Урбанисты Create London: Изменения порождают изменения. Просто нужно с чего-то начать

Лондонские эксперты во Владивостоке о том, чего боятся чиновники, каковы потребности жителей и зачем тут необходимость "общего голоса"
Эдриан Гэррард и Диана Эбаньес Лопес, эксперты Create London. Фото: Илья Табаченко, ИА PrimaMedia

В Центре современного искусства "Заря" во Владивостоке прошел семинар по культурному проектированию City&Culture. Городские активисты, урбанисты и архитекторы пытались анализировать городскую среду, понять какие задачи город ставит перед культурным сектором и разрабатывали культурные проекты, направленные на решение этих задач. Программа семинаров City&Culture была разработана московским Институтом медиа, архитектуры и дизайна "Стрелка", а также отделом культуры и образования Посольства Великобритании в Москве.

Ведущими семинара стали Эдриан Гэррард и Диана Эбаньес Лопес, эксперты по развитию культурной сферы из британской компании Create London. Совместно с сотрудниками городской администрации Лондона, культурными институциями, местными жителями и молодыми художниками участники Create London предлагают решения по ревитализации городских территорий, обязательными компонентами которых являются творчество, искусство и взаимодействие между людьми.

Мы поговорили с Эрианом и Дианом, чтобы понять, чем различаются чиновники Британии и России, в чём заключаются потребности жителей и при чём тут необходимость "общего голоса".

— Каковы первые впечатления от города, от места, от территории, в которой могут творить художники, в связке с остальными городскими сообществами?

Эдриан: Мы прилетели сюда из Москвы, а до этого никто из нас не был в России. Кого бы мы не встречали в Москве, все говорили “Вау, вы едете во Владивосток? Мы там никогда не были!”. Поэтому мне кажется, что нам очень повезло здесь очутиться.

Если говорить об уникальном опыте — вчера мы были на Русском острове и ехали на машине по морскому льду бухты. У меня такое было впервые.

С утра мы общались с участниками семинара и все они отмечали уникальность географического положения Владивостока, города на границе России, Кореи, Японии и Китая

Когда мы разговаривали с местными художниками, кураторами, представителями творческих профессий, то просили их выделить плюсы и минусы жизни города, в первую очередь в культурной жизни. Мы заметили, что все они говорили об одном и том же, причем все аспекты, которые они упоминали, имели, по их мнению, как плюсы так и минусы.

Например они говорили о рельефе. Во Владивостоке это сложность, потому как сложно добраться из точки А в точку Б. С другой стороны, это большой плюс, поскольку рельеф очень разнообразный и виды просто прекрасные.

Семинар по культурному проектированию City&Culture в ЦСИ "Заря"

Семинар по культурному проектированию City&Culture в ЦСИ "Заря". Фото: ЦСИ "Заря"

Диана: Еще вчера мы были на форте №12 на Русском острове и ехали через лес. Было не особенно что видно, лес сейчас стоит голый. Но через Картинки Google я смотрела на летние фотографии острова. У меня была “цифровая экскурсия”, я понимала какой невероятный потенциал у этого места летом.

Я могу только повторить то, что мы сами услышали от местных активистов и кураторов на нашем семинаре. Они говорили о том, что в городе не так много возможностей для реализации. Это, в каком-то смысле, тоже огромная возможность, из-за того, что существует достаточно много лакун и достаточно просто хорошо сделать свой проект, чтобы он “взлетел”.

На нашем семинаре присутствует несколько человек, которые уже лет с 20 начали делать собственные проекты, которые успешно развиваются 5-6 лет. И насколько мы поняли, у ребят есть достаточно четкое понимание того, как живет Владивосток, они точно знают, куда стоит приложить свою энергию и пойти дальше.

— Были ли какие-то идеи, которые моментально пришли в голову, от увиденного во Владивостоке?

Эдриан: Участники нашего семинара сами выбрали площадки, которые они хотят трансформировать и одним из пространств стал бывший завод по производству железобетонных изделий, который сейчас стоит заброшенным. Ребята сделали проект, как создать из этого завода креативный кластер с мастерскими для художников, выставочными пространствами. Мне кажется это отличная идея — регенерация промышленных зданий может зарядить целый город энергией.

Если говорить о Владивостоке в целом, то многие участники семинара отмечали несвязанность города — сложно перемещаться из-за неразвитой транспортной системы. На мой взгляд, эту проблему несвязанности города могут решить культурные кластеры, которые смогут объединить местные сообщества.

Особенно ценным в городах является способность собирать людей (как произошло на нашем семинаре), для того, чтобы они могли работать вместе и обсуждать существующие проблемы.

Эдриан Гэррард, London Create

Эдриан Гэррард, London Create. Фото: Илья Табаченко, ИА PrimaMedia

Одна из групп, с которыми мы работали с утра, отметила, что несмотря на то, что они знакомы почти со всеми участниками семинара или хотя бы слышали о них — с этими людьми они никогда раньше не работали напрямую, никогда не проводили обсуждения наболевших городских вопросов. Нам кажется, очень важным создавать пространства для таких встреч и общения.

Диана: Кто-то из участников отметил, что Владивостоку не хватает добрососедских отношений, как в масштабе одного дома, когда люди не знают своих соседей, так и в масштабах стран.

С ближайшими соседями, такими как Япония, Китай и Корея у местных жителей не складывается долгосрочных соседских отношений.

Мне видятся добрососедские отношения как основной потенциал для развития Владивостока.

— Достаточно раздражительным являются рассказы про культурные кластеры для населения города, в котором разбиты дороги, грязь и коммунальная неустроенность. Как объяснить людям, что подобные культурные кластеры потянут за собой общее развитие и благоустройство территории?

Эдриан: Действительно, я часто наблюдаю, что люди, инициирующие культурные проекты не прислушиваются к местному сообществу, делают свои проекты как будто вопреки местным жителям, а не вместе с ними.

Я думаю, что в контексте культуры нужно делать и социальные проекты. Например, на нашем семинаре прозвучали идеи создания спортивного пространства, молодежных и детских проектов во Владивостоке. Думаю, что местным жителям это будет больше понятно, потому что это именно социальная роль культурных кластеров.

Муниципалитет должен поддерживать подобные проекты, если не деньгами, то предоставлением помещений, зданий или административным ресурсом. Это будет значить, что ваш проект не “отбирает” деньги у бюджета, заложенного на дороги, лавочки и клумбы, а работает как нечто дополнительное, в поддержку общего развития территории.

Что касается нашей страны, Великобритании, то действительно, в зонах промышленного спада на бывших индустриальных территориях, где стоимость недвижимости невысока, переселяются художники, которые не всегда прислушиваются к местному сообществу.

Мы всегда выступаем против этого, потому что местный контекст всегда необходимо учитывать.

— Насколько различаются возможности реализации подобных проектов в Великобритании и России?

Диана: Это сложный для нас вопрос, потому как в России мы еще не работали. Существует огромная разница в работе с местом, которое ты знаешь и с местом, которое ты не знаешь вовсе. Именно поэтому на нашем семинаре мы даем как можно больше упражнений, в которых мы не читаем лекцию участникам, а просим их обсуждать то, что они уже знают, потому что мы не представляем местный контекст, а они в нем “варятся”.

Мы задаем им вопросы, с которых мы сами начинаем любой проект. Мы часто придумываем новую идею, тестируем её, она проваливается, мы её редактируем, стараемся улучшить и после пилотного запуска проекта переходим к основному запуску.

Диана Эбаньес Лопес, London Create

Диана Эбаньес Лопес, London Create. Фото: Илья Табаченко, ИА PrimaMedia

Мы работаем с местным сообществом в очень сложных пространствах Восточного Лондона. Именно поэтому мы выработали такую методологию, в которой мы находимся в “пространстве незнания”. Для нас очень важно расширять границы известного. Например мы предложили участникам нашего семинара во Владивостоке связаться с потенциально-заинтересованными лицами, владельцами промышленных зданий, руководством местной администрации.

Очень важно то, что мы не внедряем какие-то проекты, а скорее задаем вопросы и закладываем семена будущих проектов, побуждая участников к созданию новых взаимоотношений в городе.

Эдриан: Я замечаю не разницу между Британией и Россией, а множество схожих моментов. Кто-то из участников семинара рассказал нам, что скоро крупные культурные институции открывают свои филиалы во Владивостоке. В Великобритании это тоже происходит часто, например Музей Виктории и Альберта осенью открыл свой филиал в Шотландии в городе Данди (V & A Dundee — первый музей дизайна в Шотландии и первый музей Виктории и Альберта за пределами Лондона, — прим ред.), а также в Восточном Лондоне где мы базируемся.

Но в Англии мы замечаем, что эти филиалы очень централизованы и не прислушиваются к местному контексту.

Ровно об этом сказали участники и нашего владивостокского семинара: “Местных жителей не спрашивают и их мнение не учитывают”.

На месте представителей местного сообщества я бы боролся за право голоса, за право быть услышанным.

Если большой филиал открывается как в условной Москве и не учитывает местных потребностей, и запросов — мы теряем очень много возможностей для местного потенциала.

Я бы поощрял местных жителей на сотрудничество. Потому что когда люди вместе — их голос звучит громче и местным властям сложнее игнорировать мнение большого количества людей.

— Какие правильные слова нужно подобрать для руководства муниципалитета, чтобы оно спокойно реагировало на фразы “современное искусство”, “уличное искусство”, “культурные кластеры” и т.д.?

Диана: В Лондоне мы тоже очень часто сталкиваемся с этой проблемой. Мы общаемся не только с местными властями, не только с художниками, не только с местным сообществом, а еще, например, и с представителями международной арт-сцены.

Мы всегда говорим нашим партнерам, что им необходимо выучить “новый язык” каждый раз, когда они вступают в переговоры с новым партнером. То есть с одной группой местного населения нужно разговаривать на языке установки лавочек. Мол, этот проект позволит вам получить лавочку перед домой через несколько месяцев. Или через пять лет этот проект позволит получить вам нормальное образование в сфере искусства.

С помощью подобных аргументов, говоря на языке человека, с которым вы общаетесь, вы можете убедить его сделать что-то, чего он делать пока боится или к чему относится с осторожностью, чувствуя, что это не для него, не для таких как он.

Городской проект Folly for Flyover

Городской проект Folly for Flyover. Фото: London Create

С каждой группой нужно говорить на её языке. Когда вы говорите с человеком на одном языке вы можете заходить достаточно далеко и можете быть смелым. Конечно, этот язык нужно сначала нащупать.

Это касается и международного арт-сообщества, потому что им тоже нужно продать проект, который вы придумали, объяснить почему этот проект актуален.

Когда продаешь какой-либо проект, например, международную биеннале, то приходится использовать достаточно абстрактный теоретический язык, теоретически обосновывать почему это прорыв в искусстве, почему это может быть интересно.

С местными властями проходится говорить на совершенно другом “языке”. У местных властей есть свои цели. В Англии, например, это борьба с преступностью. Обычно это какая-то статистика. Её можно легко найти в открытых источниках и к ним можно апеллировать.

Также, местная администрация часто ставит себе цели, связанные с изменениями, но при этом этих изменений боится и старается их максимально тормозить, боится рисковать. А международное искусство, наоборот, любит риск и с администрацией можно говорить, используя термины риска и новизны. Правительство и местное сообщество не любят этой новизны, и изменений.

Это выглядит всегда достаточно странно, потому что на бумаге, в прописанных целях это выглядит так, что местное сообщество вопиёт о необходимости изменений, но в реальности чиновники делают всё, чтобы эти процессы затухли.

Нам часто приходится убеждать администрацию, что это действительно необходимо. Потому что ты предлагаешь что-то, новое, возможно рискованное, а они живут в другой парадигме, в парадигме этой огромной системы, в которой создаются километровые отчеты и тотальная бюрократия.

Для того, чтобы преодолеть этот страх изменений нам приходится играть роль такого марионеточника. Мы как-будто надеваем на себя совсем другую личину и нам приходится убеждать местную администрацию.

Диана Эбаньес Лопес, London Create

Диана Эбаньес Лопес, London Create. Фото: Илья Табаченко, ИА PrimaMedia

Иногда мы ждем три-четыре года, пока они не примут нашим аргументы. Бывает, что чувствуешь себя глупо, как-будто разыгрываешь перед ними сцену из детского спектакля: “А что будет если мы попробуем это? А что будет, если мы попробуем то?”. Конечно, терпения хватает не всегда, но если ты работаешь с представителями местных администраций, им приходится запасаться.

Эдриан: Могу добавить, что всегда работает, когда ваш проект может помочь муниципалитету сэкономить деньги или выполнить их цели и задачи. Например, стоит заброшенное здание и никто не знает, что с ним делать. Если вы предложите проект, который позволит содержать это здание и его благоустроить, желательно без средств муниципалитета, то этот проект, скорее всего, будет встречен на ура.

Проще всего, когда вы предлагаете простое решение для муниципалитета. Ну и, по моему опыту, проще найти отдельного человека в администрации, который вам симпатизирует, чем сталкиваться с общей безликой системой.

Мы и сами делаем такие проекты. Сейчас мы работаем со зданием бывшей библиотеки. Основная библиотека переехала в новое здание, а это помещение осталось заброшенным. Здание старое, ему 120 лет, содержать и охранять его довольно дорого. Никто не знал как это здание использовать, оно стояло заброшенным и стоило муниципалитету денег.

Мы предложили свой проект и переформатировали здание. Сейчас это тоже библиотека, но совершенно другая. Мы не только содержим здание в хорошем состоянии, но еще и экономим муниципалитету средства.

Семинар по культурному проектированию City&Culture в ЦСИ "Заря"

Семинар по культурному проектированию City&Culture в ЦСИ "Заря". Фото: ЦСИ "Заря"

— Нужно ли тратить силы на объяснения и обучение населения новым художественным или урбанистическим тенденциям? Может быть это эволюционный процесс — население само всё поймёт?

Эдриан: Если культурный сектор может заручиться поддержкой жителей, это всегда хорошо. Тогда у культурного сектора будет больше опоры на общественное мнение, когда они идут в муниципалитет с каким-то предложением. Я бы посоветовал с осторожностью относиться к терминам “образование и просвещение местного населения”, потому как это звучит немного покровительственно и свысока.

Культурный сектор несет ответственность за выстраивание отношений с местными жителями. И здесь важно быть дипломатичными, не нужно всем подряд объяснять, почему современное искусство это лучшее, что существует на Земле.

Диана: Многим людям современное искусство никогда не будет интересно и это совершенно нормально. Но им может быть полезно что-то другое, связанное с вашей деятельностью. Например, в вашу галерею современного искусства они не пойдут, но с радостью пойдут в парк рядом с этой галереей или в кафе внутри.

Очень важно задавать вопросы. Мне кажется, что это применимо и к авторам культурных проектов, и к муниципалитету. Нужно всегда задавать людям вопросы и выслушивать их мнения. В частности, галеристам и кураторам это поможет изменить свою работу, взглянуть на неё с новой точки зрения.

— Попытка услышать каждого человека очень часто превращается в гвалт. Как реагировать на большое количество не всегда обоснованных мнений и в этом не погрязнуть? Как в этом случае расставлять приоритеты?

Эдриан: Это правда и это всегда очень сложно. Я всегда советую людям, работающим в культурном секторе, подумать о том, как их работа влияет на жизнь района в котором они находятся. Будет ли отчуждать людей то, что я делаю? Или, наоборот, это будет привлекательно?

Супер-долгие разговоры не нужны. Нужно просто с пониманием относиться к происходящему вокруг вашей площадки.

Эдриан Гэррард, London Create

Эдриан Гэррард, London Create. Фото: Илья Табаченко, ИА PrimaMedia

Мы создали культурное пространство в спальном районе на окраине Лондона. Вокруг живет очень много пожилых людей, которым вообще искусство не было интересно. В итоге их заинтересовало рукоделие. Многие бедные семьи с удовольствием приходят к нам на бесплатный чай. При этом все эти люди сосуществуют в одном пространстве с современными художниками, которые делают какие-то безумные проекты.

Мне кажется, что это работает отлично. Интересы этих людей не должны пересекаться, они просто сосуществуют в одном пространстве.

— Самые любимые проекты, которые у вас не получились?

Эдриан: Хорошо, что вы задали этот вопрос, о провалах очень полезно говорить.

Мы хотели отреставрировать старую железнодорожную станцию: сделать на первом этаже общественное пространство, на втором — мастерские для художников. Потратили два года на то, чтобы приобрести это здание и землю. В итоге нам так и удалось это сделать. Вместо этой станции мы решили построить свое собственное здание, рядом на неиспользуемых железнодорожных путях.

Но потом мы пришли еще к более интересному решению. Как выяснилось, в этом районе находится пивоварня и одна из её совладелиц предложила нам сделать образовательный проект для местных молодых матерей и учить их тому, как работать на пивоварне. Пивоварение — это индустрия, в которой в основном работают мужчины, так что вышло очень здорово.

Рядом с пивоварней мы сделаем общественный парк, в котором будут проводиться мероприятия. Мне кажется, что это отличный пример, когда начинаешь с чего-то одного, но исследуя интересы местного сообщества приходишь к чему-то абсолютно другому. Начали с искусства, а закончили пивоваренным делом. Причем, все это происходит в промышленном районе. Владелец пивоварни пошел на довольно радикальный шаг — он изменил часы открытия пивоварни для того, чтобы эти образовательные программы были доступны заинтересованным женщинам.

По сути, мы подарили этим людям доступ к образованию, который они не могли получить, поскольку время работы не совпадало с их свободным временем.

— Ну и напоследок. Чисто там где не сорят или там где убирают?

Диана: И то, и другое. Одно поддерживает другое.

Местный муниципалитет может потратить миллионы, чтобы заложить брусчаткой улицу, для того, чтобы повлиять на владельцев местных магазинчиков и показать им, что территория возле их магазинов может выглядеть по-другому. А можно пойти с другой стороны и сотрудничать с владельцами магазинчиков и выдавать им небольшие суммы на реновацию пространства вокруг. И то работает, и другое.

Важно задавать себе и представителям местного сообщества вопрос “Что вам еще нужно?” При этом даже самую огромную потребность можно решить за счет небольших шагов.

Убираться и при этом продолжать сорить — бессмысленно.

Но главное нужно понять, что изменения порождают изменения.

Просто нужно с чего-то начать.

Загрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia