Экосистема Амурского залива Владивостока в критическом положении – биолог

Нефтебаза, стоянки катеров и другие источники загрязнения убивают все живое
Научный сотрудник ДВО РАН Елена Левченко. Фото: Сергей Ланин

Нефтебаза в черте Владивостока разрушает экосистему Амурского залива стоками после промывки нефтяных цистерн. Обнаружить это катастрофическое влияние на состояние моря и составить реальную картину загрязнения бухт Владивостока удалось благодаря новому, уникальному методу биотестирования состояния водной среды, который разработали и готовятся запатентовать ученые Дальневосточного отделения Российской академии наук, сообщает РИА PrimaMedia.

Этот перспективный метод был представлен на второй международной научно-технической конференции "Актуальные проблемы освоения биологических ресурсов Мирового океана" во Владивостоке. С методом биотестирования состояния водной среды своих коллег познакомила научный сотрудник лаборатории физиологии автотрофных организмов Института биологии моря ДВО РАН Елена Левченко.

- Благодаря вам мы узнали, что состояние экосистемы бухты Кирпичного завода на Первой Речке, где находится нефтебаза, сегодня более чем критическое. Почему раньше ученые об этом молчали?

- Традиционно применяемый метод физико-химического тестирования состояния водной среды не позволяет охватить весь спектр токсичных веществ, которые сбрасываются в реки и моря. Таких веществ миллионы, а значит, понадобились бы миллионы анализов, проб и годы исследований, прежде чем мы бы определили наличие загрязнения.

Общие анализы эти загрязнения не показывают: берем пробу воды прямо возле канализации – гидро-химические показатели, предельно допустимая концентрация в норме! Не за что зацепиться. Получается, вода чистая, все нормально. На самом деле, не все нормально, все ужасно, и мы смогли это доказать.

Мы придумали уникальный способ индикации состояния водной среды: по состоянию водных организмов всегда можно определить, есть ли загрязнение.

Нефтебаза на берегу бухты Кирпичный завод

Нефтебаза на берегу бухты Кирпичный завод. Автор: Тематическая иллюстрация

Мы взяли сообщество живых организмов и посмотрели, как оно меняется в зависимости от места обитания: изменение численности и видового разнообразия. По этим двум показателям, оказалось, можно судить, в порядке сообщество или нет. В качестве "подопытных" взяли микроводросли, они лучше привязаны к месту, чем тот же планктон. Сравнивали с кристально чистой водой Морского заповедника.

Всегда считалось, что основной загрязнитель моря – это органические вещества. Незначительная часть образуется в море, другая часть – природного происхождения – вымывается в море ливнями. Но самое значительное загрязнение – антропогенное. Это как раз канализационные трубы, вроде тех, которые с огромным диаметром выходят в море в районе бухты Тихая. И сточные воды с предприятий, которые несут в залив наши немногочисленные речки – Первая, Вторая, Объяснений и так далее.

Исследуемые нами водоросли – самый чувствительный элемент трофической пирамиды по отношению к органическому веществу. Они напрямую сразу реагируют на все изменения. Если органики много, происходит эвтрофикация водоема – рост количества водорослей. Но если органики с избытком, количество микроводорослей резко снижается. Им просто не хватает кислорода, растворенного в воде.

Исследуя бухту Кирпичного завода, мы установили, что количество контролируемых водорослей по сравнению с нормой в ней меньше в сумасшедшее количество раз. Но анализ количества кислорода показал норму. Значит, имеют место не заморные явления, а наличие токсикантов. В бухте Кирпичный завод находится нефтебаза и стоянка катеров на Моргородке. Основные токсиканты, которые могут они поставлять, это присадки к топливу. Одна из них – тетраэтилсвинец, антидетонационная присадка к бензину. Это сильнейший токсикант, обладает кумулятивным действием, то есть накапливается. При попадании на кожу вызывает поражения. Для обитателей моря – это страшный яд.

Токсиканты смываются при очистке цистерн на нефтебазах и попадают в бухту со сточными водами. По данным других исследователей, содержание того же тетраэтилсвинца в сточных водах с нефтебаз может достигать до 1-2 млг на литр. При том, что это сильнейший токсикант. Факт в том, что нашим методом мы можем показать, что состояние экосистемы в этой городской бухте критическое. Бухта умирает.

- Какие действия нужно предпринять, чтобы спасти бухту?

- Мы этим летом проверим наше предположение о наличии тетраэтилсвинца, сообщил экологам. Вообще властям города надо уже сейчас напрячься и проверить, а что вообще происходит на побережье данной бухты. Потому что она фактически целенаправленно уничтожается промышленными предприятиями.

Спасать ничего не надо. Нужно прекратить сливать туда всякую дрянь. Через время произойдет самоочищение воды благодаря микроорганизмам. Нужно жестко регламентировать работы по очистке цистерн. Я их тоже понимаю, цистерны надо мыть. А куда сливать? Рядом море…

 И Росприроднадзор регламентирует все эти работы, но они все равно продолжают это делать. На самом деле они должны нейтрализовать эти токсины, но это целое производство отдельное, дорогое.

А вообще эти детонационные присадки в Европе полностью запрещены. Россия пытается переходить на топливо евро-стандарта, но полностью пока не перешло.

Амурский залив, вид с Академгородка

Амурский залив, вид с Академгородка. Автор: Сергей Ланин

- Введение в строй очистных сооружений повлияет на чистоту бухт Владивостока?

- Наконец-то, во Владивостоке будут очищаться бытовые стоки. Очистные помогут в плане очистки от органических загрязнений. А вот промышленными стоками в городе никто не занимается. Та же нефтебаза сливает отходы через свою отдельную трубу. Очистные тут бессильны. На нефтебазе нужна своя мощная система очистки.

- Будете ли вы продолжать исследования акватории Владивостока?

- Мы этот мониторинг будем вести регулярно. Сейчас готовим патент нашего метода. В планах создать целую структуру экологического контроля, состоящую мониторинговых постов, которые бы брали пробы воды в Амурском и Уссурийском заливах и следили за ситуацией. Удивительно, но такой системы до сих пор не существует. Посты наблюдения за атмосферным воздухом есть, а за водой – никогда не было. Идею надо обязательно воплощать, иначе мы погубим уникальные водные акватории, которыми славился всегда Приморский край.

Загрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia