Владимир Николаев: Важно ценить дружбу и уметь прощать

Пятый мэр Владивостока, глава фонда ВВН дал эксклюзивное интервью агентству PrimaMedia
Пятый мэр Владивостока Владимир Николаев: Важно ценить дружбу и уметь прощать. Фото: Жанна Беляева, ИА PrimaMedia

О философии и принципах жизни, здоровом образе жизни, политическом безвременье, предательстве, "розовых очках" и о многом другом рассказал в эксклюзивном интервью генеральному директору медиахолдинга PrimaMedia Виктору Суханову пятый мэр Владивостока, глава фонда ВВН, руководитель программ социальной поддержки населения "Приморью – достойную жизнь" Владимир Николаев.

"Меньше соли и сахара"…

— Владимир, спасибо, что согласился побеседовать. Знакомы мы с тобой давно, и я даже не знаю, с чего начать... Давай со спорта?

— А, давай.

— Я тебя помню в разной, так сказать, физической форме, были времена, когда ты изрядно поднабрал весу. Сегодня же у тебя почти атлетическое телосложение. Это отмечают и женщины, которым ты, вероятно, нравишься, и мужчины, которые тебе, понятное дело, завидуют. Как ты этого добился? Я просто и сам стремлюсь к таким результатам. Поделись секретом! Мясо ты что ли не ешь, или бегаешь по 30 км в день?

— Ты этим вопросом меня, честно говоря, в краску вгоняешь. Неудобно мне на него отвечать…

— Но это же всё правда, я даже сам тебе завидую, так сказать.

— Виктор, я тренироваться с детства привык, с 16 лет. Конечно, были разные периоды в жизни… Времени на спорт хватало и не хватало, и всё это так или иначе отражалось на физическом состоянии. Нас ведь в детстве никто никаким режимам правильного питания не учил. В какой-то момент любой человек просто начинает оценивать себя, хорошо ему или плохо в том или ином физическом состоянии. Тогда и принимается личная стратегия образа жизни, питания, тренировок. Мне очень приятно, что сейчас многие занимаются спортом, в том числе и ты. Мы ведь к спортивным высотам не стремимся. Для нас физкультура – это форма и здоровье. Это очень важно. Себя нужно чувствовать, заниматься собой и идти вперед.

— Вот всё-таки секрет не раскрыл, сказал, по сути, только про регулярные тренировки и правильное питание. Ну а расскажи, как день-то твой проходит? Я, к примеру, курить не могу бросить. Наверное, не хочу. А ты не куришь. Многие ведь говорят сами себе "Я вот с понедельника начну заниматься спортом, брошу курить и пить".

— Да, но не говорят, с какого именно понедельника, и в каком году этот понедельник начнётся. День начинается по-разному. Но есть определенные рамки и стандарты. Где-то в 7.30-8.00 у меня подъем. Немножко пью воды и сразу тренироваться. Сначала пробежка – 5 км, это если нет настроения или времени. А так 10-12 км. Все занимает от 40 минут до часа. Темп легкий, не грузящий. Это просто разминка. После этого начинается силовая тренировка. И так почти каждый день. Вторая тренировка – вечером. Я привык к этому образу жизни. На самом деле, даже простая сауна – это тоже тренировка для организма. Даже если раз зайти в парную, то это хорошее расслабление после рабочего дня.

К примеру, позавчера тренировался с ребятами в "Олимпийце". Там весь боксерский клуб "Патриот" тренируется, хорошие ребята, перворазрядники, мастера спорта. Это те, о которых я говорю, что мы растим чемпионов с малых лет.

Бывает, времени на тренировки просто нет. Позапрошлая неделя – один раз лишь появился на тренировке в зале, так как с работы уходил в 9-10 часов вечера. Стараюсь сейчас не злоупотреблять, не уходить поздно. Мой график бывает немного сумасшедшим. Некогда есть – я не ем. Завтрак начинается с простого салата, редко с каши. Слава богу, мне дома помогает домработница. Внимательно относится к этому всему. Нет изяществ. Все, наоборот, скромно, без изощрений. Самая главная формула – чем меньше пафоса в еде, излишеств, тем лучше для всех. И в конечном итоге — полезнее.

— Я вот, например, пока кофе ждал, заказал себе тирамису.

— Это было уже лишнее, это твоё тирамису.

Это почему это?

— Потому что там сахар…

— Да? А ты вообще сладкое не ешь?

— Почти не ем. Поэтому ты мне тоже не заказывай.

— Пока еще не заказал, подожди.

— Я, конечно, не хотел бы здесь кого-то чему-то учить, но сахар – это, конечно, вред организму. Соль, сахар – это нужно вообще исключить, насколько это возможно. Соль можно заменить лимоном. Сахар можно заменить медом. Это базовые вещи, которые нужно знать и учитывать.

Эксклюзивное интервью с Владимиром Николаевым

Эксклюзивное интервью с Владимиром Николаевым. Фото: Жанна Беляева, ИА PrimaMedia

"Всё в стагнации и практически в разрухе"

— Перейдем к вопросам посерьёзней. Ты долгое время работал главой администрации города. Пятый мэр Владивостока. Сегодня достаточно непростое время у нас, есть определенное безвластие. Нет законно избранного главы. В тоже время мы наблюдаем определённое экономическое оживление в Приморье, туристический бум. Когда-то мы мечтали о том, что Владивосток станет центром притяжения, первым европейским городом в Азии. Как ты видишь развитие Владивостока?

— Каждый человек видит развитие Владивостока по-своему. Желание развивать город должно быть просто в химии каждого человека, который стремится стать мэром. Иначе на этой должности просто нечего делать. Владивосток все-таки центр не только Приморья, но и всего Дальнего Востока, и форпост России в АТР.

Самое главное – нужно заниматься экономикой. Она, ведь, состоит не только из портов, но и из других сегментов. Прежде всего, это строительная индустрия. Здесь должен быть настоящий прорыв, с учетом советского опыта. Необходима не просто замена ветхого жилфонда, нужны такие объёмы жилищного строительства, которые позволят городу наверстать упущенное время.

Развивая Владивосток, мы понимаем, что самая главная задача – не только наполнить бюджет Владивостока, основная составляющая которого – НДФЛ. Есть составляющие для пополнения бюджета города, которые, к сожалению, сейчас не используются в полной мере. Это, прежде всего, предпринимательство, которое нужно всемерно развивать и поддерживать. Мы должны создать благоприятные условия, при которых предприниматель мог бы зарабатывать и платить налоги. Такие налоги идут практически 100% в бюджет каждого муниципалитета. Но у нас, к сожалению, по-другому. Начинают сразу давить, "обелять" и душить бизнес. Нужно менять стратегию.

Нужно развивать туристическое направление, гостиничный бизнес. Отели теперь будут иметь классификацию. Это верно и правильно. Чтобы не было простых квартир, где можно было бы располагать туристов, называть отелем то, что отелем не является.

Чтобы понимать, куда двигаться, нужно собрать людей, нужно услышать их мнение. Лучше них всё равно никто не знает. Они озвучат свои предложения, так будут рождаться программы развития. Большинство программ должны иметь социальную направленность.

— А как ты себе представляешь Владивосток через 5-10 лет? К чему надо стремиться?

— Нужен прорыв. Правда состоит в том, что за последние 10 лет мы не просто отстали, мы были отброшены ещё лет на пять. Посмотрите по краевым государственным учреждениям и предприятиям, посмотрите на муниципалитеты, на бюджеты. Все в стагнации и практически в разрухе. Возьмите "Примавтодор", "Примтеплоэнерго". Все развалено. Как же так работали эти порядочные люди? Так называемые – чистые и белые – что ситуация доведена до такого состояния. Сейчас примерно так же, как и в те годы, когда в мэрию пришёл я. Это был бюджет Владивостока 2,5 млрд и долгов тоже 2,5. Нужно было жить и ещё заплатить долги за старое время. И мы это сделали, увеличив бюджет в два раза, до 5 с лишним миллиардов. Мы закрыли все долги. Нам хватало денег на все.

Я помню, как мы придумали программу строительства стадионов. Я был в командировке и увидел стадион в одном из городов. Приезжаю и говорю: "Теперь мы будем строить стадионы". Все в шоке: "Откуда деньги? Сколько это стоит?" И все начали считать... Мы разработали программу "Спортивный Владивосток". Построили сразу 18 стадионов за 2,5 года. А за 10 прошлых лет построили примерно всего 10 стадионов.

Многие программы есть уже сейчас. Надо просто брать их за основу и выполнять. Нужно чтобы в каждой школе был стадион, чтобы в каждом дворе была детская площадка. Мы построили их 2 тысячи. Еще надо построить тысячи 3-4. Сейчас прекратили ремонт жилфонда, установку пластиковых окон. А ведь мы отремонтировал 20 тысяч подъездов в своё время. Эту работу нужно возобновлять. Говорят, денег нет. Это всё ерунда. В наше время была хуже ситуация. Просто, видимо, у кое-кого не стало желания работать. Появились другая финансовая политика, другие приоритеты, и они не были направлены на людей.

Поэтому самая главная задача, развивая Владивосток, делать ставку на людей, которые здесь живут. На спорт, на детей, на пожилых людей. Мы это делаем сейчас, не находясь во власти, всеми возможными способами.

— Вот, смотри, построил ты стадионы, ну, а как это отразилось на демографической ситуации? На здоровье жителей города? На качестве жизни?

— Есть чёткий статистический показатель, который указывает на количество людей, занимающихся спортом. Когда мы пришли, он был 18%. За два года он стал 32%. Сейчас он где-то 36-37%. Как ты понимаешь, люди, занимающие спортом, физкультурой, выглядят иначе, чувствуют себя иначе, думают иначе – это радостные люди.

Сегодня спортивные федерации говорят, что поддержки у спорта нет. И важная политика завтрашнего дня состоит именно в том, чтобы власти находили деньги на то, чтобы поддерживать конкретно каждую спортивную федерацию. А то смотришь на бюджеты, вроде бы цифры большие, а когда спрашиваешь, что конкретно получает та или иная федерация, то практически ничего. А за каждой спортивной федерацией не тысяча, а десятки тысяч спортсменов…

— Ты сказал, что многие программы остановились после того, как ты перестал быть мэром. В чём причина остановки? Кто-то что-то куда-то не донёс? Или не туда направил?

— Я не хотел бы переходить на персоналии, четкие фамилии, просто из уважения к себе. Говоря по факту, те направления деятельности, которые очень нужны, просто свелись на нет, на минимум финансирования. Этого не должно быть, это нужно исправлять. Я рад, что мы создали реально работающие программы: "Доступная рыба", "Спортивный Владивосток", "Стадионы", "Дворики". Нужно добиваться, чтобы на это шли бюджетные деньги. И слава богу, приходят к власти люди, которые это понимают. Мы готовы поддерживать в этом, готовы оказывать адресную поддержку.

— Владимир, вот, сейчас ты о ком?

— Я говорю сейчас, в том числе, и о действующей краевой власти. Надеюсь, здесь не должно быть перетягивания канатов. Нужно собрать воедино всех, чтобы сделать этот прорыв, восполнить всю эту разруху, которая происходила на протяжении многих лет. Сегодня нужно работать и за себя, и за предшественников. К сожалению, это так.

— А ты готов?

— Я готов ко всему. 20 лет мы занимаемся этим. На наши убеждения ничто не влияет: ни должности, ни обстоятельства. Есть общая идеология того, как помогать людям, она есть у нашего большого общественного совета, спортивного совета. Это все помощники, тысячи людей по всему Приморскому краю, Владивостоку. Без них было бы очень сложно мне.

"Не люблю слово "Я"

— Я часто спрашиваю у людей, как они относятся к тебе. Люди же разные. Они мне говорят: "Да, он что-то делает. А зачем? Что он хочет?" Я говорю: "Ну, может, он людей любит". Они хитро улыбаются и говорят: "Людей-то мы все любим". Как говорил Марк Твен: "Чем больше я узнаю людей, тем больше люблю собак". Так вот скажи, зачем ты это делаешь? Что тобой движет? Это ведь недешево все.

— Очень настораживает всегда, когда спрашивают: "Зачем ты это делаешь?" Такое впечатление, что не надо ничего делать вообще.

— Ты сейчас сам улыбаешься хитро, как Ильич.

— Не люблю слово "Я".

Мы это делаем для того, чтобы жизнь людей становилась лучше и качественнее. И самое главное – они чувствуют конкретную поддержку. И эмоциональное состояние их становится гораздо лучше. Не с потухшими глазами ходят, а испытывают состояние подъема. Это главное, что дарят наши программы.

Мне нравится поддерживать спорт. Что здесь плохого? Мы строим "Арену спорта". Мы ее заканчиваем через 3-4 месяца. Там дети будут заниматься бесплатно. Это будет спорткомплекс на 4 тысячи человек, которой может гордиться вся Россия. Я буду сам в нем тренироваться и получать удовольствие от этих тренировок.

Строя стадионы, я на каждом играл в футбол с мальчишками из дворов. Это плюс эмоциональный для них и для меня. Нам всем нужно учиться отдавать часть того, чего мы достигли в жизни, и направлять это туда, где эта поддержка необходима. Что мы и делаем. Я называю это простой поддержкой нашего населения. Ни благотворительностью, ни меценатством – мне эти слова, честно, не нравятся.

Я вообще не люблю говорить об этой деятельности. Нужно всё делать скромно. Но куда бы я не пришел – взгляд на меня всегда обращен. Как один мой хороший друг говорил: "Володя, запомни на всю свою жизнь, что ты находишься под таким вниманием, что даже маленькое пятнышко на твоей белой рубашке будет выглядеть большой кляксой".

Я настоящий, веду себя, как в жизни, ничего не скрывая.

— Сколько стоит твоя общественная программа "Приморью – достойную жизнь"? Она же, видимо, реально дорогостоящая и в управлении, и в ресурсности.

— Есть люди, которые это делают, как альтруисты, как и мы. Я очень благодарен этим людям. Отвечу, почему они альтруисты. Когда ты делаешь хорошие дела, нужно просто забыть обратную связь. Любовь народная – она разная. И время у народной любви может быть коротким и длинным. Может быть, столетия должны пройти. Ждать в обратную стороны какие-то плюсы для себя — это безумие. Отдача — это твое состояние удовольствия от сделанного…

Конечно же, частично это деньги из заработанных средств. Заработанные твоими друзьями, партнерами, теми людьми, которым небезразличная судьба города и региона. Мы же кафедральный собор построили в Покровском парке за 1 год и 8 месяцев не для пафоса. И очень важно сейчас там навести порядок. Мы вторым этапом должны были отремонтировать весь Покровский парк. Это же кладбище. Там покоятся 20 тысяч человек. Важно там сделать очень красивое и спокойное место, не увеселительное. Колесо обозрения в советское время мы уже видели…

— Ты так и не сказал, сколько стоит эта общественная программа…

— Мы никогда ничего не считаем. Это как задают вопрос: "Сколько у тебя денег?" Кто может ответить на этот вопрос? Никто. Это невозможно сделать и не нужно. Это сумасшествие – сидеть с цифрами каждый день. На моем счете столько-то, а вот в общем… Нужно освободить мысли от этого. Нужно заниматься делом. Развивая бизнес, развивать регион и направлять часть средств на людей – это и есть лучшее удовлетворение.

Генеральный директор медиахолдинга PrimaMedia Виктор Суханов

Генеральный директор медиахолдинга PrimaMedia Виктор Суханов. Фото: Жанна Беляева, ИА PrimaMedia

А чем ещё ты занимаешься кроме поддержки населения?

— Есть много проектов, которые мы в свое время начали. Они разносторонние.

— О каких-то можно рассказать?

— Есть сфера строительства уникальных сооружений, которые будут влиять на развитие региона. Они будут являться одними из лучших площадок для развития бизнеса. Сегодня есть у нас направление отелей, которые мы хотим запустить во Владивостоке.

Есть и санаторно-курортное лечение – санаторий "Амурский залив". Это не такой большой бизнес, но там в будущем будет большой и красивый парк, куда люди будут приезжать отдыхать и на выходные, и каждый день. Реконструкция идет и самого "Амурского залива".

Есть у нас и другие сферы. У нас нет нефти, газа. От этих сфер лучше вообще подальше держаться. Самое лучшее — это созидание, когда ты что-то построил, создал с нуля. Не просто купил и продал. В этом и есть развитие региона. Если каждый из нас будет что-то делать в своей части: маленький магазинчик строить, то или иное здание – это, конечно же, изменит облик и Владивостока, и России.

Архитектуру Владивостока нужно обязательно сохранять, но без перегибов. Сегодня чиновники у нас во многих случаях занимаются перегибом и со строительными компаниями, и с другими направлениями деятельности. Фактически это является самым главным стопором развития региона. Чиновники на местах, которые, получив эту дубинку в руки, используют ее разрушительно, не помогая, а разрушая. Вот ты когда-нибудь наблюдал в жизни, что человек что-то строит, и тут приходит чиновник и говорит: "Дорогой друг, чем тебе помочь? Давай. Мы все заинтересованы, чтобы это было". Ты такое помнишь? У нас наоборот всё.

У нас любят ярлыки вешать все, оценивать кого-то, страшилки рисовать какие-то. Спрашиваешь: "А кто эти люди? Кто что говорит? Что эти люди сделали?" И понимаешь, что эти люди сделали ни на грамм ничего, они просто интриганы и провокаторы, и такие есть в журналистике и в других сферах. И ты понимаешь, что именно эти люди являются основой из основ дестабилизации отношений между людьми. Получается разделение коалиции тех людей и тех сил, которые могли бы регион развивать.

— И ты опять не скажешь, кого конкретно имеешь ввиду?

— Мы не должны говорить о ком-то, называя фамилии. Мы же беседуем философски. Думаю, что и так достаточно конкретно выражаюсь. Я просто делюсь своим мнением с тобой и читателями.

"В Приморье дефицит квалифицированных рабочих рук"

— Хорошо. Ты сказал про отели. Мы в прошлом году виделись, ты делал большую экскурсию по "Магнуму". Поднимались наверх. Красивый вид. Когда будет сдан этот объект? Ты говорил о вводе в эксплуатацию в октябре 2018 года…

— Как сказать, чтобы никого не обидеть. Есть группа людей, которых называют строителями. Это определенная каста в стране и во Владивостоке. К сожалению, строительная индустрия сегодня переживает не лучшие времена. Рабочей силы маловато, Северная Корея отозвала своих рабочих, и мы лишились этих рук, людей, которые могли работать. Наших российских ребят, которые могут заниматься строительством, немного. Они есть, они квалифицированные, но их немного. Как правило, их разбирают быстро. И когда стоит задача отремонтировать "под ключ" не 500 кв. метров, не тысячу, а стоит задача отремонтировать "под ключ" 50 тысяч площадей, то, посмотрев на всю ситуацию, ты понимаешь, что здесь таких компаний мало, на пальцах одной руки пересчитать можно. Их 3-4. У одних цены заоблачные, другие стоят дешевле, но все загружены.

Отвечая на вопрос, когда мы сдадим какие-то объекты, нужно понимать, что дело не только в денежных средствах, но и в рабочей силе. Работу нужно сделать качественно. Это же не тяп-ляп. Это же международного уровня место, за которое, прежде всего, тебе не должно быть стыдно. Думаю, что в течение года мы должны все проекты завершить. Долгая стройка – она дорогая. Но не все от нас зависит. Надо учить ребят. Нужно поднимать класс строителей, которого мы лишились.

У нас инженерку делать более-менее научились, а вот отделка высококлассная – это просто дефицит. И не хочется везти из Москвы, давать работу другим, но что делать…

— Ну, вот же недавно компания ДНС объявила о том, что построила домостроительный комбинат, ввела в строй коттеджный поселок. А ты говоришь, что нет рабочих…

— Если они в теме, то они вам подтвердят, что одна из проблем состоит именно в нехватке рабочих рук.

"Сегодня не ценят людей"

— Не могу не коснуться вопроса о политической обстановке, которая сложилась в регионе.

— Ну это был бы не Виктор Суханов. Хотелось бы мне говорить меньше об том, но я понял, что не уйти от этого.

— Последний год-два ситуация очень непростая в регионе. Трясёт все уровни исполнительно власти, и региональную, и муниципальную. То кого-то посадят, то отстранят. Как ты видишь всю эту ситуацию? Закончилась ли эпоха безвременья? Настроился ли аппарат власти на созидательное движение вперед, или нам еще предстоит бурное время перемен?

— Я убеждён в том, что сегодня очень большой дефицит кадров. На всех уровнях власти. Политика – это власть. Некоторые говорят о том, что, находясь в той или иной должности, ты – не политик. Но ты находишься в политической плоскости. Многое, что связано с этим словом, считается такой проституцией, если по-русски сказать. Многое. Но не все. Надо уметь строить политику так, чтобы она была честной, политикой слова и дела.

— Политика-то бывает честной?

— К сожалению, прошлые годы она была какая-то такая, вся мутная. Политиканство. Надеюсь, что все меняется в иную сторону.

— А себя ты честным политиком считаешь?

— Я считаю себя политиком слова и дела. И всегда на это делал упор. Если человек озвучивает программы, открывает стадионы и все остальное делает, то это тоже отчасти политика. Спортивная политика, назовем ее так. Это правильная политика. Но если этот же человек выйдет на трибуну и будет просто критиковать, а не исправлять ситуацию, то это и есть политиканство. Вопросов много, нужны и кадры, и деньги, и контроль.

Помню на котельной на Русском острове буквально жить с людьми в подвалах приходилось, такой был контроль.

Чтобы исправить ситуацию, нужен костяк людей с правильными идеями, правильным вектором движения. Это, наверное, одна из немаловажных задач, которую нужно решить всем уровням власти, всем муниципалитетам Приморского края. Там есть очень хорошие главы, очень хорошие люди, на которых можно сделать ставку. И они должны четко понимать, что они в команде, что их не бросят, как привыкли сегодня бросать.

Сегодня не ценят людей. Сегодня он делал хорошие дела, а завтра его можно хоть куда отправить, и никто об этом не вспомнит и доброго слова не скажет. Такой политикой мы ничего хорошего не добьемся.

"Нужно уметь прощать. Делать это от души"

— Скажи, а как ты принимаешь решения? Я помню тебя очень импульсивным… Сердцем или умом?

— Хорошее выражение — сердцем…

Решение всегда нужно принимать из благодарности старому времени, в котором ты прожил. Если ты даже находился в том или ином коллективе, где ты вырос, где работал, всегда это надо уважать и помнить. Тот, кто, добившись результата, находясь на тех или иных высоких должностях, не будет об этом помнить и будет руководствоваться тем, что выгодно сегодня, а не помнить добра вчерашнего, не вспоминая его, не благодаря за него, я уверен, что время нахождения таких людей у власти — краткосрочное.

Есть ведь люди, которые клянутся, божатся и присягают на верность, а в конечном итоге перешагнут и тебя, даже не вспоминая, что когда-то где-то с кем-то был.

— А как ты это чувствуешь, что они через тебя перешагнут? Есть такое выражение на эту тему: "Оказанная услуга цены не имеет"…

— Хорошее выражение. Мы все люди. Я смотрю на своих детей, старшему уже 18. У него "розовые" очки стали уже не такими "розовыми". Уже больше реалий. Смотрю на маленького, ему 11. Он ещё в "розовых" очках, не знает этот мир.

— Ты будешь им помогать очки приподнимать? Или пускай они сами взрослеют?

— Каждый родитель должен это делать. Но убыстрять не нужно. Пусть это детство проходит как можно дольше. Это счастливое детство, когда мы вспоминаем, что нет проблем как таковых, есть папа и мама.

Пятый мэр Владивостока, глава фонда ВВН Владимир Николаев

Пятый мэр Владивостока, глава фонда ВВН Владимир Николаев. Фото: Жанна Беляева, ИА PrimaMedia

— У тебя было счастливое детство?

— У меня было счастливое детство. Родители мне его продлили, не снимая "розовые" очки, так долго, насколько это возможно было.

— Журналисты Владивостока старшего поколения очень хорошо помнят маленького Володю Николаева.

— Когда мы поступаем в университет, выходим в жизнь, у нас "розовые" очки начинают рассеиваться. Мы все были в этом состоянии. Это хорошие времена. Нужно их помнить и делать так, чтобы наши дети как можно дольше жили в этом. Но, отвечая на твой вопрос издалека, мы, конечно, сталкивались с предательством. Мы все сталкивались, и никто не застрахован. Это не говорит о том, что мы не должны делать хорошие дела. Это не говорит о том, что мы не должны верить людям.

— Ты простишь предателя?

— Это главная борьба в себе – не уйти в плоскость озлобления, ненависти. Когда эти стрелы проблем в человека попадают, они убивают его философию, его душу и отношение к людям. И он становится подобен убитому цветку. Прощать обязательно нужно. Нужно уметь это делать от души.

— Ты научился?

— Научился. Это было нелегко.

Если кому-то где-то сделали плохо, и пришлось прощать, он понимает, как это тяжело. Но простить – это одна сторона медали. Поверить второй раз – вот это самое сложное. Ты простил, но человек приходит, и есть такая-то история, такая-то просьба, когда он тебе говорит свои слова, и тут сложно поверить. Нужно время. Этой долгой дорогой принципиальности, честности очень нелегко идти. Растоптать сиюминутно можно.

Я всех помню: учителей и тех, кто дал мне путевку в жизнь. С благодарностью, с уважением всегда к ним отношусь и буду относиться. Даже кто бы мне ни говорил, что это невыгодные люди для нас. Всегда можно найти баланс. Есть люди, которые в те или иные периоды в моей жизни, не боясь никого, говорили вещи обо мне, отстаивая меня, наши программы и дела.

А есть люди, которые должны были бы это сделать, но даже не вякнули, глазки опустили. А некоторые даже руки потерли. Это самое тяжелое.

— Обидно. Понимаю.

— Даже не обидно, а тяжело. Понимаешь, что в жизни бывают разные ситуации. Бывает, не дай бог, такое, что ты можешь идти, и в тебя кидают камни. Хотя если кидают сзади, а ты впереди, это уже хорошо. Тем не менее, когда в тебя кидают камни, то самое тяжелое, когда ты оборачиваешься и видишь хорошо знакомые лица. Это самое убивающее.

Но все, что пытается нас убить, делает нас сильнее. Это еще раз нас обязывает философски быть выше.

Когда спадают "розовые очки"…

— Ты сказал про счастливое детство. А когда ты сам снял "розовые очки"?

— Это же не происходит в одночасье. Все постепенно происходит.

Думаю, что это случилось в школе. К одной девочке пришел уже взрослый парень, лет на 12-15 старше нас был. А у этой девочки с моим одноклассником Ромой были не враждебные, но эмоциональные отношения, они подкалывали друг друга. Она, видимо, пожаловалась этому своему парню… И тот пришел к нам в школу. Одноклассница позвала Рому прямо с урока, сама. И все, что я увидел через минуты три, когда вышел из класса… А это было минут за пять до окончания урока… Я открыл дверь, и Рома уже погибал практически. Мы его спасали. А нам было по 14 лет. Тот человек убежал. И тогда начали сниматься "розовые" очки, я стал понимать, что в жизни бывает многое без правил.

Ну, дрались мы в школе, но это было по-дружески, не было такой злобы, было уважительно. А когда ты видел все без правил, грязно и некрасиво.... Мы, конечно, искали этого парня. Мы его не нашли. По-мужски искали, чтобы он ответил за эти действия. Они пришли втроем бить 14-летнего пацана… Это как? Эти "розовые" очки стали потихоньку спадать…

Дальше – больше. Пошли в университет. Люди поступали с нами не очень добрым образом, где-то не очень красиво. В этот период времени как раз развеиваются "розовые" очки. У меня не было папы и мамы, которые бы пошли защищать, подстелить матрасик. Но я и сам не такой человек, который бы пожаловался.

Мне приходилось отстаивать многие свои интересы, даже не свои, а окружения, защищая их где-то. К сожалению, так устроена моя история, что жизненные ситуации, которые были, были не из-за меня, а из-за тех людей, которые есть вокруг нас. Это важный элемент – кто вокруг нас. Это фактически фактор того, что ожидает человека в будущем.

— Хочется верить, что хороших людей все же больше…

— Не хочется, а надо. Надо верить, что есть люди хорошие. А хочется – это будто не верю. Есть же хорошие люди. Они не виноваты, что тебе в судьбе попался какой-то подлец…

Эксклюзивное интервью с Владимиром Николаевым

Эксклюзивное интервью с Владимиром Николаевым. Фото: Жанна Беляева, ИА PrimaMedia

"Жизнь по дальности как спичка. Горит быстро"

— Следующий вопрос пошло украден у Владимира Познера. Философский, такой. Представь, что сегодня твой последний день. Ты стоишь перед зеркалом. Что бы ты сказал себе и сделал?

— Не задумываюсь об этом. Все те, кто думает о том, что это возможно, либо самоубийцы, либо люди, связанные с космосом. Такие тоже присутствуют в обществе. Недавно Ефиму Семеновичу Звеняцкому сказал: "Жизнь по дальности как спичка. Горит же быстро". Мы говорили о некоторых людях, которые порой непристойно себя ведут. Он мне в ответ: "Даже быстрее".

Есть очень хорошее изречение. Каждый из нас философ. "Если ты каждый день помнишь о том, что ты должен быть готов к смерти, тогда у тебя будет четкое понимание, как надо жить". Все ненужное, к чему стремится человек, беря отовсюду, стремясь непонятно куда, подрывая здоровье свое, все, что связано со своим состоянием нервозности, выведения из состояния комфорта – для чего это нужно, если имеет определенные границы?

Если имеет определенные границы, значит, каждому человеку нужно жить именно так и оставить за собой след в любой должности и деятельности, чтобы это была, прежде всего, гордость твоя. Второе – уважение и признание окружающих. Может быть, это признание будет иметь определенные временные интервалы. Когда-то – быстрее, когда-то – позже. Но это не нужно делать самоцелью.

Самоцель – это получать от сделанного удовольствие. Мы можем не просто жить, а делать хорошее. Это самое важное, в моем понимании.

— Признание или любовь?

— Наверное, это все одно и то же. Не может быть признания без любви и наоборот. Это такие моменты, которые дополняют друг друга. Главное, чтобы было хорошее состояние, внутренние отношения, благодарность. Это лучшее, что можно представить, когда ты идешь по улице и с тобой здороваются или просто улыбаются, провожая добрым взглядом. Приятно, когда приходят и благодарят за деятельность. Как-то неудобно, но ощущаю это очень часто. Это и есть удовольствие.

Или что является удовольствием? Мешок денег?

— Кому и два мешка.

— Это что ли самоцель? Ну, повеселился ты с этим мешком денег. Спустил их. Устроил себе компанию. Как только жизнь тебе послала стрелы проблем — компания развалилась, и мешок прохудился. И остался ты один. Кто помудрее, тот может поучиться и на чужих ошибках. Кто нет – придется на своих.

Ценности, которые можно и нужно уважать, состоят именно в преданности в отношениях. А что самое главное должно быть в отношениях? Преданность до конца и правдивость.

Она бывает горькая, когда ты порой сотруднику говоришь: "Ну, не тянешь ты в этой ситуации, проваливаешь направление". Врать ему и дело губить? И его держать в иллюзиях. Надо честно подойти и сказать: "Давай поговорим? Здесь не получается. Надо или исправляться, или менять направление. Иначе и себя подводишь, и наши отношения начинают хромать". Некоторые чиновники приглашают на работу сами, а провожать просят подчиненных: "Вы там скажите. Мне неудобно". Это как раз и есть критерий отношений. Неправильно. Взял – сумей поговорить, услышать. Это и есть фактор правильных отношений. Я привык строить их так.

Выражаем благодарность ресторану "Мишель" за предоставленное место съемок.

Загрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia