Евгений Костюков: Энергосбережение в Приморье пока остается инициативой «сверху»

Депутат Заксобрания Приморского края рассказал, что нужно сделать для эффективной реализации госпрограммы модернизации энергетики
Евгений Костюков. Фото: ИА PrimaMedia

Развитие энергетического комплекса Приморья – важнейшее направление приложения усилий законодательной и исполнительной власти края. Какие задачи можно решить с помощью административного ресурса и какие препятствия придется устранять на пути повышения энергоэффективности предприятий и организаций, в интервью ИА PrimaMedia рассказал депутат ЗСПК, член комитета по экономической политике и собственности Евгений Костюков.

— Евгений Сергеевич, что сегодня находится в фокусе внимания комитета, в который вы входите?

— Один из вопросов, которым занимается наш комитет, — это вопрос об энергосбережении. И я бы хотел поделиться данными. Мы много говорим о том, что у нас в бюджете не хватает средств на социальные нужды края. Так оно и есть, но в то же время огромные бюджетные средства в крае тратятся на энергоресурсы. Как сказал на одном из совещаний вице-губернатор, курирующий ЖКХ – это порядка 70 млрд рублей, и экономия хотя бы 5% от этого числа — это хорошие средства.

Вот и смотрите: с одной стороны не хватает средств на социалку, а с другой мы переплачиваем за энергоносители: отопление, электроснабжение и освещение, подготовку горячей воды в этих же учреждениях социальной сферы — школах, детских садах, учреждениях здравоохранения, административных зданиях. На этом я бы хотел сделать акцент.

— И много ли можно сэкономить на рациональном потреблении энергии?

— В каждом учреждении, будь то детский сад или больница, львиную долю затрат составляют плата за тепло, электроэнергию, горячую воду. Так вот, при правильном хозяйском подходе эти затраты можно сократить по разным оценкам, от 30 до 70 %.

Наверняка вы тоже наблюдали картину, когда на улице минус двадцать, а в учреждениях открыты окна, потому что в помещениях жарко. Это потому что в данном учреждении нет современного теплового пункта с регулировкой температуры, либо есть, но не отстроен для работы. Часто на улицах можно увидеть не изолированные трубы магистрали теплоснабжения, или с оборванной изоляцией. Вот и выходит, что мы отапливаем улицу.

То же самое можно наблюдать и в отношении потребления электроэнергии. Не во всех учреждениях следят за экономией, бывает, заходишь в учреждение днем, а осветительные приборы горят по всему этажу.

— Можете привести цифры?

— Вот конкретный пример с цифрами. Я, будучи руководителем научного центра, проводил мониторинг систем горячего водоснабжения учреждений, подведомственных департаменту труда и социального развития, департаменту образования и науки, департаменту здравоохранения Приморского края – всего порядка 200 объектов. Результаты мониторинга показали, что для подготовки горячего водоснабжения часть социальных учреждений на территории края в межотопительный период используют электробойлеры, но некоторые учреждения продолжают летом жечь уголь и мазут. Суммарные затраты в этих учреждениях в межотопительный период (май-октябрь) составили порядка 250 млн рублей. Предлагаемая модернизация систем горячего водоснабжения социальных учреждений позволит экономить до 70%.

А еще есть учреждения в отдаленных районах, там износ систем большой. Как правило, в отопительный сезон системы выходят из строя и учреждение остается на грани замерзания. Для предотвращения этой ситуации тратятся колоссальные средства, а ведь это можно предвидеть, быть к этому готовым и сэкономить.

— Но на самом деле экономить не получается?

— Работая над этим вопросом, мы увидели, что многие руководители на местах не особо переживают, что несут такие большие затраты – деньги-то бюджетные. А ведь даже элементарные вещи могут принести экономию. Например, установка двухтарифных счетчиков на электроэнергию, не говоря уже о более серьезных вещах.

Это проблема давняя, и проблема не только нашего региона. Поэтому почти десять лет назад на федеральном уровне была создана система поддержки реализации проектов повышения энергоэффективности и энергосбережения. В 2010 году была принята государственная программа РФ "Энергосбережение и повышение энергетической эффективности на период до 2020 года. Позже она подпрограммой вошла в государственную программу "Энергоэффективность и развитие энергетики". В соответствии с ней ежегодно выделялись средства, несколько миллиардов, на софинансирование региональных программ энергосбережения и повышения энергетической эффективности по приоритетным направлениям.

Чуть позже и у нас в Приморском крае была принята государственная программа "Энергосбережение, развитие газоснабжения и энергетики в Приморском крае" на 2013-2020 годы, реализуемая в рамках федерального закона №261 "Об энергосбережении и энергоэффективности. Соисполнителями программы являются департамент по жилищно-коммунальному хозяйству и топливным ресурсам, департамент здравоохранения, департамент физической культуры и спорта, департамент образования и науки, департамент труда и социального развития Приморского края и т.д.

— Каковы цели этой госпрограммы?

— Целью программы является повышение эффективности использования топливно-энергетических ресурсов на территории Приморья, задачами — повышение эффективности производства тепловой и электрической энергии, снижение потерь при выработке и транспортировке энергоресурсов; повышение эффективности энергопотребления путем внедрения современных энергосберегающих технологий; замена изношенного, морально и физически устаревшего оборудования и инженерных коммуникаций; снижение затратной части на оплату потребленных энергоресурсов; создание источников энергоснабжения на основе использования нетрадиционных источников энергии; развитие действующих правовых, финансово-экономических и ценовых механизмов, стимулирующих производителей и потребителей энергоресурсов к внедрению энергосберегающих технологий и оборудования.

— И что вы можете сказать о реализации этой госпрограммы в Приморье?

— Прошло почти десять лет, и, по моему мнению, закон не выполняется в полном объеме, программа не реализована. Первые годы реализации программы из бюджета края выделялись субсидии. В последние годы субсидий стало меньше, а по многим пунктам вообще нет.

Единственное, что более или менее реализуется и ведет к сокращению затрат на энергоносители, это замена котельных на мазуте на котельные на угле.

— Средства программы – только бюджетные, или речь идет о вложениях инвесторов?

— Государство делает все возможное, чтобы учреждения перевооружались и внедряли энергосберегающие технологии. Закон позволяет проводить модернизацию без затрат бюджета, привлекая инвесторов. Инвестор проводит энергоаудит, вкладывает средства в модернизацию инженерных систем и оборудования учреждения. Например, устанавливает автоматику погодного регулирования систем теплоснабжения, а это позволяет экономить до 25% от общего потребления тепловой энергии, или переводит ведомственные котельные с жидкого топлива на уголь, или меняет системы внутреннего освещения на современные энергосберегающие — экономия будет до 50%. Примеров много.

Возврат средств инвестор получает за счет полученной экономии. Если нет экономии, то инвестор ничего и не получает. Важно отметить, что забирается лишь часть сэкономленных средств, а часть остается у учреждения. После окончания контракта, примерный срок которого до 7 лет, оборудование передаётся той больнице, школе или детскому саду, где оно установлено, и тогда уже вся экономия идет учреждению.

— Получается, что инвесторы неохотно включаются в реализацию программы?

— Это парадокс, но на сегодняшний день мы имеем следующее: не хватает средств в бюджете на социалку, есть бюджетные учреждения, которые вынуждены тратить на энергоносители большие средства, есть госпрограмма, которая позволяет внедрять технологии, чтобы экономить средства, есть инвесторы, готовые вкладывать средства в модернизацию энергосистем, есть нормативно-правовая база, которая описывает взаимодействие инвестора, заказчика, исполнителя, есть опыт других регионов. А мы имеем то, что имеем. В учреждениях старые инженерные системы, тратим колоссальные средства, и руководители учреждений вроде бы согласны с доводами, но кроме разговоров ничего нет. В итоге инвесторы уходят в другие регионы, а мы остаемся со своими проблемами и большими затратами на энергоносители. И приходим к выводу, что пока энергосбережение — это только инициатива сверху, ни одна задача, обозначенная в законе, не выполнена полностью.

— А какую роль в этом играют краевые департаменты?

— Я участвовал в нескольких совещаниях, в том числе, с вице-губернатором. И пришел к выводу, что не все руководители департаментов и подразделений следят за реализацией программы и соблюдением закона об энергосбережении. Что у них все энергосбережение сводится к замене лампочек на энергосберегающие. Даже те департаменты, которые получили субсидии и провели мероприятия по замене лампочек, установке новых окон и приборов учета, просто провели эти мероприятия. Они не смотрят, какой экономии достигли при внедрении этого всего. То есть, работу сделали, а для чего это нужно, в чем эффект, не наблюдают.

По закону учреждения должны ежегодно снижать затраты на энергоносители. И это снижение затрат должно происходить за счет внедрения энергосберегающих технологий в том числе. И это, в принципе, реально. Меняешь лампы,— и на электричество меньше тратишь. Ставишь новые окна и двери — уменьшаются потери тепла. Устанавливаешь регулируемый тепловой пункт — и потребляешь меньше гигакалорий. Внедряешь энергосберегающие технологии для подогрева горячей воды — и сокращаешь затраты. Меняешь прогнившие старые трубы — и экономишь на потерях при подаче воды.

Есть регионы, которые достигли в этом хороших результатов. Например, в Екатеринбурге за 4 года потребление тепла муниципальными учреждениями снизилось на десятки тысяч Гкал, что позволило сэкономить 130 млн рублей. Показательный пример в Казани: только за один год экономия средств на энергопотреблении в бюджетных учреждениях составила 120 млн рублей.


— А в Приморье какая картина?

— Вот что мы выяснили, когда стали этот вопрос изучать подробнее и посетили несколько десятков учреждений. Вместо того, чтобы экономить путем внедрения новых технологий — снижать потери в тепловых сетях, проводить реструктуризацию источников, экономить топливо — в учреждениях экономят за счет снижения качества предоставляемых услуг

Например, в учреждениях соцзащиты или здравоохранения есть утвержденные нормы на расход воды холодной и горячей на каждого человека. Чтобы сократить затраты на этот ресурс, потребление воды сокращают, и пациенты моются не каждый день, а гораздо реже или вообще без горячей воды.

Я пришел к выводу что закон об энергосбережении у нас не работает и подпрограмма не реализуется по ряду причин. Во-первых, в крае отсутствует внятная система энергосбережения и повышения энергоэффективности. И об этом на одном из совещаний сказал профильный вицегубернатор курирующий ЖКХ. Во-вторых, нет единого, действительно работающего органа управления в реализации этой программы. В-третьих, не ведется жесткий контроль за соблюдением закона. Прокуратура, Ростехнадзор, Федеральная антимонопольная служба должны эту работу вести. Кроме того, нет личной заинтересованности руководителей учреждений. Они не несут персональную ответственность за реализацию программы и соблюдение закона. К тому же, руководители профильных департаментов и учреждений не компетентны в данном вопросе. Не у всех есть желание менять стиль работы и обучаться новому. Хотя инвесторы – к примеру, Ростелеком, готовы проводить обучающие семинары на своей площадке.

— Вы видите пути выхода из сложившейся ситуации?

— Решение проблемы есть: должен быть единый орган управления для реализации этой программы. Не на бумаге, а действительно работающий, с компетентным руководителем, который сможет устранить причины, указанные выше и организовать работу по эффективной реализации программы.

Загрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia