Алексей Козицкий: «Спецзаводу №1» пора перестать «жечь» бюджетные деньги и здоровье людей

Лидер «Справедливой России» в Приморье – об опасности появления в регионе «мусорной мафии» и мерах по борьбе с ней
Общество. 5 июня, 10:05
Алексей Козицкий в редакции ИА PrimaMedia. Фото: Илья Табаченко, ИА PrimaMedia

5 июня, PrimaMedia. Присвоение МУП "Спецзавод №1", который сжигает несортированный мусор непосредственно в зоне жилой застройки Владивостока, статуса единого регионального оператора по обращению с твердыми бытовыми отходами несет риск того, что система утилизации отходов "законсервируется" в Приморье на уровне 70-х годов прошлого века. При таком сценарии (идущим вразрез с общегосударственным трендом на модернизацию "мусорной отрасли" страны) обращение с бытовыми отходами в Приморье еще долгое время не будет современным, доходным и экологичным бизнесом. Напротив, деятельность регионального оператора по-прежнему будет требовать субсидий из бюджета, при этом снижая качество жизни в краевом центре, нанося ущерб здоровью жителей и гостей города, провоцируя рост социальной напряженности и увеличивая репутационные риски региона. Об этом в интервью ИА PrimaMedia рассказал лидер приморского отделения партии "Справедливая Россия", депутат краевого Заксобрания Алексей Козицкий.

"Спецзавод №1" (вид из микрорайона "Снеговая Падь")

"Спецзавод №1" (вид из микрорайона "Снеговая Падь"). Фото: ИА PrimaMedia

— Алексей Анатольевич, в конце апреля стало известно, что единым оператором по обращению с бытовыми отходами в Приморье сроком на 10 лет будет МУП "Спецзавод №1", имеющий неоднозначную "известность" среди жителей Владивостока и особенно – микрорайона "Снеговая Падь". Судя по тому, что вы вновь подняли вопрос о "Спецзаводе" в ходе отчета врио губернатора Андрея Тарасенко 30 мая, проблема с тех пор не утратила остроты?

— Нет, не утратила. И очень показательно, что мы говорим об этом именно сегодня, 5 июня, когда в Российской Федерации отмечается День эколога, учрежденный президентом РФ в 2007 году. В этот день мне хотелось бы поздравить всех российских и, конечно же, приморских защитников окружающей среды — специалистов по охране природы, общественных экологов и активистов. Хочу пожелать нам всем, чтобы в борьбе за экологию, за право наших граждан жить в безопасной окружающей среде стало меньше красивых, но никуда не ведущих деклараций, а больше реальных дел.

Смысл же проблемы, о которой мы сегодня говорим, состоит в том, что каждый день мы наблюдаем это облако дыма, которое идет из трубы "Спецзавода №1". И куда бы ни дул ветер, это облако и все, что в нем содержится, идет на жилую застройку: либо на микрорайон БАМ, либо – на "Снеговую Падь". И всегда — это насыщенный желто-серый смог, который все покрывает маслянистой пленкой.

Также мы видим, что на завод постоянно подъезжают машины и сгружают мусор, причем не надо быть большим специалистом, чтобы понять, что там нет никакой системы сортировки этого мусора. То есть, скорее всего, ни ртутные лампы, ни использованные аккумуляторные батареи, ни другие очень опасные для человека отходы никто из общей массы мусора не извлекает. Все идет в печь, и только таким, по сути, совершенно устаревшим и варварским по отношению к окружающей среде способом "утилизируется", выбрасывая в атмосферу тяжелые металлы, канцерогены, другие опасные соединения.

Есть еще один момент в деятельности "Спецзавода №1", который, на мой взгляд, требует пристального внимания — это разница между номинальной мощностью мусоросжигательного завода и тем количеством мусора, которое реально туда свозится. Даже вполне себе официальные цифры уже вызывают вопросы: номинальная мощность "Спецзавода" — свыше 40 тысяч тонн мусора в год, но на 2018 год департаментом по тарифам ПК утверждена производственная программа предприятия, где запланировано "обработать" 300 тысяч тонн ТБО. То есть это "свыше" явно начинает стремиться к бесконечности.

Так что в наших ближайших планах – установка онлайн-камер для подсчета действительного количества мусора, который поступает на завод, и, соответственно, для определения того объема вредных веществ, которые реально выбрасываются в атмосферу краевого центра.

Тем более не стоит забывать и о том, что статус регионального оператора по обращению с ТБО для "Спецзавода" чреват тем, что сюда, во Владивосток на "утилизацию" начнут (если еще не начали) свозить отходы и из других районов края. Так что объемы выбросов вредных веществ могут увеличиться в разы – с непредсказуемыми экологическими и социальными последствиями для всего края.

— Помнится, что еще с 2017 года "панацеей" от всех выбросов завода официально считались некие "рукавные фильтры", которые, судя по официальным же сообщениям, в 2018 году наконец-то вроде бы установили. Что изменилось?

— Жители микрорайона "Снеговая Падь", с которыми региональное отделение "Справедливой России" поддерживает постоянный контакт по этой проблеме, сильно надеялись поначалу на эти фильтры, даже считали само решение о необходимости хоть как-то модернизировать процесс сжигания своей маленькой победой в борьбе за нормальные условия жизни.

О том, что фильтры установлены, они узнали из новостей в СМИ. Но каких-то существенных положительных изменений в качестве атмосферного воздуха, которым изо дня в день дышат жители микрорайона, где огромное количество молодых семей с детьми, они не почувствовали. И жителям так и осталось непонятно, на что и с какой пользой было потрачено более 10 млн бюджетных рублей, которые заплатили за эти фильтры.

— Известно, что по жалобам жителей "Снеговой Пади" на "Спецзаводе №1" проводились проверки, однако их итог, по сути, нулевой: "нарушений не выявлено, предельно допустимые концентрации вредных веществ не превышены" и т.п. Между тем в Приморье принят краевой закон "О качестве атмосферного воздуха". Получается, что закон не работает, или же неприятный запах и осадок от дыма не имеют по нему отношения к качеству воздуха?

— Да, действительно, мы можем сколько угодно говорить о том, что людям не нравится какой-то желтый дым, который, по мнению людей, заставляет их чаще болеть. Также понятно, что определение чистоты или загрязненности воздуха должно основываться на четких и объективных замерах и анализах. Для этого, в частности, необходимо специализированное оборудование – в том числе, и для определения наличия в выбросах завода мелкодисперсной пыли. Но, по имеющейся у нас информации, в крае просто отсутствует оборудование, которое позволит в полном объеме определить состав этих выбросов и понять, насколько они вредны, какую угрозу они несут людям.

Наши соседи в КНР, например, достаточно давно всерьез восприняли ту угрозу, которую несут населению крупных городов – таких как Пекин, Шанхай – рассеянные в атмосфере мелкодисперсные частицы. Многие жители этих городов уже носят на улице специальные маски, власти принимают очень серьезные меры по исправлению ситуации на государственном и муниципальном уровне — создают системы мониторинга, устанавливают специальное оборудование, в том числе и фильтры, чтобы уменьшить в воздухе количество этих очень опасных для здоровья частиц.

Справка: мелкодисперсные взвешенные частицы (другие названия — тонкодисперсная пыль, РМ2.5) — воздушный загрязнитель, в состав которого входят как твердые микрочастицы, так и мельчайшие капельки жидкостей, те и другие размером примерно от 10 нм до 2,5 мкм. По оценке Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), частицы PM2.5 сокращают ожидаемую продолжительность жизни в среднем на 8,6 месяцев, всего же с РМ2.5 в атмосферном воздухе связаны 3% смертей от заболеваний сердечно-сосудистой и дыхательной системы и 5% смертей от рака легкого.

— А вот у нас в Приморье такого оборудования пока просто нет. Ближайшая система мониторинга, позволяющая делать полный анализ качества атмосферного воздуха, установлена в Новосибирске. Поэтому нам необходимо совместно с учеными, экологами, общественностью, представителями краевых и городских властей эту проблему решать. Прежде всего, я полагаю, нужно провести консультации с учеными ДВФУ, ДВ РАН для того, чтобы понять, какое оборудование необходимо. Возможно также привлечь специалистов из центральной части России, из того же Новосибирска — для того, чтобы они приехали и провели независимые замеры и экспертизы.

К слову, независимая экспертиза нужна еще и потому, что жители страдающих от выбросов "Спецзавода №1" уже, к сожалению, мало доверяют результатам проверок, которые проводят наши "местные" органы и специалисты. Вы же знаете, как это бывает: перед проверкой (а о ней ведь известно заранее) на предприятии наводят какое-то подобие порядка, возможно, уменьшают интенсивность сжигания отходов или специально приостанавливают завоз мусора. А после проверки, предположим, ничто не мешает продолжать действовать как обычно, особенно в ночное время.

— Как представляется, "экологической бомбой" для Владивостока "Спецзавод №1" во многом стал потому, что сжигание отходов ведется практически на территории жилой застройки, рядом находятся поликлиника, школы, другие соцучреждения. В таких условиях ведь не приходится говорить о нормальной санитарно-защитной зоне вокруг опасного объекта?

— Ситуация с санитарно-защитной зоной здесь действительно запутанная, если не сказать – запущенная. Согласно утвержденным в 2008 году новым Санитарно-эпидемиологическим правилам и нормативам санитарно-защитная зона вокруг такого предприятия первого класса опасности, как "Спецзавод №1" (мусоросжигательные и мусороперерабатывающие объекты мощностью свыше 40 тысяч тонн в год) должна быть не менее 1000 метров. Однако по ходатайству тогдашнего главы Владивостока в 2009 году на тот момент Главный государственный санитарный врач Российской Федерации господин Онищенко принял постановление, которым санитарно-защитная зона "Спецзавода" была уменьшена практически вдвое – для того, чтобы в нее не попали объекты будущего микрорайона "Снеговая Падь".

Разумеется, мотивацию и городских властей, и Онищенко можно понять: строительство жилья для военнослужащих тогда было приоритетной задачей, а широких возможностей по выбору альтернативных земельных участков у властей Владивостока и краевой администрации как нет сейчас, так и не было тогда. Однако мы помним, что тогда со стороны учредителей МУП "Спецзавод №1" звучали заверения в том, что со временем они "подгонят" предприятие под новую санитарно-защитную зону, то есть значительно уменьшат объемы сжигаемых отходов, а то и вовсе вынесут вредное производство за пределы жилой застройки.

По факту же выбросами "Спецзавода" дышали строители "Снеговой Пади", которых, кстати, вопреки условиям постановления Онищенко, никто, как кажется, об этом не предупредил. А потом вся эта "теплая атмосфера" досталась жителям нового микрорайона и их детям. И, как мы видим, речи об уменьшении объемов мусора даже не идет, наоборот, объемы растут и будут расти еще больше, учитывая статус регионального оператора, выигранный "Спецзаводом".

— Может сложиться впечатление, что ситуация не имеет конструктивного решения, и остается только ждать всплеска социальной напряженности – вроде той, что была в начале года в Подмосковье, где жители вышли на улицы, протестуя против мусорных полигонов. Как вы считаете, этого можно избежать?

— Мы понимаем, что решение проблемы деятельности "Спецзавода №1" во Владивостоке в одночасье невозможно, здесь получился слишком сложный "узел". Остановить завод немедленно – это, как мы считаем, не решение проблемы, поскольку растущая Владивостокская агломерация генерирует все больше бытовых отходов, и если их не станут утилизировать здесь, то вместо одной "экологической бомбы" в ближайшее время мы получим уже несколько.

Отвечая на мой вопрос 30 мая, врио губернатора Андрей Тарасенко подтвердил, что он в курсе этой проблемы, и в настоящее время рассматривает несколько вариантов ее решения. Например, существуют предложения от японских инвесторов, которые предлагают новые технологии по утилизации бытового мусора с помощью неких микроорганизмов.

Я полностью согласен с главой региона в том, что у проблемы "Спецзавода №1" нет простого решения. И мне, и жителям "Снеговой Пади" очень хочется верить, что придут японские инвесторы и построят в Приморье современные комплексы, где отходы действительно будут перерабатываться и утилизироваться, а не просто превращаться в ядовитый дым. Но и без японских инвесторов мы можем сделать очень многое, тем более что на государственном уровне у нас достаточно давно заложен тренд на решение мусорной проблемы. И, как мы считаем, единый региональный оператор по обращению с ТБО должен прежде всего работать над внедрением современных безопасных технологий, а не "консервировать" применение в крае технологий 70-х годов прошлого века, когда строился "Спецзавод".

Ведь что сжигали тогда? Бытовой мусор состоял по преимуществу из бумаги и картона, по сути, органических продуктов. Не было ни канцерогенного пластика, ни целлофановых пакетов, ни других "высокотехнологичных" отходов. Поэтому сегодня одна из приоритетных задач в регионе – внедрение системы раздельного сбора мусора, как это давно уже делается во всех развитых странах и в той же Японии, в частности. Отдельно — пластик, отдельно — алюминиевые банки, отдельно — бумага, пищевые отходы, стекло и т.д. То есть из отходов мы получаем не нечно бесполезное, а ценное сырье для дальнейшей утилизации и переработки. Такой подход позволяет сделать из этого процесса хорошо поставленный бизнес, который будет приносить прибыль и позволит применять необходимые технологии экобезопасности.

А у нас сегодня МУП "Спецзавод №1" вместо того, чтобы зарабатывать, получает субсидии из бюджета "на переработку мусора". То есть, к сожалению, такая порочная практика может привести к появлению у нас некоего подобия "мусорной мафии", которая будет постоянно наращивать объемы сжигания отходов, чтобы тянуть под это все больше и больше денег из бюджета. И ни о каком качестве атмосферного воздуха в краевом центре тогда говорить не придется.

Но я думаю, что до такого у нас не дойдет, если мы совместно с краевыми и городскими властями, учеными и общественностью примем участие в "настройке" и контроле деятельности недавно появившегося у нас единого оператора ТБО, чтобы в дальнейшем его работа была максимально эффективной, не позволяла засорять окружающую среду, была максимально полезной как для края, так и для муниципалитета и всех жителей города.

— То есть вы считаете, что "замотать" проблему у тех, кому может быть выгодно оставить все как есть, не получится?

— Вы знаете, что в прошлом году на Большой пресс-конференции президента РФ Владимира Путина недовольство жителей Владивостока работой "Спецзавода" было озвучено, и было дано поручение разобраться в ситуации и принять меры. Пока, к сожалению, либо президента вводят в заблуждение, либо кто-то недорабатывает, но, как мы понимаем, доложить о выполнении поручения рано или поздно придется.

Вспомним также, что в ходе своего отчета 30 мая врио губернатора Андрей Тарасенко заявил о том, что в его видении Приморья – одна большая территория развития, тем более что именно такая задача поставлена перед регионом президентом и правительством страны. И здесь не должно быть "слабых мест" ни в инвестициях, ни в социальной сфере, ни в экологической безопасности. И если мы хотим, например, увеличить турпоток в регион до 4 млн человек и за счет иностранцев, и за счет наших граждан из других регионов России, надо уже всерьез задуматься о том, как будет выглядеть юг Приморья с точки зрения того же качества атмосферного воздуха, экологии, развитой инфраструктуры обращения с отходами.

А за примерами далеко ходить не надо: в центре того же Сеула, столицы Республики Корея, огромного индустриального города, где живет несколько миллионов человек, протекают абсолютно "живые" речки, в которых ловят рыбу, которые являются настоящими оазисами живой природы в мегаполисе.

И Владивосток достоин такого же подхода, достоин современной городской среды, экологически безопасной для жителей и гостей города. Поэтому наше региональное отделение партии "Справедливая Россия" приняло решение работать в этом направлении, взаимодействуя с общественностью, учеными, представителями исполнительной и законодательной власти города и края. Как я уже говорил, на ближайшее время перед нами стоят две задачи: это организация постоянного мониторинга деятельности "Спецзавода №1" с проведением независимой, современной и качественной экспертизы качества атмосферного воздуха на самом заводе и в прилегающих микрорайонах, а также – формирование предложений и запросов к краевым и городским властям по поводу внедрения в регионе системы раздельного сбора ТБО.

Также в настоящее время мы от представителей краевых властей – прежде всего, в лице руководителя профильного департамента Елены Пархоменко – и руководства МУП "Спецзавод №1" развернутой, прозрачной информации об оснащении предприятия и его планах по организации работы в статусе единого оператора.

От ИА PrimaMedia напомним, что 23 апреля пресс-служба администрации Приморья распространила сообщение о том, что конкурс по определению единого краевого оператора по обращению с твердыми бытовыми отходами выиграло расположенное во Владивостоке МУП "Спецзавод №1", в ближайшее время с предприятием будет заключено соглашение сроком на 10 лет. Как прокомментировала итоги конкурса директор департамента по ЖКХ и топливным ресурсам Приморского края Елена Пархоменко, единому оператору предстоит организовать процесс "сбора и вывоза мусора в городах и районах края, его утилизации, до внедрения передовых идей по вторичному использованию и переработки отходов".

Между тем активные жалобы и протесты жителей "Снеговой Пади" на то, что атмосфера в районе периодически отравляется "Спецзаводом №1", начались еще в 2016 году. В декабре 2017 года вопрос о деятельности предприятия был вынесен на большую ежегодную пресс-конференцию президента РФ Владимира Путина. Руководство "Спецзавода №1" неоднократно обещало, что с введением в строй новых специальных фильтров (окончательно – в апреле 2018 года) выбросы завода в атмосферу будут "очищены на 99%", да и сейчас превышений ПДК вредных веществ в них якобы нет. Представители общественности и экологи, тем не менее, уверены, что качество атмосферного воздуха в "Снеговой Пади" "благодаря" деятельности предприятия остается неприемлемым для нормальной жизни людей.

Загрузка...

© 2005—2018 Медиахолдинг PrimaMedia