Капитан Зорченко: Праздновали День рыбака - гремели на Змеинке, слышно было на Голубинке

Легендарный мореплаватель рассказал о море, путешествиях и океанской романтике (ФОТО)
Капитан Зорченко: праздновали День рыбака - гремели на Змеинке, слышно было на Голубинке. Фото: ИА PrimaMedia

Гостем редакции ИА PrimaMedia на минувшей неделе стал выдающийся человек, настоящий морской волк – многолетний капитан учебного парусного судна "Паллада" и барка "Седов", врио ректора Дальрыбвтуза Николай Зорченко. Николай Кузьмич – человек с великолепным чувством юмора и отличный рассказчик, на встрече с сотрудниками агентства он поделился множеством интересных историй из собственной жизни, значительная часть которой прошла в открытом море.

О невозможности жить без моря, путешествиях с группой "Мумий Тролль" по планете, подготовке нового поколения морских профи и пиратских набегах – в материале ИА PrimaMedia.

(С Николаем Зорченко беседовали журналисты редакции ИА PrimaMedia)

"Паллада" готовится к очередной кругосветке. Не страшно отправлять ее без своего присмотра?

— Для начала мне хотелось бы самому принять в ней участие. Поскольку для меня это была бы пятая кругосветка. Я сделал в жизни 4 кругосветных плаванья и горю желанием еще одно сделать. 28 января 2020 года будет 200 лет с тех пор, как Русская экспедиция под командованием Беллинсгаузена и Лазарева открыла Антарктиду. То есть к тому времени Европа была, Азия была. Джеймс Кук открыл Австралию. Заселили и колонизировали ее каторжанами. Америка была открыта еще раньше. То есть пять континентов уже существовали, в этом никто не сомневался. А кто-то догадывался, что, возможно, "снизу" еще что-то есть. Джеймс Кук предпринял попытку походить на юга, посмотреть. Ничего не обнаружил, успокоился и сказал, что никакого континента там нет. Лет 15-20 прошло. И в 1819 году в Кронштадте на базе Балтийского флота были скомплектованы две антарктические экспедиции. Одна шла на север по идее Ломоносова – пройти из Атлантики в Тихий океан, а вторая – посмотреть, что там находится на югах. Балтийская экспедиция сорвалась. Это только сейчас Северный морской путь стал проходимым. А экспедиция Беллинсгаузена и Лазарева открыла Антарктиду. Так вот, 28 января – День открытия Антарктиды, а 2020-м будет 200-летие.

Я считаю, что самым лучшим событием было постановление президента РФ по объявлению Года Антарктиды. Теперь российскому паруснику предписано совершить кругосветное плаванье, посвященное этому событию. Мы в начале планировали в ноябре 2018 года отбыть, но потом подумали и посчитали, что лучше сделаем в ноябре 2019 года. В июле 2019 исполнится 200 лет, как "Седов" и "Крузенштерн" вышли из Кронштадта в Атлантику. А 2 ноября 2019 года "Паллада" выйдет из Владивостока. Пройдет по Тихому океану по направлению к Южной Америке, подойдем к Кейптауну. Потом спустимся вниз по меридиану, к берегу Королевы Мод (Земля Королевы Мод (норв. Dronning Maud Land) — обширная область на атлантическом побережье Антарктиды, сектор между 20° западной и 44°38" восточной долготы – прим. ред.) – там, где впервые Беллинсгаузен и Лазарев увидели нечто похожее на землю, и назвали ее. Затем Сингапур, и возвращаемся домой.

1 / 12

— Зачем сейчас кругосветные путешествия? Ведь современные технологии позволяют управлять кораблями без экипажа.

— Знаете, я сейчас участвую в разработке проекта модульных судов "Митчелл". Море за прошедшие столетия мало изменилось. Но стало гораздо больше бурь, ураганов и разрушительных тайфунов. Если бы море было спокойным, то можно было бы автоматический процесс наладить, и все было бы нормально. Модульные суда-автоматы. Сидят операторы в офисе, отслеживают движения корабля, задают параметры, и корабль идет сам по себе. Теоретически это сделать можно. Можно выйти, обойти вокруг Русского острова и вернуться обратно. Но моряки – такая категория работников народного хозяйства, которая в море проводит месяцы. Нормальное количество в рейсе – 185 суток. Лучше бы, если бы 9 месяцев в году. Это весь цикл – загрузили, отработали, отгрузили – 8-9 месяцев. Именно столько без сбоев и поломок должна работать наша техника, но ей в любом случае смазка нужна и прочее. Без человеческого контроля пока не удается.

Ну, и держать большой экипаж, где на каждой операции должен сидеть отдельный человек, тоже не лучше. Сначала ведь просто добавили автоматики, я так хорошо припоминаю. Лет 15-20 назад началось насыщение компьютерами. Бухгалтеров стало больше, операторы добавились, ремонтники добавились, обслуживание добавилось. И все разводят руками. Было 12 бухгалтеров в нормальной компании, а стало 24. И это не предел. Сегодня-то это уже вошло в нормальную череду. Сделали "1:С", и 2 бухгалтера теперь обслуживают то, что раньше обслуживали 15. Содержание экипажа – это одна из основных статей, на что уходят деньги. Но на ближайшие лет 20 экипажи потребуются, и моряки будут самыми востребованными.

Что показывают кругосветки? Для начала внимание нам, морякам. Ничто так не возвышает тебя в своих глазах, как общественная значимость профессии. Доля моряка весьма своеобразна. Хотя бы потому, что в семье постоянно папы нет дома. Вопрос: где он? Понятно, где-то там, далеко. Этот вопрос задают и соседи. Некоторые из нас просто рождаются с мыслью, что без моря жизни нет. Есть и такие общественно значимые проекты, как кругосветное плаванье, о которых знают все. Раз в неделю "Палладу" показывают, в каком она краю. И наши близкие, друзья-товарищи в пятницу уже не работают, обед не варится – все ждут известий о нас. Это все возбуждает, подталкивает, да и привыкаешь. Появляется мысль, что не такой уж я несчастный, что не вижу ни семьи, ни детей. Получается привыкнуть, что вот это моя профессия, без этого жить нельзя, и в этом нуждается не только семья, но и, может быть, даже государство. И так шаг за шагом. И когда человек уже лет 20 походил по морям, вот представишь, что надо сойти на берег…

Когда тигра из клетки выгоняют на волю, не знаю, с радостью он туда идет или нет. Но когда моряка списывают с парохода и он должен на берег идти, радости ни у кого нет. Бывает, что год-два отработал и нашел, чем заняться на берегу. Это другая категория. Но настоящие профессионалы, которые втянулись, нашли себя, — для них расстаться с морем тяжко. Это просто стресс.

— В продолжение ваших слов: как вы восприняли переход на берег? Вы – профессиональный мореплаватель.

— Честно говоря, я еще никак не воспринял. Я в начале февраля прошлого года сошел на берег. Благо, на "Палладе" появляюсь. Поэтому я не ощущаю пока себя береговым. Конечно, хочется. 21 числа пароход ушел в рейс. Рейс нормально спланирован. Летом будет хорошая регата с участием японцев. Сейчас идет процесс подготовки. Японцы, китайцы, корейцы, мы с "Надеждой" примем участие. Это будет 26-27 июля. И прибытие сюда, наверное, 7 сентября. Потом в Амурском заливе будет парад парусов, чтобы весь город увидел паруса. Я тоже приму участие.

— Назначение на должность ректора Дальрыбвтуза профессионального капитана – это перенос акцентов в подготовке кадров именно на морские специальности? Не на технический персонал, не на декларантов, а именно в профессиональную сферу. Как вы это воспринимаете?

— В ситуации с моим назначением есть два момента. Во-первых, неожиданный уход со своей должности ректора Георгия Николаевича Кима. Ему срочно потребовалась замена. Выбор пал на меня, наверное, потому что много хожу по морям. Я на "Палладе" 26 лет отработал. Правда, 4 года ходил на "Седове". Но я – "палладовец".

И второе – мое морское образование. Раньше мореходный факультет Дальрыбвтуза считался престижным, крупным. Когда я сам был курсантом, на нем училось около полутора тысяч курсантов. Самый крупный факультет в Дальрыбвтузе был. Самый крупный флот на Дальнем Востоке – рыбопромысловый, он и среди всего гражданского флота крупнейший. В свою очередь, рыбопромысловый флот Дальнего Востока – самый крупный в Советском Союзе и в России. Достаточно сказать, что от 40 до 60% всех водных биоресурсов добывается в дальневосточном бассейне. Вся кухня варится здесь.

Но в 90-е годы флот распродавали — скукожились мы, где-то на прибрежку (прибрежный, "местный" лов – прим. ред.) навалились. Поэтому у нас наборы [в вуз] упали, качество тоже страдает. Мы сегодня начинаем подготовку специалистов-первокурсников. Они после ЕГЭ к нам приходят. Когда сдавали экзамен, было лучше. Я – за экзамен. Если сидит человек напротив, но не знает эту тему, то можно поговорить на другие или смежные. Потратили на абитуриента 15-20 минут – посмотрели, поговорили, и все ясно.

А тут – балл по ЕГЭ высокий, а он таблицу умножения не знает. Проверяю конспект – 4 тетради с фамилией Полищук, у всех по-разному написаны фамилии. Говорю: "А в паспорте у тебя так же написано?" — "Нет". Даже фамилию свою неправильно пишут. Вроде 100 человек набираем, первый семестр начинается, и уже человек 20 нет. Потому что они не понимают, о чем идет речь.

Одна радость, что дети сегодня продвинуты в компьютерных технологиях. И мореплавание у нас тоже в компьютерных технологиях. Но как показывают последние несчастные случаи, например, с рыболовным судном "Восток", которое утонуло – это автоматика. Пароход идет на автомате. На волне не вынырнул. Несчастные поняли, где оказались, когда вода стала отовсюду давить. На флоте начали говорить лет 10 назад о том, что курсантов готовить надо на компьютерах.

В Норвегии для промышленной компании заложили пароход-автомат. Трал имеет свое раскрытие по горизонту и вертикали. Но за этим автоматом надо смотреть, чтобы он что-то не перепутал. Иначе получится, что хотел сельдь, а попал на скумбрию. Сейчас приходим к пониманию, что пароход может работать без человека, но люди должны контролировать ключевые операции. Вот и решите, что лучше — 20 проверенных, матерых, или три новых плюс автомат? Пока выходит, что 20 опытных лучше. Они хоть со льдом бороться могут. А три человека ничего не сделают.

1 / 4

— Среди ваших студентов каких больше – из портовых городов или из хорольских, кировских школ?

— Могу сказать одно. Детей потомственных моряков стало крайне мало. Я в 71 году приехал во Владивосток поступать. Местных было из 90 курсантов всего 5-10. У меня сейчас дочь, но еще есть внук. Хотелось бы, чтобы он пошел по моей стезе. Но он этого не хочет. У него все есть, и уходить на ночь от мамы с папой ему уже не надо. Что влияет на выбор этой профессии? Пример родителей тоже. Чем наши портовые дети отличаются? Папа ходит в море. Для мамы он – никакой не герой, а неудачник. А "удачник" – это дядя Вася сосед, шофер, который может гвоздь прибить, на даче что-то поделать. А наш папа 9 месяцев в море, 2 месяца на пароходе живет. 1 месяц, как ясно солнышко — появился, и то непонятно, зачем пришел. Он уже отвык от всего. На пароходе все по-другому. Для мамы как еще один большой ребенок. Как пользоваться этим? Каждый раз спрашивает: "А где это? А где открывашка?" Это тоже сказывается. Я по опыту своих друзей могу сказать: чтобы ребенок пошел в море – это редкость. На подсознательном уровне он знает, что мама несчастна тем, что этот несчастный в семье живет и в моря ходит. А те люди, которые подальше от моря, пришли, поступили, мы его замотивировали, и все.

— Владивосток раньше был городом моряков и рыбаков. В 90-х все порушилось. Не так много кораблей стало в наш порт заходить. Остался ли Владивосток городом моряков и рыбаков? И насколько есть будущее у профессии? Есть ли возрождение?

— Все-таки Владивосток – портовый город. Порт есть. Расширяется. Изменяется только категория грузов. Конечно, хорошо, когда по Океанскому проспекту спускаешься, а там громадные синие трубы – гидрографическая служба ТОФ. В центре города боевые корабли, они свой антураж дают. С этой стороны – пароходские. Тут Дальзавод весь забит пароходами. Куда не посмотришь – везде пароходы. И человека всегда тянет в коллектив. У нас был судоремонт один из самых лучших, штук 5 или 6 судоремонтных заводов было. Примерно в 89-м – 90-м году мы достигли пика. Мы в вале приморских продуктов занимали процентов 70. Это рыбная промышленность. Сегодня наберется процентов 10. Но сегодня туризм, здравоохранение дает доходы, торговля, СМИ. То есть другие отрасли появились, которые притягивают людей, платят достойную зарплату. Понятное дело, что пока не возродится флот, говорить о городе моряков и рыбаков не приходится.

Лет еще 15 назад в День рыбака город гулял. Начинали вечера на Чуркине, потом продолжали на Шаморе еще дня три. Я – чуркинский. Диомид, Змеинка. То, что гремело на Змеинке, слышалось на Голубинке. "Слышимость" хорошая была. Сегодня нет такого размаха, хотя тоже возрождается. На День рыбака и День работников морского флота выставлялись пароходы. Это лицо города было. Для меня большая радость – вот недавно "Всеволод Сибирцев" "Доброфлота" подошел. А раньше их 20 таких было у пароходства! Трудно себе представить, что в плавсоставе 16 тысяч моряков состояло.

— Куда вашим выпускникам идти работать?

— Работы больше, чем выпускников. Но выпускник тоже не тот пошел. Раньше что – форму дали, кормят, уже довольны были, чего еще курсанту желать? Сегодня выпускник другой, он может таблицу умножения не знать, но знает, какие ему нужны судоходные компании. И зарплата меньше 100 тысяч рублей его уже не прельщает. И сам подход к делу — ногу на ногу закинул: "Ну, что вы мне платить будете?" — "А кто вы по специальности?" — "Ну, это вот, это", — "Где практику проходили? Что умеете делать?" Оказывается, что кроме желания иметь 100 штук в месяц он больше ничего не знает.

Но если выпускник понимает, что надо сначала в процесс врасти, а потом уже продавать себя, то это правильный, умный человек. А так, возмущаются: "Зачем мне за 20 тысяч? Я что, дурак что ли?"

— Это упрек вузу? Все-таки, в чем-то выпускник должен быть специалистом?

— Вот смотрите. Подготовка моряка складывается из двух основных частей: теоретическая подготовка в стенах колледжа или университета и наработка практическая. Пока не отработаешь установленный законом срок, плавценз 12 месяцев, документы об образовании не получишь. Дополнительно можно. Если 11 месяцев, 29 дней, то еще терпимо. Если 11 месяцев и 28 дней, то диплома не видать. То есть вырабатываются какие-то компетенции. Но у нас настолько разноплановый флот, что пошел на транспорт, а требуется специалист на рыбопромысловый флот, на автомат, о котором я говорил. Понятно, умный человек хватается за все возможное, чтобы хоть как-то пристроиться, себя проявить. Это правильно.

Понятное дело, что, получив диплом выпускника университета, молодой человек порой думает, что он господом богом не только по бородке глажен, и держит его двумя руками — дайте мне подходящую работу! Если раньше все было государственное, общее, и ошибка новичка в масштабах государства была терпимым делом. А сегодня у владельца парохода маленькая ошибка тянет за собой большие убытки. Терпеть человека, который не знает, как пользоваться тем и тем, уже не каждый в состоянии. Поэтому требуются, как и везде – молодые, энергичные, с опытом практической работы.

Да, есть хорошие компании. Сейчас пошли опять по пути целевого набора. В давние времена были контрактные студенты. Они заключали контракт с предприятием, доплачивались стипендии не в размере 45 рублей, а 55. Зато курсант знал, что на практику придет сюда, его рабочее место – здесь. Сейчас мы возрождаем эту систему. И у нас моногорода и монопоселения, где рыбоколхозы работают, уже берут ребят. Там их ждут, платят хорошие стипендии. Представьте, он 12 месяцев на практике проработал на одном предприятии, значит, уже стал специалистом. Но все же первую практику проходят на "Палладе", чтобы получить первоначальные навыки. "Паллада" — это, конечно, не флот. Это учебный корабль, где вырабатываются инстинкты — как у товарища Павлова в лаборатории. Кругом команды, все должно делаться быстро, четко, чтоб на всю оставшуюся жизнь запомнилось.

— Вам приходилось сталкиваться с морскими пиратами?

– В 2008 году мы на "Палладе" возвращались, у нас заход был в Севастополь. Потом Новороссийск. Потом прошли Суэцким каналом, вышли в Аденский залив. Как раз в июне свирепствовали пираты. Каждый день 2-3 нападения было. Вообще-то они добрые. Идет громадный пароход. Опять же, модульные корабли, автоматы и так далее. Что супертанкер, что контейнеровоз. Проход длиной почти под 300 метров. Экипаж – от 8 до 12 человек. Мостик чуть побольше этого помещения. Он весь в приборах. Штурман сидит на кресле, которое катается от борта до борта. И он смотрит за навигацией. И где-то далеко в море две пиратские лодки. Они связаны веревкой между собой. И начинают маневрировать. Пароход идет, цепляет кончик, которым они связаны, притулил их к борту и все, им остается только забраться. Поднимаются на борт, канистра с собой. И начинают стучаться во все двери, куда только можно. Наберут топлива, попутно, может, часы заметили на руке. Тоже надо. Компьютер ненужный – тоже надо. И так пошмонали-пошмонали. Есть международная конвенция по борьбе с пиратством, там написано – никакого геройства. Отдайте все, как есть, иначе будет плохо. Хотя случаи были, отбивались. Можно делать водяную завесу: она сбивает с ног напором метров с 20. Но ты вот сидишь и вдруг нарисовалось: открылась дверь — стоит, оружием обвешан и смотрит на всех мутным взглядом. Что делать? Ну, показал ему, что у меня есть хорошего. Пиджак, может, понравится ему. Он нагрузился, как верблюд, и ушел. Вот и все.

И у нас примерно такой случай был. Курсанты у нас, еще были юнги. Идем мы в 4 часа утра примерно. Второй помощник сообщает – две цели скоростные. Объявили тревогу, включили прожектора. И они ушли. Через час из какого-то контейнеровоза слышим: "Только что нас покинули пираты". Редкий день обходился без нападения на суда, каждый день получали сообщение: "Два пирата, вооруженные пистолетом и ножом, проникли на судно, стоящее на якоре, походили по каютам, были замечены вахтой, бросили нож, убежали. Вместе с вещами, правда".

Перед этим, в 2005 году, "Паллада" долго была в США, и там идем куда-то в районе Сиэтла. Боцман смотрит – гребут на байдарке, говорит: "Капитан, сейчас двое поднимутся, им бутылки водки в самый раз хватит. Но надо дать". Надо так надо. Несет и говорит: "Вы в мои воды вошли. Вот вам вода". Ну угостили мы их, они дали добро и ушли.

Через час опять — приходит чудила, одна нога, как в книжке Стивенсона, на костыле. Говорит: "Капитан, вы пиратов боитесь или как? Тогда две бутылки водки, и я вам даю сертификат". А что за сертификат? А, говорит: "Вот когда пираты к вам проникнут на судно, вы не бойтесь, покажите им вот эту бумажку и они "аут"". Читаю — вроде как пираты упоминаются. Мол, если кто-то покусится на нас, пусть читает и делает выводы, за все оплачено. Сейчас висит около каюты старшего помощника. В рамке. Других случаев не было.

— Почему меняли "Палладу" на "Седов"?

— В 2008 году мы успешно провели кругосветное плавание, оно было приурочено к 190-й годовщине открытия Антарктиды. "Седов" является самым крупным в мире барком, место его "прописки" — Мурманский университет. В тех краях все люди спокойные, уравновешенные. Напоминают наших камчадалов. Север есть север. И вот до северяне догадались через два года, что, в принципе, можно было бы и им сходить в кругосветку, придумать подходящий маршрут. Встал вопрос экипажа и прочее. "Кто поведет пароход?" Еще не думали. А там был капитан. Хороший человек, но у него есть жена. Наталья Ивановна сказала: "На эту тему чтобы я больше разговора не слышала". Он говорит: "Тема хорошая, но дома не понимают меня". Встал вопрос, что надо брать человека. Выбор пал на меня. Я согласился, кругосветка 14 месяцев. 20 мая вышли – 20 июля следующего года пришли. Без захода во Владивосток. 2011 год у меня ушел на подготовку. Корабль очень большой.

Если "Паллада" — учебный корабль гоночного расклада, то "Седов" — это старый хороший грузовой пароход 1921 года постройки. Когда мы вернулись из кругосветки, нам было 92 года. В этом году нам уже 97. 100-летие доживем и будем думать: может, еще раз в кругосветку сходить. В тот раз когда вернулись и посчитали годы "Седова", то поняли, что в 92 года не каждый моряк улицу-то перейдет. А "Седов" четко, ровно отходил эти 14 месяцев. Поэтому сейчас мы все живем будущей кругосветкой.

— В той кругосветке 2012-2013 годов сколько времени на судне провели музыканты группы "Мумий Тролль"?

— Мы шикарно вышли из Санкт-Петербурга. Во время проводов стояли на набережной Лейтенанта Шмидта. Народу собралось очень много, тысячи 2, и все поют "Владивосток 2000". Пели час, пока мы не отошли. На следующий день зашли в небольшой финский порт, это в южной части страны. Хороший город. Помните, в "12 стульях", где батюшка бежит, через поросенка прыгает. Вот это точно этот город. Небольшая площадь, выбоины в гранитной набережной. И финны – люди спокойные очень. Они часов в 8 пошли спать. А мы на 21 час назначили концерт на стадионе. Стадион прямо в центре города. Мы тоже хотели в 8 концерт назначить, но задержался трейлер с аппаратурой. Пока привезли, пока смонтировали. Часа в 22 финны оказались в положении, когда человек лег спать, не надев беруши, а его литаврами с двух сторон по ушам бьют — вместо барабанов. Они вылетали отовсюду и не могли понять, что происходит в их городе. А Илья Игоревич пел про Владивосток-2000. После этого музыканты сошли на берег. Через неделю встречаемся с ними в немецком порту. Немцы – люди дисциплинированные. В пятницу тоже рано идут спать. В городке 16-этажки, плотная застройка. Мы потерпели до темноты, чтобы хорошая светомузыка была. И тут Илья Игоревич явился с тигровым хвостом вокруг шеи, и все это страшное дело запело, заиграло, засветило. Для немцев это был тяжелый случай, суббота и воскресенье у них пошли насмарку. Потом мы еще много где побывали, походили, и пришли во Владивосток. К этому времени Илья Игоревич и компания выпустили диск. И мы вместе с ними пошли в Пусан.

— Музыканты с вами шли морем или в основном прилетали в порты на самолете?

— Конечно, прилетали. Они с нами до Пусана дошли, и в зале, где 200 посадочных мест, наша русская диаспора вместе с кореянками пришла, человек 500-600. Для меня это было приятно. Веселились часа три так, что казалось, пароход расширяется-сжимается. Три палубы внизу. Я переживал, как бы что не случилось. Глубоко в трюме танцы начались. Весело было!

Потом мы пошли в ЮАР, в Кейптаун. А там отель 5 звезд прямо на берегу, от входа в него до парохода несколько метров буквально. Музыканты дождались темноты и опять заиграли. Сначала все в отеле начали плотно закрывать окна. Потом, наоборот, стали открывать, чтобы хоть посмотреть, что происходит. И так всю нашу кругосветку выступали.

Загрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia