Чем живет дом-музей Владимира Арсеньева во Владивостоке

Заведующий Домом путешественника Пётр Александров - о музее, его миссии и работе с посетителями
Заведующий Домом-музеем В.К. Арсеньева Пётр Александров. Фото: ИА PrimaMedia

Трудно назвать человека, сделавшего для Приморья больше, чем Владимир Клавдиевич Арсеньев. В честь путешественника, исследователя, писателя в Приморье названы реки, горные перевалы и город — столица дальневосточного вертолетостроения. Имя Арсеньева носят улицы в Приморье и других городах страны, а так же главный краевой музей. И хотя большую часть приморского этапа своей жизни Арсеньев проводил в длительных экспедициях по тогда еще неизведанному Уссурийскому краю, во Владивостоке сохранился дом, где Владимир Клавдиевич прожил два последних года. Сейчас по этому адресу работает и принимает посетителей мемориальный дом-музей. Чем сегодня живет один из филиалов музея Арсеньева, корр. ИА PrimaMedia узнал, поговорив с его заведующим, историком Петром Александровым.

— Пётр Германович, расскажите о доме-музее. Как он возник, для каких целей был организован?

— История нашего музея очень непростая. Решение о его открытии было принято в начале 80-х годов. Под давлением городской общественности, музея, который уже носил имя Владимира Клавдиевича, Общества изучения Амурского края, горисполком принял решение, что в доме, где жил Арсеньев будет создан мемориальный дом-музей. Однако дело затянулось – бюрократические формальности в нашей стране вещь не новая. Но в конце концов их удалось преодолеть, и в конце 80-х начались работы по восстановлению дома. Но тут грянули всем известные перемены в стране, и в 90-е годы эти работы прекратились. И только в середине 90-х к восстановлению домика вернулись, и в 1997 году он открыл свои двери для посетителей как музей.

Задачи, которые перед нами стоят, в общем-то, понятны — сохранение наследия Владимира Клавдиевича, памяти о нем, популяризация его работ и дел, вклада в развитие Приморья и всего Дальнего Востока.

— Этот дом единственный из ныне сохранившихся адресов, где он жил во Владивостоке?

— Да, это единственный адрес, где он жил достоверно. Да, сохранился адрес в Петербурге, где он родился и жил в первые годы своей жизни, также сохранился дом, где проживал отец его второй супруги – Соловьев Николай Матвеевич. В том доме, по легенде, Владимир Клавдиевич завершил написание первого варианта своей легендарной книги "Дерсу Узала". Но тот дом не был его квартирой, он там лишь временно находился, квартировал. Здесь же был его собственный дом, здесь он прожил с 1928 по 1930 год. То есть два последних года своей жизни. После смерти Арсеньева здесь пребывала его семья, последней отсюда выбыла его дочь Наталья Владимировна Арсеньева в 1941-м году в связи с арестом.

— Этот дом целиком принадлежал Владимиру Клавдиевичу?

— Бытует такое мнение, что Арсеньев занимал весь дом, часто люди на экскурсиях задают такой вопрос. На самом деле, он занимал только одну квартиру на втором этаже – это была квартира №4. На первом этаже были квартиры 1, 2, 3, в них жили другие люди, никоим образом не связанные с Арсеньевым.

Немногие знают, что Владимир Клавдиевич и Маргарита Николаевна вселились в эту квартиру благодаря тому, что были сотрудниками Дальневосточного геологического комитета.В квартире №4 проживал начальник Дальгеолкома, инженер Виктор Полевой, с которым Арсеньева связывали дружеские отношения. Получив назначение в Москву, он посчитал, что оставит эту квартиру Владимиру Клавдиевичу и Маргарите Николаевна. Они, на тот момент, проживали в подвале Дальгеолкома, где им в качестве служебной жилплощади была выделена комната. К тому моменту Владимир Клавдиевич был членом очень многих научных сообществ, в том числе заграничных, имел общемировую славу. Ну, ненормально, когда человек с такой славой, с таким именем проживает в подвале. По предложению Полевого, Арсеньевы написали заявление в жилищную комиссию и спустя некоторое время получили эту квартиру. По тем временам это была достаточно шикарная жилплощадь во Владивостоке.

— Какая экспозиция представлена в музее? Понятно, что это мемориальный дом-музей, а значит, воссоздана квартира, интерьер, быт, какие-то личные вещи...

— Воссоздание облика квартиры проводили, используя разные источники. Конечно, основными являлись воспоминания и письма племянницы Маргариты Николаевны. Она бывала здесь и при жизни Арсеньева, но чаще уже после его смерти. По ее воспоминаниям была восстановлена обстановка дома, квартиры, где жили Арсеньевы. Воссоздана обстановка гостиной, обстановка рабочего кабинета Владимира Клавдьевича. Единственное, что в 97-м году было принято решение, что спальню и детскую воссоздавать нецелесообразно, поскольку это в общем-то далеко не всем интересно. Безусловно, больший интерес Владимир Клавдиевич представляет как исследователь Дальнего Востока, путешественник. Эта деятельность была значительной, если не подавляющей частью его жизни. Не секрет, что большую часть своей жизни он провел в тайге, в экспедициях по Уссурийскому краю. По этой причине в 97-м году было принято решение снести в квартире перегородку между детской и спальней, а на их месте организовать экспедиционную комнату — зал для представления дела жизни Владимира Клавдиевича. Экспедиционная комната проработала 20 лет – до 2017 года. В прошлом году наш мемориальный дом-музей закрылся на ремонт, а экспедиционную комнату демонтировали, потому что она уже и морально и физически устарела, многое оборудование пришло в негодность. В этом году мы открылись, но экспедиционная комната еще в процессе воссоздания. Новое оборудование уже готово, в ближайшее время — в конце текущего — начале следующего года начнем монтаж.

— Что будет представлено в обновленной экспедиционной комнате?

— Во-первых, стенды с информацией о путешествиях Владимира Клавдиевича. Будут представлены его личные вещи, которые он использовал в путешествиях — приборы, амуниция. Кроме того, будет представлено большое количество предметов из собранных им коллекций — предметы быта аборигенов Дальнего Востока, археологические находки. Он же, как известно, занимался археологией и является открывателем, как минимум, нескольких археологических памятников. Будут представлены маршруты его экспедиций, какие-то его документы, связанные с его экспедиционной деятельностью — отчеты, приказы, поручения. Конечно, будут портреты его соратников, информация о них.

— Получается, сейчас посетителям доступны для осмотра только кабинет и гостиная?

— Да, пока только они. Помещение, где будет устроена экспедиционная комната сейчас используется как конференц-зал для проведения различных мероприятий — лекций, мастер-классов, занятий с детьми.

— Расскажите, что это за мероприятия?

— Помимо экскурсии по дому, которую может по желанию получить любой посетитель, мы регулярно организуем программу выходного дня, рассчитанную как на детей, так и на взрослых. По субботам и по воскресеньям у нас проходят программы с детьми. Например, есть такая программа "Дневничок путешественника", где вместе с нашим сотрудником дети изготавливают из листа бумаги красками нечто похожее на те дневники, которые вел Арсеньев в своих путешествиях.

После прохождения этого курса, ребенок сможет сам заполнять этот дневничок, записывая, допустим, какие-то свои наблюдения: за птицами на улице или за домашними животными. Есть мастер-классы для более маленьких детишек, которые еще не умеют писать. Они вместе с нашими сотрудниками делают игрушку в виде тигра или других животных уссурийской тайги. Есть более образовательные программы, например, "Увлекательная зоология со страниц книг Владимира Арсеньева". В рамках программы дети вместе с нашим сотрудником разгадывают специальный кроссворд. Им показывают изображения животных, рассказывают о них, и они должны узнать это животное. В конце концов ребенок должен запомнить и назвать всех этих животных.

Для взрослых у нас проходят различные лекции, посвященные тем или иным временным периодам жизни Владимира Клавдиевича, связанные с его путешествиями, с его семьей, с бытом этого дома. На примере отдельно взятой семьи В.К Арсеньева мы рассказываем, как жила интеллигентная семья в 20-е годы, как был устроен ее быт и т.д.

Также мы сейчас подготовили новую детскую программу этнографического содержания, очень интересную. Она будет посвящена коренных народам Приморского края. Планируем запустить ее буквально на первых выходных декабря.

— Это все, что касается детских программ. Вот это направление для работы с детьми, оно во всем музее или только в филиалах?

— Мы планируем еще несколько программ, главным образом детских. Я не буду раскрывать их содержание, пусть это будет приятным сюрпризом. Также будут новые программы для взрослых, в большей степени посвященные Владимиру Клавдиевичу. Это процесс живой: какие-то программы будем прекращать на время, запускать новые, потом восстанавливать.

— Какие-то выставки в доме-музее проходят?

— Раньше у нас постоянно проходили выставки, сейчас после ремонта мы постепенно к этому возвращаемся. Например, скоро у нас будет выставлена коллекция из археологических сборов Арсеньева, это будет постоянно действующая выставка. Будут и временные экспозиции. В конце каждого месяца на сайте музея, в социальных сетях мы выкладываем всю программу наших мероприятий на месяц вперед. Следите за обновлениями.

— Кто разрабатывает все эти программы, мастер-классы, концепции выставок?

— Сотрудники нашего дома-музея. У нас система выстроена так, что мы что-то разрабатываем, потом представляем на ученый совет. Совет вносит какие-то корректировки, что-то просит добавить, что-то убрать. Мы все это учитываем, исправляем и через какое-то время запускаем эту программу или выставку.

— Как обстоят дела с посещаемостью, растет ли она? Кто ваш основной посетитель?

— Естественно, нашу посещаемость некорректно сравнивать с посещаемостью центрального музея, где она существенно больше по понятным причинам. Если в главном музее представлена вся история Приморья, то у нас история одного, без преувеличения, великого человека, его семьи. В этом плане мы органично дополняем работу центрального музея по сохранению и популяризации наследия Владимира Клавдиевича. Ведем точечную работу с посетителями, например, со школами, когда организованные группы приводят учителя. К нам приходят и семьи, особенно по выходным. Летом приходили не только в выходные, но и в будние дни целыми семьями: родители, старшее поколение, то есть, бабушки и дедушки, дети.

Наш посетитель специфичный, он редко приходит к нам просто так. Бывают одиночные посетители, среди которых встречаются те, кто до прихода к нам, не знали, что во Владивостоке есть дом-музей Арсеньева. Некоторые посетители признаются, что даже фамилию такую не слышали. Часто бывает, что к нам приходят после посещения главного музея. То есть пришли туда, там узнали, что есть такой филиал, и пришли к нам. Видите ли, расположение у нас не самое удачное с точки зрения массового посещения. Часто приходится слышать от посетителей, как трудно нас найти, добраться до нас. Что есть, то есть.

— Какие эмоции вызывают у людей посещение мемориального дома-музея? Особенно у тех, кто мало что о Владимире Клавдиевиче до этого знал...

— Когда люди узнают кем был Владимир Клавдиевич, чем он занимался, то часто спрашивают, где можно купить его произведения, чтобы прочитать. Мы, конечно, подсказываем, что в любом книжном магазине или у нас в музее. Причем, в музее можно целое собрание сочинений приобрести. Таким образом, мы Владимира Клавдиевича, его труды в массы несем, прививаем посетителям интерес к его персоне, его наследию.

— У нас недавно завершился высокий туристический сезон. Много ли иностранных туристов посетили дом-музей?

— Конечно, бывают, особенно летом. Больше всего у нас бывает японцев, что объяснимо. Благодаря известному фильму Акиры Куросавы о Владимире Клавдиевиче многие японцы знают. Кроме того, им еще в Японии раздают брошюрки-книжечки о Владивостоке, где отмечен наш музей. Очень много в этом году было туристов из Кореи. Причем, в прошлом году их было меньше. Бывают и китайцы, конечно. В этом году было достаточно много англоязычных посетителей. Были австралийцы, новозеландцы, граждане США. Конечно, бывают и европейцы: итальянцы, испанцы, греки. То есть во многих странах Владимира Клавдиевича знают

— Какие у дома-музея сейчас есть возможности по приему иностранных туристов? Проводятся ли экскурсии на иностранных языках?

— Сейчас готовится аудиогид, идет подготовка текста, который потом будет переведен на несколько иностранных языков. В первое время он будет только на английском. Конечно, нужны и другие языки, особенно, азиатские. Потому что те же китайцы часто не владеют английским. Японцы почти все англоязычные, корейцы чаще всего понимают. Но нам важно, чтобы любой, кто к нам пришел, сделал это не напрасно.

Загрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia