Крейсера в бухте Золотой Рог, 1904 год. Фото: портал "Старый Владивосток"

115 лет назад Япония начала бомбардировку Владивостока

"Потешное" нападение, или как Владивосток принял боевое крещение в Русско-Японской войне

Город воинской славы Владивосток неспроста носит это гордое звание, присвоенное ему в год своего 150-летия. Ни одна война, бушевавшая в то время, когда на берегу бухты Золотой Рог уже существовал тихоокеанский форпост России, не обошла его стороной. Но реальному нападению противника Владивосток подвергся лишь однажды и произошло это во время Русско-японской войны. В самом начале войны, 6 марта (22 февраля — по старому стилю) 1904 года, город был обстрелян с моря японской эскадрой вице-адмирала Хиконодзё Камимуры. ИА PrimaMedia рассказывает о первом и единственном нападении на Владивосток, его жертвах и последствиях, а также о том, как освещали это знаковое событие российская и зарубежная пресса.

Владивосток в начале войны

В начале Русско-японской войны Владивосток и вся территория Приморья в планах командования военных и морских сил России рассматривались как второстепенный театр военных действий. Основные события войны тогда разворачивались в Южной Манчьжурии и в районе Порт-Артура. Военный интерес японцев к Владивостоку в начале войны российским командованием всерьез не рассматривался. Возможно, именно поэтому во Владивосток, как и в весь Южно-Уссурийский край, войска и военные припасы доставлялись в последнюю очередь.

Но сказать о том, что Владивосток был брошен властями на произвол судьбы и без защиты никак нельзя.

В уже окрепшем порту Владивосток базировался отдельный отряд крейсеров, который должен был отвлекать на себя часть флота противника и не допустить высадки японского десанта в Приморье. Кроме того, на силы флота возлагалась оборона баз с моря. Но все же считалось, что японцам Владивосток в военном плане не интересен и возможность их нападения минимальна. Тем не менее, с конца января 1904 года в городе было введено военное положение.

Владивостокская крейсерская эскадра

Владивостокская крейсерская эскадра. Фото: фото из журнала "Искры", портал "Старый Владивосток"

В первую пятилетку XX века Владивосток уже имел репутацию стратегически важного военного центра России на Тихом океане и неустанно развивал свой оборонительный потенциал.

К началу войны оборонительная линия города состояла из 4 фортов, 3 временных укреплений, 5 редутов и 12 батарей.

Но береговая и крепостная артиллерия имела на вооружении в основном устаревшие системы: строящуюся крепость защищали нарезные стальные орудия образца 1877 года — с малой дальностью, невысокой скорострельностью и недостаточной точностью стрельбы. Гарнизон крепости насчитывал 17 тысяч человек.

Незадолго до атаки эскадры микадо, 1 марта, в Золотой Рог после похода к японским берегам вернулись крейсера Владивостокского отряда. Их присутствие в родной гавани, по крайней мере, повышало риск японцев при нападении на город нарваться на ответную атаку, последствия которой могли оказаться для них непредсказуемыми и даже плачевными. Но это их не остановило.

Впервые японские корабли были замечены у берегов Владивостока 25 февраля (12 февраля — по старому стилю) 1904 года. Эскадра в составе 10 кораблей подошла к острову Русский, но, не сделав ни одного выстрела, ушла обратно. Чтобы вернуться уже через 10 дней...

Бомбардировка Владивостока

Утром 6 марта 1904 года к Владивостоку со стороны острова Аскольд подошла японская эскадра под командованием вице-адмирала Камимуры в составе пяти броненосных крейсеров: флагманского "Идзумо", "Асамы" (того самого, что вел бой с легендарными "Варягом" и "Корейцем" в Чемульпо – прим.ред.), "Адзумы", "Ивате", "Якумо" и двух легких крейсеров "Касаги" и "Иошино". Оставив легкие крейсера у Аскольда, пять броненосцев стали пробиваться в сторону бухт Соболя и Тихая.

Командующий японской эскадрой вице-адмирал Камимура Хиконодзё

Командующий японской эскадрой вице-адмирал Камимура Хиконодзё. Фото: портал "Старый Владивосток"

Наиболее подробно обстоятельства японской бомбардировки описаны в телеграммах наместника Алексеева императору от 7 и 8 марта 1904 года.

Согласно приведенным в них данным, события разворачивались следующим образом.

Следуя к месту бомбардировки Уссурийским заливом, японская эскадра сначала не приближалась к берегу ближе 9 миль. Выйдя на створ горы Св. Иосифа и Уссурийской батареи, эскадра легла на курс, ведущий к последней, открыв сначала огонь с обоих бортов. По-видимому, для того, чтобы прогреть орудийные стволы холостыми зарядами перед стрельбой боевыми.

Это объясняется тем, что день атаки, по сведениям историков, выдался очень морозным.

День был очень холодный, термометры на борту зарегистрировали 31 градуса мороза по Цельсию, волны перекатывались через палубу и мгновенно замерзали, все море на расстоянии 5 тысяч метров от берега было сплошным ледяным полем...,

— описывали жесткие погодные условия сами японцы.

Японская карта Владивостока и бухты Золотой Рог

Японская карта Владивостока и бухты Золотой Рог. Фото: портал "Старый Владивосток"

С большой долей вероятности именно мороз и неблагоприятная ледовая обстановка не позволили японским кораблям занять более выгодные позиции для обстрела сухопутных боевых позиций и города. Существует мнение, что это избавило город от тяжелых последствий атаки с моря и многочисленных жертв. Но об этом позже.

Из телеграмм наместника и последующих сообщений СМИ следует, что

первый выстрел прозвучал в промежуток между 13.30-13.35. Залп из носовых орудий дал флагман "Идзумо", а затем вся эскадра, повернув параллельно берегу, открыла огонь из орудий левого борта.

Флагманский крейсер японской эскадры "Идзумо"

Флагманский крейсер японской эскадры "Идзумо". Фото: портал "Старый Владивосток"

Пройдя на север до района бухты Горностай, японцы повернули обратно, не открывая при этом огня. Подойдя вновь к месту начала бомбардировки и повернув на обратный курс, эскадра сделала еще один галс в первоначальном направлении, производя oбстрел с более близких расстояний. В 14.20 эскадра прекратила огонь и повернула в море.

Во время стрельбы неприятельские суда держались вне досягаемости огня группы Петропавловской батареи и мортир Уссурийской батареи № 15, почему орудия этих батарей и не отвечали на огонь японцев. Прямому обстрелу подверглись форты Суворова и Линевича, строящаяся батарея, Басаргинский полуостров и Уссурийская батарея; перекидному огню — вся долина речки Объяснений и бухта Золотой Рог до западной оконечности казарм Сибирского экипажа. Неприятелем было выпущено до 200 снарядов с ничтожным результатом,

— телеграфировал Алексеев императору.

"Японцы лупили по сопкам наугад, желая вызвать ответный огонь, чтобы засечь координаты батарей, чтобы разгадать схему обороны Владивостока. Но русские молчали (еще и потому, что многие батареи находились в проекте, а пушки других хранились в арсеналах порта). В половине второго Камимура перенацелил огонь на город. Снаряды летели вдоль Светланской – в пустоши Гнилого Угла, терзали долину реки Объяснений, множество снарядов даже не взрывалось", — описывал происходившее писатель Валентин Пикуль в своем романе "Крейсера".

Схема обстрела Владивостока японской эскадрой

Схема обстрела Владивостока японской эскадрой . Фото: карта из книги Егорьева В.Е. "Операции Владивостокских крейсеров в Русско-Японскую войну 1904-1905 гг."

Смешной обстрел

Что же происходило во Владивостоке во время японской артиллерийской атаки? Как на нее реагировали горожане, как спасались они от вражеских снарядов, свистевших у них над головами?

О приближении японской эскадры в городе узнали около 10 часов утра — информация поступила в Штаб крейсерского отряда с поста на Аскольде, где вражеские корабли заметили еще ранним утром. Командирам крейсеров было приказано разводить пары во всех котлах и готовиться к выходу в море. За уволенными на берег моряками были отправлены обходы, с кораблей сделаны условные сигналы сбора. В городе же продолжалась обычная жизнь.

"Этот день выдался ясным, солнечным, высокие сугробы подтаяли, с крыш нависали серые глыбы снега, готовые рухнуть на панели, тротуары заполняла публика, приодетая ради воскресенья; все лавки, шалманы и закусочные были переполнены людьми, которые не могли знать, что с океана уже подкралась угроза их городу, их жилищам, их жизням..." ("Крейсера").

Это может показаться удивительным, но в тот момент, когда японские суда разряжали свои орудия по городу и его окрестностям, в нем продолжалась обычная жизнь.

Естественно, вражеские корабли привлекли внимание горожан, но есть множество свидетельств, что никакой паники в городе не было, а владивостокцы даже не пытались укрыться от атак неприятеля.

"Услышав гулы с моря, гуляющая публика кинулась к берегу, а жители городских окраин спешили подняться в горы, чтобы с их вершин видеть подробности", — пишет Пикуль.

"Городское население оставалось все время совершенно спокойным", — телеграфировал военной газете "Русский инвалид" собкор из Владивостока в день обстрела.

"Во время бомбардировки города 22 февраля и на следующий день гора Орлиное гнездо, как самая высокая, и несколько других гор, были усеяны любопытными, наблюдавшими за японской эскадрой и бомбардировкой. В бинокли, а в особенности в трубы, были отчетливо видны все суда и их маневры, хотя и за 18 верст", — писала 13 марта (29 февраля) 1904 года газета "Владивосток".

Жители Владивостока наблюдают за обстрелом города с Орлиной сопки

Жители Владивостока наблюдают за обстрелом города с Орлиной сопки. Фото: портал "Старый Владивосток"

Сами японцы в послевоенных отчетах несколько преувеличивали обстоятельства бомбардировки, а главное — ее эффективность.

"Большие снаряды, перелетая через вершины Амурского полуострова, летели в город с раскатами грома. Однако неприятельские батареи молчали и не отвечали на наш огонь, только видно было, что близ них люди бегали взад и вперед" ("Описание военных действий на море в 37—38 гг., Мейдзи", Япония).

Во всех российских источниках отмечается, что эффективность стрельбы японцев была ничтожной, а многие из выпущенных по городу снарядов не взрывались. Промахи японцев, беспорядочно паливших по Владивостоку, стали объектом насмешек владивостокцев.

"Даже издали можно было заметить, — писал очевидец в газете "Новое время", — какую трудную борьбу пришлось выдержать японским судам с окружающими наше побережье льдами, ибо как бока, так равно и нос, и корма морских гигантов обледенели. При первых же залпах обнаружилось, что неприятель взял неверный прицел, это вызвало среди глазеющей толпы хохот и остроты. Посмеивались и китайцы, работающие, как обычно, на фортах: с каждым полетом снаряда говорили, что японцы проделывают в небе отверстия для своего путешествия туда".

"Камимура явился с эскадрою ради устрашения Владивостока, но горожане на все перелеты и недолеты (снарядов) отвечали смехом и шутками, тут же раскупая у мальчишек еще не–остывшие осколки – в качестве сувениров. ("Так же, как всегда, ходили пешеходы по улицам, ездили извозчики ... ("Крейсера").

Французская открытка, посвященная обстрелу Владивостока 6 марта 1904 года

Французская открытка, посвященная обстрелу Владивостока 6 марта 1904 года. Фото: портал "Старый Владивосток"

Горожане веселились, изобретая все новые способы глумления над промахами японцев.

На память о первой бомбардировке любителями собираются осколки снарядов. Ресторан Шуина на другой день состряпал пирог "из японских гранат", а полицейский околоточный Смирнов, как только окончилась бомбардировка, арестовал один из неразорвавшихся снарядов и "за нарушение тишины и спокойствия" лично доставил его в полицейское управление,

— писала газета "Владивосток" через несколько дней после обстрела.

9 марта (25 февраля) 1904 года газета "Дальний Восток" опубликовала Высочайшее поздравление Владивостоку и его жителям с боевым крещением от императора Николая II, переданное через его дальневосточного наместника Алексеева.

"ВЛАДИВОСТОК, КОМЕНДАНТУ КРЕПОСТИ. ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР ОТ 23 ФЕВРАЛЯ ПОВЕЛЕТЬ СОИЗВОЛИЛ: ПЕРЕДАТЬ ГАРНИЗОНУ И ВСЕМ ЗАЩИТНИКАМ ВЛАДИВОСТОКА ВСЕМИЛОСТИВЕЙШЕЕ ПОЗДРАВЛЕНИЕ С ПЕРВЫМ БОЕВЫМ КРЕЩЕНИЕМ И УБЕЖДЕНИЕ ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА, ЧТО ОНИ ОТСТОЯТ ГРУДЬЮ НАШУ ТВЕРДЫНЮ ОТ ДЕРЗКИХ НАТИСКОВ ВРАГОВ. ГЕНЕРАЛ-АДЪЮТАНТ АЛЕКСЕЕВ".

Невинная жертва

Несмотря на то, что точность и эффективность вражеских орудий оставляли желать лучшего, без жертв не обошлось. При этом данные о количестве погибших в разных источниках несколько разнятся.

"Только два японских снаряда оказались роковыми. При обстреле Гнилого Угла одна граната врезалась в здание морского госпиталя, перебив пять больных матросов на кроватях. Другой снаряд с "Идзумо" рассек пополам беременную женщину Арину Кондакову...("Крейсера")

Гнилой угол

Гнилой угол. Фото: портал "Старый Владивосток"

Однако в многочисленных сообщениях прессы подтверждается только смерть Кондаковой.

"Подробности вчерашней бомбардировки. Серьезных повреждений никаких нет, а лишь снарядом 12-и дюймового орудия пробит деревянный домик мастера Кондакова. Снаряд вошел через крышу и вышел через противоположную стену на двор, при чем в самом доме убил жену Кондакова, беременную, мать четверых детей", — писала газета "Русь" 7 марта 1904 года.

Что касается матросов, то они, по информации СМИ, остались живы.

"<...>Наконец на дворе казармы Сибирского флотского экипажа разорвался снаряд, ранивший легко пять матросов. Более ни убитых, ни раненых нет",— писала "Русь".

"В госпитальный участок попало четыре, взорвался лишь один снаряд, осколками которого было ранено пять молодых матросов, из которых один серьезно и четверо незначительно", — писал контр-адмирал В.Е. Егорьев в своем труде "Операции владивостокских крейсеров в Русско-японскую войну 1904-1905 гг."

Что касается Кондаковой, то ее трагическую гибель газеты описали очень подробно.

"...Проживала она по Воронцовской улице, в Матросской слободке, в собственном небольшом домике; имела четверых детей и была беременна пятым. Она только что вернулась из города с базара и к ней пришла соседка справиться о ценах. Беседуя за чаем, Кондакова упрашивала соседку перемениться местами, но та отказывалась, но когда затем встала, то Кондакова села на ее табурет, соседка же на ее место. В это время к Кондаковой подбегает ее маленький сын. "Уйди отсюда", сказала она и устранила его рукой в сторону. В этот момент ядро ударило под карниз дома, прошло через живот Кондаковой, вырвав его весь, отбило край стола и табуретки, прошло сквозь противоположную стену, упало и зарылось на дворе, не взорвавшись. Соседка и мальчик остались невредимы. Ядро отрыли минеры, оно оказалось более аршина длиной. Кондакову через день похоронили с подобающей честью, как первую жертву с основания Владивостока, погибшую от вражеского ядра" (газета "Владивосток" от 13 марта 1904 года).

Упоминает о единственной жертве обстрела японцами и ныне известная американка Элеонора Прей в своем письме, написанном в день бомбардировки.

…мы увидели, что корабли [в гавани] поднимают якоря, и мы поняли, что произошло что-то неожиданное, потому что корабли вовсе не были на парах, а многие матросы находились на берегу. Затем вошёл Ду Ки [слуга Прей] и сказал, что на другом конце города кого-то убило...<...> Вообразите себе снаряд, выпущенный с корабля на расстоянии, по крайней мере, десяти миль, который вошёл в верхний угол помещения, где сидели две женщины и трое детей… рассёк тело одной из женщин надвое, разнёс по пути стол, затем пробил стену и разорвался во дворе. Ни у одного из других людей не было даже царапины…Более 150 снарядов было выпущено по городу и каждый стоит не менее 500 долларов золотом, так что обстрел обошелся примерно в 100 тысяч и всё это за жизнь единственной бедной женщины. Воистину, война ужасна!,

— писала она.

Стоит сказать, что и с японской стороны не обошлось без потерь. Но не по причине ответных действий российских военных (как мы уже знаем, никто на огонь японцев не отвечал), а в результате несчастного случая.

В послевоенных отчетах японских военных есть сведения о происшествии во время отхода эскадры от Владивостока. Нештатная ситуация произошла на "Асаме".

"Волны вздымались высоко, холод был очень сильным и клапан выброса воды... оказался забит льдом. Чтобы сохранить скорость корабля, было необходимо отколоть лед, что было чрезвычайно опасно... Тем не менее один матрос добровольно вызвался решить проблему... Его опустили на тросе к выходу трубы и он успел расчистить клапан, когда огромная волна оторвала его и унесла прочь. Он исчез в серых холодных глубинах за кормой и было невозможно ему помочь...", — писал японский историк.

Подвиг жены полковника Жукова

Об атаке на Владивосток активно писала не только российская, но и зарубежная пресса. Много внимания уделяли этому событию французские СМИ, что неудивительно, учитывая пророссийскую позицию французского правительства касаемо этого конфликта.

Статьи русских и французских журналистов отличались излишним пафосом, а иллюстрации к ним не соответствовали реальным событиям, происходившим во Владивостоке 6 марта 1904 года.

Российская открытка, посвященная обстрелу Владивостока 6 марта 1904 года

Российская открытка, посвященная обстрелу Владивостока 6 марта 1904 года. Фото: портал "Старый Владивосток"

И в Петербурге, и в Париже сочли необходимым красочно описать подвиг жены полковника Жукова.

Кем была эта женщина? Какой совершенный ею поступок так впечатлил журналистов?

Обратимся к публикациям газет того времени, описывающим этот эпизод.

В Гнилом углу снаряд пробил, тоже не разорвавшись, дом полковника Жукова, прошел через спальню, разрушил на пути печь и вещи, пробил противоположную стену и разорвался близ денежного ящика. Часовой при ящике, осыпанный землей и снегом, от взрыва не дрогнул, а только крикнул разводящего, чтобы вынести знамя, которое тотчас же вынесла супруга полкового командира вместе с вестовым...,

— писала газета "Русь" 7 марта 1904 года.

Есть упоминание об этом и в "Крейсерах".

Сегодня известны имена всех участников этого происшествия. На посту часового в тот момент стоял стрелок Евграф Шилов, а первым, кто пришел на помощь супруге Жукова, был ефрейтор Сергей Детиненко.

Супругу Жукова хотели наградить, но положения о награждении штатских на тот момент еще не было. Поэтому награждены были только Шилов и Детиненко, которые стали первыми во Владивостоке Георгиевскими кавалерами этой кампании.

Художественное изображение подвига жены полковника Жукова было размещено на передовицах нескольких европейских газет, а также украсило французские почтовые открытки. На одной из них размещена следующая подпись: "Бомбардировка нанесла только небольшой ущерб и кроме пяти раненых солдат других жертв не было. Артиллерийский снаряд, взорвавшись в доме полковника Жукова, поранил осколками часового, который крикнул, чтобы помогли жене полковника спасшей знамя полка".

Французская открытка, посвященная подвигу жены полковника Жукова

Французская открытка, посвященная подвигу жены полковника Жукова. Фото: портал "Старый Владивосток"

Расстрелянная репутация

Как уже сказано, серьезных последствий для города обстрел эскадры Камимуры не имел. Крепостные сооружения практически не пострадали, незначительными были повреждения в городе. Тем не менее, это событие не прошло бесследно для многих его участников.

Прежде всего, в тот же день приказом коменданта крепости Владивосток был объявлен на осадном положении. А еще через несколько дней был освобожден от должности тогдашний командир Владивостокского отряда крейсеров Николай Карлович Рейценштейн, а его место занял контр-адмирал Карл Петрович Иессен, с именем которого связаны самые громкие успехи легендарного крейсерского отряда.

Фото, сделанные японцами после обстрела 6 марта 1904 года

Фото, сделанные японцами после обстрела 6 марта 1904 года. Фото: портал "Старый Владивосток"

По мнению историков, причиной отставки Рейценштейна стало запоздалое решение командира о выводе крейсеров в море для отражения японской атаки.

По данным Егорьева, русские крейсера приступили к съемке с якоря только через 10—15 минут после начала обстрела Владивостока, а вышли в море лишь спустя час после последнего выстрела.

"Крейсерский отряд вышел в море по окончании бомбардирования почти через час и через три часа возвратился на рейд", — писал наместнику командир Владивостокского порта адмирал Гаупт.

Естественно, что догнать японские корабли ввиду позднего выхода русским крейсерам не удалось. Пройдя остров Скрыплева, корабли увидели на горизонте лишь дымы неприятельской эскадры и дальше преследовать ее не стали.

Фото из японского издания, посвященное атаке на Владивосток

Фото из японского издания, посвященное атаке на Владивосток. Фото: портал "Старый Владивосток"

Неудачный налет на Владивосток негативно сказался и на репутации Камимуры. За вице-адмиралом в Японии впоследствии закрепилась слава "слабого военачальника". Прежде всего, на родине его корили за неудачи в предотвращении рейдерских операций владивостокских крейсеров, но свою лепту в негативное восприятие флотоводца внесли и нерешительные действия у берегов Владивостока.

Тот факт, что бомбардировка была произведена японцами совершенно безнаказанно, заставил русское командование задуматься о укреплении оборонительных позиций Владивостока. Было ускорено строительство новых фортов Владивостокской крепости и довооружение уже построенных.

Крейсера в бухте Золотой Рог, 1904 год

Крейсера в бухте Золотой Рог, 1904 год. Фото: портал "Старый Владивосток"

В день бомбардировки Владивостока пришлось быть печальным свидетелем полной неподготовленности береговой обороны крепости, имевшей Уссурийский фронт, начиная от мыса Басаргин, мыса Соболь и далее на север совершенно невооруженный, что, в совокупности с бездействием наших крейсеров, дало возможность японской эскадре безнаказанно обстреливать порт и город. После знаменательного для Владивостока 22 февраля и с наступлением более теплого времени, началась усиленная деятельность вооружения уссурийского фронта в вышеуказанном районе,

— писал главный артиллерист Владивостокского порта Савицкий.

С этой целью из портового арсенала были переданы в крепость все наличные пушки. Арсенал, за исключением мелких пушек, остался пустым. Более того, после аварии крейсера 1 ранга "Богатырь" с него сняли шесть орудий со станками, которые также временно были переданы в крепость.

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

Ни сопки врагу: как приморские пограничники не отдавали японцам высоты Хасана

Блицкриг по-советски. Маньчжурия: разбить японскую армию за 25 дней

Блицкриг по-советски. Курилы и Сахалин: цена справедливости в две тысячи погибших

6.03.2019

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia