Олимпийский чемпион по баскетболу Иван Дворный. Фото: ИТАР-ТАСС

«Движение вверх»: Как олимпийского чемпиона Мюнхена судьба забросила во Владивосток

Приморский "Спартак" стал фактически последней командой Ивана Дворного, центрового, которому судьба поставила блок-шот

Наконец-то и на улице отечественных любителей баскетбола праздник: новый российский спортивный блокбастер "Движение вверх", рассказывающий о драматической победе сборной СССР над сборной США на олимпийском баскетбольном турнире среди мужских команд в 1972 году в Мюнхене, стал лидером проката. На фоне последних провалов мужской сборной России по баскетболу и "допингового троллинга" всего российского спорта громкая победа 45-летней давности – истинный бальзам на раны отечественного болельщика. И не только его. Самым успешным кинопроектом года называют фильм режиссера Антона Мегердичева и продюсерской группы во главе с Никитой Михалковым ведущие российские кинокритики. Довольно потирают руки прокатчики, в том числе во Владивостоке: в настоящее время "Движение вверх" с утра до вечера крутят во всех кинотеатрах города, причем периодичность начала сеансов не превышает полутора часов. Зрители идут на полюбившийся фильм семьями и трудовыми коллективами. Во всех уголках необъятной России баскетбольные следопыты выясняют, каким образом мюнхенская виктория так или иначе связана со спортивной историей их городов и регионов. Не видит причин для того, чтобы не оказаться в общем тренде и редакция ИА PrimaMedia. С результатами своих изысканий мы знакомим читателей.

Как известно, в основу сценария, написанного кинодраматургами Николаем Куликовым и Андреем Курейчиком, легла автобиографическая книга легендарного баскетболистами, одного из героев того финала, заслуженного мастера спорта СССР Сергея Белова. Именно из этой книги, которая вышла в 2011 году под названием "Движение вверх" (как позже фильм), многие болельщики, родившиеся после 1972 года, впервые узнали о наполненных драматизмом последних секундах матча, принесшего нашей сборной первое олимпийское золото. И о чудовищно точном броске Форбса, отчаянной неразберихе под щитом соперника и диком по своей нелепости пасе в никуда Александра Белова. И о перехвате и отрыве Коллинза, "золотом" фоле Зураба Саканделидзе. И о ликовании американцев, невероятном напряжении с запуском и перезапуском последних трех секунд. И, наконец, о "золотом" пасе Ивана Едешко и "золотом броске Александра Белова…

Финал баскетбольного турнира олимпиады-72. СССР — США — 51:50

Финал баскетбольного турнира олимпиады-72. СССР — США — 51:50. Фото: ИТАР-ТАСС

В этой же книге упоминается имя Ивана Дворного, центрового с Урала, который в 1976-1977 годах защищал цвета владивостокского "Спартака-УТРФ", дебютировавшего в высшей лиге чемпионата СССР по баскетболу среди мужских команд.

Классический пятый номер

Вот какую характеристику Ивану Дворному дает Сергей Белов в разделе, посвященном Мюнхенской олимпиаде:

"Иван Дворный родился и начал играть в баскетбол в Омске. Прошел по моим стопам через "Уралмаш", где и был присмотрен для ленинградского "Спартака" Кондрашиным. Селекцией Петрович занимался великолепно, особенно активно "прочесывая" Сибирь и вообще провинцию. Позднее последнее поколение больших советских игроков — Михайлов (работал тренером "Спартака-Приморья в 2006-2009 годах — прим. ред.), Кисурин, Фетисов — также прошло через знаменитый кондрашинский спортинтернат. При росте 210 см и чисто "гандбольной" фигуре, достаточно зажатый, без броска, Дворный был классическим пятым номером. Его научили толкаться спиной под щитом и выполнять нехитрый "полукрюк" (к этим словам мы еще вернемся — прим. ред.), что позволяло ему выходить в "Спартаке" на замену Сашке Белову, который при всей своей феноменальной прыгучести, при росте 201 см был все-таки идеальным четвертым номером, а не центровым.

Примерно такую же роль Иван исполнил и в Мюнхене. В старте он вышел, если я не ошибаюсь, в двух играх — в первой игре группового турнира против Сенегала и в последней — с Югославией. В остальных случаях выходил на замену, давая отдыхать А. Белову. В финальной игре на площадке не появлялся.

Как я уже говорил, судьба его сложилась трагически, но виноват был в этом только он сам. Блестящий шанс, который дала ему судьба в виде встречи на жизненном пути с гениальным тренером и позиции 12-го игрока в команде олимпийских триумфаторов, он не использовал".

Трагедия Дворного. Версия light

О каком трагическом повороте судьбы Ивана Дворного ведет речь Сергей Белов? На сайте "Спорт на Урале" в статье, посвященной Дворному, читаем:

"В 1973, через год после триумфа на Олимпиаде, баскетбольная сборная отправилась в почти двухмесячное турне по Америке. Сыграв больше десятка матчей на разных турнирах, причем весьма достойно, команда через 50 дней вернулась домой. С собой игроки везли вещи родственникам и на перепродажу. В аэропорту "Шереметьево" на таможне все эти вещи описали. В газете "Правда" вышла обличительная статья о "борьбе за чистоту нравов наших олимпийских чемпионов". Решено было устроить показательный процесс. Выбор пал на Ивана Дворного. 20-летнему пареньку инкриминировали статью 78 (контрабанда — от 5 до 10 лет) за то, что пару джинсов и рубашку ему помог продать друг из Свердловска. Налицо был "сговор" (преступная группировка), и 7 июня 1973 года Дворный оказался в одиночке следственного изолятора Свердловска.

В 1973 осужден на 3 года "строек народного хозяйства" (отсидел 1,5 года в Омске) за "спекуляцию" (перепродажу мелких партий товаров народного потребления). При содействии В. П. Кондрашина освобожден досрочно и переведен в п. Нурма (поселок свинооткормочного комбината под Ленинградом).

В 1976 разрешили играть, в команду взял УТРФ/"Спартак" (Владивосток). Команда при Дворном играла очень неплохо, а сам Дворный часто набирал по 20 очков за игру".

Трагедия Дворного. Версия hard

Американскому турне сборной СССР по баскетболу не могло не найтись место и в книге Сергея Белова. Слишком громким, даже по советским меркам "информационной закрытости", был резонанс событий, произошедших в Шереметьево. Захоти создатели "Движения вверх" снять продолжение фильма по книге Белова, у них бы получился настоящий детектив. И главную роль в нем, без сомнения, пришлось бы отдать именно Ивану Дворному (в фильме "Движение вверх" такого персонажа вообще нет, поскольку баскетболист не принимал участия в финальной игре с американцами).

Сергей Белов

Сергей Белов. Фото: ИТАР-ТАСС

Итак, слово Сергею Белову, непосредственному участнику событий:

"Весной 73-го сборная выезжала на товарищеские игры в США. Я в Штаты из-за травмы ехать отказался и встретился с командой в Перу, где ФИБА проводила международный баскетбольный фестиваль. Кстати, именно в ходе этого турнира сборная СССР одержала последнюю победу над югославами. После этого мы проигрывали "югам" во всех принципиальных матчах аж до 1979-го, когда их сборная приехала на чемпионат Европы в ослабленном составе. К сожалению, вскоре за этим успехом последовал самый, пожалуй, болезненный удар — проигрыш на московской Олимпиаде…

Возвращение из Перу предстояло все равно через Нью-Йорк, где мои товарищи оставили свой благоприобретенный в Америке багаж. Когда я увидел складированные в номерах советских атлетов и их тренеров коробки, я понял, что добром это не кончится. Комнаты были буквально забиты барахлом. Имущество, сложенное в номере Сашки Белова, украшала, как венец всего этого великолепия, скакавшая по коробкам маленькая обезьянка, которую наш центровой где-то по случаю приобрел. При норме личного багажа в 20 кг у наших было на каждого, наверное, килограмм по 200. В аэропорту Нью-Йорка от переплаты за чудовищный перевес нас спасло только то, что едва введенная в строй высокотехнологичная американская система учета и транспортировки багажа не выдержала нашего натиска и немедленно сломалась.

У меня была возможность внести свой вклад в этот подвиг. Знакомый корреспондент ТАСС в Нью-Йорке сказал, что знает место, где можно выгодно затариться, и мы нацелились было туда, однако оказалось, что у приятеля ограничена возможность выезда за пределы штата, и мы отказались от коммерческих планов. Им мы предпочли "Будвайзер" и только что вышедший на большой американский экран фильм "Глубокое горло". Оказалось, что эта незатейливая альтернатива спасла меня от серьезных проблем.

По прилету в "Шереметьево" сборную сразу взяли в кольцо. Быстро стало ясно, что ловили в основном ленинградцев. Их проверяли особенно тщательно. Как выяснилось впоследствии, в серьезной разработке был Ваня Дворный, занимавшийся провозом контрабанды в промышленных объемах, а главное — по совсем небезобидному перечню наименований. Говорили, что в списке его достижений были налаженные поставки драгоценных камней и металлов…

Всем было ясно, что мы попали под серьезный "замес". Опять на проверку багажа каждого из членов делегации таможенники тратили по полтора-два часа. Вскоре после начала досмотра случилось непредвиденное — в пенале одного из столов, на которых досматривали багаж, нашли боевой пистолет и пачку патронов к нему. Перетрясли каждого, однако никто, разумеется, не признался в причастности к находке. Оружие осталось бесхозяйным, но обстановка резко накалилась. К нам стали относиться, как к настоящим преступникам. Не улучшила настроение таможенникам даже обезьяна, внезапно выскочившая из сашкиного багажа. Несчастное животное арестовали и препроводили на таможенный склад. Самому Сашке было уже не до обезьяны…

Сборная СССР по баскетболу образца 1972 года — И. Дворный — стоит второй справа

Сборная СССР по баскетболу образца 1972 года — И. Дворный — стоит второй справа. Фото: ИТАР-ТАСС

А еще чуть позже произошла уже настоящая драма. Я проходил таможенный досмотр рядом с Жармухамедовым, стоя к нему спина к спине. Все произошедшее было совсем рядом от меня, и я могу присягнуть, что реакция Жара на вскрик таможенника: "Еще пистолет!" — при открытии его чемодана была реакцией полнейшего потрясения и прострации. До сих пор Жар уверяет, что ствол ему подбросили, какие бы саркастические аллюзии на знаменитый эпизод с подброшенной валютой во сне Никанора Ивановича из "Мастера и Маргариты" это ни вызывало. Честно говоря, красовавшийся поверх спортивных шмоток на самом видном в чемодане месте пистолет действительно производил странное впечатление. Впрочем, это уже были разговоры в пользу бедных. Процедура пошла своим чередом: понятые, изъятие, протокол…

Сотрудники таможни были исключительно злы — и поделом: одно дело — водка, икра, мохер и автомагнитолы, другое дело — боевое оружие! У Кондрашина, под которого гипотетически мог быть "размещен заказ", и у любителя киноискусства С. Белова ничего не нашли. Сашка Белов и Миша Коркия были уличены в серьезных нарушениях таможенного режима, с них сняли звания ЗМС и отчислили из сборной. Помню, как Мишако со своей кавказской деликатностью пытался объяснить таможеннику, что 15 автомагнитол в его багаже предназначаются в подарок его многочисленным родственникам. Большинство ребят отделались легким испугом.

Тем не менее, история немедленно обросла множеством слухов. Вся Москва говорила о разоблачении преступной группировки спортсменов, провозивших через таможню тоннами наркотики, валюту и оружие. При встрече знакомые демонстрировали искреннее удивление: "А тебя почему отпустили?.." В отношении Дворного и Жармухамедова было возбуждено уголовное дело. Жара, говорят, "отмазал" от тюрьмы маршал Куликов, симпатизировавший баскетбольному ЦСКА. Дело было прекращено, не знаю, по каким основаниям. Его сделали "невыездным" и также выгнали из национальной команды, вновь сняв звание ЗМС, позволив, впрочем, остаться в ЦСКА и в дальнейшем вернуться в состав сборной.

Ваня Дворный как основной фигурант оперативной разработки был осужден к лишению свободы и полтора года провел в лагере. В большой баскетбол он уже не вернулся, лишь поиграл немного после отсидки на Дальнем Востоке. В "колыбели трех революций" на матчах "Спартака" в "Юбилейном" в ту пору часто можно было видеть плакат "Свободу Луису Корвалану и Ивану Дворному!". До следующего грандиозного скандала на таможне с участием баскетболистов, которому суждено было стать началом конца талантливейшего игрока — Александра Белова, — оставалось чуть меньше четырех лет…"

Как видим, версии произошедшего с Иваном Дворным сильно отличаются. За давностью лет установить истину довольно затруднительно. Можно, конечно, заметить, что провозу контрабанды в промышленных объемах как-то не очень соответствует наказание, равное всего 3 года "строек народного хозяйства", а 20-летний паренек, только начинающий ездить в заграничные турне, как-то мало подходит на роль "шефа", наладившего поставки драгоценных камней и металлов…

Вполне может быть, что подобные слухи в духе популярной комедии "Бриллиантовая рука" распускались самими выездными спортсменами, "честными контрабандистами", как их называет в своей книге Сергей Белов, дабы принизить тяжесть собственных прегрешений: "Да какие прегрешения? Так, грешки, невинные детские шалости. Вы послушайте, что Ваня вытворял…"

Свободу Корвалану и Дворному Ивану!

Так или иначе, отбыв полтора года вместо трех в местах, действительно не столь отдаленных от колыбели Революции, Иван Дворный в 1976 году получил второй шанс вернуться в высший свет отечественного баскетбола.

Вот как об этом рассказывает корреспондент газеты "Труд", беседовавший с Дворным в 2002 году (исторической победе в Мюнхене тогда исполнилось 30 лет):

"Мы сидим на кухне у 50-летнего Ивана Васильевича Дворного, в маленькой "хрущевке" (без телефона) на окраине Омска. Воспоминания даются ему очень тяжело.

— В тюрьме отсидел 9 месяцев. Потом ленинградские Кресты, суд, приговор — 3 года строек народного хозяйства, этап. Сколько буду жить, столько буду помнить. Идешь — голову вниз, руки за голову, охранники травят нас собаками, кричат: "Чужой!" Закрывают в клетку. 30 лет уже прошло, а я до сегодняшнего дня не могу оклематься. Ничего не забыл, ничего не отболело...

Через полтора года — условно-досрочное освобождение, поселение в поселке свинооткормочного комбината под Ленинградом, ежедневная регистрация в комендатуре. Комендант был хорошим человеком и в 1976 году, когда американцы приехали с ответным визитом, отпустил на один день в Ленинград.

— Играли в "Юбилейном", а там ведь меня каждая собака знает. Предупредили, чтобы и близко не подходил к площадке. Но один американец — из тех, против кого играл в 1972-1973 годах, — увидел меня на трибуне. Подбежал, поздоровались, перекинулись двумя-тремя фразами. Меня тут же попросили покинуть зал. Уводили под чье-то импровизированное скандирование: "Свободу Луису Корвалану и Дворному Ивану!"

После этого разрешили играть за владивостокский "Спартак"".

Второй шанс

Появление олимпийского чемпиона Мюнхена в составе владивостокского "УТРФ-Спартака" произвело не меньший фурор, чем известие о том, что команда с берегов Тихого океана получила право играть в высшей лиге чемпионата СССР.

Вспоминает патриарх приморского баскетбола Сергей Клигер, создатель владивостокского "Спартака" (1973 год), позже ставшего "Спартаком-УТРФ", и БК "Спартак-Приморье" (1999 год):

"Конечно, я помню эти годы. Помню тот восторг, который испытала вся спортивная общественность после победы нашей сборной на олимпиаде в Мюнхене. Я, кстати, очень хорошо знал Владимира Кондрашина, прекрасного тренера и человека.

С Дворным я впервые встретился в 1963 году. Я со своими юношами тогда выиграл первенство Дальнего Востока и повез команду в Омск, на полуфинал первенства РСФСР. Местных ребят тренировал Виктор Промин, мой приятель.

На общем собрании перед началом соревнований Виктор обратился к нам, судьям и тренерам других команд, с просьбой, в виде исключения, допустить к играм Ваню Дворного, который тогда учился в 8 классе. Надо сказать, что в турнире играли учащиеся 9-10 классов, и тогда с соблюдением возрастных норм было очень строго.

Но Перминов просил допустить Дворного, говоря о том, что по своим физическим и психологическим данным мальчик готов играть с более старшими ребятами и может сыграть очень хорошо. Говорил, Иван — это будущее нашего баскетбола. Я первый поддержал предложение Виктора. Дворного допустили. Омская команда, кстати, выиграла первое место, а мы стали вторыми. Затем мы поехали на финал первенства России, который, кажется, проходил в Коломне. Там мы стали четвертыми, а они пятыми. И я должен сказать, что Ваня очень удачно сыграл в этих соревнованиях. И уже тогда был замечен специалистами.

В 1976 году владивостокский "Спартак" занял 2-е место в финале чемпионата РСФСР, уступив в финале всего 2 очка команде из Челябинска. Но потом во Владивостоке мы выиграли Кубок СССР среди команд Сибири и Дальнего Востока и были включены в высшую лигу.

Стали собирать команду, и я решил пригласить Ивана, который тогда был не удел. Он, как я узнал, жил тогда в Свердловске. Я обратился к его родителям. Они сказали, что он у родной сестры в Омске. Я дозвонился до сестры. Ивана дома не было. Я попросил, чтобы он мне перезвонил. Он перезвонил, и я во Владивосток. Он приехал.

Так получилось, что я уже не работал с командой. Ивана встречал Геннадий Косяченко, мой ученик, первый мастер спорта по баскетболу на Дальнем Востоке. К сожалению, его уже нет в живых".

Судя по всему, память все-таки слегка изменяет Сергею Пейлатовичу. Судя по отрывку из материала, опубликованного газетой "Тихоокеанский комсомолец" (см. ресурс http://bkspartak-vlk.narod.ru/primero.htm), Иван Дворный играл за команду уже в турнире Кубка СССР среди команд Сибири и Дальнего Востока: " Когда до финальной сирены оставалось около минуты, соперник выигрывал два очка — 61:59. Следует прорыв приморцев, и Иван Дворный делает счет ничейным. Но теперь мяч в руках иркутян, да и времени для атаки у них достаточно. Однако владивостокцы перехватывают мяч, и Геннадий Косяченко устремляется в отрыв. Его останавливают фолом. Два штрафных броска. И до конца игры — 3 секунды. Капитан команды оба раза точно поражает цель и ставит точку — 63:61".

Это была предпоследняя игра турнира. До этого команда из Приморья уверенно обыграла команды из Хабаровского края (106:48) и Новосибирской области (99:79). В заключительном матче приморцы камня на камне не оставили от команды Омской области (78:44) и завоевали путевку в высшую лигу. Иван Дворный был признан лучшим центровым турнира.

На Дворного!

13 ноября 1976 года команда УТРФ (Управление тралового и рефрижераторного флота — так поначалу называлась команда) на домашней площадке провела стартовый поединок чемпионата — против николаевского "Спартака" — победила со счетом 96:88. Дворный не стал самым результативным игроком матча, но был отмечен СМИ как один из самых активных игроков матча.

Следующая встреча владивостокских болельщиков с олимпийским чемпионом Иваном Дворным состоялась только в декабре. УТРФ, позже ставший называться "УТРФ-Спартак", провел на паркете Дворца спорта "Спартак" ("Олимпиец" тогда еще не был построен) провел две встречи против одного из фаворитов чемпионата — московского "Динамо".

Следует заметить, что в том сезоне в высшей лиге выступали 13 команд. И не все из них летали на игры во Владивосток. Исключение сделали для ЦСКА (против армейцев владивостокцы дважды играли в Москве).

Дебют владивостокского "Спартака" удостоился упоминания в "Советском спорте"

Дебют владивостокского "Спартака" удостоился упоминания в "Советском спорте". Фото: http://bkspartak-vlk.narod.ru

Зато по два матча во Владивостоке провели столичное "Динамо", киевский "Строитель", ленинградский "Спартак", вильнюсская "Статиба" и каунасский "Жальгирис". Приморские болельщики смогли, что называется, вживую игру многих ведущих баскетболистов страны: Владимир Жигилия (московское "Динамо"), Александра Белова и Владимира Арзамаскова (ленинградский "Спартак"), Михаила Коркия (тбилисское "Динамо"), Владимира Ткаченко и Александра Белостенного (киевский "Строитель") и т.д. Но ходили владивостокские болельщики, прежде всего, "на Дворного".

Не во всех матчах он, конечно, сумел проявить себя в полной мере — 3 года простоя не могли не сказаться. Но как отмечает известный баскетбольный специалист Игорь Макаров, мастер спорта СССР, капитан и лидер "Спартака" 1970-1980-х годов, год работы с Дворным очень многое дал всем, кто был вместе с ним в команде. Глядя на него, профессионально подросли все без исключения.

В той команде было много хороших игроков: кроме любимца приморских болельщиков, капитана команды Геннадия Косяченко (ежегодно в Приморье проводится мемориал его памяти), история оставила имена Н. Архипова, И. Макарова, М. Сухова, А. Бахирева и других. В баскетболе как в командной игре выигрывает именно команда. И все-таки вклад каждого в общую победу имеет значение.

В актив Ивана Дворного, без сомнения, следует занести первый матч с московским "Динамо", в котором он набрал 36 очков (следует отметить, что трехочковых в те времена в баскетболе еще не было). Ту игру владивостокцы проиграли — 94:105, но зато на следующий день взяли верх над титулованной командой — 85:84. Дворный, получив пять персональных замечаний уже в середине второго тайма, вынужден был покинуть площадку. В трудные минуты игру на себя взял капитан приморской команды Геннадий Косяченко.

Один из фаворитов чемпионата СССР 1976-77 годов — московское "Динамо", поверженное УТРФ-"Спартаком"

Один из фаворитов чемпионата СССР 1976-77 годов — московское "Динамо", поверженное УТРФ-"Спартаком". Фото: из архива КДФ

"Хорошо помню ту игру, — вспоминает заслуженный ветеран приморского баскетбола Сергей Медведев (в 1976 году ему исполнилось 18 лет, но уже тогда он стал мастером спорта). — Я 7 очков забил, причем победные два за 3 секунды до финальной сирены. Мы проигрывали 1 очко и разыграли комбинацию, мне сбросили на нулевой угол, и я попал. Динамовцы ввели мяч в игру, но до броска дело нее дошло. Тогда они подняли спор у судейского столика из-за этих трех секунд, что, мол, неправильно секундомер запустили, надо бы еще 1 секунду добавить. Их, видимо, те три секунды из матча СССР – США вдохновили. Но судьи не повелись. Динамовцы просто не успели нормальную атаку провести".

Пожалуй, решающий вклад внес Иван Дворный в победу "УТРФ-Спартака" над киевским "Строителем" (95:93). Поначалу игра складывалась для него не очень удачно — супервысокорослый центровой киевлян Владимир Ткаченко (220 см) полностью закрыл центрового владивостокцев.

"Незадолго до перерыва Дворный получил четыре персональных замечания и уступил место молодому Медведеву. Лишь в середине второго периода, когда киевляне повели в счете, Дворный вновь вышел на площадку и в течение пяти минут шесть раз послал мяч в кольцо", — писала главная краевая газета "Красное знамя". Это помогло спартаковцам одержать четвертую победу в сезоне.

Всего в этом сезоне приморцы одержали восемь побед (на первом этапе, в котором участвовали все 13 команд, и на втором, где "УТРФ-Спартак" боролся за 7-13-е места) и заняли последнее, 13-е место.

Тем не менее, место в высшей лиге команда сохранила, заняв первое место в очередном Кубке СССР для команд Сибири и Дальнего Востока. Сезон 1977-1978 годов Дворный провел во Владивостоке, в следующем был приглашен в московское "Динамо". Но что-то у него там не сложилось.

В 1980 году Дворный вернулся домой, в свою деревню Ясная поляна Омской области, занялся пчеловодством. Через какое-то время перебрался в Омск, устроился слесарем в локомотивное депо "Московка", завел семью и детей. В итоге, в депо отработал 14 лет и еще 6 лет в пожарной части. Одновременно играл за омские команды "Шинник" и "Локомотив".

Иван Дворный: в конце пути, осмысливая пройденное

Иван Дворный: в конце пути, осмысливая пройденное. Фото: Казионов Владимир, Вечерний Омск

В ноябре 2001, по совету друга, уехал в Балтимор, почетным жителем которого стал в 1973 году во время американского турне сборной вместе с другими ее игроками. Устроился ночным уборщиком супермаркетов. Расплатился с долгами, накопил на машину. Затем вернулся в Россию, проживал в Омске. В феврале 2012 года был избран президентом Федерации баскетбола Омской области.

Умер 22 сентября 2015 года на 64-м году жизни от рака легких). Похоронен в Омске на Ново-Южном кладбище.

Память

Вспоминает Игорь Макаров, капитан и лидер владивостокского "Спартака" в 1970-1980-х годах, мастер спорта СССР:

Игорь Макаров в матче ветеранов: вспомнить прошлое

Игорь Макаров в матче ветеранов: вспомнить прошлое. Фото: официальный сайт БК "Спартак-Приморье"

"Ивана Дворного я знал еще до того, как он появился в нашей команде, — по юношеским соревнованиям. Знал, что он родом из Омской области. Что в Омске занимался в детско-юношеской спортивной школе у заслуженного тренера СССР Виктора Промина. Играл за юношеские и юниорские команды СССР. Затем его пригласил к себе в ленинградский "Спартак" Владимир Кондрашин. В этой команде Дворный как игрок и сформировался.

Дворный был ростом 206-207 см, крепкий парень, как говорится, косая сажень в плечах. У него была внешность настоящего русского богатыря. Пшеничного цвета усы, чуть вьющиеся русые волосы.

Работал Иван всегда профессионально. Попасть в 20 лет в сборную и поехать на Олимпиаду, конечно же, было непросто. Конкуренция была большая. Он смог.

Иван рассказывал, как работал вместе с Сергеем Беловым, который взял его под свою опеку в сборной. Белов первый из баскетболистов во время занятий по ОФП стал применять приседания со штангой. Стал это делать и Дворный. Они делали полный присед со штангой весом порядка 150 кг. Это позволило Белову выработать такой же прыжок, как у волейболистов (больше метра).

По характеру Иван был настоящий боец, не любил проигрывать. Боец был настоящий. Никогда не сдавался. Играл до конца. Иногда грубо покрикивал на кого-нибудь из партнеров, но не в целях унижения, а чтобы подстегнуть. И себя не жалел. Прийти в зал и позаниматься дополнительно – для него вообще было не проблемой.

Хороший у него был полукрюк влево и вправо (нехитрый "полукрюк", по определению Сергея Белова, помните? — прим. ред.). Таких полукрюков сейчас никто не делает. В США им владел звезда НБА Карим Абдул-Джаббар (Фердинанд Льюис Алсиндор-младший). В СССР эстонский баскетболист Яак Липсо и Александр Кандель, игравший в свердловском "Уралмаше". Он и научил крюку Ивана Дворного. Ведь чем хорош крюк? Его практически невозможно закрыть".

Знаменитый крюк звезды НБА Карима Абдул-Джаббара. Дворный так тоже умел

Знаменитый крюк звезды НБА Карима Абдул-Джаббара. Дворный так тоже умел. Фото: sportslive.ru

Действительно, по многочисленным свидетельствам, процент попаданий у учителя Дворного Канделя был очень высокий.

"Он одним из первых в нашем баскетболе освоил крюк правой рукой. А когда травмировал эту руку, за одно лето научился бросать левой. И потом уже одинаково точно бросал с обеих рук. И это был практически идеальный крюк. Использовал Кандель этот крюк на любом месте – то по центру напротив кольца, то с углов, то вблизи от щита, то вдалеке. И нейтрализовать крюк Канделя так никто и не научился. Перед встречей с "Уралмашем" тренеры думали, прежде всего, над тем, что противопоставить Канделю", — читаем на сайте "Спорт на Урале".

Полукрюк Дворного хорошо запомнился и ветерану приморского баскетбола, чемпиону РСФСР, мастеру спорта СССР Сергею Медведеву. По воспоминаниям Медведева, полкруюк стал главным оружием Дворного в противостоянии с центровыми киевского "Строителя" Владимиром Ткаченко (220 см) и Александром Белостенным (214 см).

Сергей Медведев — заслуженный ветеран приморского баскетбола

Сергей Медведев — заслуженный ветеран приморского баскетбола. Фото: официальный сайт БК "Спартак-Приморье"

Дворный тогда взял шефство над самыми молодыми игроками "УТРФ-Спартака". Вот что вспоминает об этом Медведев:

"Мне было 17-18 лет, а Александру Половьянову вообще 15, а потом 16 лет. Дворный сам попросил тренеров: "Молодых – ко мне". Видать, нашел в этом какое-то рациональное зерно (а, может, уже примеривался к тренерской работе – прим. авт.). Мол, можно что-то слепить, передать опыт, какие-то технически приемы: как играть при заслонах в паре с центровым. Мы старались. На орехи, конечно, доставалось. Я понимаю, что это педагогический прием своеобразный, чтобы не расслаблялись. Но это было очень редко.

Мы, конечно, расспрашивали его, как он играл за сборную, про финальную игру в Мюнхене, как они ездили, как готовились. Какие-то моменты он рассказывал, а какие-то нет – из-за известных событий, которые произошли со сборной. О том, чтоб было с ним дальше, тоже не рассказывал. Может, кому постарше, но нам не рассказывал.

Не было в нем никакой спеси, того, что называется "дедовщиной". Нормальные человеческие отношения. И шутки были, и подколы. И в броски играли на обед (и штрафные пробивали и со средней дистанции кидали). Но потом все равно все съедали вместе.

В карты играли втроем, когда время было. В кинга расписного и дурачка подкидного, чтобы немного развеяться. Кушать вместе ходили. А, в общем, общение было нормальное. Как часто называют, общение "дядьки" с "молодыми". Таким же дядькой был и Игорь Макаров. У него даже прозвище такое было – Дядька.

Первые впечатления об игре Дворного, конечно же, были яркие. Ну что значит в 17 лет увидеть человека, который играл на таком высоком уровне!

Когда центровой ростом 205-207 см, фактурный, мощный, с броском левой и правой, то против него тяжело играть в защите. Заслон конкретно ставил. Показывал, как это делать и грудью и спиной, показывал, куда разворачиваться и куда пас отдавать. И болельщики ходили посмотреть на Ваню Дворного".

Справка: ДВОРНЫЙ Иван Васильевич родился 5 января 1951 года в селе Ясная поляна (Москаленский район, Омская область) Заслуженный мастер спорта СССР, заслуженный мастер спорта России по баскетболу. Чемпион Олимпийских игр 1972 года в Мюнхене (ФРГ). Победитель Первого всемирного баскетбольного фестиваля 1973 года в Перу. Обладатель Кубка обладателей кубков 1973 в составе "Спартака" (Ленинград). Победитель первенства Европы среди юниоров 1970 года в составе сборной команды СССР. Серебряный призер чемпионатов СССР 1972, 1973 годов в составе "Спартака" (Ленинград). Играл на позиции центрового.

24.01.2018

© 2005—2018 Медиахолдинг PrimaMedia