Политика. 26 февраля, 09:00

Виктория Николаева: Если работа не цепляет, значит, и смысла в этой работе нет

О том, что значит быть женщиной в политике и на какие ценности равняться – в интервью с депутатом Госдумы Викторией Николаевой

26 февраля, PrimaMedia. Депутат Госдумы от Приморья Виктория Николаева имеет солидный опыт в политике, ведь до своей работы в нижней палате парламента она с 2005 года была депутатом Законодательного Собрания Приморского края от избирательного округа №14 Партизанского городского округа, ЗАТО Фокино и Партизанского муниципального района. На протяжении всей своей профессиональной деятельности она чётко придерживается принципов, привитых ещё в детстве. О своих ориентирах в работе, о людях, которые являются беспрекословными авторитетами, о роли спорта в жизни человека и решении насущных проблем граждан Виктория Викторовна рассказала в интервью ИА PrimaMedia.

— Давайте сначала поговорим о том, что важно для каждого человека. О мечтах. В детстве все загадывают желания. Во взрослом же возрасте мы можем их вспомнить и проверить, сбылись ли они. Ваши сбылись?

— В 10 лет я не отслеживала свои желания. Скорее всего, это были желания, связанные с преодолением себя. Я ведь с детства занималась спортом, я заслуженный мастер спорта по фигурному катанию. А любой вид спорта – это всегда соперничество, преодоление трудностей, стремление быть первой. И эти качества я в себе вырабатывала.

Именно спорт позволяет понять, что для тебя важно, а что нет. Чего ты хочешь и чего не хочешь. Это очень помогает уже во взрослом возрасте. С детства у человека должна быть цель, дело, которому он посвящает себя. Конечно, очень влияют родители, учителя, мастера, которые встречаются на твоем пути. Мой тренер многое вкладывала в своих воспитанников. Она не просто учила преодолевать, терпеть, она именно воспитывала, закладывала азы культуры. А ведь это очень важно для развития личности.

Вот, например, некоторые говорят: "Я не люблю оперу". Ты не любишь то, чего не знаешь, не понимаешь. "Не люблю" можно сказать тогда, когда ты это изучил всесторонне, глубоко познал. В 6 лет я тоже многое не осознавала. Не хотела заниматься фигурным катанием, оставляла коньки в троллейбусе два раза. Но моя бабушка мне сказала: "Ты все равно будешь кататься. Бросай не бросай". И потом я поняла, как это здорово и интересно. И я точно могу сказать, что интерес должен присутствовать везде, и в работе тоже. Если она не цепляет, значит, и нет смысла в этой работе. Ведь жизнь очень коротка, я не могу позволить себе прозябать и сидеть. Мне важно быть полезной. Моя жизнь – это движение, изменение себя, своего окружения. А для этого нужно постоянно учиться, общаться с представителями разных категорий общества и возрастов. Вот, например, я люблю на застольях со старшим поколением песни попеть. Это ведь общение, которое очень важно.

— Кто для маленькой Вики Николаевой был в детстве непререкаемым авторитетом?

— В 6 лет была бабушка. С возрастом авторитеты менялись, в 12 лет был уже тренер. Но это всегда были женщины. Наверное, это повлияло на моё становление и даже, можно сказать, женский в самом хорошем смысле слова подход к работе. У меня мало мужских качеств. Это все замечают, и я этому очень рада.

— У вас есть брат, а известно, что братья с сёстрами часто конфликтуют в детстве. Вы не дрались?

— У нас разница 11 лет, и я старше. Как я могла драться с братом? Как я уже говорила, в детстве я была очень занята, училась, занималась профессионально спортом. Общение с братом происходило только на каникулах. Но и на них я тоже часто уезжала.

— Как говорят, мы воспитываем своих детей так, как воспитывали нас. В свою семью вы привнесли часть опыта, который получили?

– Отчасти да. Я знала, что обязательно ребёнок должен быть занят. Я часто вижу, как родители говорят: "Мы его отдали в эту школу, а он не хочет. Мы его в другую отдали, а он снова не хочет". Конечно, нужно присматриваться к своему ребёнку, видеть его наклонности. Но нужно его и заинтересовать, постараться объяснить.

Я считаю, что ребёнку необходимо помочь выбрать цель в жизни. Потом он уже может что-то пересмотреть. Что касается меня, то я училась и работала тренером. Я всегда зарабатывала сама и ни на кого не надеялась, ведь у меня была стипендия и работа. Я знала цену деньгам и старалась обходиться без помощи родителей. Это мне и позволило рассчитывать на себя, на свои силы и никогда никому не завидовать, не смотреть в чужой карман.

— То есть вы придерживаетесь философии "сделай себя сам"?

— Да. Абсолютно. Я считаю это правильно.

— А сейчас из детства каких вещей не хватает?

— Может быть, беззаботности, чтобы не думать о проблемах ежедневных. Я вспоминаю последний экзамен в 10 классе. Ты чувствуешь безграничную свободу. Ты можешь делать все, что хочешь. Душа поёт. Потом было не то чтобы любование собой, но гордость, что ты чего-то достиг, все сдал и поступил. Не знаю, есть ли сейчас у наших детей ощущение гордости от поступления в институт. Ведь это, опять же, преодоление.

Я не тот человек, которому с лёгкостью все дается. И сейчас, будучи депутатом Госдумы, я сталкиваюсь с разными проблемами. Экология, молодёжь, студенчество, материнство и детство – ты должен разбираться во всех темах. И должен оправдать ожидания людей.

— А вы могли бы уехать в другую страну?

— Я себе сама задавала такой вопрос. И на разных этапах жизни отвечала на него по-разному. Сейчас не готова. Когда я первый раз побывала за границей, то она, конечно, впечатлила. Но мыслей переехать не было никогда. Просто в сравнении думаешь: а как улучшить ситуацию у нас, как перенять положительный опыт? Это одна из причин того, что я занялась политической работой.

— А есть ли тыл у вас?

— Как и у всех, это семья, друзья. Их не может быть много, 2–3 человека, с которыми ты можешь поделиться самыми личными вещами. Но в основном это семья. И вообще я считаю, что об этом не стоит говорить. Это сокровенное.

— Решение пойти в большую политику было вашим личным? И что на это сказали в семье?

— Семейный совет сказал: "Нет". Но надо понимать, что на тот момент была определённая команда, в которой был и мой брат Владимир Викторович. Необходимость принятия решения по поводу моей работы в политике встала тогда, когда Владимир Викторович после работы в Заксобрании Приморья стал кандидатом на должность главы города Владивостока. Я была руководителем штаба предвыборных кампаний и на тот момент не думала идти в политику. Я занималась общественными организациями. Когда встал вопрос о том, кто будет в Заксобрании от Партизанского округа, то все сотрудники штаба проголосовали за меня. Я сразу ответила – "нет". Только потому, что считала, что женщин в депутаты не выбирают. Сейчас же ситуация другая. Голосуют и ходят на выборы в основном женщины. Сейчас мы видим даже некоторую эмансипацию в Госдуме. Если во втором созыве Думы было 34 женщины, в четвертом – 45, то в седьмом уже 71!

Вообще я считаю, что русской женщине всегда хочется поддерживать мужчину. Вне зависимости от того, лучше она его или образованнее, женщина всегда встанет за мужчиной и будет его поддерживать. Кстати, Владимир Викторович также придерживался подобной философии – тогда он задавал себе вопрос: зачем мы будем кидать под танк сестру? Но в итоге было принято решение о моей работе в Заксобрании. На это повлияло то, что я многих людей знаю, со многими в хороших взаимоотношениях. В чужом городе Партизанске, где меня не знают, люди мне поверили. И мы с ними были вместе 12 лет.

— Вы много говорите о традиционных ценностях. В целом, вы – либерал или консерватор?

— Скорее всего, консерватор. Я – традиционный человек. Мне кажется, что либеральные истории – это болтовня какая-то, потрепать языком, покрасоваться идеями, а по сути, за этим мало что стоит. Я всё-таки за системные основы.

— Политик может что-то изменить?

— В определённых условиях, конечно, может. Вовремя сказанное слово могут так разнести, что диву даёшься, насколько это может влиять. Самое ужасное – у людей исчезло ощущение, что они вообще могут что-то менять. Вот я – обыкновенный человек. Родилась во Владивостоке на улице Кутузова, где бегала и играла в казаки-разбойники, прыгала через скакалку и играла "в резиночку". Тем не менее, благодаря тому, что не ставила себе ограничений, а шла дальше, и смогла чего-то достигнуть. Так мы и должны воспитывать наших детей: давать им возможность и уверенность в том, что они могут всё. Сегодня этого нет, к сожалению.

— Вы считаете, прежнюю идеологию нужно вернуть?

— Однозначно. Как бы ни хотелось нашим либералам. Я один из соавторов закона о патриотизме. Нужно возвращать трудотерапию, делать что-то с детскими домами. Может, мальчиков брать в суворовские училища. А девочек – в институт благородных девиц. Почему мы не можем это организовать в детских домах? Мы ведь можем внедрить туда самых лучших педагогов, просто нужно этого захотеть.

А всё в итоге происходит из-под палки. Любые инициативы с трудом проводятся в разных областях. А почему? Ведь выстроена по линии законодательной власти целая система. Пожалуйста, бейте в колокола. Денег нет, ну да, на каком-то уровне. Но надо не просто выдвигать инициативы, а бить в эту точку. А по факту что получается? Проходят все инициативы через два года, некоторые – через четыре. Однако всё зависит от активности, от слаженности работы депутатов поселений, депутатов районных, депутатов Заксобрания. У каждого ведь есть право инициативы. Вопрос в том, как они этим правом пользуются.

То есть депутат в понимании народа – это "понты". А в вашем понимании это колоссальная работа.

— Да. Есть исполнительная власть. Есть люди, которые прорабатывают глубоко любой вопрос. Есть депутаты, которые должны согласовывать либо не согласовывать это. И если ты принимаешь какое-либо решение, ты должен глубоко осознавать его последствия.

— Вы активно занимаетесь региональной работой. Знаете, я около года работаю в Госдуме нового созыва и вижу, когда в региональную неделю Дума просто вымирает…

— С одной стороны, это глоток свежего воздуха в буквальном смысле слова. В регионах всё-таки у нас есть возможность поехать "в народ", на мероприятия, на территории…

— То есть за обратной связью от людей, получается, ездите?

— В большей степени да. Несмотря на то, что я состою в комитете по безопасности и противодействию коррупции, к нам обращаются со всей страны и с разными вопросами. И в разных областях ты вынужден выезжать на места, принимать граждан. Очень важно понимать, чем вообще живут люди.

У меня 18 муниципальных образований. Они очень далеко друг от друга. За год мы объехали все. Какие-то "горячие точки" мы посещаем каждый месяц. В Находке, Дальнереченске, Лесозаводске, в Кавалерово чаще бываем. Знаете, есть такие районы, которые живут своей жизнью и живут: "Нас не трогай. Мы и инициатив никаких не проявляем, и денег у нас нет. Мы разделили на всех и всё. Зарабатывать мы не умеем. Никто у нас сковородку горячую не прикладывает ни к каким местам. За это никто не сажает, не спрашивает. Мы ничего не нарушаем. Сколько дали, столько и истратили". И это вместо того, чтобы подумать: "А где бы мы могли зарабатывать, как бы мы могли объединиться?". Своё мнение нужно выражать более открыто. Инициативы от регионов должны быть более частыми.

— Почему эта тема для вас столь важна?

— Мы это отстаиваем потому, что есть запрос с территории. У нас есть обращения глав. И мы приезжаем и говорим: "Хорошо, проводим круглый стол на вашей территории". Например, заинтересован глава Чугуевского района. Всех собрали, резолюцию выработали. Я с ней иду и выдвигаю предложения в Госдуму. Что сложного? Ничего. Но так активно действуют лишь единицы. Либо есть недопонимание, что так можно работать, либо боязнь какая-то, либо нежелание.

Очень важно приезжать на территорию, всё самим проверить, выяснить, увидеть. Например, в Дальнегорске мы работали с детскими домами. Мы провели круглый стол, после которого вышли с предложениями в комитет Госдумы. Какие-то предложения взяли в работу, какие-то не смогли, потому что есть определённые нормы, и они им не соответствуют. Поднимали вопрос о том, почему наши дети не могут мыть парты и доски. То есть заниматься общественно полезным трудом. Или почему наши дети на селе не выходят в поле, не помогают собирать урожай? Ведь всем было бы хорошо: 10 мешков картошки собрали – один мешок отдают школе. И в этой деревенской школе бесплатные обеды. Чем плохо? Ничем, дети учатся труду.

"Ещё один важный момент" – нужно заняться тунеядцами. Вот, например, днём в Москве очень много людей на улицах. Где они работают? Выйдите в любой город нашей страны – везде люди на улице. Выйдите в Японию – нет людей. Есть 2–3 бабушки на велосипеде. Все работают. И мы при этом хотим, чтобы у нас повысилась производительность труда, чтобы пенсии повысили.

Через социальные сети мне приходит много запросов от людей. Например, из Лазовского района: "У меня сосед у родителей забирает последние деньги, издевается над ними. Родители живут в неподобающих условиях". И так далее. У меня есть возможность позвонить главе. Создали комиссию, они поехали и разобрались. Составили акты. Родителей поставили на очередь в дом престарелых. А с соседом-то что? Куда его деть? Раньше можно было наказать за тунеядство. Общество должно задумывать над этим.

Конечно, помогать людям хорошо. И мы стараемся помогать. Но этого уже недостаточно. Свои права нужно и самостоятельно отстаивать в правовых границах.

— Обозначьте три важных задачи, которые вы ставите перед собой сейчас.

— Есть одно глобальное желание – чтобы мы начали гордиться своей страной. Наше государство – это мы. Если мы сомневаемся в своих правителях, значит, мы сомневаемся в себе. Каждый должен ответит на вопрос: а что мы сделали, чтобы вокруг нас было лучше? Должно быть понимание, что ты живешь в великой, огромной стране и от тебя многое зависит.

Сейчас это ушло, к сожалению. Все стараются думать: "От меня ничего не зависит". На самом деле зависит многое. Я всегда говорю: "Начнем с себя". Хочу, чтобы мы подошли к осознанию того, что мы самодостаточные, мудрые и особенные в мире. Но вдобавок к этому мы должны стать воспитанными, вырастить творческое, учёное поколение, работоспособное и уважительно относящееся к старшим, к истории, к правителям. Без этого никак.

Спасибо за беседу.

Подпишитесь на нас в соцсетях и мессенджерах

 
Спасибо, я уже подписан

© 2005—2018 Медиахолдинг PrimaMedia