Без кота и жизнь не та: как биробиджанские волонтеры спасают бездомных котов и собак

Через несколько месяцев общественная организация «Добрые руки» отметит свой 5-летний юбилей
Без кота и жизнь не та. Фото: ДОР

Сейчас на попечении волонтеров находится больше сотни пушистых подопечных. Официально в "Добрых руках" состоят около 15 человек, но помощников куда больше. Дальневосточная объединенная редакция (ДОР) продолжает серию публикаций о волонтерстве и патриотизме. В этот раз мы узнали, чем живет единственная зоозащитная организация в Биробиджане "Добрые руки" и как каждый из нас может помочь четвероногим друзьям накануне дальневосточных морозов.

"Для спасения животных не хватает рук! Нас не так много, а условия в которых мы работаем — достаточно тяжелые. Если вы решите стать кормильцем приюта, то у вас будет один день кормления в неделю, а это значит, что вам нужно будет купить продуктов (примерно 500-600 рублей собственных средств) и сварить 60 литров каши. Потом кашу нужно отвезти в приют и раздать 25 собакам, одновременно убираясь у них в вольерах и, если нужно, выполняя назначения врача. Так что, если в вашей жизни мало добра, экстрима и забот — ждём Вас — у нас точно не скучно", — такое курьезное объявление мы нашли в официальной группе "Добрые руки" в социальной сети "Одноклассники", его автор председатель общества "Добрые руки" Ольга Батенкова.

В единственном комментарии содержится дополнение: "Почему вы к нам придете и останетесь? Потому что, таким нужным и любимым вы себя ещё никогда не чувствовали! Потому что те двадцать пять собак так вас встретят, что на всю неделю хватит позитива, и потом с вами будут приезжать и близкие, и дети, и ждать дня дежурства и спрашивать — а Аврора нас встретит? А Стефа? Потому, что вам больше не нужно будет прятать сердце и проходить мимо больного котенка — вы будете знать, что делать".

В группе "Добрых рук" в Одноклассниках состоит более пяти тысяч человек. Но только около двадцати из них являются официальными членами "клуба". Основной контент — объявления о пропаже любимцев и поиски добрых рук для бездомышей. Реже — призывы о помощи. Одна из последних заметок датируется 7 ноября. Сбор средств объявлен на лечение Тайги — голубоглазой красавицы породы хаски. Страшный диагноз "саркома" стал поводом для того, чтобы хозяева отказались от некогда любимого питомца и вывезли умирать в деревню. Четвероногой необходим дорогостоящий курс химиотерапии.

Сбор средств это крайняя мера, когда для спасения жизни деньги нужны в кратчайшие сроки. Общество существует как раз за счет добровольных пожертвований неравнодушных граждан. Другие помогают кормами и лекарствами.

— Очень многие люди считают, что "Добрые руки" — не волонтеры. Они почему-то уверены, что это наша работа, что за нее мы получаем зарплату, — говорит одна из членов общества Ольга Козьменкова. — Бывает, звонят или пишут с требованием — заберите! Но мы не можем забрать всех дворовых животных. У нас не так уж и много мест для передержки. Объясняем это, а в ответ возмущение — вы обязаны, это же ваша работа! Но это не так.

По словам волонтера, "Добрые руки" — это возможность сделать что-то хорошее, помочь, позаботиться и защитить тех, кто в этом нуждается.

— Мы берем кота с улицы — а это значит, что его нужно показать ветеринару, отмыть, накормить, стерилизовать. На все это нужны средства, и в большинстве случаев мы платим за это сами. В экстренных ситуациях — сбор средств в интернете. Вот так и "работаем", — говорит Ольга.

Ольга Козьменкова журналист в декрете, сейчас у нее двое детей. Старший сын ходит в школу, дочь недавно отметила второй год рождения. А еще в их семье кокер-спаниель Сонька, и два кота — пятилетний Маркиз и полуторагодовалая Майя. Оба приемыши, подобранные с улицы. Благодаря Маркизу, Ольга попала в "Добрые руки".

— Я помню, сын маленький был, а собака уже была. Но для меня без кота и жизнь не та. Давно мечтала, а потом увидела объявление в интернете, и поняла — мой. Вот так с девочками из "Добрых рук" стали общаться. Я сначала кормами помогала. Потом стала брать котят на передержку. Самое сложное если они совсем маленькие, тогда приходится выкармливать каждые два-три часа, они ведь тоже дети.

Серая красавица Майя оказалась на улице в преддверие лета. Запуганное животное боялось даже подойти к миске с едой. На то, чтобы ее приручить понадобилось много времени.

— Мы начали понемногу подкармливать. Через месяц был прогресс — Майя стала разрешать себя погладить. И только через два месяца она позволила взять себя на руки. Мы отнесли ее к ветеринару для первичного осмотра, стерилизовали. Два месяца держали в гараже на передержке, старались пристроить, устраивали ей фотосессию и размещали картинки в интернете. А потом я ее забрала к себе. У Маркиза с ней настоящая любовь. Кот по пятам ходит за Майей, играет с ней. Вот только маленьких детей она пока избегает, потому что не знает, чего от них можно ожидать, — говорит Ольга.

Самое сложное в передержке — выдержать двухнедельный карантинный период.

— Две недели являются критичными. Если у животного есть какая-то скрытая болезнь, то она обязательно проявится именно в этот срок. В это время приемыши живут в гараже. После двух недель уже можно забрать в квартиру. Ведь животное нужно социализировать. Чтобы привыкали к рукам, к детям, к другим животным. Для них ведь это тоже стресс, особенно для тех, кто после теплого дома вдруг оказался на улице. Такие коты всегда добрее; они своей лаской словно стараются выразить всю благодарность за спасение, подарить нерастраченную любовь.

Активистка "Добрых рук" Ольга Козьменкова отмечает, что в последнее время среди бездомышей оказывается много аристократов.

— За таким примером далеко ходить не нужно. Буквально пару дней назад я забрала из подвала кота породы Сфинкс Браш. Чистый и ухоженный, даже с обрезанным когтями, ласковый и приученный к рукам. Сразу видно на улице успел пробыть недолго. А ведь представитель такой породы стоит не меньше 10 тысяч рублей. Однако все равно хвостатый оказался на улице. Почему? Это уже не столь важно. Но за то время, пока малыш изучал окрестные улицы, успел подхватить такую неприятную болезнь, как кальцивироз.

Вирус передается воздушно-капельным путем на расстоянии метра от источника. Очень заразное заболевание безвредно для людей — от него страдают только кошки. Отсутствие лечения и ухода может привести к летальному исходу. После выздоровления кот становится пожизненным переносчиком вируса.

По словам Ольги, такие заболевания — одна из самых острых тем для общества зоозащитников. Это значит, что место, в котором побывал зараженный найденыш какое-то время не пригодно для передержки. В некоторых случаях такие вирусы остаются на месте в течение года.

— Этим летом тоже был случай. Я нашла котенка, ему был всего один месяц. И ровно через две недели заметила признаки так называемой кошачьей чумки. Шанс на выживание у взрослых здоровых котов — не больше 10%. А малыши с неокрепшим иммунитетом не имеют даже такой надежды на спасение. Тяжело это морально. Видишь перед собой мягкий живой комочек, ласковый, ищущий любви и поддержки и понимаешь, что ты бессилен перед страшной болезнью, — признается Ольга.

Жестокое обращение с животными еще одна болезненная проблема для зоозащитников.

— На практике, за это очень сложно привлечь к ответственности. А жестокое обращение мы видим практически каждый день. Бывает, отстреливают с ружья. Чаще травят ядом: отраву раскидывают по всем районам города и, зачастую, такой метод достигает не только своей целевой группы — простых бездомышей, которые кому-то помешали. От яда гибнут и домашние питомцы. А этой весной жертвой живодеров стал четвероногий спасатель — служебный лабрадор МЧС по кличке Граф. Виновных так и не удалось найти, — продолжает Козьменкова. — Поэтому мы хотим скоординировать наши действия с правительством, хотим выступать наблюдателями в процедуре отлова бродячих собак, чтобы мы сами видели — соответствующий закон исполняется как должно.

"Добрые руки" уже активно взаимодействуют и с другими волонтерскими корпусами. По словам директора регионального центра "Мост" Натальи Шаталовой, который выступает ключевой площадкой для развития волонтерства в ЕАО, "Волонтеры XXI века" всегда стараются откликнутся на призывы о помощи от зоозащитников.

— Мы выделяем своих людей, наших волонтеров для помощи организации в проведении каких-то выставок. И если ребята будут больше обращаться, мы будем только рады помочь, потому что, на мой взгляд — это люди с двумя сердцами. Одного сердца явно недостаточно для таких добрых дел, — говорит Шаталова.

На счету активистов сотни спасенных жизней. Найденышам всегда стараются найти дом и любящую семью. Иногда на передержке хвостатые могут задерживаться и до полугода. Но зоозащитники свои добрые руки не опускают никогда. В том же объявление в группе "Добрые руки" в Одноклассниках сказано:

"Мы Ваша Общественная Организация. Мы — небольшая группа людей которая пытается спасти целый кошачье-собачий народ. И нам постоянно нужна поддержка жителей Биробиджана и области. Так что, если в вашей жизни мало добра, экстрима и забот — ждём Вас — у нас точно не скучно!".

Кстати, еще одно такое курьезное объявление положило начало первому волонтерскому движению в Советском Союзе: "Если ты хочешь стать сразу мамой и папой, бабушкой и дедушкой для нескольких ребятишек, у которых нет никого, приходи к нам в "Малыш". Мы обещаем тебе: кучу грязных пеленок, детский крик с утра до ночи, нежелание детей делать то, что ты им скажешь и полное отсутствие материального вознаграждения".

Такой текст был вывешен в стенах Башкирского медицинского института 1982 году. Он стал главным призывом для первопроходцев-волонтеров, которые объединились в первый добровольческий отряд "Малыш". Об этом рассказал в ходе мастер-класса на второй очной сессии "Медиашколы: Дальневосточный репортер" основатель отряда и активный участник, заместитель полномочного представителя Президента РФ в Дальневосточном федеральном округе Григорий Куранов.

— В институте было 10 — 12 медицинских отрядов. Они объединялись в зональные, то есть в институтские. В эти отряды входили ребята, которые работали не на стройках, а в больницах – медсестрами и санитарами. Тогда же пришла идея сделать наш отряд "Малыш" коммунистическим, то есть отказаться от зарплаты, а на эти деньги покупать колготки, штанишки, пеленки и другие нужные детям вещи. Это было в чистом виде волонтерское движение, — рассказал Григорий Куранов.

К слову, корреспондент Дальневосточной объединенной редакции (ДОР), вдохновившись деятельностью зоозащитников, взял в свои добрые руки одного из подопечных общества. А это значит, что на одну спасенную кошачью жизнь в списке волонтеров стало больше.

Материал подготовлен Дальневосточной объединенной редакцией (ДОР)

Загрузка...

© 2005—2018 Медиахолдинг PrimaMedia