Рустам Исмаилов: Мы каждый день кого-нибудь выручаем

Генеральный консул Узбекистана во Владивостоке – об уязвимости мигрантов, цивилизованной миграции и кадрах для Приморья
Генеральный консул Узбекистана во Владивостоке Рустам Исмаилов. Фото: предоставлено Рустамом Исмаиловым

Примерно 80% узбекистанцев, которые сейчас живут и работают в Приморье, находятся на нелегальном положении. Почему складывается такая ситуация, как вернуть миграцию в правовое поле, а также о том, что понравилось дипломату в приморской столице, в интервью ИА PrimaMedia поделился Генеральный консул Узбекистана во Владивостоке Рустам Исмаилов.

— Извините, пожалуйста, за небольшую задержку. Очень нужно было ответить Сахалину, там у нашего земляка проблемы. Надо идти на выручку, — начал интервью сам генконсул.

— И часто вам приходится кого-то выручать, Рустам Сабиржанович?

— Да каждый день мы кого-нибудь выручаем! Бывает, что и ночью звонят. Едва Генконсульство открылось, пошли просьбы о помощи. Наш консульский округ территориально самый крупный, охватывает Дальневосточный федеральный округ, а это треть площади РФ. Соответственно, обращений хватает. Тем более что номер моего мобильного телефона есть в открытом доступе.

— С какими проблемами вам приходится чаще всего сталкиваться в Приморье?

— К сожалению, около 70-80% наших земляков находятся на территории края нелегально. Многие без паспортов: кто-то потерял, у кого-то работодатели забрали и по сути обратили в рабство. Мы помогаем оформить сертификаты на возвращение в Узбекистан, решаем вопрос с документами и выплатой зарплаты.

Большая проблема с адаптацией. В первую очередь, из-за плохого знания русского языка. Люди становятся заложниками ситуации: не могут своевременно и правильно оформить документы, выстроить коммуникации, из-за чего очень часто попадают в руки мошенников, которые выправляют им липовые бумаги, да еще за крупные суммы.

Недавно разбирались с одной такой историей. Парню грозило уголовное наказание: новенькие документы оказались фальшивкой, о чем он и не подозревал. Мы вступились за него, и я очень благодарен, что правоохранительные органы пошли навстречу, и все кончилось депортацией в Узбекистан.

Понятно, что незнание закона не освобождает от ответственности, но если есть хоть один законный шанс не возбуждать уголовное дело, его нужно использовать. Особенно в подобных случаях, когда люди становятся и жертвой собственной безграмотности, и предприимчивых дельцов. К сожалению, сейчас такое нередко происходит, поскольку среди мигрантов в основном молодежь из деревень. Они не знают языка, не разбираются в российском миграционном и трудовом законодательстве и к тому же склонны верить людям, которые обещают им помочь с документами, трудоустройством. Такой уж у нас менталитет: мы, узбеки, очень доверчивые люди. Порой слишком доверчивые.

— Вы всегда на стороне своих земляков?

— Как представитель государства и чисто по-человечески ни одного в обиду не дам. Но это не значит, что каждый обратившийся ко мне гражданин Узбекистана прав на 100%. Я не становлюсь с ним на одну позицию, не выношу немедленный вердикт. Чтобы принять взвешенное решение, вначале разбираюсь во всех обстоятельствах, внимательно выслушиваю вторую сторону, и если узбекистанец нарушил закон, пусть отвечает по закону РФ.

Каждый раз говорю: дорогие земляки, вы приехали в другую страну и, будьте добры, живите по ее законам, принимайте здешние традиции, культуру, быт. В чужой монастырь со своим уставом не ходят. Но создать для себя достойные условия работы и жизни всегда можно. Очень многое зависит от нас самих.

Недавно выезжал в аэропорт по служебным делам, и меня там попросили помочь с переводом. Никто, конечно, не знал, что я Генконсул, и для меня это тоже не имело значения, важно было быть полезным. Но вот что удивило: мой земляк практически не знал русского языка, затруднялся ответить на самые простые вопросы.

Отвел я его потом в сторонку, спрашиваю: давно во Владивостоке? Лет пять, говорит. – А почему язык не выучил? — Да особой необходимости не было. Мы же тут своей общиной держимся – вместе живем, вместе работаем. Зачем нам русский учить?

Вот этого я, честно, не понимаю. Неужели не интересно узнавать новое, развиваться, расти, ставить свои цели, идти к ним?

Есть у меня предложение – открыть во Владивостоке центр русского языка для мигрантов из Узбекистана. Уже нашлись инициативные люди, готовые этим заниматься.

Еще одна мечта – адаптационный центр для узбекистанцев. В Петербурге эту идею уже реализовал один наш земляк, который еще лет 25 назад приехал в Россию, получил гражданство РФ, стал успешным бизнесменом. Недавно он выкупил здание, привел в порядок, и сейчас здесь, на одной площадке находятся учебный и медицинский центр, юридическая консультация и общежитие. Но это не бизнес-проект: плата за все символическая, идет исключительно на содержание здания. Люди очень довольны: они получают полный комплекс услуг, крышу над головой и хороший шанс на быструю адаптацию в российском обществе.

- Такие проекты есть и во Владивостоке. В этом году Центр комплексной поддержки мигрантов организовал специальные курсы для социализации граждан Узбекистана. Обучение прошли 120 узбекистанцев. Бесплатно, за счет президентского гранта. Сейчас Центр планирует создать Пункт временного размещения мигрантов.

— Это будет очень своевременно и актуально. Думаю, все должно получиться. Я успел познакомиться с директором Центра Денисом Олеговичем Дега и его коллегой, руководителем Консультационного центра по вопросам миграции Сергеем Григорьевичем Пушкаревым. Они работают профессионально, увлеченно. У нас много точек соприкосновения и цель общая – вернуть миграцию в правовое поле. Чтобы мигранты были трудоустроены, защищены законом, чтобы работодатели платили людям зарплату, а налогами и страховыми взносами пополняли бюджет государства.

— Сейчас активно продвигается тема организованного набора трудовых мигрантов – по заявкам бизнеса, под конкретные рабочие места. Год назад Россия и Узбекистан подписали межправительственное соглашение об оргнаборе. Как вы считаете, это поможет цивилизовать миграцию?

— Оргнабор, действительно, хороший механизм для упорядочения миграционных процессов, но он пока не отлажен. Регулирующие документы есть, но соглашение об оргнаборе, к сожалению, не работает. Хотя подвижки уже есть. Выступая на недавней пресс-конференции в Ташкенте, глава Минтруда Узбекистана подчеркнул, что сейчас рынок оргнабора активизировался, и выразил уверенность, что ближайшее время число узбекистанцев, выезжающих в Россию по оргнабору, существенно увеличится.

Для этого уже принят ряд мер. Например, правительство дало право подбирать персонал по оргнабору частным агентствам. Более 80 агентств получили лицензии. Недавно было заявлено, что Минтруда Узбекистана готово предоставить гранты российским работодателям на подготовку узбекистанцев для трудоустройства по более компетентным профессиям. Это значит, что в Приморье и другие регионы России прибудут именно те специалисты, которые нужны бизнесу и экономике.

Система оргнабора выгодна всем – как работникам, которые будут получать гарантированное рабочее место, официальную зарплату и социальную защиту, так и работодателям, которые "заплатят налоги и будут спать спокойно". Главное, чтобы была воля органов власти и ответственность бизнеса.

К слову, недавно у меня состоялся неприятный разговор с одним владивостокским предпринимателем. Девушка из Узбекистана полтора года работала в его кафе посудомойщицей. Под предлогом оформления у нее забрали все документы, и все это время она, по сути, находилась в рабстве. Работала по 12-13 часов, обещанную зарплату перестали выплачивать.

Когда она обратилась за помощью в консульство, я позвонил в эту компанию, представился, говорю: я Генеральный консул Узбекистана во Владивостоке. В ответ: ну и что?!

Пришлось напомнить, что я официальный представитель государства, и у меня есть все полномочия защищать граждан своей страны в рамках действующего законодательства России и Узбекистана.

Вообще я всегда стараюсь мирным путем решить проблему. Вариантов у работодателя два – вернуть документы, выплатить зарплату или держать ответ перед правоохранительными органами, что грозит штрафом до 800 тысяч рублей. Обычно выбирают первый вариант. Так было и в этом случае.

— До Приморья вы работали консулом в Лондоне и Афинах. Там, наверное, нет таких проблем.

— Проблемы с мигрантами есть и в этих странах. К примеру, поддельные документы у своих земляков я ловил и в Британии, и особенно много в Греции. В то время там было все просто: хочешь греческий паспорт, плати 15 тысяч евро, и готово.

Но, конечно, тамошние мигранты живут и работают совсем в других условиях. Поэтому задача наших двух стран, региональных правительств – сделать миграцию цивилизованной, используя все возможные инструменты, от организованного набора до социальной адаптации приезжих.

— Рустам Сабиржанович, как вам после Европы показался наш Владивосток?

— Мне очень понравился город. Чем-то он напоминает Афины: со всех сторон вода, сопки, словно афинские холмы, и очень доброжелательные люди.

Вы свободно владеете тремя языками – английским, узбекским, русским. Чувствуется, у вас хорошее образование.

— Греческий я тоже освоил, правда, сейчас без практики язык забываю. Образование получил в Узбекистане. Окончил Университет мировой экономики и дипломатии, где также, как в российском МГИМО, готовят международников-дипломатов.

— У нас в МГИМО в основном учатся дети больших чиновников. Высокая стоимость обучения, простому человеку не пробиться.

— Я из обычной семьи, родители были служащими. Поступил на бюджет. В аттестате было всего три четверки. На экзаменах в вуз набрал хорошие баллы.

— По окончании сразу в консулы?

— Нет, вначале сдал документы в МИД, где я проходил практику, прошел собеседование, и меня взяли на работу в министерство. Через три года направили консулом в Грецию, затем в Британию. Сейчас здесь, с вами, во Владивостоке.

— К 40 годам вы сделали хорошую карьеру.

— Наш успех зависит от нас самих. Хотите добиться успеха, создавайте себе условия. Как говорит известная узбекская пословица, человек уважение в собственных руках держит.

‡агрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia