Ошибочка, которая не вышла

Дмитрий Сычиков — о том, как бдительность экологического сообщества спасла кедровые леса Дальнего Востока от уничтожения
Дмитрий Сычиков. Фото: предоставлено Амурским филиалом WWF

2017 год, объявленный в нашей стране Годом экологии, для нас, экологов, начался очень неоднозначно и тревожно. Возмутителем экологического спокойствия в канун наступающего года выступило Минприроды, в последний рабочий день года опубликовав новые правила заготовки древесины, разрешающие лесорубам орудовать в особо ценных кедровых лесах. Одним росчерком чиновничьего пера под угрозу стремительного уничтожения попали 80% дальневосточных старовозрастных кедровников. Сказать, что для нас подобное решение стало шоком — ничего не сказать. Годы работ, потраченные на защиту наших лесов перечеркивались одним росчерком пера. Видавшие виды и привыкшие ко всякому, в этот раз мы не верили своим глазам, не верили, что такое вообще возможно. Что признанный символ дальневосточной тайги, "хлебное дерево" кедр вот так просто отдадут на растерзание в Год экологии и столетия заповедной системы России.

Отойдя от шока и оценив плачевные перспективы внедрения новых правил, мы готовились к долгому и мучительному отстаиванию дальневосточных кедровников. Но то, что произошло дальше, удивило нас еще больше.

Но по порядку.

30 декабря 2016 года на официальном интернет-портале правовой информации был опубликован приказ Минприроды РФ от 13 сентября 2016 года № 474 "Об утверждении Правил заготовки древесины и особенностей заготовки древесины в лесничествах, лесопарках, указанных в статье 23 Лесного кодекса Российской Федерации". Обратите внимание, что приказ, подготовленный в сентябре, публикуется в конце декабря, в последний рабочий день года, что само по себе наводит на определенные мысли. Но не об этом речь.

В конце года мы получили новые правила лесозаготовки, обязательные для соблюдения с 10 января 2017 года. Чем же так напугал нас этот документ?

Прежде всего, изменениями допустимой доли кедра в древостое, при которой на лесном участке разрешена заготовка древесины. Прежними правилами заготовки древесины допускались рубки в спелых и перестойных насаждениях, доля кедра (сосна кедровая корейская) в которых составляла 3 и менее единиц (единица в составе насаждения — это одна десятая от общего запаса древесины в этом древостое — прим.авт.). То есть, если спелый древостой на треть и более состоял из кедра, то любые рубки на данном лесном участке были запрещены.

В новых правилах заготовки это ограничение было существенно ослаблено, и рубка спелых и перестойных насаждений запрещалась только в насаждениях с долей кедра в составе 5 и более единиц. То есть лесорубам давали зеленый свет на рубки в кедровых лесах, где кедр составляет до 44% от всего древостоя (прежняя норма не превышала 25%). Лесов с долей кедра 5 единиц и более на Дальнем Востоке всего чуть более 5% (140 тысяч гектаров). Остальные 80% старовозрастных кедровых лесов с долей кедра 3-4 единицы оказались беззащитными перед рубками.

Конечно, мы не могли этого так оставить, публично указав Минприроды на ошибочность таких решений, их губительность для лесного комплекса. WWF России совместно с Гринпис России выступили с совместным заявлением по этой проблеме, привлекли к ней внимание федеральных и региональных СМИ.

И совсем скоро произошло удивительное — чиновники пошли на попятную, объявив, что в тексте приказа, касающегося заготовки леса в кедровниках, была допущена опечатка и совсем скоро она будет исправлена.

17 января на официальном сайте Рослесхоза появилось сообщение, в котором указывалось, что, цитирую, "в день опубликования приказа, 10 января 2017 года, в нем была обнаружена ошибка в формулировке нормы об увеличении допустимой доли кедра в породном составе лесов, в которых разрешена лесозаготовка, доля составляет 5 и более единиц кедра в составе древостоя".

Там же говорилось, что уже 11 января глава Рослесхоза Иван Валентик поручил подчиненным исправить ошибку и вернуть в правила прежнюю норму. Глава Минприроды Сергей Донской в свою очередь поручил провести служебную проверку и выявить сотрудников, по вине которых в приказ ведомства попала ошибочная норма. Оба ведомства выразили благодарность экологам за неравнодушие.

Казалось бы, проблема быстро решилась, чиновники признали свою неправоту и пообещали исправиться. Но расслабляться рано. Все косвенные признаки свидетельствуют о том, что произошедшие в правилах изменения не были санкционированы руководством Минприроды, а появились по инициативе какого-то исполнителя, у которого вдруг взыграли шаловливые ручки, и слово "три" в официальном государственном документе поменялось на слово "пять". Наивно полагать, что это произошло случайно, в результате какой-то досадной ошибки. Более того, о том, что все неслучайно, свидетельствует один факт, на который справедливо указывают коллеги из Гринпис России.

Все дело в том, что еще до "признания ошибки", чиновники Минприроды публично отстаивали изменения в правилах в общении с прессой. Звучали заявления, что новые нормы не угрожают устойчивости кедровников, а, напротив, цитирую, "помогут сократить число вредных организмов в лесных насаждениях". В связи с этим версия об опечатке выглядит очень нелепо и неправдоподобно, и есть все основания полагать, что попытки "протащить" скандальную норму в правила мы увидим и в будущем. Но важно не это.

Важно то, что совместными усилиями экологических организаций и СМИ, благодаря широкой огласке и привлечению внимания общества к проблеме удалось остановить массовое уничтожение кедровых лесов, заставить чиновников признаться в своей неправоте.

Если это внимание не ослабнет, то скандальная норма и в самом деле будет отменена. Но нельзя допустить, чтобы этот безусловный успех и большая победа усыпили нашу бдительность.

В вышеуказанных правилах есть и другие четко антиприродоохранные нормы. В частности, снятие ограничений на площадь рубок на некоторых категориях особо охраняемых природных территорий, разрешение рубок в местах произрастания редких растений и обитания редких животных, включенных в красные книги. Нам нужно добиваться и их пересмотра с привлечением широкого круга экспертов и экологической общественности, не допустить их принятия по умолчанию. Последний успех доказывает, что это не так уж и невозможно.

Автор: Дмитрий Сычиков, руководитель отдела по устойчивому лесопользованию Амурского филиала Всемирного фонда дикой природы (WWF).

Загрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia