Шампанское на выставке в Хабаровске, 1898 год. Фото: Из архива Юрия Уфимцева

Напитки покрепче: "подснежники" с ханшином, вино губернатора и завод "Уссурийский Бальзам"

Из каких погребов, складов и заводов появилась водка в Приморье в XIX веке - в материале историка Юрия Уфимцева

В конце позапрошлого века в обиходе приморцев было не только вино (об этом читайте в первой части статьи здесь), но и водка. Сначала китайская, затем местная. Ее привозили и прятали контрабандисты, продавали владельцы погребов и складов, производили местные и некоторые пытались искоренить. Подробнее о том, как и когда в Приморье появилась огненная вода — читайте во второй части статьи историка Юрия Уфимцева об алкоголе в XIX веке, подготовленной специально для РИА PrimaMedia.

Ханшин и пьянящие подснежники

Известный путешественник Владимир Арсеньев в своих работах большое внимание уделял производству китайской водки в Приморье и мерам борьбы с нею. Он являлся еще и кадровым офицером, в обязанности которого входило искоренение незаконного инородческого промысла.

"Китайская водка (шао-цзю), называемая русскими "ханшином" или "сулей", чрезвычайно распространена в Уссурийском крае. Строго говоря, каждая китайская фанза есть маленький ханшинный завод, изготовляющий водку для своего употребления, для продажи русским и для кредитования местных инородцев. В каждой фанзе есть заторная яма и примитивное приспособление для перегонки спирта из хлебной закваски. Настоящие ханшинные заводы появляются в Уссурийском Крае с восьмидесятых годов в Суйфунском и Сучанском районах и около устья реки Имана," – писал Арсеньев.

С 1883 по 1887 год в Приморье существовало 143 ханшинных завода, 23 из которых располагались на Сучане и на Ханке. С 1900 по 1906 год количество таких предприятий достигло 204 с оборотом в 2 040 000 рублей.

Заводы представляли из себя глинобитные постройки со множеством служб и рабочих. Рядом располагались большие поля с сырьем: кукурузой, чумизой и пшеницей.

Завод купца Ласькова

Завод купца Ласькова. Фото: Из архива Юрия Уфимцева

Зерно сваливали в яму, заливали водой, утрамбовывали ногами, затем из получившегося сусла лепили кирпичи, которые сушили. При надобности производства ханшина, кирпичи размачивали, квасили в яме 2 суток и гнали спирт. Разливали в ящики по 70 литров. С одной ямы снимали 10 ящиков.

Производство ханшина велось без оформления документов, нелегально и вызывало противодействие со стороны местных властей.

"В последние 7 лет с увеличением числа корчемной стражи ханшинные заводы стали вытесняться", — писал Арсеньев.

Начались конфискации. Сами заводы разрушались, а хозяева их подвергались задержанию. Это принудило китайцев ликвидировать свои дела в Приморье и перекочевать за Уссури в Маньчжурию.

Баня Антипаса. Стандартный крупный ханшинный завод

Баня Антипаса. Стандартный крупный ханшинный завод. Фото: Из архива Юрия Уфимцева

Однако с уходом ханшинщиков количество китайской водки не только не уменьшилось, а увеличилось еще более – за счет ее контрабандного завоза. Контрабанда ханшина достигала 60 000 ведер крепостью 70 градусов по Траллесу.

"Ханшин теперь все пьют. И в известных случаях предпочитают его нашей водке, так как он более крепок. Главная его причина повсеместного распространения заключается в его дешевизне. Вот почему во всех местах ханшин почти вытеснил русскую водку", — отмечали современники. Ханшин, действительно, был очень дешев, – 6 пудов стоили 25 рублей, 15-25 копеек за бутылку в 40-50 градусов.

Что завозили через Приморскую таможню в 1896 году

Что завозили через Приморскую таможню в 1896 году. Фото: Из архива Юрия Уфимцева

Вот, как описывал контрабанду ханшина студент Восточного института (ныне ДВФУ) М. Сладковский:

"Наиболее активно контрабандисты проникали в зимнее время. Группами по 8-12 человек перетаскивали на себе довольно тяжелые грузы: спирт в жестяных банках. Близ населенных пунктов они припрятывали товар (зимой зарывали в снегу), а затем незаметно проникали в селения. Здесь агенты китайских фирм помогали им распродавать товары либо через лавки, либо непосредственно местным жителям".

Особенно много контрабандистов появлялось накануне рождества и пасхи. В это время местные русские жители выходили в окрестности поселков на поиски китайской контрабанды. Перед весенними праздниками, когда снег с полей уже сходил, искатели поджигали обнажившуюся сухую траву, и, если, банки со спиртом не протекали, их легко обнаруживали на обуглившейся почве. Эти операции были небезопасными. Контрабандисты и их агенты старались найти "виновников" и нередко прибегали к мести или, угрожая оружием, заставляли оплачивать "находки". Такой вид бизнеса даже имел свое название: "Пойти за подснежниками".

Реклама водки

Реклама водки. Фото: Из архива Юрия Уфимцева

"Для борьбы с этим есть только 2 способа, — докладывал властям Владимир Арсеньев. — Первый – усиленная охрана границы, и второй – временное снижение акциза на русский спирт, чтобы этим убить китайскую торговлю водкой". Кроме того, предлагалось "назначить премию с количества вывозимого спирта за границу, дабы способствовать российским заводчикам".

Несмотря на усиленные меры борьбы, контрабанда ханшина продолжалась до 1938 года, когда советско-китайская граница была окончательно "закрыта на замок".

Забытый проект губернатора

"Как одно из самых невиннейших, но действительных средств облегчения борьбы с ханшином, могу предложить распространение между Уссурийскими жителями познаний виноградства и виноделия, дабы они постепенно культивировали местный виноград и приготовляли свое вино. Кроме того, выкуриваемый из виноградных выжимок коньяк целиком мог бы заменить жителям водку", — доносил вышестоящим властям генерал-губернатор Приморской области.

Попытки развития промышленного виноградарства и виноделия в Приморье были, но закончились провалом по причине нетоварности местного винограда.

Хотя, как заметил посещавший Приморье в 1894 году ботаник и будущий директор Крымского ботанического сада: "Местное население предпринимало попытки такого "облагораживания" и своими силами создало к настоящему времени уже 400 новых сортов, пытаясь сделать морозостойкий, сладкий виноград, который бы мог стать достойным винодельческим материалом.

"Конечно, вино из дикого винограда не особенно вкусно, но если бы были сделаны попытки облагородить амурскую лозу культурою – надо думать, здесь было-бы возможно виноделие".

Стандартный винокуренный завод в России конца XIX — начала XX века

Стандартный винокуренный завод в России конца XIX — начала XX века. Фото: Из архива Юрия Уфимцева

"У нас есть все предпосылки выращивать свой виноград в промышленных масштабах", — считает и Павел Чебукин, научный сотрудник Дальневосточной опытной станции Всероссийского научно-исследовательского института растениеводства имени Вавилова Российской академии сельскохозяйственных наук.

Но это уже другая история, требующая своего отдельного исторического описания. Вернемся к более крепким напиткам.

Местные винокуры и торговцы

В борьбе с китайской контрабандой пестовались и местные российские производители спиртного, среди которых самыми известными были братья Пьянковы, Герасим Антипас и братья Хлебниковы. А самым известным заводом Дальнего Востока являлся 1-й Южно-Уссурийский Павлиновский винокуренно-ректификационный завод торгового дома "М. П. Пьянков с братьями" близ с. Никольского (ныне поселок Дубовый Ключ под Уссурийском). Завод был запущен в 1895 году как производство винокуренных продуктов из зерна, но с развитием картофелеводства стал делать спирт и из картошки. Завод имел польские машины стоимостью в 57 000 рублей, включая и брагоперегонный аппарат системы Бормана. В день делали 260 ведер сырого спирта и 100 ведер спирта третьего сорта. Это предприятие прокладывало дороги, строило школы, занималось благотворительностью, возводило дома. Один из братьев был гласным думы Владивостока. Дом Пьянковых и ныне украшает центр Владивостока – это Дом Книги по адресу Светланская, 43.

Реклама ТД "М. Пьянков с братьями"

Реклама ТД "М. Пьянков с братьями". Фото: Из архива Юрия Уфимцева

Антипас с 1898 года занялся водочным бизнесом и считался "водочным королем" российской Маньчжурии.

"Нет лучше водки №50 завода Герасима Антипаса в Харбине!" — зазывала реклама начала XX века по обе стороны границы. Доходы от бизнеса позволили Антипасу вкладываться в недвижимость как Харбина, так и Владивостока.

Другим известным домом на Светланской был комплекс-дом другого водочного короля – общественные бани "Дом с Лирами" Герасима Антипаса (ныне Светланская, 3) и ресторан-театр-гостиница "Тихий океан" — Светланская, 1. Здание театра "Тихий океан" было первым капитальным зданием в городе.

Дом с лирами Антипаса

Дом с лирами Антипаса. Фото: Из архива Юрия Уфимцева

Дальневосточный поэт Арсений Несмелов писал: "Ты знаешь дом на Конной Антипаса? Он выстроен из водки и из кваса. О, нет, не перебивай меня, молчи: в нем есть с тобой и наши кирпичи!".

— Я моряк, бывший офицер тихоокеанской эскадры российского императорского флота, — вспоминает один житель Владивостока. — Это был совсем особый класс моряков. Основным бассейном наших плаваний был действительно очень "Тихий океан", но открытый не Магелланом, а неким греком Антипасом, — так назывался его кафешантан. Это было не плохо задумано: почти всегда мы чувствовали себя в родной стихии — на волнах "Тихого океана". Антипас держал шантан и бани, дополнявшие друг друга. Впрочем, у него еще водочный завод был в Харбине. Там водка не облагалась акцизом, и он ее контрабандным путем переправлял во Владивосток. А носила эта водка необыкновенное название: "Адмиральский час". Да, так плавал я преимущественно в "Тихом океане" Антипаса: шансонетки, коньяк, изредка, когда карман бывал не слишком пуст, бутылка "Редерера".

Интересно, что в 1891 году виноделы и купцы братья Хлебниковы, первые из горожан на своем участке на углу улиц Муравьева-Амурской и Инженерной (ныне Тургенева) в Хабаровске возводят каменное здание – ренсковый (винный) погреб.

Ренсковый погреб — магазин, торгующий винами (от старинного названия всякого виноградного вина ренское , буквально — рейнское).

Из этого погреба винные продукты пошли и во Владивосток.

Продажа иностранных вин

Продажа иностранных вин. Фото: Из архива Юрия Уфимцева

Спрос, как известно, рождает предложение. Спиртное шло во Владивосток не только с Хабаровска и Маньчжурии, но и со всего света. Например, из Японии в 1894 году было ввезено саке на 2 499 иен. Ренские склады были во Владивостоке, да и по всему Приморью, чуть ли не на каждом шагу. На Светланской, например, располагался Погреб русских виноградных вин И. Г. Бабунидзе , Винный погреб "Кавказское добро" Елачина и Торховашвили…

Водочные заводы и склады

Водочные заводы и склады. Фото: Из архива Юрия Уфимцева

Представление об объеме винной торговли дают ведомости о числе торговых заведений Южно-Уссурийского края. Возьмем, например, ведомости 1890 года Посьетского (ныне Хасанского) участка.

Магазин и ренсковый погреб имелись в современном поселке Краскино: две принадлежали китайцам Лю Фу и Фа Фу, три — русским Пьянкову, Свечникову, Коробейникову. Эти пять складов составляли половину всех коммерческих предприятий поселка. Лю Фу имел склады и в урочище Посьет. В Барабаше складами владели Овчинников, 2 китайца и немец Якобс. Из всех 35 коммерческих предприятий Посьетского участка 12 были именно ренсковыми складами. А из 123 коммерческих предприятий Южно-Уссурийского края 43 занимались тем же. И если годовой оборот торговых предприятий края составлял 244 100 рублей, то 173 000 рублей приходилось именно на ренсковые склады.

Реклама оптового склада Л.С. Косяковой

Реклама оптового склада Л.С. Косяковой. Фото: Из архива Юрия Уфимцева

С вхождением Приморского края (являвшегося частью Дальневосточной республики (ДВР) в состав РСФСР, а затем в СССР, винокуренная промышленность была национализирована, недвижимость конфискована, а некогда "звучавшие" династии винокуров и виноторговцев прекратили существование. Оставив только память и красивые здания на центральных улицах почти всех дальневосточных городов. И, пожалуй, только бывшие склады 1-го Южно-Уссурийского Павлиновского винокуренно-ректификационного завода торгового дома М. П. Пьянкова с братьями продолжают свою деятельность, правда уже как цеха ОАО "Уссурийский Бальзам" в самом центре Уссурийска.
1 / 4

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

Винная карта Приморья XIX века: мастера винокурения, чарки по записи и откупщики (часть 1)

Реклама прошлого: каким был "двигатель торговли" во Владивостоке 100 и 50 лет назад

Полиция Владивостока: позор градоначальника, ветхая тюрьма и банда "21"

1.06.2016

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia