Приморский центр реабилитации тюленей: фишсуп, пеленки и бездонные глаза

Как живет маленький тюлений госпиталь в приморском поселке в материале корр. РИА PrimaMedia
Тюлень. Фото: Дарья Миколайчук, РИА PrimaMedia

Дарья Миколайчук. Каждую весну в реабилитационном центре "Тюлень" появляются новые постояльцы — неравнодушные приморцы привозят в небольшой поселок Тавричанка больных животных. Это отбившиеся от мам, истощенные, раненые или испачканные нефтью детеныши. В центре их откармливают и лечат, чтобы в июле выпустить в море. 10 лет назад писательница и художница Лора Белоиван хотела перебраться в Москву, но переехала в маленький поселок Тавричанка. Там она вместе с мужем-ветеринаром основала первый в России реабилитационный центр "Тюлень" для морских млекопитающих. За 10 лет в природу выпущено примерно 40 тюленей. Корр. РИА PrimaMedia побывал в тюленьем госпитале и понаблюдал за спасением животных.

В этом году к сотрудникам центра присоединились волонтеры Юлия из Иркутска и Максим из Петропавловска-Камчатского. Здесь они проводят свои отпуска — встают в шесть утра и ложатся за полночь, улучшают инфраструктуру и кормят тюленей.

Сейчас они заботятся о шестерых – Фрейе, Баррабасе, Барнетте, Флинте, Лиллеревен и Барбаре. Тюленей назвали в честь собак из упряжки полярного исследователя Нансена, которые погибли в экспедиции. Команда госпиталя дала им второй шанс, назвав животных их именами.

Карантинник

Госпиталь можно было спутать с обычным жилым домом, если бы не бассейны на участке. Здесь есть вольеры для уличного содержания и "кормокухня" — в ней готовят еду животным и хранят мешки с бельем. Рядом с домом небольшая пристройка — "карантинник". Сначала тюлени попадают сюда. Щенки (так называют детей тюленей) лежат на пеленках, кушают через зонд фишсуп – питательную смесь из селедки, воды и минеральных добавок. Тут же им обрабатывают раны и дают лекарства.

На двери "карантинника" нарисован улыбающийся тюлень. Еще у входа слышу, как кричат животные. Звуки очень морские и знакомые, но их трудно описать. Различаю тонкий, печальный голос, он напоминает плач собаки. Другой требовательный и резкий – что-то среднее между трубой и совиным уханьем. "Лиллеревен скулит жалобно, а Фрейя "стучит кулаками", — говорит Лора, натягивая перчатки для кормления. Сейчас два часа дня – время обеда.

Тюлени видят уже родных Лору и Юлию и начинают кричать еще громче. Самый активный тюлень вертится вокруг своей оси и бьет ластами по металлической сетке бокса. Справа от него маленький щенок ждет свою очередь. Он смотрит на людей с доброжелательным любопытством, как собака. Оказывается, это и есть Фрейя, которая кричит как труба и "бьет кулаками". После обеда она имеет привычку сосать пелёнку. Ее огромные, черные глаза-планеты останавливаются на мне.

— Сделать из тюленя ручное создание просто. Маленькие носятся за ногами, хватают за штанины. Они лучше собак приручаются. Видели, как за Юлей бегают? Ей ничего не стоит сделать еще один шаг, и тюлень потерян. Но мы соблюдаем определенные правила, они есть во всех реабилитационных центрах мира. Минимизируем контакт, в том числе и визуальный, чтобы зверь оставался диким, —

рассказывает Лора, профессионально избегая пронзительных тюленьих взглядов.

В это время Юлия каждого пеленает, фиксирует голову и ласты, заливает в пасть зеленый фишсуп через трубку. Сытые тюленята перестают кричать и превращаются, как здесь говорят, в "личинок тюленя". Валяются в простынях.

1 / 2

Чувырла и seal-handlers

История Лоры началась с эмоций, как и истории большинства реабилитационных центров. Однажды супруги гуляли по побережью – там они нашли маленького и больного тюленя, над которым уже кружили вороны. Назвали Чувырлой, поселили в собственной ванной. Как таких животных лечить? Оказалось, во Владивостоке никто толком не знает, в интернете информации нет. Тогда связались с ирландским реабилитационным центром, получили информационную помощь. Чувырла пошла на поправку.

Через две недели она умерла от непредсказуемой аллергии на антигистаминный препарат. Супруги тяжело это переживали. Но ситуация помогла осознать, что они хотят стать seal-handlers — специалистами по выхаживанию щенков и возвращению их в природу. Они купили дом в 60 километрах от Владивостока, а затем поехали практиковаться в реабилитационные центры Ирландии, Нидерландов и США. Сейчас они обладают уникальным опытом – и передают его новым специалистам из Петербурга и с Сахалина.

Центр реабилитации "Тюлень", как и многие другие, существует на пожертвования. Для Лоры важно, чтобы было именно так.

— Есть такое понятие как гражданское общество. Нельзя все вешать на государство, оно огромное и неповоротливое. Какие-то вещи делают граждане. Другой разговор, что государство может мешать развитию гражданского общества. Потому что оно ни в чем не разбирается и всего боится, потому что ему непонятно, что кто-то добровольно и не за деньги (а оно само все за деньги) что–то делает. Но нам не мешают работать, и это хорошо. Мы абсолютно мимо денег. Нам даже взятку нечем дать, только если тюленями, — Лора смеется своими голубыми глазами и рассказывает истории про то, как к ним приезжают местные чиновники.

1 / 4

Они называют госпиталь "жемчужиной Надеждинского района". Традиционно что-нибудь обещают и… исчезают. Это уже никого не удивляет.

Барбара – "суперкомпостер"

Детство кончилось: вместо фишсупа дают селедку. Второй этап тюленьей реабилитации – уличные вольеры.

Мы стоим рядом с вольером Барбары – тюленя, которого достали из мазутной лужи рядом со стоянкой катеров в Улиссе. Юлия пробирается к ней с тазом селедки в руках, потом садится на Барбару верхом и дает еду, едва успевая одернуть руки. Тюлень с безумной скоростью, не жуя, жадно хватает целую рыбину, глотает, чавкает.

— Барбару называем "суперкомпостер". У нее было трудное младенчество, поэтому она к еде относится трепетно, а ест быстро, — объясняет Лора. — Не в состоянии спокойно схватить — это истеричное поведение. Нервная девица, вчера коготь себе объела, пододеяльник порвала в клочья. Перерастет.

Через пару минут женщины несут Барбаре чугунную ванну. Та не прячется в домик, наблюдает за происходящим с любопытством. Юлия закапывает ванну и вздыхает: "Эх, Барбара. На базаре нос оторварбара"

Лора рассказывает, что каждое животное имеет свой неповторимый характер и внешность. Среди них есть интроверты и экстраверты, совы и жаворонки, "сотрудничающие" и "отморозки". У каждого свой набор уникальных черт — кто-то катается по полу, кто-то трудный подросток, кто-то басит.

1 / 4

Больница для тюленят

Сначала кажется, что здесь тюленьи ясли. Но когда разглядываешь животных лучше, понимаешь – это больница. Здоровых щенков здесь нет: у кого-то шкура в зеленке, у кого-то поврежден глаз.

Истощенный тюлень – типичный пациент Лоры Белоиван. Животным необходимо набрать определенную массу, чтобы стать самостоятельным. Жир для них — это защита от холода, источник энергии и жидкости в организме (тюлени не пьют). Если щенок отрывается от мамы раньше времени, он страдает от истощения. При этом нарушается терморегуляция, и он получает кучу попутных проблем: пневмонию, паразитов, глазные болезни. Семья распадается по разным причинам – панику на лежбище может вызвать моторная лодка, животные могут попасть в сеть или нефтяное пятно.

Люди, увидев тюленя с признаками истощения на берегу, часто сталкивают его в море. В этом случае щенок получает сильный стресс: он из последних сил вышел погреться, а его бросают обратно. На сайте центра есть памятка нашедшему тюленя для таких случаев.

— В позапрошлом году в центр попал тюлень в стрессе, — вспоминает Лора, — Его несколько раз люди выбрасывали в море, а он выползал. Бедный тюлень с таким уровнем картизола к нам попал, что погиб. Мы антишоковую делали, а он, как пикирующий бомбардировщик…23 часа, и все.

— Вы каждый раз так переживаете?

— Уже не плачем и не пьем. Тяжело это, на самом деле, тяжело.

Выпускной

Последний, третий этап реабилитации – бассейн. В бассейне и начинается право животных на дикость, в воде они учатся быть независимыми от людей.

— Этап с нескольких точек зрения необходимый – проводится разделительная линия между контактом и неконтактом. Животное делает для себя вывод, что вода — это безопасность и кормовая база. Они очень сильно дичают в бассейне – насторожены, не терпят тактильности. Прячутся, когда приходит человек. Питаются из воды. И едят так, чтобы ты не видел. Оставляешь рыбу в воде, уходишь. А если не уходишь, то они просто не выныривают. Куда девается вся любовь? После выпуска они ведут себя, как положено диким животным – избегают людей, – рассказывает волонтер Максим из Петропавловска-Камчатского. Именно он построил "карантинник". В этом сезоне он ремонтирует вольеры, строит канализацию и собирается рыть колодец.

Выпускной тюленей традиционно пройдет в конце июля. В этот день в одной из безопасных бухт Приморья соберутся сотрудники и волонтеры центра, люди, нашедшие зверей, журналисты. Они сделают живой коридор. По нему к воде пройдут тюлени, выжившие благодаря команде госпиталя и Чувырле.

Внимание! Если вы найдете тюленя, пожалуйста, не трогайте его. Лучше позвоните в центр реабилитации по номеру 8-914-6635-101. Реквизиты госпиталя есть на сайте.

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

Второго за неделю тюленя нашли мертвым на набережной ДВФУ

Истощенного тюленя-"великана" нашли на берегу бухты Руднева в Приморье

Загрузка...

© 2005—2018 Медиахолдинг PrimaMedia