Построят – и слава Богу: архитекторы Владивостока о проекте музейно-театрального комплекса

Эскиз многомиллиардного комплекса на фуникулере от американцев из "Асимптоте Архитектурэ" пришелся по вкусу не всем местным экспертам
Эскизный проект музейно-театрального комплекса во Владивостоке. Фото: Instagram hani_rashid_architect

Эскиз музейно-выставочного комплекса на месте бывшего комплекса ДВГТУ на Аксаковской, разработанный американским архитектором и генеральным директором архитектурной группы "Асимптоте Архитектурэ" Хани Рашидом, выиграл конкурс, но пока не заслужил любовь публики. Обогнав работу российского мастера, представителя архитектурной мастерской SPEECH и профессора международной академии архитектуры Владимира Плоткина, американская работа вызвала волну обсуждений и даже негодований в профессиональных кругах. Сжатые сроки подготовки проектов, недостаточная конкуренция и отсутствие учета местных климатических особенностей — об этих и многих других деталях проекта и конкурсной процедуры с именитыми архитекторами Владивостока поговорил корр. ИА PrimaMedia.

Владивосток – это Россия на Дальнем Востоке. Такого нет нигде.

Анатолий Иванович Мельник, председатель Градостроительного совета при администрации Владивостока:

Фактически по двум проектам не было ни голосования, ни заседания Градостроительного совета. Мы лишь рассмотрели представленные проекты-эскизы как те, которые могут получить дальнейшее развитие. Хотелось бы посмотреть на проект в варианте более детальном и приближенном к реальности, благо, современные технологии это позволяют. Важно учесть в проекте климатические особенности города. В том числе и направление ветра, в районе Фуникулера это очень немаловажно. Необходимо внимательно отнестись и к решению вопроса транспортной доступности. Простого решения нет, но его поиск того стоит. Возможно, открытый конкурс был бы более правильным, но ведь они бывают разными. Существует и такая практика, что столь серьёзные проекты заказывают лишь опытным, весомым проектировщикам. И в данном случае оба участника весьма и весьма достойные, это люди мирового уровня.

Конечно, это очень масштабный объект. Идеального места для него просто нет, ведь потребуется слишком большая территория. Расположение будущего объекта наверху сопки, где он будет виден с разных точек города, а с него самого откроется панорамный вид на город – очень символично, я в свое время именно его и предлагал.

Наличие таких объектов в городе – огромный плюс для Владивостока. Такого нет нигде. Есть еще несколько городов, где принято решение о создании подобных центров, но по масштабу и стратегической важности они меньше. Потому что Владивосток – это Россия на Дальнем Востоке. Здесь должно быть ее культурно-просветительское национальное представительство. Потому такие масштабы. Я считаю правильным само наличие такого центра. В любом случае он обречен стать знаковым для нашего города. Споры по поводу него не будут утихать, но процесс уже начат. Да и сроки довольно сжатые, все рассчитано не на процесс, а на результат.

У нас некоторые клиенты входные группы в дом дольше согласовывают.

Феликс Машков, сооснователь архитектурного бюро ConcreteJungle:

Проект Хани Рашида очень поверхностный и отношения к городу имеет мало. Очевидно, что он был разработан без понимания места и того, как объект должен сидеть в теле города. У меня резко негативное отношение к проекту. Это даже не проект и не концепция, это зарисовка, выполненная на скорую руку без качественного погружения. У нас некоторые клиенты входные группы в дом дольше согласовывают.

Я считаю большим упущением, что конкурс не был проведен в открытом формате. Фактически у местных и остальных российских студий не было возможности поучаствовать в битве за концепцию. Именно ограничение конкуренции и привело к таким низким результатам. Рекламу конкурса нужно делать активнее, искать участников чуть ли не вручную, чтобы в итоге получился хороший продукт для города. Мы ратуем за повторное проведение конкурса и открытое его оглашение. Презентации таких проектов должны собирать людей, это же будущее общественное место.

В России много молодых и опытных студий, которые могут достойно выступить. Наши студии гораздо больше замотивированы в этом проекте. Они готовы побеждать за счет идей, а не за счет статуса. Ведь это их единственное преимущество. Этот процесс надо запускать. Это упущение, когда проект в самом сердце города делается по непонятному принципу. Мы готовы поучаствовать и погрузиться в проблематику города. Это как минимум позволило бы инвестировать в местных архитекторов. А так интересные проекты уходят к иностранным проектировщикам, а нам приходится реализовывать свой потенциал на объектах сильно меньшего масштаба.

Лучше, чем ничего.

Валентин Аникеев, почетный архитектор России, профессор кафедры архитектуры и градостроительства Инженерной школы ДВФУ:

Большинство собравшихся склонялись к проекту Владимира Плоткина, однако московский заказчик однозначно высказался в пользу проекта Хани Рашида. Обсуждение проектов носило скорее формальный характер. Я считаю, что можно было бы найти более интересные формы: тяжелый, брутальный вариант Хани Рашида мне не по вкусу. Такой образ здания не вяжется с объектом культуры и науки. И вообще, такие строили лет 50 назад. Проект Владимира Плоткина мне ближе, он работает больше в русле советско-российского патриотизма, несет традиции славянской архитектуры. Честно говоря, я не в восторге ни от того, ни от другого. Но это лучше чем ничего. Вы знаете, построят – и слава Богу. Если московский заказчик построит во Владивостоке такое здание, неважно, по какому проекту, для города это будет хорошо. Оттого, что у нас до сих пор стоят недостроенные Хаятты, ничего хорошего нет.

Был бы конкурс открытым или с большим количеством участников – наверняка можно было бы найти более интересные решения. Помню, был закрытый конкурс на лучший проект планировки центра Владивостока. Около 5-6 участников. Это было интереснейшее соревнование. А конкурс по проекту центра Находки. Проекты представляли специалисты из Новосибирска, Москвы, Ленинграда и Владивостока. Вот это нормальное соревнование.

Само месторасположение объекта интересное и достаточно удачное: здание словно нависает над бухтой Золотой Рог. Но неужели у нас нет людей, которые могли бы разработать проект в этом месте? Ведь и Приморгражданпроект, и Примстрой, и многие другие когда-то работали на весь мир. Сейчас наши студенты третьего курса делают проекты не хуже, чем в московской "Стрелке", которая разрабатывала проект на Русском. Профессионализма у нас не меньше.

Напомним, обсуждение двух архитектурных концепций, предлагаемых для строительства театрально-образовательного и музейного комплекса на улице Аксаковской во Владивостоке, прошло на расширенном заседании рабочей группы по координации строительства объектов Фонда "Национальное культурное наследие". Его провел по поручению врио губернатора Приморья Олега Кожемяко его заместитель Константин Межонов. В нем также приняли участие члены градостроительного совета города, архитекторы и эксперты в области культуры и искусства. Представители Эрмитажа, Государственного Русского музея и Мариинского театра поддержали концепцию второго проекта, представленного американской студией "Асимптоте Архитектурэ" . Следующим этапом станет рассмотрение обновленных концепций на градостроительном совете фонда в Москве. Срок сдачи проекта — 2023 год.

Проект предполагает строительство нескольких зданий, но соединенных между собой внутренним пространством. В проект также включены открытые и закрытые общественные зоны, доступные не только для работников и учащихся комплекса, но и обычных горожан. Кроме того, предусмотрено создание на территории объекта городского парка.

В основу первого проекта, разработанного российскими экспертами, лег образ парусника: несколько крупных зданий, не соединенных между собой, расположены таким образом, что напоминают парусное судно. Концепция предусматривает создание трех разных объектов: концертного зала, музея и высшей школы музыкального и театрального искусства.

Второй проект американского производства также предполагает строительство нескольких зданий, но соединенных между собой внутренним пространством. В проект также включены открытые и закрытые общественные зоны, доступные не только для работников и учащихся комплекса, но и обычных горожан. Кроме того, предусмотрено создание на территории объекта городского парка.

Помимо корпуса (3,5 га) месте бывшего корпуса ДВГТУ на ул. Аксаковская музейно-выставочный комплекс во Владивостока, строящийся при поддержке Фонда проектов социального и культурного назначения "Национальное культурное наследие", предполагает масштабную стройку и на острове Русском (14 га). Глобальная стройка обойдется в 30 млрд рублей.

Справка: Архитектурная группа "Асимптоте Архитектурэ" была основана в 1988 в Нью-Йорке Хани Рашидом и Лиз-Анн Кутюр.

Хани Рашид родился в 1958 в Каире в семье египетского художника и британки – учительницы английского языка. В 1983 окончил Университет Карлтон в Оттаве, а в 1985 – Академию Крэнбрук в США. Младший брат Хани, Карим Рашид – известный дизайнер.

Лиз-Анн Кутюр [Lise Anne Couture] родилась в 1959 в Монреале. Окончила Университет Карлтон в 1983 и архитектурный факультет Йельского университета в 1986.

Источник — archi.ru.

Архитектурное бюро SPEECH – одна из крупнейших и наиболее успешных проектных организаций в России. Основано в 2006 году архитекторами Сергеем Чобаном и Сергеем Кузнецовым. Специализируется на проектировании зданий и комплексов разного функционального назначения, разработке градостроительных концепций, а также создании интерьерных решений.

Проекты бюро SPEECH реализованы во многих городах России (в Москве, Санкт-Петербурге, Сочи, Казани, Нижнем Новгороде и др.), а также за рубежом (Берлин, Милан, Венеция, Минск и др.), и удостоены множества российских и международных архитектурных наград.

‡агрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia