект Красной Королевы". Вам нужно бежать в два раза быстрее, чтобы хоть куда-то попасть. Опять же, это регион АТР... Просто, когда мы говорим о развитии европейской части страны, то мы можем говорить о том, что "у нас-то еще куда ни шло, а в Европе вообще кризис, беженцы, Ближний Восток и так далее". Пункты сравнения другие.

В Азиатско-Тихоокеанском регионе нет кризиса, нет проблем, которые в западной части страны создают точки сравнения. Здесь точки сравнения очень динамичные, наши конкуренты бегут очень быстро. Соответственно, если мы хотим с ними конкурировать, мы должны бежать еще быстрее, чем мы это делаем. Мы можем радоваться, что мы сейчас бежим быстрее, чем мы бежали 10 лет назад, но реально-то надо бежать быстрее не самих себя, а тех конкурентов, которые существуют в регионе.

‡агрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia