Тигров в Приморье не станет так много, что они нас съедят - Сергей Арамилев

Генеральный директор АНО "Центр "Амурский тигр" рассказал о состоянии популяции дикой кошки в Приморском крае
Сергей Арамилев. Фото: ИА PrimaMedia

Генеральный директор автономной некоммерческой организации "Центр "Амурский тигр" Сергей Арамилев в интервью ИА PrimaMedia рассказал, как чувствуют себя большие кошки на территории Приморского края, какие проблемы испытывают и как приживаются в соседних регионах, а также о том, почему не стоит бояться, что тигров станет настолько много, что они "всех съедят".

— Сергей Владимирович, по каким принципам работает сейчас Центр "Амурский тигр"? В чем заключается ваша деятельность?

— Сразу хочу оговориться, что проблема сохранения амурского тигра, это не проблема большой кошки. Это комплексная проблема. Мы не можем кошку сохранить без копытных, которые являются объектами ее питания. А копытные зачастую не могут жить без леса, который продуцирует биомассу. А лес и копытные животные — это основные ресурсы для населения, проживающего в сельской и таежной местности. Охота, сбор дикоросов, использование древесины для продажи или переработки. Это ресурс. Получается что все усилия, направленные на тигра, направлены и на копытных животных и на сохранение леса.

Для решения этой комплексной проблемы конечно нужны большие усилия. Ранее Российская Федерация на этапе рождения нового государства в 90-е годы не могла оказывать помощь животному миру. Были не развиты службы и тут конечно решающую роль сыграли международные природоохранные организации, благодаря которым на тот момент сохранили многое и в том числе амурского тигра. Но со временем Россия позволила создать себе общественные организации. Одной из самых влиятельных организаций является Русское географическое общество. По поручению президента данная организация учредила АНО "Центр "Амурский тигр", как специализированную организацию в помощи сохранения и изучения популяции амурского тигра.

— Ваш центр является своего рода аккумулятором усилий всех заинтересованных организаций по защите амурского тигра. Можете рассказать, кто сейчас занимается этим вопросом, какие у вас спонсоры и насколько трудно их найти?

— Да, основная цель нашей организации, это объединение всех заинтересованных организаций в направлении сохранения амурского тигра. Если мы говорим о спонсорах, то это большие организации. Мы не работаем с частными лицами. Это происходит по многим причинам. Основная причина, это если за рубежом граждане жертвуют лишние деньги, или деньги, которые не определяют их существование, то в России наши сограждане зачастую готовы отдать последние деньги, несмотря на то, что это нанесет непоправимый урон их бюджету. Сострадание наших сограждан к решению проблемы заболевания детей или спасению животных достаточно велико. Чтобы их не соблазнять этим, мы приняли решение, что не работаем с физическими лицами.

Мы работаем с крупными компаниями, для которых это заработанные деньги и, отдавая их нам, компании не разорятся и не поставят никого на грань выживания. Для многих из них это своеобразный вклад в природу. Они понимают, что их деятельность зачастую может вредить экологии и вот такими вкладами они компенсируют наносимый урон. Соответственно есть компании, которые поддерживают нас ежегодно. Достаточно сильные наши партнеры и благодаря их помощи у нас есть стабильный бюджет, который расходуется на активности первой необходимости.

Мы знаем, что основные угрозы популяции тигра — это прямое браконьерство в отношении самого тигра и копытных животных, сокращение источников питания вследствие пожаров и незаконных рубок. Поэтому для себя мы ставим целью создание эффективной службы охраны объектов животного мира. Сейчас на очереди создание службы охраны леса, потому что мы знаем, что незаконные рубки и пожары нельзя остановить какими-то точечными действиями. Должна быть комплексная программа с подключением государства. Что важно, так это то, что свою деятельность мы не оперируем не одним рублем из государственного бюджета. Это деньги бизнес компаний и предприятий, которые мы отправляем на сохранение дикой природы.

— Вы сами ищите спонсоров, или они к вам приходят?

— Вы знаете, есть два направления. Когда у нас появляется новая проблема, задача или идея, мы ищем партнеров и зачастую их находим. Бывают прецеденты наоборот когда представители компаний, руководство, или рядовые сотрудники знакомятся с деятельностью нашей организации и спрашивают, как бы они могли помочь, какой из блоков мы могли бы на себя взять? Многие выбирают то, что им по душе. Понятно, что есть такие понятные проекты, как спасение тигрят. А вот оперативная работа групп охотнадзора — это уже сложнее. Нужно объяснять, зачем нужно помогать этим людям, почему им нужна именно такая экипировка, насколько актуальна проблема браконьерства… Для этого и есть мы — чтобы показать то что не видно. Потому что большая часть работы, связанная с охраной животного мира, она не очевидная и достаточно сложная. Но в целом мы здесь находим компромиссы.

Но самая важная миссия нашей организации — это объединение разносторонних организаций, работающих в направлении сохранения редких видов. Если говорить о РФ, то в данной работе задействованы все силовые структуры. Это ФСБ и МВД, таможня, погрануправление, министерство природных ресурсов, администрация всех федеральных ООПТ, службы охрана животного мира при субъектах. Кроме того есть общественные международные организации, многие из которых уже более 25 лет работают в данном направлении и часто работают не согласованно, порой не понимая друг друга. А мы такой объединяющий орган, который позволяет общественным организациям выстраивать диалог с государством и наоборот. В принципе мы все движемся в направлении выполнения стратегии сохранения амурского тигра и вот последний учет численности популяции амурского тигра 2015 года подтверждает, что в 2010 году специалисты разработали правильную стратегию. Она работает и ее выполнение положительно влияет не только на тигра, но и на все что с ним связано.

— Какие были результаты учета популяции тигра в 2015-м году? Когда будет следующий учет и как вы сейчас оцениваете, сколько особей тигра сейчас обитает на территории Приморского края?

-С тигром есть некий парадокс. Почему тигр является индикатором состояния природы? Потому что тигра с одной стороны проще считать, чем других животных. Их мало и соответственно мы можем их более точно посчитать и по изменению их численности на отдельных участках мы можем понимать, что происходит со всем природным комплексом. С другой стороны тигр живет на очень обширной территории, примерно 180 тысяч квадратных километров. Эта территория не только обширна, но и малодоступна. Поэтому учет тигра на всей площади — это не только длительная и сложная процедура, но еще и дорогостоящая. Поэтому проводить учет каждый год нет необходимости. На взгляд ученых, важно просчитать все особи до единицы. И каждая группа ученых будет спорить, 502 тигра сейчас в крае или 505, для них это важно. Для государства и для нас это не важно, потому что для нас важно знать порядковую численность. Если мы понимаем что тигров 520, или 500, то для нас меры охраны тигров одинаковые. Мы одинаково будем защищать и 520 и 580 особей.

— Так сколько же их сейчас?

— В 2015-м году зафиксировали численность в 520-540 и тогда же определили, что существует тенденция к росту численности популяции. Ежегодно проводится мониторинг популяции и его суть заключается в том, что на 25% территории ареала проводится учет по следам на снегу и с использованием автоматических фотоловушек. Полученные данные по изменению численности на этих модельных площадках дают представление о том, что происходит и с численностью всей популяции. Если довериться этим данным и современному компьютерному обеспечению, то на данный момент в России насчитывается порядка 580-600 тигров. В принципе численность немного подросла и тенденция сохраняется. Но есть районы, где все очень хорошо с тиграми, а есть районы, где все очень плохо. Еще в 2015 году мы приняли решение усиливать работу именно в проблемных районах. Потому что зачастую раньше многие предпочитали работать там, где все отлично.

— Какие у нас самые проблемные районы?

— Традиционно это северные районы — Тернейский, Красноармейский, Дальнереченский, Дальнегорский, Кавалеровский и Чугуевский. Проблема связана с их отдаленностью, сложностью в работе правоохранительных органов. Мы понимаем, что концентрация сотрудников силовых структур больше в городах. Там же значительно меньше.

Не для кого не секрет, что состояние природы напрямую зависит от социально-экономических показателей жизни населения. Если у людей стабильная работа и хорошая зарплата, то у них даже не будет времени бегать в лес и пытаться убить тигра, или копытных животных, рисковать здоровьем, жизнью или свободой. Также есть эффект накопленного урона. В 90-ые годы было достаточно сложно, мы все это знаем. Были незаконные рубки и хорошую часть леса — дуб и кедр – черным лесорубам удалось вырубить и вывезти из страны. Лес — это не картошка, он за один год не вырастет. Это 30,40, а лучше 50 лет для его восстановления. И это накопленный урон, за который мы сейчас несем ответственность. Соответственно там надо работать, развивать охотничье хозяйство, развивать глубокую переработку леса.

В конце 20-ого века сложились такие экономические обстоятельства, что при развале СССР, мы развалили и систему заготовки и переработки недревесной продукции леса. Большая часть Приморского и Хабаровского края жили именно в таежной местности за счет того что собирали грибы и ягоды, папоротник, элеутерококк и другие дары Дальневосточной тайги. Мед перерабатывали, сдавали государству, а государство реализовывало, в том числе и за рубеж. Сейчас мы понимаем, что спрос на чистую органическую продукцию достаточно высокий, в том числе и в странах Европы и в США, уже и в странах Азии. Необходимо восстановить использование недревесных продуктов леса. Это даст возможность людям зарабатывать и снизит браконьерскую нагрузку на животных и на сам лес.

— Как сейчас меняет свой ареал тигр?

— Ареал тигра сейчас расширяется. Расширение тигриного ареала в основном связано с деятельностью государства и природоохранных организаций. Есть два соседних субъекта — ЕАО и Амурская область – где до 70-х годов обитали тигры, но потом антропогенное воздействие привело к тому, что они исчезли. В принципе места обитания там удалось сохранить за счет того, что они были очень труднодоступны.

Раньше мы найденных в тайге брошенных тигрят отправляли в зоопарки. Сейчас появилась методика, позволяющая их выращивать до взрослого состояния и безбоязненно для них и для людей отпускать обратно в лес. И вот родилась идея выпускать в местах исторического обитания тигра, чтобы расширить ареал и восстановить ту численность. Тем самым убрать самый главный фактор. Тигр — территориальное животное. И если вы на участок взрослого самца выпускаете молодого самца, то он, естественно, его не примет. Возможно он даже станет жертвой более взрослого животного. В ЕАО и Амурской области нет конкуренции. Ну и с другой стороны там есть волк. Волк достаточно агрессивен к домашним хозяйственным животным. Такая большая угроза, которую достаточно сложно победить традиционными методами. А тигр такой универсальный вариант, который помогает избавиться от более вредного хищника.

— Он вытесняет волка в конце концов?

— Не то что вытесняет, он его уничтожает. У нас в приморском крае волк — это малочисленное животное. Его можно отнести к особо редким. Живет он только на приханкайской низменности, либо на безлесных участках, где не обитает тигр. Тут стоит оговориться, что тигр более мягкий хищник, чем волк. Волк убивает столько, сколько он может убить. Это заложено в его природе. Тигр же убивает столько, сколько может съесть. За редким исключением, когда он тренирует тигрят. Но при этом тигр не терпит пищевой конкуренции. Поэтому он уничтожает волка, лисицу, рысь. Всех кого встретит с зубами кроме человека, он уничтожает. Именно этим и объясняется тяга тигра к собакам.

Существует такой миф, что это для него лакомство и он специально за ними охотится. На самом деле это не так. Тигру достаточно сложно отличить собаку от волка. Для него это то же самый волк и конкурент. Если мы говорим о нападениях в населенных пунктах, то сама специфика населенных пунктов в Приморском крае такова, что у нас не особо массово держат крупный рогатый скот в селе. Если их держат, то они находятся взаперти. Поэтому самый легкий объект для добычи — это собака, которая зачастую не привязана. Поэтому случаев нападения тигров на собак достаточно много. Но тигр действительно приходит в населенный пункт только когда у него есть проблемы.

— В ЕАО и Амурскую область едут тигрята из приморского реабилитационного центра?

— Да. Они туда едут по многим причинам. Одна из таких причин повышение генетического разнообразия. Потому что, создавая популяцию на севере из тигрят, которые поступают с разных уголков Приморского края, мы создадим более генетически разнообразную популяцию. И если потом так случится и в основной популяции появятся какие то проблемы, то мы можем всегда взять оттуда особь и поменять ее местами с местным обитателем, чтобы укрепить. Это все делается для того чтобы не происходило близкородственного скрещивания и накопления определенных генетических ошибки.

В ЕАО программа по воссозданию популяции завершена, животные успешно адаптировались, размножаются и их численность уже соответствует экологической емкости. Еще осталась возможность для роста, но там уже тигры без человека справятся.

И тут я бы хотел развеять самый распространенный миф о том, что вот экологи сохраняют тигров, они плодятся, плодятся, а потом их будет настолько много, что они нас всех съедят. Этот миф происходит от незнания экологии тигра. Тигр — это большая тропическая кошка. Как и многие животные в Приморском крае. Например, гималайский медведь, харза, дальневосточный леопард, пятнистые олени. Эти животные оказались заложниками природного катаклизма, который произошел много десятков тысяч лет назад. Ледник спускался и отрезал им отход на юг. Как в известном мультике про ледниковый период, они просто не смогли присоединиться к остальным своим собратьям, которые остались проживать в странах юго-восточной Азии. Мы знаем, что у них там немного другие условия, джунгли. Всегда есть зеленая трава, поэтому копытных много. У самцов тигра там участок 100 квадратных километров. На этом участке могут жить и другие самцы и по 5-6 самок. И всем хватает пропитания.

Тут тропическое животное оказалось совсем в других условиях — снег, копытных мало, кормов мало. И у нашего тигра участок обитания уже 1000 квадратных километров. То есть в 10 раз больше, при этом он может позволить проживать только 3-4 самкам. Других самцов он туда не пускает, потому что понимает, что тогда ему не хватит пищи. И сама внутренняя потребность тигра такова, что если он видит, что численность жертв сокращается не только под его воздействием, но и из-за человека, то он просто расширяет свой участок, или уходит на новые места обитания. Он никогда не истощает ресурс до нуля. Это такой природный защитный механизм, который у людей не срабатывает. И тут можно провести аналогию с проживанием людей за полярным кругом. У нас за полярным кругом многомиллионных городов нет и в перспективе мы тоже понимаем что не будет, потому что не те условия. По сути там люди живут на краю своего распространения, многие даже говорят что они не живут, а выживают. Так и здесь. Амурский тигр здесь, к сожалению, выживает. Не мы в этом виноваты. Так исторически сложилось и на краю ареала никогда численность животных не будет высокой. Надо с этим смириться. Максимум, что мы можем, это увеличить численность тигров. Различные группы ученых считают что можно достичь предела в 700 особей. Кто-то называет цифру 900. Это вот максимум. Больше их не будет.

Материал подготовлен в рамках проекта ИА PrimaMedia "Чистое Приморье". Цель проекта — формирование бережного отношения к природе, среде проживания и экологии, сохранение лесных, водных и иных природных богатств Приморского края.

‡агрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia