«Была задумка показать работы художников Владивостока, которые не выставлялись ранее»

Интервью с администратором виртуальной галереи работ молодых и не очень художников Владивостока
Афина к выставке "Нарисованный Владивосток". Фото: Предоставлено организаторами выставки

С Валерией Валенской, художником и администратором тематической группы в одной из соцсетей, я познакомился случайно. В ходе одной из типичных баталий в соцсетях по поводу нового артобъекта во Владивостоке, видимо, чем-то заслужил внимание этого сообщества. Так шаг за шагом и завязалось общение. Интервью же решили посвятить теме группы в соцсетях и художников Владивостока в целом. Хотя в итоге получилась беседа не только про само искусство.

— Валерия, как возникла идея создания такой группы?

— Группа в соцсетях называется "Нарисованный Владивосток" . Идея пришла не то, чтобы спонтанно: спонтанно создалась группа, идея была давно, чтобы появилась площадка, на которой жители города могли бы знакомиться с его художниками. Поскольку между жителями и художниками есть большой разрыв.

— Сколько времени существует группа?

— С 2015 года, три года получается.

— Если говорить о художниках, кто в ней участвует?

— Непосредственно самих художников, участников группы, мало, человек 10-15. В основном это мои друзья и несколько художников с известными именами: Евгений Осипов, Сергей Черкасов, Владимир Старовойтов. Всего же в группе уже почти 4 тысячи участников. Простые люди, не профессиональные художники.

— Как происходит пополнение этой "виртуальной" коллекции?

— Пополнение картин? В свободное время я сижу в интернете и выуживаю работы художников из их личных страниц, которые есть в свободном доступе, и по поиску.

— Художники как относятся к тому, что фотографии их картин где-то выставляются?

— Положительно. Хотя хотелось, чтобы они сами больше проявляли инициативу и выставляли свои работы.

— Работы скольких художников представлены в общей сложности в группе?

— Около двухсот. Там самые разные художники. Каждый год училище и институт выпускает 30-40 человек профессиональных художников, далеко не все из них разъезжаются. Но вот после учебы только единицы продолжают активно двигаться по профессии, начинают выставляться, заявлять о себе.

Другие, как говорится, пишут для себя. Большая радость, если они выставляют что-нибудь в соцсетях на своих личных страницах.

— Зачем тогда они учатся на художников? Я понимаю, когда получают высшее образование по специальностям "юристы" или "экономисты", а потом работают менеджерами. Но художники…?!

— Хороший вопрос. Я закончила институт в 2004-м году, не знаю, как сейчас, но, думаю, положение не сильно изменилось. Художник учится всю жизнь: заканчивает художественную школу, затем училище, потом высшее образование – институт. И по итогу он выходит с ... невостребованной профессией. Мои ощущения были именно такими. Никому не нужен, не знаешь, как жить. То есть, иди и делай, что хочешь. Ты же — живописец, ты талантливый, у тебя есть образование, вот и делай, что хочешь.

Это были мои личные впечатления. У меня ведь не было нужных знакомств в среде художников, родственников среди них. Я из тех, кто не имея ни дружественных, ни родственных связей, оказался с этой профессией.

— После выпуска в 2004-м и появлением сообщества в 2015 году, что происходило?

— Выпустилась в 2004 году, интернета еще в сегодняшнем развитии как такового не было. Я с перепуга после выпуска устроилась библиотекарем в нашу же библиотеку в институте. Проработала там 3 года, пока не поняла, что это для меня, как для художника, мрак и нет движения, и надо отрываться от этого и что-то пытаться делать.

Лера Валенская

Лера Валенская. Фото: Предоставлено героем публикации

Справка: Валерия Валенская. Образование: детская Школа искусств №1 им.Прокофьева, художественное отделение (1988-1992 гг.); Владивостокское художественное училище (1993-1998 гг.), мастерская Герасимова С.И.; Дальневосточная Государственная Академия Искусств (1998-2004 гг.), мастерская Шебеко К.И. Участник многочисленных выставок во Владивостоке. Куратор и участник выставки "Нарисованный Владивосток", Приморская государственная картинная галерея. Работы находятся в коллекции Приморской государственной картинной галереи, частных коллекциях в России, США, Китае, Австралии.

— Какие возможности сегодня есть у выпускника? У нас же есть художественные салоны?

— К салонам в среде "профессиональных" художников сложное отношение. Многие на них смотрят сверху вниз.

— Ну молодым-то нужно сначала реализоваться. После выпуска многих, думаю, сложно назвать реализовавшимся профессиональным художником.

— С салонами можно начинать сотрудничать, будучи студентом. У меня первая картина продалась еще на первом курсе.

— Вы смотрите работы в салонах, вы видите работы студентов?

— Конечно.

— Я в последнее время стараюсь посещать художественные салоны, но как человеку, который не погружен настолько в имена приморских художников, мне сложно дать оценку уровню тому, что я вижу. Такие вот страдания потенциального покупателя, который вдруг решил приобщиться к миру прекрасного. Как понять, что передо мною по уровню исполнения?

— Это проблема многих людей, не имеющих отношения к профессии. Сейчас я веду группы в соцсетях, и это красной линией прямо проходит. Люди просто не могут отличить, что есть что.

— По идее эту работу на себя может взять салон. Хорошо, чтобы можно было что-то прочитать про этого автора, чтобы не просто фамилия указывалсь. Хорошо, если ты спросишь, и тебе расскажут, и то не всегда. Плюс, когда заходишь в салон, то видишь обязательный набор: "бирюзовые волны", "Золотой мост", цветы и т.д. В чем художественная ценность 20-ти видов моста с одной и той же точки Владивостока?

— Даже самый крутой художник может нарисовать, грубо говоря, "попсовую" работу, чтобы заработать себе денег.

— "Попсовый" вариант – это запрос со стороны покупателей?

— Для салона художник пишет работы, которые имеют спрос. Если ты принесешь в салон что-то новаторское, то салон может и не взять эту картину, потому что знает, что это не продастся. Там работают профессионалы своего дела, они чувствуют рынок, знают, что купят, а что – нет.

— Получается, надо менять покупателей?

— Есть пробелы в образовании. Человек может получить блестящее образование, но при этом иметь огромный пробел в области культуры, поэтому массового понимания, что ценность, а что "попса", нет.

— Да и я, в принципе, такой же. Не очень хорошо, мягко говоря, образован в сфере искусства.

— Когда мы выставляли работы очень творческих художников, владивостокских, с известными именами, не буду их называть, часто сыпались весьма странные комментарии даже от очень образованных людей, с блестящим образованием. Человек просто не понимал, что он видит. А потом выставляется салонная картинка с "бирюзовой" водой, и человек начинает восхищаться. Это весьма болезненная тема, поэтому не хотелось бы сильно в неё углубляться. Не хотелось бы обидеть кого-то. Тем более, что есть очень талантливая "бирюзовая" вода. Да и картина должна радовать и доставлять эстетическое удовольствие владельцу. Если ему нравится, то и хорошо.

— То есть, если кто-то хочет приобрести особую картину, то должен потратить много времени, чтобы поискать?

— Можно и в салоне. Просто походить надо, посмотреть. В покупке через салон есть свои плюсы: быстрее, меньше усилий, там документы оформят на вывоз, если надо. Всё хорошо и правильно оформлено в плане багета. Просто берешь картину, приходишь домой и вешаешь на стену. Если работать напрямую с художником, то могут возникать какие-то моменты – работа не оформлена, на кривом подрамнике, нужно перетянуть. Все равно человек потратит сопоставимые деньги, если сам будет выравнивать и так далее.

В салоне покупаешь готовую вещь.

— Как отбираются работы для групп "Нарисованный Владивосток"?

— Я не ожидала, что группа выйдет на такой уровень, что про нас будут писать и говорить. Начиналось как хобби, и сейчас это хобби. Мне нравится этим заниматься. Я ориентируюсь, конечно, на свой вкус. Но фотографии картин могут выставлять и другие участники группы, правда, с предварительной модерацией. А то туда и с политикой активно пытаются лезть.

— Как вы находите художников? На страницах соцсетей?

— В том числе. Начинала со своих однокурсников, с тех, кто учился на год позднее или раньше. Я, конечно, их всех помню и знаю. А потом – да, просто заходила на странички художественного училища и института. Одного выпускника нашел – по цепочке из его друзей и т.д.

На открытии выставки "Нарисованный Владивосток"

На открытии выставки "Нарисованный Владивосток". Фото: Предоставлено организаторами выставки

— Выходило ли сообщество "Нарисованного Владивостока" из интернета в офлайн, в реальный мир?

— В реальный мир в этом году нам очень помогла выйти ко Дню города Приморская государственная картинная галерея.

Нам предложили совместный проект, и мы сделали выставку "Нарисованный Владивосток". Собрали художников, работы которых выставлялись в группе. Конечно, они откликнулись, потому что те, кого я выставляю, в большинстве сами по себе. Кто идет сам, основываясь только на своем образовании, таланте и характере. Потому что характер здесь тоже важен.

1 / 32

— Были те, кто не захотел идти?

— Было несколько человек, не решились по своим личным соображениям.

— После выставки работы нашли новых хозяев?

— Некоторые нашли. Не было цели именно продажи на выставке. Была цель показать художников, у которых вообще не было выставок. Были и недоразумения по этому поводу. Некоторых художников, у которых были до этого выставки, мы не пригласили, и они на нас обиделись. А ведь задумка-то и была именно показать работы художников, которые не выставлялись ранее. И работы были хорошие.

Но на выставке были и работы художников уже известных. Специально приглашённые художники, несколько имён, например, Сергей Коновалов, Виктория Косенко, Сергей Чурсин. Чтобы разнообразить выставку, и для молодых это стимул — выставиться вместе с известными художниками.

— Ваша группа, выставка позволяют налаживать контакт с потенциальным покупателем?

— Да, мы стремимся помочь художникам.

— Как происходит коммуникация, если у вас в группе художников как таковых нет?

— Через администраторов. Пишут "хочу купить" в комментариях или в личном сообщении. Дальше я, с согласия автора работы, даю контакты, после чего общаются уже сами. Если бы сами художники состояли в этой группе, то весь процесс мог бы происходить быстрее. Но большинство, по разными причинам, так не делают.

— Вы ранее упоминали, что в 2008-м году уезжали в Санкт-Петербург. Художники там свободнее в этом плане ведут себя?

— Намного свободнее. Во Владивостоке художники варятся в своем котле.

Если говорить обо мне, то я поняла, насколько свободной можно быть в профессии, только когда поехала в Санкт-Петербург. До этого момента у меня тоже были определенные рамки, о которых даже и не подозревала. Понятно, что есть интернет, поездки в музеи, репродукции, но это все не то.

Там всё свободнее вообще. Мне повезло, у меня старший брат двоюродный связан с художнической деятельностью, он оказался отличным проводником в мир художников Санкт-Петербурга.

— Я обратил внимание, когда смотришь ли художественные фильмы или общаешься с теми, кто живет в Европе или Америке, то видишь у них дома очень много картин. Прямо все стены завешаны. У нас почему-то такого нет...

— Да, огромная разница. Отношение там другое. Есть достаточно тех, кто понимает цену, ценит работу художников. Даже если ты нарисуешь малюсенький этюдик, набросок – они относятся к этому как к большой ценности. У нас же это ничто, "почеркушка какая-то". У нас надо непременно, чтобы это было масло на холсте и золотая рама.

— А что можно изменить?

— Ну вот так взять и сразу изменить невозможно. Нужно прививать со школы.

— В вашей группе несколько тысяч подписчиков? Потенциально, значит, есть интерес общественности?

— У меня был период, когда я уволилась из библиотеки и осталась, по сути, ни с чем. Единственный выход был выйти на улицу и рисовать портреты, что я и делала.

Много людей и много общения: люди подходят и спрашивают, где картины висят, где можно купить картину. Не то, чтобы имена художников, а просто "картины где"? Во Владивостоке знают в основном несколько громких имен и все. Я поняла, что нужна площадка.

У меня есть младший брат Михаил, мы организовали студию в 2005-м году. Мы просуществовали два года, провели несколько выставок, с моими однокурсниками и более молодыми художниками, и не потянули финансово. По сути делали то же самое, что я сейчас делаю в виртуальной галерее.

— Сейчас пошла прямо-таки волна активного любительского рисования. Многие хотят научиться рисовать. Открываются магазины по продаже кисточек и красок, и прочего, открываются экспресс-курсы? Эти люди приобщаются к сфере искусства? Становятся потом покупателями?

— Насчет покупателей не скажу, не знаю. Люди в основном учатся с целью, чтобы самим рисовать картины. Возможно, даже продавать потом.

Тема очень востребована, много желающих научиться рисовать. Сейчас многие жалуются на жизнь, что становится хуже и сложнее. А вот так смотришь и понимаешь, что и лучше становится, потому что люди могут себе позволить учиться рисовать, живописи учиться. У них появилась возможность купить дорогостоящие материалы, ходить на курсы.

— Вы упомянули про портреты на Набережной? Вспоминается, что художники с мировым именем часто зарабатывали рисованием портретов? У нас серьезная портретная работа есть?

— С улицы просто все переместилось в Интернет. Художники в основном работают с фотографией. Это удобнее и заказчикам, и художникам. Человек обычный не выдерживает позировать больше 40 минут, по моему опыту.

На набережной и сейчас рисуют художники, просто их осталось немного. Сейчас порядка 5 человек осталось, они все профессионалы. Другие просто не смогут в таком ритме работать.

— Картины на заказ. У нас же не только портреты заказывают?

— Другие тематики гораздо реже заказывают. Идет поток портретов на праздники, дни рождения, свадьбы, юбилеи. Хотят именно портреты. Картины с иной тематикой намного реже. Мост, как правило, иногородним дарят.

Лера Валенская Vladivostok Холст, масло

Лера Валенская Vladivostok Холст, масло. Фото: Предоставлено автором картины

— Как думаете, почему у нас в основном Золотой мост на картинах, мост на Русский реже попадается. Золотой проще нарисовать?

— Не знаю. Может потому, что он над городом? Я один раз написала этот мост на заказ в Китай и поняла, что больше не буду его рисовать. Вот пилоны, их могут нарисовать как попало, палок натыкали, но это не каждому заказчику понравится. Я рисовала эти пилоны... Это сложно. Если для себя этюд — не вопрос. Но взять этот мост еще раз на заказ – нет, спасибо.

— А почему сложно?

— Для меня это уже не столько живопись, сколько архитектура. Получилось, конечно, неплохо, но мне было сложно. Выдержать эту правильность архитектуры, что там висит не просто что-то, а мост. Поэтому есть масса других сюжетов, мотивов владивостокских, которые можно писать, минуя мост.

— Какие это сюжеты?

— Море, дворики, пленэр. Мне со студенческих времен нравилось ходить по дворам, когда куда-никуда заходишь, куда-нибудь в старый дворик, там какой-нибудь просвет, видно море.

— Читатель, который зайдет в вашу группу после этого интервью и захочет работы какие-то купить. Как ему сориентироваться в ценовом вопросе, который ему будет озвучен? Можно ли торговаться? По своему опыту, небольшому, могу сказать, что иногда ты не понимаешь, почему так дешево просят, иногда так же сложно понять, почему так дорого?

— На самом деле это довольно сложно, чтобы так сразу понять. Понятно, что картина художника с именем будет стоить дороже картины, человека, который ещё учится, но тоже, к слову, профессионала. И неизвестно ещё, что там будет с этим именем за 20 или 120 тысяч рублей через лет 100? Картина будет стоить намного дороже или наоборот. Можно обратиться с такими вопросами к экспертам, которые подскажут, что цена этого завышена, а вот это берите сейчас, потому что художнику нужна хотя бы вот эта сумма сейчас. Об этом не принято говорить, но очень часто художнику нужно просто помочь, купив эту картину.

— Я уже столкнулся с тем, что некоторые художники напрямую даже не продают картины. "Мои работы есть в салонах, идите и покупайте".

— Да, есть такие. Какие-то личные мотивы у каждого. Люди творческие. Может быть, боятся потерять связь с салоном.

— Есть ли конкуренция в соцсетях?

— Конечно. Меня не понимают другие виртуальные галереи, которые работают не как группа в соцсетях бесплатная, а у них есть свои платформы, сайты. Зарабатывают, поэтому не очень нравится, когда тут все бесплатно.

Мы общались с другой виртуальной картинной галереей, где из принципа на картинах не указывается даже фамилия художника, чтобы на него не вышли. Это какая-то странная позиция.

— Какой совет вы бы дали тем, кто прочитает наше интервью и захочет вступить в группу? Ему нужно попроситься?

— Да, мы так сделали, потому что очень часто идут случайные люди, готовые спамить.

— После того, как его включит в группу, что дальше?

— Какое-то время хорошо бы посмотреть фотографии картин, полистать ленту, посмотреть фамилии художников. Если что-то интересует, можно писать в комментарии или в личном сообщении: что интересует, чем интересует, что нужно?

Эта группа не заточена на продажу. Это группа для того, чтобы жители знакомились с художниками, которые вообще есть во Владивостоке. Потому что их не несколько человек известных фамилий, не 10 и не 20, их много, но про них не знают.

Благодаря Интернету все сейчас проще. Я создавала эту группу просто потому, что в свое время мне хотелось, что б кто-то нечто подобное сделал для меня. Когда я выпустилась, чтобы кто-то сказал – вот тебе площадка, здесь ты можешь показать себя.

Беседовал Александр Савицкий.

P.S. В ближайшее время в рамках цикла публикаций на сайте primamedia.ru выйдет первая публикация с представлениями художников Приморского края, чьи работы можно увидеть в сети интернет и салонах Владивостока.

Загрузка...

© 2005—2018 Медиахолдинг PrimaMedia