Леопард и медвежата должны правильно себя вести, чтобы вернуться в тайгу Приморья

В центре "Тигр" в Алексеевке рассказали, что такое реабилитация диких хищников
Увидеть диких хищников, проходящих реабилитацию можно только на экране монитора. Фото: ИА PrimaMedia

В реабилитационном центре для диких животных в селе Алексеевка Приморского края сейчас содержатся дальневосточный леопард, семь гималайских медвежат и две косули. Совсем недавно, в мае этого года здесь реабилитировали двух амурских тигрят. Сейчас они осваиваются в своем новом доме – в тайге Амурской области. В интервью ИА PrimaMedia сотрудник центра реабилитации диких животных "Тигр" Екатерина Блидченко рассказала, как реабилитировать диких хищников, какие звери имеют шанс на возвращение в среду, а какие уже никогда не смогут оказаться на свободе.

Екатерина, расскажите о себе, чем вы занимаетесь?

Я занимаюсь непосредственной работой с животными, которых мы готовим к реабилитации. В эту работу входит комплекс мероприятий, включая ветеринарные мероприятия. Дальше уже наблюдательная часть, когда мы работаем с поведением. Мы анализируем поведение и принимаем решение дальнейшее по животным: можно ли выпускать или нельзя. Если животное физически здоровое, но остаются вопросы поведенческого характера, то мы эту часть работы тоже делаем.

Какие у вас в сейчас находятся животные на реабилитации?

Из крупных хищников у нас сейчас дальневосточный леопард, который пострадал в марте. И семь медвежат-сирот. Еще к нам привозят птиц. Сейчас в вольерах даурский журавль, которого привезли с Амурской области, и две совы.

Как вы наблюдаете за леопардом? Можете видеть, чем он занимается?

Леопард в дневное время малоактивен. На экраны мониторов он чаще попадает в сумеречное время, в вечерние часы. Леопард у нас находится уже более трех месяцев на реабилитации. Пока он еще не совсем здоров – у него сохраняется хромота. Но уже сам охотится на мелкую добычу без проблем. Его живая пища сейчас — это кролики. Пока мы не можем сказать, будем его выпускать или нет. Реабилитация — это комплекс, чтобы сформировать как физическое здоровье, так и психологическое. То есть всегда животное нужно чем-то занимать.

Увидеть диких хищников, проходящих реабилитацию можно только на экране монитора

Увидеть диких хищников, проходящих реабилитацию можно только на экране монитора. ИА PrimaMedia

А что с ним произошло? И где его нашли?

Нам сообщил охотнадзор. Мы только содействовали. Нашли его в поселке Приморский недалеко от заповедника "Кедровая падь".

У нас несколько версии, точно мы не можем сказать. По одной из версий, он был подбит машиной, а потом взаимодействовал с другим леопардом, где тоже получил раны. Это молодая особь – 2-2,5 года. Он совсем недавно стал самостоятельным.

Расскажите, как спасали леопарда?

Первое время основная работа была направлена на сохранение его здоровья. Мы не думали про выпуск. Животное поступило в очень тяжелом состоянии: истощение, множество травм, переломы конечностей. Мы до сих пор не можем понять, почему задняя нога атрофирована. То есть какой-то ушиб еще был помимо всего. Была большая флегмона в области холки, гнойная рана. Мы больше семи раз его обследовали, приходилось где-то подшивать, промывать рану. Сейчас его жизни уже ничего не угрожает. Только остается разобраться с этой хронической хромотой: хроника ли это или еще на стадии выздоровления.

Поскольку вы занимаетесь реабилитацией, надо так изъять больное животное из среды так, чтобы потом можно было его вернуть в природу?

Конечно. Специализация нашей организации – выпуск животного в дикую природу. Мы оцениваем его жизнеспособность. И у нас все направлено на минимальный контакт. Глухие стенки вместо открытых, как в зоопарке, маленькое количество людей, работающих с животным, рацион не такой, как в зоопарке, а направлен на то, чтобы животное само охотилось. То есть преимущество отдаем живым кормам. Как для кошек, так и для хищных птиц. Что касается медведей, то там другая методика. Медведь – неактивный хищник, поэтому не кормим животными кормами.

Если мы понимаем, что животное невозможно выпустить, то передаем в другие организации: приюты, зоопарки. Они занимаются пожизненным содержанием животных. Мы не можем оставлять кого-то у себя. Иначе места не хватит для животных, у которых есть шанс вернуться в природу.

Расскажите про медвежат, которые сейчас у вас содержатся.

У нас гималайские медвежата этого года, им по 5-6 месяцев. У всех семерых схожая история. Все они по каким-то причинам остались сиротами. Убивают ли их маму или спугивают, мы не знаем. К нам уже привозят осиротевших детенышей. Бывает, что во время вырубки медведица от испуга покидает берлогу и потом уже не возвращается. Такая проблема существует по всей России. У нас сейчас гималайские, но и буряки тоже бывают.

У этих медвежат есть шанс вернуться в среду?

Шансы у медвежат у всех есть. Если соблюдать методику, которая была апробирована неоднократно на буром медведе, на черном американском медведе. Гималайские медведи тоже подходят под эту методику, но со своими нюансами, поскольку они являются медведями-древолазами. У них немного другие сроки реабилитации.

А как вы с ними взаимодействуете?

Основополагающее – это минимальный контакт. Медведи – одни из самых умных животных. У них очень хорошо развит мозг. Они, образно говоря, умеют считать. Они общаются с одним-двумя людьми и не экстраполируют эту привязанность на всех людей. Есть люди, которых они не боятся, которые их кормят, а остальные для них – незнакомцы. И вся методика построена на этом. И знании их этологии (науки о поведении). Есть период берлоги, есть период, когда мать уводит детенышей, а есть период, когда они сами могут нагуливаться и искать корма. Зная эти особенности, мы создаем условия, чтобы они сами раскрывали свои способности, заложенные природой. Нужно только создавать условия для раскрытия этого потенциала.

Но ведь мать их обучает в природе…

Не совсем так. Обучает как? Она же не таскает их за шкирку. Она водит их там, где есть корма. Сама ест и они рядом едят. Мать создает условия для развития медвежат. Как и тигрица. Она не показывает, как охотиться. Она приводит в места, где она охотится, а у детенышей проявляется врожденная реакция следования. Если убегает добыча, они ее преследуют. У них формируется охотничье поведение. Они ее догоняют и заваливают, получают пищевое подкрепление. Это и называется формированием охотничьего поведения. Вначале преследование добычи, потом поедание. При создании условий мы можем то же самое сформировать у животных. Медведи здесь получают растительные корма в виде каш. Они легко усваиваются. В период, когда они ее в природе питаются молоком, потом переходят на растительные корма. Также в вольере они едят естественные корма — муравьев, корешки, почки и так далее. А подкрепляются кашей, которая варится на молоке.

Но медведи ведь имеют особенность привязываться к людям…

Сейчас тех медведей, которые были выкормлены соской, уже невозможно взять в руки. Мы их видим, но они все равно уже понимают, что люди чужие и у них нет привязанности. Они терпимо относятся к человеку, но при его виде убегают.

Сейчас медведи все вместе живут?

Да. Медведи в маленьком возрасте, до двух лет, тяготеют друг к другу. Потом все связи разрушаются. Медведи группой не живут в природе. А пока они детеныши, у них есть связь. В вольере они друг к другу относятся как к родственникам, то есть медвежатам одного выводка. После двух лет эти связи разрушаются.

Выпускать тоже будете группой?

Сейчас большая группа – 7 медвежат. Для одного места это, возможно, много. Поэтому в период выпуска их можно разделить на две группы. Чем в группе медвежат выпускать лучше? У них, грубо говоря, повышаются шансы на жизнь, потому что вместе они лучше ориентируются в лесу. Кто-то увидел опасность и залез на дерево, а другой медвежонок не увидел, но тоже залез на дерево, ориентируясь на своего соседа. Поэтому сироток лучше выпускать больше двух.

Какой период реабилитации медвежат?

Медвежата поступают, бывает, сразу после берлог, еще не открыты глаза. Это февраль. Но осенью они уже способны к самостоятельной жизни. Хорошо упитанный медвежонок будет есть корма, которые в обилии осенью: шишку, желудь, орех. У него будет интенсивный поиск берлоги. При перепаде температур он будет искать место для сна. Медвежата этого года при условии хорошей упитанности приживаются.

Реабилитационный центр находится в тайге в нескольких километрах от села Алексеевка

Реабилитационный центр находится в тайге в нескольких километрах от села Алексеевка. ИА PrimaMedia

Как далеко увозите животных для выпуска?

Это все решает охотнадзор. Мы не можем просто так выпустить медведей. Нужно искать место, где хорошая кормовая база, и где минимум конкурентных отношений – где других медведей поменьше. Это данные наблюдений каких-то хозяйств, заказников. Это задача других специалистов, которые работают на территории.

К вам привозят разных животных, не только краснокнижных?

Изначально центр специализировался только тиграх. Потом появились леопарды, медведи. Поскольку потребность в работе с дикими животными существует. А в частных руках вообще нельзя содержать таких зверей. Поэтому центр востребован. Потом стали появляться и копытные. Это не основной проект. Сейчас таких животных привозят обычные граждане, не связанные вообще с биологическими специальностями. Они просто видят травмированное животное на дороге, проявляют человечность и привозят сюда. С птицами вообще сложно. Но им тоже нужно помогать. Это мировая практика. Есть центры реабилитации в Европе, где занимаются мелкими лесными жителями. Есть центры, которые помогают лесным млекопитающим. Есть страны, где есть береговая зона, и там сталкиваются с проблемами тех же тюленей и других ластоногих. Хорошо, что в России стали появляться центры, хорошо, что квалификация растет.

Я знаю, у вас была забавная история с ежиком. Ежиков тоже спасаете?

Да, проблема ежиков тоже есть. Они зимоспящие. Зимой они не выживают, если вдруг их повреждают. Бывает, что климатические условия вынуждают их выходить из спячки. Например, неожиданная оттепель. Их норки промокают, и они вынуждены выходить. А тут опять морозы. Вообще в зоопарки тоже часто тащат ежиков.

Сейчас у вас еще есть детеныши копытных…

Это косули. С косулями и оленятами тоже есть проблема. Бывает, что их мам убивают. А бывает, что люди случайно находят в траве олененка и сразу тащат его спасать. Олени вызывают у людей очень умилительные эмоции. Один из самых известных мультиков, которые перевернул отношение охотников – про Бемби. После выхода этого мультика все американцы стали ненавидеть охотников. Этих "бембиков" каждый год очень много, и их жалко. Иногда их люди просто хватают из травы, когда мама упрыгала, а детеныш замирает и не бежит за мамой. Он в траве затаился, а люди думают, что он брошенный. Это одна из причин. И еще бывает, что убивают маму, и детеныш остается один.

Детеныша косули в реабилитационный центр принесли неравнодушные граждане

Детеныша косули в реабилитационный центр принесли неравнодушные граждане. ИА PrimaMedia

То есть не надо сразу хватать олененка, если он один?

Конечно, не надо. Лучше не трогать его в первый день. Лучше во второй день приехать и посмотреть, остался ли этот олененок там или нет. Если мамка никуда не делась, то она его уведет потом. А если он там ходит, а ходит, падает и худеет, а они очень быстро худеют, то уже случилась беда. А если он чистенький, аккуратненький, не худой, не кричит, а просто лежит в траве, то он просто прячется.

А эти косули здоровы?

Да. Одного нашли на дороге, а насчет другого не знаю предысторию. Либо их маму убили, либо просто случайно спасли.

А что с ними будет?

Для них есть возможность выпуска. Работать с копытными немного проще, чем с хищниками. Они не так опасны для человека. Если их выпустить здесь в лесной зоне, то копытные приживутся. У них будет дистанция убегания меньше, но есть шансы хорошие, что они смогут сгруппироваться с другими дикими косулями. А здесь их достаточно. Либо будут жить самостоятельно в окрестностях базы. Здесь для них опасности нет.

Когда у вас последний раз жили тигры?

Последних тигров выпустили в мае этого года в Амурской области. Это историческое место обитания тигров, которое сейчас разорвано с основным ареалом. Эти "дырки" мы пытаемся заполнить тигрятами, которые изымаются из Приморья. Потому что в Приморье самая высокая численность тигра.

У вас бывает сразу по два-три тигра на одной территории. Как они ее делят? Как охотятся вместе? Не дерутся?

У нас не один раз была такая ситуация. Были два брата. Потом самки из разных выводков, потом была масть с двумя сибсами, которых в этом году как раз выпустили. Были самка и самец из разных выводков. Эти все варианты, которые возможны, у нас уже были. Тигры никогда не конфликтуют из-за добычи. У них есть право собственности. Это термин, который используют этологи, когда наблюдают социальных животных. Кто-то из животных первым охотится, второе не отбирает. Даже если не доминирующая особь охотится первой, то другие члены группы уважают и не отбирают. Поэтому либо они охотятся каждый сам, когда мы впускаем двух оленей, либо один охотится, а второй ест после, либо едят сразу. Жесткой конкуренции не замечали. Животные сыты и могут спокойно разделять трапезу со всеми членами группы.

У нас было такое, что жили две самки в одном вольере и самец в соседнем. И самец после каждой охоты притаскивал оленя поближе к двум самкам. Как и самка притаскивала оленя поближе к двум молодым тигрятам. Когда животное сыто, они спокойно делится добычей.

1 / 2

Вы сказали, что смотрите на поведение животных. Как понимаете, что животное готово или не готово к выпуску в среду?

Для нас неправильное поведение – это не боязнь человека. Это основной критерий. Второе — это умение охотиться. Голодный хищник опасен для людей и выходит в населенные пункты. Поэтому это два основных критерия. Есть множество других критериев, но мы не всегда можем их проверить в наших условиях.Например, способность к формированию пары. Одна из проблем считалась у животного, изъятого из дикой природы, не имеющего контакта, например, со взрослыми особями. Животные должны уметь общаться друг с другом. Они должны знать свою видовую принадлежность. Тигрята к нам попадают не молочные, то есть в возрасте 4-5 месяцев. Они до этого общались с мамой, и у них был инбридинг, то есть запечатление мамки. Это очень важно. Но мы не всегда можем это проверить в вольере. Как показывает опыт с тиграми, мы не знаем, что было бы, если бы к нам попадал тигренок в месяц, и у него не было бы инбридинга с мамой. А пока с тиграми удачно работаем. С медведями тоже хорошо. Хорошо, что они у нас в группе. Даже если медвежонок маленький, его сородич для него все равно понятнее в плане коммуникации. И они будут социализироваться друг на друга. Плохо, когда к нам приходит один медвежонок. Он тогда сильно зацикливается на человеке.

Сколько у вас вольеров? И какие площади?

Шесть вольеров разной площади. Есть карантинные вольеры. И есть большие реабилитационные, где устраивается охота, и где самый длительный период содержатся тигры.В среднем площадь больших вольеров – 0,5-0,7 гектаров. Как показывает опыт, а выпущены уже более 13 животных, этих площадей хватает, чтобы тигр научился охотиться и получил опыт убийства жертвы. Конечно, в идеале можно и больше, но мы исходим из возможностей. Там есть свои нюансыв работе, в том числе ветеринарные осмотры. Нужно отловить животное, чтобы осмотреть. В больших вольерах это сложнее сделать. Мы же их не обучаем, как в зоопарке, приходить в одно и то же место.

В реабилитационном центре выхаживают совенка

В реабилитационном центре выхаживают совенка. ИА PrimaMedia

Какие меры безопасности должны соблюдать ваши сотрудники при взаимодействии с животными?

Есть общие правила – техника безопасности работы с крупными хищниками. Нужно всегда оценивать фактор опасности, понимать, что это очень серьезные звери, даже если они еще не взрослые. Нельзя допускать лишние контакте. Соответственно, нужно быть внимательным к тому, как ты закрываешь многочисленные двери и калитки. Любая оплошность может стоить человеческой жизни.

Материал подготовлен в рамках проекта ИА PrimaMedia "Чистое Приморье". Цель проекта — формирование бережного отношения к природе, среде проживания и экологии, сохранение лесных, водных и иных природных богатств Приморского края.

‡агрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia