Твори, дерзай, наблюдай: свободные ниши для импортозамещения бизнес Приморья пока не видит

Бич краевых предпринимателей кроется в неспособности учитывать потребности рынка, уверен вице-президент ГК «В-Лазер» Сергей Митрофанов
Авторская колонка
Сергей Митрофанов. Фото: Валерия Кузора, РИА PrimaMedia

Сегодня сырая нефть составляет примерно треть от всего экспорта России. Топливо и моторные масла – это еще пятая часть от всего экспортного "пая". И добавьте сюда 7% от продажи газа и 3% от поставок угля за рубеж. Оставшаяся часть экспорта – это весьма гармоничное распределение между самыми разнообразными отраслями промышленности. При этом, доля углеводородов в экспорте снижается, одни только удобрения составили в экспорте 2014 года около 30 миллиардов долларов, а зерна и бобов — около 15 миллиардов долларов, но по итогам 2015 года Россия вполне может выйти на первое место в мире и занять 20% мирового зернового рынка, то есть, обогнать экспорт вооружений.

В последнее время государство серьёзно озаботилось поддержкой бизнеса с экспортным потенциалом, особенно малого и среднего предпринимательства (МСП), поэтому есть реальная возможность включиться в этот увлекательный и весьма непростой бизнес. Сложность оценки потребностей клиентов – это альфа и омега любого предпринимательства, а увидеть изменения в потребительских предпочтениях китайцев или японцев – это "высший пилотаж". Вспоминаю неудачную попытку своих знакомых по продаже российских вертолётов на африканском континенте. Они умудрились получить все необходимые разрешения и даже привезли несколько винтокрылых машин в Южноафриканскую республику. Однако, торговля шла, прямо скажем, не слишком бойко, зато местные ежедневно просили продать их военный "Уазик" с брезентовым верхом. В итоге, пришлось продать за бесценок оставшиеся вертолёты где-то на Мадагаскаре, но идея закупить небольшую партию востребованных "Уазиков" никому не пришла в голову.

Как же нам не попасть в ловушку несовпадения наших представлений с реальностью? По-моему, есть только один метод: творить, выдумывать, пробовать и чутко откликаться на любые изменения в потребностях, а такие изменения постоянно происходят прямо на наших глазах. Посмотрим на рынок агар-агара. Когда-то в Приморье десятки артелей добывали водоросли для производства агар-агара, сегодня мы утратили наши позиции на этом рынке. Между тем, соседняя Япония закупает агар-агар в других странах на сумму 50 миллионов долларов в год и каждый год эти закупки увеличиваются на три с лишним миллиона долларов. Российский экспорт агар-агара в другие страны едва превысил 16 миллионов долларов, но роста от года к году не наблюдается. Более того, наш Приморский кондитер покупает китайский агар-агар по цене 6,5 тысяч долларов за тонну, причем закупки агар-агара в других странах увеличиваются. Вот вам импортозамещение и экспорт "в одном флаконе".

Примеры незаполненных экспортных ниш я могу множить и множить. Почему алтайский мёд стал международным брендом и его экспорт увеличивается на 300% — в четыре раза, причём уже не первый год подряд? А что мы можем сказать про Приморский мёд? Он не может стать брендом? Интересно также упомянуть "экзотические" возможности экспорта, например, распространение отечественного искусства по странам мира. Этот рынок достаточно парадоксальный. Однажды английская семья, дабы избавить ребёнка от навязчивых страхов перед сном, предложила выставить на аукцион Sotheby"s (предметов искусства) домашнее приведение, и… необычный лот был продан за полтысячи футов стерлингов. Что и говорить, совместили приятное с полезным. А что с нашими экспортными возможностями на рынке предметов искусства? Сегодня объём "творческого экспорта" немного превышает 2 миллиарда долларов, причём рисунки и живопись составляют менее 400 тысяч долларов. По-видимому, иностранцы сами закупают все это в России за бесценок…

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

"Импортозамещение" vs "экспортвозвращение" — что потенциально ближе российской экономке?

Сергей Митрофанов — мнение на PrimaMedia: 85% потребителей даже не заметят кризис

‡агрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia