Директор Примводоканала: Моя цель - сделать предприятие прибыльным к следующему году

Сергей Белый рассказал о проблемах, задачах и перспективах главного водоснабжающего учреждения края
Гендиректор Примводоканала Сергей Белый. Фото: ИА PrimaMedia

10 июля Сергей Белый был назначен генеральным директором краевого предприятия "Приморский водоканал". В интервью ИА PrimaMedia он рассказал об изношенных сетях, тарифах, борьбе с задолженностью, особенностях водоснабжения на острове Русском и о других ежедневных заботах.

— Сергей Юрьевич, расскажите, пожалуйста, что сейчас происходит на водоканале. По долговой нагрузке, по вашим обязательствам. В каком состоянии предприятие к вам попало?

— Я хочу начать с позитивного, хорошего. Есть программа, которую мы исполняем – очистка и подача потребителю воды и водоотведение, эту программу мы выполняем исправно. Предприятие работает в штатном порядке. Все услуги населению оказываются в небходимом объеме. Качество подаваемой воды хорошее. Но финансовое состояние предприятия в данный момент неудовлетворительное. У нас на конец прошлого года был убыток 188 млн рублей. Причин тому не мало.

На сегодняшний день износ сетей составляет 63%. К сожалению, средств, которые имеются у нас от текущей деятельности и которые приходят с инвестиций, недостаточно. К тому же объёмы работ большие. Нам надо положить около 60 км труб для того, чтобы улучшить ситуацию по Владивостоку. Но, к сожалению, на этот год у нас запланирована перекладка всего лишь 8,3 км. Сами посудите какое соотношение. Причём программа с трудом будет выполнена, потому что мы занимаемся не только перекладкой имеющихся старых дефектных труб, но и текущим обслуживанием и устранением аварийных ситуаций на сетях.

Аварийность у нас, к сожалению, большая. Она составляет порядка 0,9 аварий на км уложенного трубопровода. А по нормативам должно быть не более 0,2. Превышение в 4,5 раза. Это всё из-за большого износа. Что касается водоотведения, здесь аварийность на сетях меньше, так как к саммиту были проведены существенные работы.

— Какие сейчас потери в сетях?

— Потери большие — 35-37%. Из них технологические 24%. Но чтобы было понятно, поясню, что в норме считается 15-17%. У нас много. Чтобы, допустим, отремонтировать какой-то участок, необходимо сбросить воду. А это большие объёмы. Часто у нас выявляются аварийные участки, порывы. Есть несколько таких крайне запущенных мест, которые мы латаем, завариваем ежемесячно. Например, водовод от торгового центра "Бачурин" до парка Минного городка, водовод на Вилкова. Но уже есть план и сроки ремонта этих участков.

Латаем собственными силами, но средств мало, мы не в состоянии охватить большие объемы. При достаточном финансировании мы могли бы призывать к этому подрядчиков. Но пока работаем только своими силами. За исключением укладки асфальта после проведения аварийных работ.

— А сейчас какое финансовое состояние учреждения? Есть позитивная динамика?

— Вы знаете, да. Несущественная динамика есть. Против прошлого года сократили убыток. В прошлом году он составлял 60 млн рублей, в этом — 27 млн рублей. В ближайших планах вывести предприятие на уровень, когда убыток может быть всё равно будет, но как минимум в половину меньше. Уверен, когда мы закончим строительство объектов в ТОРах, то сможем существенно его сократить.

— Из-за чего накапливается задолженность?

— Она накапливается по разным причинам. Во-первых мы очень много платим за аренду. Бытовые помещения, гаражи, помещения для своего персонала арендуем у городской власти. Ежемесячный платёж составляет 6,3 млн рублей, а по факту мы уже накопили задолженности по аренде около 60 млн рублей.

— А есть какой-то диалог с городом?

— Есть, но не совсем продуктивный. Мы стараемся сближаться с ними. У нас был определенный конфликт по поводу этого помещения, мы его на какое-то время приглушили. Надеюсь все те договоренности — пока устные — между инстанциями останутся в силе, я думаю, что мы останемся здесь (в здании на Некрасовской – прим. ред.).

Мы пытались найти альтернативное место. Но всё стоит больших денег. Сейчас они просто отсутствуют как у нас, так и у края. На сегодняшний день у нас задача выжить в данной ситуации.

— Какие еще причины сложного финансового состояния Примводоканала? Кроме затрат на аренду. Удовлетворяет ли тариф потребностям предприятия?

— У нас не сбалансированный тариф. Если по воде у нас тариф более-менее удовлетворительный, мы находимся на пред предпоследних местах по величине тарифа в ДФО, то по водоотведению тариф самый низкий.Особенно после начала работы очистных сооружений, которые в тариф не включены.

13 с небольшим рублей за кубометр отведённой воды. А в Хабаровске — 32 рубля. Представляете, мы ежемесячно тратим в среднем на электроэнергию 60 — 65 млн рублей. Зимой это чуть побольше, под 70 млн рублей. Летом чуть поменьше — 56 — 58 млн рублей. И вот, в частности, сегодня мы оплачивали электроэнергию –15 млн рублей. А приход от потребителей составил – 10,9 млн рублей.

— Вопрос с тарифом как-то решается на уровне администрации края?

— Мы сейчас работаем в этом направлении. Обоснование нового тарифа отправили в профильный департамент, рассматривать его планово будут ближе к концу года. Надеемся на понимание и диалог с краевой властью. Рассчитываем, что все наши затраты будут включены в тариф. Совместно у нас должно всё получиться.

— По инвентаризации, которую пообещал губернатор всем краевым предприятиям — что это значит для Примводоканала?

— Сейчас у нас происходит проверка контрольно-счётной палаты. Единственное, хочу отметить, что проверяются предыдущие годы деятельности. Специалисты будут работать в течение трех месяцев, и думаю что-то негативное поднимут в области строительства. Потому что строили практически самостроем.

Инвентаризацию же мы проводим ежегодно. Это плановый процесс, у нас есть комиссия. Все наши недостатки мы и сами высвечиваем. В частности вы слышали историю, когда у нас был ОМОН. Потому как было нарушение со стороны одного нерадивого работника, который не профессионально относился к своим обязанностям, не оформлял должным образом выданные материалы, образовался пересорт и в результате недостача на 33 млн рублей. Сейчас этим вопросом занимается следственный комитет.

— Какая у вас собираемость платы с населения? Есть дебиторская задолженность?

— Да, у нас есть дебиторская задолженность. Если по прошлому году смотреть, мы имели задолженность 1 млрд 100 млн рублей. Из неё где-то 470 — 480 млн – это то, что население задолжало. А остальное – юридические лица. Это Министерство обороны: несколько подразделений, ФГБУ "ЦЖКУ", воинские части, АО “Славянка”, Восточный военный округ. Кроме того, нам задолжают и крупные предприятия, например ДГК — должны нам 240 млн рублей.

Но у нас принцип какой – мы сначала ведем диалог, потом звоним, потом предупреждения высылаем, потом подаём в суд. У нас сейчас с ДГК идет судебное разбирательство, первую инстанцию мы выиграли. Они подали в апелляцию. Мы ждём результатов, надеюсь, что решение будет в нашу пользу. Потому как позиции наши очень ясные, сильные.

То же самое с физическими лицами. Мы иной раз собираем не мало, до 92%. Казалось бы 92% — это хорошая собираемость. Но понимаете, ежемесячно наслаиваются эти 8%, они составляют, условно говоря, около 10 млн рублей. Представляете, за 12 месяцев 120-130 млн мы недополучаем только от потребителей. Это те вещи, которые мы не можем предотвратить. Мы не можем потребителя отключить от холодного водоснабжения – по закону нельзя.

Сейчас мы дополнительно набираем сотрудников, которые усилят работу с населением. Кроме того, у нас есть серьезная проблема – это незаконные подключения потребителей. Их просто безжалостно отключаем. Мы объявляли амнистию до 1 мая, потом начали предупреждать, ходить по адресам и отключать. В основном это индивидуальная застройка, большая часть пригорода пользуется этими "благами".

— Насколько активно легализовывались потребители за время амнистии?

— Аншлага не было. Было подано всего 78 заявлений. Отключили мы гораздо больше — порядка 170 нарушителей, это порядка 7-8% незаконных врезок. При этом вызывает возмущение, что люди, которые построили себе дворцы в пригороде, не могут рассчитаться за водоснабжение и водоотведение, заплатив 400-500 рублей в месяц.

— А с неплательщиками среди физических лиц ведутся судебные разбирательства?

Очень много. Целый отдел юристов работает в этом направлении. Минимум 1000 исков подается ежемесячно в суды общей юрисдикции. В мае, например, на 7 млн рублей по факту судебных актов было передано на удержание в службу судебных приставов, в апреле на 12 млн.

Также сотрудники юридической службы занимаются прокурорскими требованиями. Любое отключение водоснабжения у нас контролируется со стороны органов. Мы отвечаем за каждое такое отключение отчётом.

— Что сейчас происходит с вводом в эксплуатацию очистных сооружений?

Построено три объекта очистных сооружений – северные, южные и центральные. Загрузка, к сожалению, вызывает определённое недовольство, объяснение этому тоже есть. Проектирование очистных осуществлялось из расчета, что город станет милионником, поэтому они построены с большим запасом. С одной стороны это хорошо, расчет на будущее. Но плохо то, что в процессе эксплуатации всё оборудование должно работать. Иначе оно постепенно разрушается. Поэтому желательно чтобы наполнение было больше. К примеру центральные очистные мы используем примерно на 60%. Южные – только на десятую часть , а то и меньше. В 2,5 раза нагрузка меньше на северных очистных.

При этом хочу особо подчеркнуть, что качество сбрасываемой с очистных воды очень хорошее. Ответственно заявляю. Эту очищенную воду можно использовать для технических нужд. Она абсолютно прозрачная и не имеет запахов.

К сожалению, у нас много мест, где мы не до конца довели программу реконструкции водоотведения. Строительство сетей приостановлено, потому что на реализацию программы "Чистая вода" в 2018-2019 году средства не выделялись. Для завершения необходимо построить пять новых канализационно-насосных станций, десять – которые у нас уже построены – завершить и ввести в эксплуатацию, и проложить около 6,8 км труб. Это позволит забрать 99,9% всех городских сбросов бытовой канализации.

— Удалось "подружить" канализационный коллектор на южные очистные с трамвайными путями?

С опаской хочу сказать, что да. Считаю, что неверным было решение под контактной сетью монтировать стальной трубопровод. Потому что идет очень активная электрохимическая коррозия. Но на сегодняшний день всё под контролем. Пока – за год и четыре месяца – не было ни одной аварии. Мы подлатали стыки, которые достались от подрядчика в наследство и на сегодня скажем, что коллектор работает стабильно.

— Он уже отправляет стоки на южные очистные?

Да. Но при этом очень плохо пока организовано водоотведение в районе Луговой. Там необходимо построить канализационно-насосную станцию, сделать три прокола через железнодорожные пути, проложить чугунную трубу большого диаметра. Кроме того, здесь множество городских коммуникаций. Это место – самое сложное в проекте.

Для окончания работ нужны деньги. Надеюсь, Законодательное собрание реально оценит эту ситуацию и примет положительное решение. Депутаты во главе с председателем активно выступают за то, чтобы экологическая ситуация в городе улучшилась. Геннадий Лазарев часто мне звонит, помогает во всех вопросах.

— Какой объем средств необходим для завершения работ по всей системе водоотведения?

— 278 млн мы рассчитали на проектирование. На выполнение строительно-монтажных работ, получение разрешения и узаконивание всего этого строительства – еще 925 млн рублей. С этой цифрой мы вышли к депутатам, и будем её доказывать. На сегодняшний день все графики по финансированию, по производству работ, для рассмотрения профильному департаменту предоставили.

— Какие можете назвать сроки окончательного запуска системы водоотведения при достаточном финансировании?

— Срок непосредственно выполнения строительных работ небольшой. Но остро стоит вопрос именно со сдачей коллекторов, которые подводят все стоки к очистным сооружениям. Потому что, к сожалению, закончились сроки разрешений на строительство. Необходима корректировка старого проекта, потому что прошло много лет и на месте, где должны проходить коллекторы, уже что-то построено. И нам приходится этот проект своими силами переформатировать, разделить оставшиеся объёмы на четыре этапа и включиться в работу.

Необходимо будет получить все разрешения, документы, провести экспертизу – это время. Как бы прискорбно это не звучало, но весь процесс закончится только через 3 – 3,5 года. Построим мы гораздо быстрее, но на то, чтобы все узаконить, согласовать, подписать все документы уйдет немало времени.

Стоит отметить, что строительство в плотной городской застройке сопряжено и с техническими сложностями, ведь необходимо проходить по застроенным территориям, где уже лежит асфальт, выполнено благоустройство и уложено множество коммуникаций, что не может не влиять на сроки.

Сейчас много стоков мы пропускаем по трубопроводам, которые фактически не сданы. По разным причинам. Во время подготовки саммита-2012 было льготные условия, которые позволяли Примводоканалу строить объекты. Сейчас ситуация в законодательстве изменилась, требования ужесточились и процесс документооборота удлинился. Теперь необходимо разрешение, ордер, план подготовки территорий, проект, экспертиза. То есть это длительный процесс.

— А как сейчас обстоят дела с водоводом на остров Русский?

— Построенный водовод не надлежащего качества, на нем происходят порывы. Четвертый из них был на прошлой неделе. И мы это устраняем, несмотря на то что водовод нами не принят.

Но подача на остров Русский воды все равно идет. Хорошо то, что есть вторая нитка водовода. Мы сейчас подаём воду по ней. Но на самый крайний случай у нас есть станция обессоливания, которую мы в любой момент можем запустить и обеспечить водой ДВФУ. Плюс на Русском есть резервуар воды на 10 000 литров. Проблем в этом плане не будет.

— К слову, станция опреснения сейчас работает?

Нет, она в резерве. Это очень дорогое удовольствие с большим потреблением электроэнергии и сложным технологическим процессом. Себестоимость такой воды — 80 рублей за 1 литр. А у нас тариф там 30 рублей. Хотя комплекс мы постоянно поддерживаем в работе, проводим пробные пуски.

— Расскажите о своем видении развития предприятия на ближайшие годы?

— Примводоканал активно участвует в строительстве трёх ТОРов – Большой Камень, Надеждинский и Михайловский. Так сложилось, что мы стали единственными поставщиками воды в этом районе и у нас заключены договоры по техническому присоединению резидентов к водоснабжению и водоотведению. Объёмы инвестиций по этому направлению большие. Допустим по Михайловскому — 554 млн рублей, по Большому Камню — 1,07 млрд рублей, по Надеждинскому району в данный момент договор заключен с КРДВ на 625 млн рублей. Но там ещё не учтены работы, которые были выполнены раньше. Это еще порядка 128 млн рублей. Сроки исполнения договоров по всем ТОРам 2021 – 2023 год. Это не главные задачи предприятия, но одни из основных.

Главную задачу я для себя ставлю – закончить программу по техническому перевооружению водоотведения. Это касается наших канализационных насосных станций и коллекторов, которые необходимо закончить. Чтобы улучшить ситуацию по стокам во Владивостоке. Честно говоря, беспокоит состояние сетей, но с нынешней властью, которая активно взялась за эти вопросы, я уверен, у нас получится всё.

— А есть план, когда водоканал будет выходить хотя бы в ноль?

— Очень рассчитываю, что к концу следующего года мы будем уже может и в не больших, но в прибылях. Вот такая задача стоит. Я постараюсь эту задачу исполнить.

‡агрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia