Отказ России от квотированного вылова китообразных выгоден США и Японии

Конкуренты тут же увеличат свое присутствие на китайском рынке развлекательной индустрии океанариумов и морских парков
Отказ России от квотированного вылова китообразных выгоден США и Японии. Фото: предоставил ИА PrimaMedia общественник Артем Трембовлев

Воспользовавшись резонансом, вызванным возвращением белух и косаток из так называемой "китовой тюрьмы" под Находкой в Охотское море, природохранители за рубежом и внутри России начали борьбу за изменение федерального закона РФ "О рыболовстве" и введение в России на государственном уровне запрета на промысел мормлеков.

Каким образом это связано с подъемом китайского рынка развлекательной индустрии океанариумов и морских парков – в обзорном материале ИА PrimaMedia.

Для начала отметим ряд важных моментов, которые замалчивали зоозащитники и сочувствующие им СМИ. Первое, отлов 11 косаток и 87 белух для продажи в океанариумы и морские парки Китая был полностью законным, поскольку производился по квоте, выданной Росрыболовством. Второе, покупатель уже нашелся и морские животные готовились к отправке в КНР.

— Более того, предоплату за этих животных уже взяли, то есть, по сути, мормлеки являлись собственностью китайской стороны, — объясняет журналист Татьяна Глаголева, занимающаяся этой темой с самого начала событий. – Ели бы в ситуацию не вмешалась "Экологическая вахта Сахалина" Дмитрия Лисицына, эти белухи и косатки давно бы прибыли по месту назначения.

Понятно, что содержали бы их там по всем правилам, как это делают во всех морских цирках мира. Вместо этого животных повезли в противоположном направлении, подвергая их жизнь опасности. Большое счастье, что транспортировкой мормлеков в Охотское море занялись лучшие специалисты Всероссийского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии (ВНИРО), которые успешно справились с уникальной научно-практической задачей. Понятно, в такой ситуации вопросы сорванной сделки, финансовых и имиджевых потерь компании, занимавшейся отловом и хранением мормлеков, вопросы финансирования такого затратного мероприятия, как перевозка белух и косаток из Японского моря в Охотское как-то отошли на второй план.

Хотя денежный вопрос во всей этой истории играл не последнюю роль. Как рассказала Татьяна Глаголева, она неоднократно пыталась задать руководителю "Экологической вахты Сахалина" Дмитрию Лисицыну вопрос, на какие деньги он не один раз летал с Сахалина в Приморье.

— Другой вопрос: "А откуда такие деньги, чтобы привезти целую делегацию ученых из Москвы, поселить их не в самом дешевом месте, кормить, поить все это время?" На эти вопросы Лисицын мне не ответил. Более того, он от меня прятался. Я ему звонила, предлагала встретиться, пообщаться на камеру. То есть предоставляла возможность высказать свою точку зрения. И встретилась я с Лисицыным в Русском географическом обществе (Приморское краевое отделение Русского географического общества – прим. ред.) совершенно случайно. И я ему задала этот вопрос. На что он ответил: "Нам добрые люди помогают". После чего я залезла в Интернет и посмотрела, что это за добрые люди. Посмотрела список ученых. Да, у них есть научные степени, но из числа тех, кто приезжал в Приморье, кто брал образцы с кожи мормлеков, косатками занимался только один человек, работающий в МГУ имени Ломоносова, — сказала Татьяна Глаголева.

По словам собеседницы агентства, мониторинг в Интернете позволил ей получить интересную информацию о председателе РОО "Совет по морским млекопитающим", академике РАН Владимире Бурканове.

— Дело в том, что по американскому законодательству все данные сотрудников, вся отчетность по деятельности того или иного ведомства должна быть опубликована на его официальном сайте. Я нашла информацию о том, что господин Бурканов является подрядчиком министерства торговли США, — сказала Глаголева. — Организация, которую возглавлял Лисицын, ранее была отмечена как иностранный агент.

Утверждать, что российские экологи работают в интересах других стран, мы, конечно, не беремся. Однако говорить о некоей избирательности в их деятельности, как нам кажется, вполне можно. Так, недавно в различных СМИ прошла информация о том, что японские китобои добыли первых китов после 30 с лишним лет запрета. Причем коммерческий промысел был введен на такие виды, как малые полосатики, сейвалы, афалины, малые косатки, тихоокеанские белобокие дельфины (список неполный), которые в течение года мигрируют в воды Российской Федерации по всему Дальневосточному бассейну.

Причем такие виды, как малые косатки, серые дельфины, клюворылы, малые полосатики, сейвалы и многие другие крупные киты находятся в Красной Книге РФ. Однако голосов российских экологов в защиту краснокнижных мормлеков что-то не слышно. Как и в защиту белокрылых морских свинок, обитающих и мигрирующих в дальневосточных водах Российской Федерации и Японии. Ежегодно ради мяса и поставок в океанариумы отлавливается 15 тысяч особей этих морских животных.

— В Японии давно занимаются отловом мормлеков. У них на это все нормально смотрят, — напомнила Татьяна Глаголева.

Запрет на коммерческую добычу этих животных существовал в Японии с 1982 года, когда Международная китобойная комиссия (ключевой международный орган по регулированию промысла китообразных для коммерческих целей) ввела мораторий на добычу китообразных для коммерческих целей, оставив единственный вид добычи китообразных для коренных народов (традиционное рыболовство).

Вот за этот пункт все эти годы и цеплялась Япония, утверждая, что употребление в пищу китового мяса является традиционным для японцев (на самом деле дешевое мясо кита в Стране восходящего солнца стали есть после Второй мировой войны, когда многие семьи не могли себе позволить более дорогие говядину и свинину).

Все эти годы Япония использовала научные квоты для добычи китообразных в Тихом океане и Антарктике. Во времена моратория японские китобои вылавливали до 2 тысяч китообразных в год. Наконец, в 2018 году Япония запросила МКК о разрешении открытия коммерческого отлова китообразных, но комиссия не одобрила эту инициативу. Тогда правительство Японии приняло решение о выходе из МКК и о начале коммерческого промысла китообразных. На данный момент Япония ввела промышленный (коммерческий) вылов китов и дельфинов как в живом виде ради мяса, так и для культурно-просветительской деятельности для поставок в океанариумы.

Отказ России от квотированного вылова китообразных выгоден США и Японии

Отказ России от квотированного вылова китообразных выгоден США и Японии. Фото: ИА PrimaMedia

Япония и сейчас является лидирующим отловщиком китообразных. А после своего выхода из Международной китобойной комиссии не будет иметь каких-либо ограничений на вылов морских млекопитающих в коммерческих целях. Все квоты будут утверждаться в самой Японии на государственном уровне.

В последнее время японские моряки отлавливали для коммерческих целей до 2 тысяч малых китообразных, таких, как морские свинки, дельфины и малые косатки. Все эти виды, мигрирующие из российских вод, свободно вылавливаются в Японии и поставляются в океанариумы Китая и мира. Из более чем 1 тысячи морских млекопитающих, которые находятся в китайских океанариумах, лишь 200 были поставлены из России.

Отказ России от квотированного вылова китообразных выгоден США и Японии

Отказ России от квотированного вылова китообразных выгоден США и Японии. Фото: ИА PrimaMedia

Многомиллиардная индустрия океанариумов и морских парков, которая сейчас находится на пике развития в Китае, уже становится ареной конкурентной борьбы основных игроков на рынке.

Отказ России от квотированного вылова китообразных выгоден США и Японии

Отказ России от квотированного вылова китообразных выгоден США и Японии. Фото: ИА PrimaMedia

Дискуссия вокруг китовой истории вышла далеко за пределы научных и экспертных кругов, докатившись даже до современного литературного лагеря. Известный российский прозаик и кинодраматург Андрей Рубанов в контексте размышлений о методах влияния технологий на сознание людей заметил в одном из сообщений в своем Facebook:

"Китовые тюрьмы тоже классный кейс, если бы его не было — его надо было бы выдумать, а что на самом деле речь идёт о выдавливании России с рынка дрессированных животных для китайских океанариумов, коих строится — до полусотни, и для каждого нужен минимум десяток животных, и каждое животное до дрессуры стоит от 3 до 5 млн рублей — это неважно, главное что Кусто вписался, и девочки-гринписовки переживают, а тут вы выходите весь в белом и освобождаете косаток, и косатки — волки океана — приветствуют вас. Всё работает".

Если Россия добровольно откажется от вылова китообразных (к чему ее усиленно склоняют), потери от выхода с рынка морских млекопитающих составят более 500 миллионов долларов США. Потери целого сектора экономики РФ сделает Японию основным игроком, который будет диктовать свои цены и правила. Меньше мормлеков отлавливать не будут. Возросший спрос на китообразных удовлетворится животными, отловленными не только Японией, но и США и Канадой.

— Информация, которую распространяют наши экологи, о том, что в США запрещен вылов и содержание мормлеков, не является правдой. Люди плохо знакомы с законодательством Соединенных Штатов. В США есть федеральное законодательство, а есть региональное – свое в каждом штате. Например, в Калифорнии вылов и содержание мормлеков запрещены, а в соседнем штате это разрешено, — говорит Татьяна Глаголева.

Почему Россия должна отказаться от выгодного бизнеса, совершенно непонятно. Другое дело, каким образом этот бизнес развивать. Как сделать так, чтобы он соответствовал лучшим стандартам обращения с морскими животными. Здесь, думается, как раз и нужна помощь профильных специалистов ВНИРО и ТИНРО-Центра, ученых, занимающихся китообразными. Именно они должны дать рекомендации о том, в каких условиях следует содержать мормлеков. Эти же ученые могут контролировать процесс отлова, содержания и транспортировки морских животных, проводя при этом определенную научную работу.

Ранее исполнительный директор некоммерческого партнерства "Российский национальный комитет содействия Программе ООН по окружающей среде", советник вице-президента РАН, ученый секретарь комитета РАН по программе ООН по окружающей среде Виктор Усов также высказался о собственном опыте изучения мосрких млекопитающих.

"Я всегда говорю это своим коллегам и друзьям, всегда повторяю, что, возможно, не только мы изучаем их, но и они нас. Сегодня все события, происходящие с дельфинами, косатками, белухами, очень сложны для восприятия. Многие люди говорят, что поимка морских млекопитающих должна быть запрещена, они должны быть в натуральной среде, а не в аквариумах. Это жестоко, ведь бог создал их жить в море и вдали от людей, так, чтобы их не трогали. Я это понимаю. Но иногда люди не всегда честны, когда говорят об этом. Иногда, к сожалению, бывает много лжи со стороны таких защитников природы. Изучение косаток поможет во многих науках", — отметил эксперт.

‡агрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia