Владимир Ощенко: Просмотры «Морского собрания» на YouTube перестал считать после 0,5 млн

Автор «морского» блока программ ОТВ-Прим – об интересе аудитории, оценке профессионального сообщества и рутине, которой нет
Общество. 5 апреля, 13:45
Владимир Ощенко. Фото: ИА PrimaMedia

5 апреля, PrimaMedia. "Морской" блок телепрограмм ОТВ-Прим ("Морское собрание" и "Морская") стартовал в эфире регионального канала в сентябре 2015 года. "Отцами-основателями" проектов по теме, ранее практически не освещаемой ОТВ, стали гендиректор "Общественного телевидения Приморья" Алексей Козицкий (покинул пост по собственному желанию 5 апреля этого года – ред.) и мэтр приморской журналистики Владимир Ощенко, который, как можно предположить, во многом именно ради "морских" проектов и сменил ВГТРК "Владивосток" на ОТВ. Предполагая, что за без малого 3 года программы успели обрасти "кухней", аудиторией и интересными историями, корр. ИА PrimaMedia побеседовал с Владимиром Ощенко. И, кажется, в своих предположениях не ошибся.

— Вы – лицо, автор и идейный вдохновитель блока "морских" программ на ОТВ-Прим. Между тем информации об этих проектах на сайте телеканала – немного. А ведь, наверное, о них есть что рассказать?

— "Морское собрание" — тематический тележурнал о людях морских профессий. Мы говорим и о ВМФ, и о рыбаках, и о торговом флоте, и о морских вузах, которых во Владивостоке целых три, о морских ученых, аквакультурщиках… О всех, кто занят морской экономикой, морскими исследованиями, морской историей. Вспоминаем что-то об истории, знаменательных датах и юбилеях, показываем морские праздники. Есть очерки о ярких людях морских профессий, о знаменитых моряках и рыбаках… об ушедших недавно, к сожалению, великом ледокольщике Вадиме Ивановиче Абоносимове и о Викторе Михайловиче Миськове, многолетнем руководителе Дальневосточного морского пароходства.

Вторая программа — "Морская". Это название мы позаимствовали у Ильи Лагутенко, вопрос согласовывали, Илья Игоревич не возражал. У этой программы направленность абсолютно другая, "Собрание" и "Морская" — совершенно разные программы с точки зрения телевизионного производства. "Морская" — скорее, научно-популярная программа с развлекательно-просветительским уклоном. Там мы в основном рассказываем о морских обитателях, наши герои — рыбы, морские животные, водоросли, моллюски, беспозвоночные. В общем, все наши соседи по планете, которые к тому же живут совсем рядом с нами, в Японском море. Стараемся делать программу на материалах по Японскому морю, поскольку зритель у нас в Приморском крае. Но, тем не менее, с этой программой у нас сотрудничали и американские журналисты (мы рассказывали о сходстве морской флоры и фауны Санта-Барбары и Владивостока), японские ученые участвовали в этих программах, корейские рыбаки.

Китайцы нам помогали, я имею в виду коллег из Центрального телевидения Китая (ЦТК, CCTV – ред.). У нас была программа (вышла в 2016 году зимой) о такой малоизвестной в России легенде об императоре Цинь Шихуанди, который искал эликсир бессмертия, а трепанг мог оказаться чуть ли не главным ингредиентом этого эликсира. Но когда алхимик Сюй Фу вернулся с трепангом в город Сиань (столица древнего Китая – ред.), император уже отошел в мир иной. Эту историю нам рассказали наши китайские коллеги. Мы ее включили в программу, она получилась очень своеобразной и была представлена на Петербургском международном кинофестивале морских приключенческих фильмов. Ее заметили, но призов она особых не получила.

— А какие ваши работы и замечены были, и без призов не остались?

— "Морская" существует с осеннего сезона 2015 года, то есть 3 года. Собственно, каждый год у нас достижения были. В 2016 году, например, мы получили диплом жюри телефестиваля "Человек и море", причем это для меня до сих пор самый ценный диплом, потому что мы получили его из рук Галины Яковлевны Островской, а за диплом голосовали Вадим Иванович Абоносимов, Виктор Михайлович Миськов, то есть те люди, которые морю отдали свои жизни. Но это, на мой взгляд, был тогда скорее аванс от патриархов моря, потому что на канале ОТВ-Прим к тому времени вышло всего несколько выпусков "Морской". Хочу сказать, что к настоящему моменту мы выпустили уже 55 "Морских" программ и 123 выпуска журнала "Морское собрание". На самом деле, это много для телевидения.

Еще в 2016 году у нас был приз конкурса экологической журналистики "Живая тайга", а в 2017 году мы получили два приза. Первый – это приз на Международном кинофестивале документальных и приключенческих фильмов о море "Море зовет", он проводится в Санкт-Петербурге. Мы там получили приз в номинации "Железные нервы" (за мужество, проявленное во время съемок). Это была программа "Морская", которую мы делали вместе с нашим коллегой Максимом Борисовым, который устроился рыбообработчиком на ярусолов рыболовецкого колхоза "Восток-1" и четыре месяца провел в море. Мы объединили эту историю с еще одной программой — про промысел сардины иваси, который на Дальнем Востоке только-только возобновляется — в цикл "Рыбацкие истории Дальнего Востока", и как раз за нее "Железные нервы" мы и получили.

Я, кстати, посмотрел список предыдущих победителей в этой номинации на питерском кинофестивале. Там были французы, которые погружались в системы карстовых пещер на глубины в 100-120 метров, там были американцы с финнами, которые искали затонувшие нацистские субмарины в Северном и Балтийском морях, были и наши москвичи, которые снимали извержение вулкана на Камчатке. И в этой компании оказались и мы.

В этом же, 2017 году на Международном конгрессе рыбаков, который проводится во Владивостоке каждую осень уже лет 15, мы получили приз в номинации "Лучший телевизионный репортаж" конкурса "Акула пера". Это был репортаж про предприятие аквакультуры: в течение всего 2016 года мы снимали на "Зарубинской базе флота" — в феврале, в апреле, глубокой осенью, когда собирают урожай трепангов. Погружались, причем это были холодноводные погружения. У нас получился такой минифильм с названием "Аквакультура: зима, лето, осень и снова зима" — парафразом названия фильма знаменитого южнокорейского режиссера Ким Ки Дука ("Весна, лето, осень, зима и снова весна", 2003 год – ред.).

И уже в 2018 году безумной неожиданностью для нас было попадание в тройку финалистов номинации "Лучшая телепрограмма" Всероссийской премии министерства образования и науки, Российской академии наук и Московского государственного университета "За верность науке". Телевизионщики с НТВ получили первое место, а мы получили диплом финалиста и стали фактически лучшей региональной научно-популярной программой страны в 2018 году.

— А почему "неожиданность"? Обычно, подавая заявку на участие в конкурсе, авторы рассчитывают на победу…

— У премии "За верность науке" подход такой: там, в отличие от кино— и телефестивалей, заявки от авторов не требуются. Работы самостоятельно отбирает достаточно широкий экспертный совет, около 30 человек, они мониторят, что происходит в медийном пространстве. В совет, кстати, входят и сотрудники ДВФУ, предполагаю, что они могли обратить внимание на нашу программу. Между прочим, там также присуждается и антипремия "За профанацию научно-популярных идей", за лженауку в СМИ, так скажем. Поэтому можно совершенно неожиданно оказаться в разных ипостасях.

— Морская тематика была хорошо представлена в советской прессе. А вот потом ее вдруг как-то не стало, медиапространство региона будто бы перестало замечать, что есть море и люди, живущие морем. Теперь же эта тема, как кажется, вновь возвращается в медийное и публичное пространство, тот же Морской совет при губернаторе края возобновил работу… Что произошло?

— Я в реальной практической журналистике работаю уже скоро 40 лет, поэтому мне есть с чем сравнивать. Я начинал молодым журналистом на радиостанции "Тихий океан", видел тех матерых репортеров, мужиков, которые ходили в рыбацкие экспедиции на полгода, и это считалось вполне нормальным.

Я считаю, что морская тема ушла из СМИ не потому, что люди в Приморье перестали этим заниматься или интересоваться. Просто изменилась структура экономики. Рыболовецкий промысел, особенно в середине 90-х и начале 2000-х, был наполовину браконьерским. Зачем владельцу маленькой рыболовецкой компании, у которой два сейнера и один траулер, пускать журналиста в море — чтобы он там что-то снимал, записывал, разговаривал с капитаном, — если вместо положенных по квотам 100 тонн палтуса он поймал 120 тонн? А это происходило тогда сплошь и рядом.

Второй момент – в том, что СМИ стали в основном коммерциализированными, и им хочется за свою работу какие-то деньги получать. Опять же, зачем тому же владельцу рыболовецкой компании платить за материалы в местных СМИ, если 100% выловленного им минтая продается в Китай? Морские вузы, впрочем, наверняка были заинтересованы в такой пропаганде, но они были бедны. Я полагаю, что все объясняется исключительно в таком меркантильном контексте.

А ведь людей, связанных с морем во Владивостоке, в Находке, в поселке Преображение — десятки, если не сотни тысяч человек. Поэтому когда руководство канала ОТВ-Прим пригласило меня на работу к ним – Алексей Козицкий сам заканчивал ДВВИМУ (в настоящее время Морской государственный университет имени адмирала Г. И. Невельского – ред.), может, эта профессиональная история и сыграла какую-то роль, — я согласился. Однако сразу сказал: "Я — человек абсолютно некоммерческий. Зарабатывать деньги этой программой я вряд ли смогу. Единственное, что я смогу, — это создать такой тележурнал".

За эти три года мне десятки людей говорили, что программу смотрят, причем, рассказывали о содержании выпусков, что верный признак, что программу посмотрели, а не просто польстили мне при личной встрече. Потому что у нас в центре внимания — события, происходящие в морской деятельности на территории Приморского края, и люди, которые связаны с этими событиями. У этой тематики есть аудитория, и она, естественно, проявляет интерес. Я одно время даже вел статистику просмотров выпусков в YouTube. Когда мы "перевалили" за 500 тысяч уникальных просмотров, я перестал дальше считать.

К примеру, был один сюжет в программе "Морское собрание" — про затопленный около острова Карамзина японский эсминец "Хибики". Корабль был в 1946 году передан по репарациям Советскому Союзу, Тихоокеанский флот сначала пытался его перевооружить, а потом бросил это дело, превратив его сначала в плавучую казарму, а потом в мишень для бомбометания морской авиации. И там, на бывшем морском полигоне, возле острова Карамзина он до сих пор и лежит. У этого выпуска набралось 45 тысяч просмотров в течение буквально одной недели. Мы начали анализировать, и выяснилось, что 20 тысяч просмотров — из Японии. То есть смотрели люди, которые не знают русского языка, и титров на японском в программе не было. Но были роскошные подводные съемки этого японского эсминца. Видимо, их наши японские зрители и смотрели.

И здесь самое время сказать, что программы "Морская" и "Морское собрание" делаются не только автором. В конце концов, я только определяю темы и пишу тексты. И все. Очень многое зависит от режиссеров обеих программ — Юрия Сивирина в "Морском собрании" и Виктории Макаровой в "Морской". Операторский цех на ОТВ очень профессиональный, и на морских съемках все работают с полной самоотдачей. Плюс у нас есть очень большой друг и соратник, оператор подводных съемок Дмитрий Рудась, его съемки идут и в "Морской", и в "Морском собрании".

— Как вы думаете, ваши программы выполняют определенную пропагандистскую функцию – например, по популяризации морских профессий?

— Я не то что так думаю, а просто знаю, что такие последствия от наших программ есть. К примеру, года полтора-два назад мы делали сюжет для "Морского собрания" о курсантке МГУ им. Невельского, о девушке, которая пошла на судоводительский факультет, потому что ей так посоветовал отец. А отец у нее — капитан. Сняли эпизод, как она в своем кубрике звонит отцу – безо всякой режиссуры, чистая документальная съемка. Отец говорит, что идет сейчас на Гуанчжоу, потом возвращается во Владивосток. "Как, мол, у тебя там сессия?"

Мы так и назвали этот очерк — "Капитанская дочка". Включили в этот сюжет кадры из фильма по повести Пушкина, где главная героиня рассуждает о том, какой жизненный путь выбрать. Этот сюжет тоже на YouTube мгновенно в течение недели "подскакивает" за несколько тысяч просмотров. А кто это смотрит? Мною любимые старики-капитаны, ветераны, тот же Анатолий Александрович Семашко, великий добытчик иваси в 70-80-е годы прошлого века, или адмирал Константин Семенович Сиденко — они ведь не смотрят YouTube.

А недавно мы снова были на съемках в МГУ, туда приезжал Сергей Оттович Франк, гендиректор крупнейшей танкерной компании "Совкомфлот". Он выступал перед курсантами, говорил о том, что такое лидерство на флоте, а я стоял в задних рядах, чтобы не мешать. А он вдруг говорит – лидерство обязывает к ограничениям, вон там, в заднем ряду стоит человек, который "любое морское ЧП разложит по полочкам и выдаст в СМИ, и мало вам не покажется". И кто-то из курсантской аудитории: "А мы его знаем!". А это ребята в возрасте по 20 лет, мы с ними из разных поколений. Допускаю, что они меня видят на каких-то съемках, праздниках, но думаю, что и программы тоже смотрят.

— Всегда считал незаслуженно порицаемым вопрос о творческих планах в беседах с творческими людьми.

— Планы — грандиозные. Иногда я даже чувствую, что перегружаю себя, надо бы подумать об отпуске каком-нибудь. Но нужно закончить начатое ранее, а из начатого ранее у коллектива ОТВ много. В 2018 году выходит большой фильм петербургских, финских, польских кинематографистов. Это настоящее, крутое документальное кино, называется "Фатеич и море", о частно-семейном предприятии марикультуры Геннадия Фатеевича Подкорытова, которое находится на острове Рикорда.

Мы делали там большую организационную работу, когда я от нашей компании составлял списки для титров, туда вошли 20 человек — водители, операторы, я там был соавтором сценария. Монтаж уже заканчивается, потому что в мае фильм сдается министерству культуры РФ, поскольку выпускается он частично на грант Минкульта. Насколько я понимаю, в 2018 году его будут показывать на фестивале "Меридианы Тихого", после этого мы получим права на региональную телевизионную премьеру.

Вторая работа — это работа киностудии "Единая Медиа Группа", режиссер — Элла Тухарели. По сценарию известного журналиста ВГТРК Сергея Брилёва они сняли фильм "Огненная кругосветка", должны закончить его в 2018 году. Там мы тоже с продюсерской точки зрения принимали участие, потому что нужно было снять здесь несколько сцен исторической реконструкции. История эта о том, как в 1941 году ледокол "Микоян" переходил из Черного моря в Анадырь — с заходом во Владивосток, и судно шло по всем этим морям, охваченным войной. Несколько сцен реконструкции мы снимали в ТОВВМУ и в МГУ им. Невельского. Была задействовано много плавсредств, Тихоокеанский флот предоставил мощный спасатель, который и "исполнял" роль ледокола, театр Дома офицеров флота – краснофлотские бескозырки и фланки, курсанты ТОВВМУ тушили огонь в машинном отделении и задраивали пробоины (все это было в том легендарном переходе "Микояна"). Курсанты МГУ сыграли палубные сцены на "Микояне", причем съемки были ночью. Помогало Владивостокское управление Росморпорта, Союз моряков-подводников Тихоокеанского флота, члены Ассоциации дальневосточных капитанов. В общей сложности было задействовано человек 100, связанных с морем. Фильм сначала выйдет на каналах ВГТРК, он обещает быть по-своему и сенсационным, и масштабным, и я считаю, что это и большая работа, и большой вклад морской общественности Владивостока.

Это — совместные проекты, а из персональных… Мы уже заканчиваем монтаж фильма, который выпускается к 40-летию Дальневосточного морского заповедника. Я — сценарист, кино делали Дмитрий Рудась и продюсерская компания "Фаза" Саши Фаткулина. Монтаж заканчивается, видимо, на суд зрителя будем выставлять в мае — во время планируемых руководством заповедника торжеств. Фильм называется "Заповеданное море", мы рассказываем абсолютно неизвестную историю о том, как был создан заповедник и кто его отцы-основатели. Как физик-ядерщик и фактически создатель атомного подводного флота СССР Анатолий Петрович Александров приложил к этому руку. Этот факт был засекречен в свое время.

Другая впечатляющая тайна – природная: Дмитрий Рудась снял, как бережно самка гигантского осьминога Дофлейна выхаживает свою кладку. Причем, она делает это всего один раз в жизни, свое будущее потомство пестует несколько месяцев, и Дмитрий снял разные периоды этого таинства морской жизни. Таких съемок в мире – по пальцам пересчитать. И, естественно, будет много красот Дальневосточного морского заповедника — съемки высочайшего качества в формате 4К, подводные и аэросъемки. Были у нас и большие, прочувственные интервью с хорошим светом. Так что постарались в первую очередь сделать не телевизионный, а кинематографический продукт. Думаю, что фильм будет представлен и на питерском кинофестивале "Море зовет", и на приморском телефестивале "Человек и море".

— Все это – интересные и масштабные проекты. А обычная телевизионная рутина, если честно, заедает?

— Нет. Во-первых, это не рутина. На самом деле, я делаю каждую программу с большим удовольствием, особенно если с интересными мужиками встречаюсь. К примеру, 23 февраля меня персонально, лично позвали на корабль космического слежения "Маршал Крылов". Он стоит на "Дальзаводе", заканчивает капитальную модернизацию. Там просто великолепный командир, они приписаны к 114-й бригаде ТОФ базирующейся в Вилючинске на Камчатке. Половина экипажа – камчадалы, уже три года стоят в Дальзаводе. И даже они говорили: "Да, мы смотрим "Морское собрание".

Вообще, у военных очень интересное отношение к этой передаче, потому что мы понимаем, что нынешнее напряжение международной обстановки заставляет военных моряков выполнять многие задачи, о которых сильно и не расскажешь. С другой стороны, организационная структура Министерства обороны серьезно поменялась. В частности, в штабе ТОФ сейчас фактически нет пресс-центра, все запросы — через Восточный военный округ. Тем не менее, когда в прошлом году проходили российско-китайские учения, соревнования между двумя корветами – позвали. Позволяют многое снимать, многое рассказывают.

В 2017 году была очень крутая, на мой взгляд, экспедиция, которая проводилась общественными организациями при участии Минобороны. Военно-историческое общество Приморского края, Приморская епархия и Владивостокское морское собрание организовали экспедицию с принесением иконы Порт-Артурской Божьей матери по всем российским военно-морским флотам — Тихоокеанскому, Северному, Балтийскому и Черноморскому. Мы были в Североморске, в Балтийске, в Калининграде, а Черноморский флот был у нас представлен в сирийском Тартусе (это оперативный район Черноморского флота) . Так что мы были и в Тартусе, и на базе Хмеймим. Это очень сильное впечатление. Какая уж тут рутина.

Загрузка...

© 2005—2018 Медиахолдинг PrimaMedia