Тематическая фотография. Фото: Мария Бородина, РИА PrimaMedia

Робинзоны по-советски: после крушения экипаж парохода "Перекоп" целый год жил на острове

Под обстрелом японцев погибли 8 моряков, остальные 32 вернулись домой только спустя два года, в 1943-ем (ФОТО, КАРТА)

Дарья Червова. Декабрь 1941 года у экипажа парохода "Перекоп" останется в памяти навсегда. 75 лет назад торговое судно было затоплено и 8 человек утонули, но большинству моряков удалось спастись. Правда, сразу вернуться домой они не смогли – 32 человека целый год ждали спасения на малообитаемом острове. РИА PrimaMedia рассказывает историю тех, кого так долго считали погибшими.

Обычный рейс торгового судна

Шел шестой месяц войны. В один снежный и морозный день, 3 декабря, пароход "Перекоп" отчалил от берегов Владивостока, чтобы отправится в рейс на далекий остров Ява. На его борту находилось 37 мужчин и 3 женщины.

Через несколько часов белые, красные и зеленые огоньки приморских маяков остались позади – судно вышло в открытое море. Ему предстояло пройти внушительное расстояние безоружным, в то время как радиоприемники передавали последние известия о военных действиях в окрестностях Москвы.

Пароход "Перекоп"

Пароход "Перекоп". Фото: Из архива ДВМП

  • Место постройки – Англия.
  • Год постройки – 1922.
  • Скорость в узлах — 9,5.
  • Грузоподъёмность — 4,1 тысяч тонн.
  • Род двигателя — паровая машина.
  • Род топлива – твердое.
  • Вооружение — не было.

Василий Кучерявенко писал в своей знаменитой книге "Перекоп" идет на юг": "В первые сутки пароход не встретил в море ни одного судна. Лишь у берегов Кореи, на траверзе порта Фузан, моряки заметили дымки, а затем и шедшие вдоль берега японские военные корабли".

Затем долгое время море оставалось спокойным и абсолютно пустынным. Следующую активность японцев моряки заметили лишь обогнув остров Цусиму, где шло сражение. Члены экипажа увидели японские "рыбацкие" катера, которые стали пересекать курс "Перекопа". Японские катера шли сбоку, ложились на параллельный курс, определяя направление судна, а затем резко обгоняли его и уходили в сторону. На палубах у японцев лежали новые сети с блестящими стеклянными поплавками; видно было, что сети эти ни разу не закидывались в море. Над рубками катеров торчали антенны радиостанций.

Утром 7 декабря в сводках Советского информбюро передали, что война добралась до Тихого океана – Япония напала на Перл-Харбор. Пароход проходил Тайваньский пролив, когда встал вопрос, продолжать ли рейс, ведь судно попадало в зону конфликта. Капитан решил не отступать, а вскоре и радиограмма из Владивостока подтвердила – курс не менять.

Девять дней прошли без инцидентов, но 17 октября "Перекоп" атаковали. Самолет, возникший черной точкой в ясном голубом небе, уверенно приближался к пароходу. Моряки торгового судна привычно подняли позывные флаги, обозначающие название судна и его национальную принадлежность, но японский летчик пошел в бой, пустив в ход бомбы.

В книге Василия Кучерявенко "Перекоп" идет на юг" подробно описан этот эпизод:

"— Лево на борт! — подал команду капитан Демидов. Матрос Зверев быстро переложил руль, и судно уклонилось от бомбы. Вблизи "Перекопа" поднялось два столба воды, и раздался глухой взрыв. Всех находившихся наверху обдало водой, упавшей на палубу.

— Что это? Невооруженное судно бомбят... Бандиты! — негодовали моряки.

— Под укрытие, под укрытие! — громко прокричал матрос Чулынин, передавая распоряжение капитана.

Самолет развернулся и зашел вторично на судно. Отбрасывая на палубу скользящую черную тень, он пронесся, чуть не задев дымовую трубу. Сейчас не было сомнений в том, что летчик прекрасно видел опознавательные флаги и поднятые позывные. Однако от самолета опять со свистом оторвались бомбы и легли почти у самого борта.

Сбросив все бомбы, самолет покружился над "Перекопом" и улетел.

В левом борту судна обнаружили небольшую пробоину и осколок бомбы, застрявший в рыбинсе.

Аварийная партия под руководством боцмана Соколова быстро заделала пробоину.

Наступила гнетущая тишина. Затем матросы и кочегары заговорили:

— Разве Япония начала войну с нами?

— Нет, не может этого быть... По радио мы узнали бы об этом, нас предупредили бы из Владивостока".

Летчик промазал. Экипаж был в растерянности, капитан сообщил о случившемся в управление. К 22.00 пришла радиограмма, в которой указывалось сменить курс и пройти под прикрытием острова Натуна, а затем взять курс на Сингапур. После этого судно должно было вернуться на свой первоначальный маршрут. Также в радиограмме сообщалось, что СССР находится в мирных отношениях с Японией, и что о нападении японского самолета на советское судно доложили правительству.

Загадочное исчезновение

Моряки начали готовить шлюпки на случай высадки – собирали продукты, питьевую воду, проверяли весла и паруса. К этому подключился весь экипаж.

Ветеран Дальневосточного морского пароходства Георгий Руднев в книге "Огненные рейсы" (Дальневосточное издательство, 1990 год) так описывает дальнейшие события:

"В полдень следующего дня слева по траверзу была обнаружена группа самолетов. В вахтенном журнале третий помощник капитана И. С. Андрианов запишет: "12 часов 05 минут появились шесть самолетов. Объявлена тревога. Они идут на высоте 300-400 метров прямо на судно. Хорошо видны японские опознавательные знаки". Вслед за этими бомбардировщиками появились еще 11. Они перестроились. Часть из них начала заходить с кормы, а три легли на боевой курс прямо на "Перекоп".

Бомбы летели с левого и правого бортов над безоружным пароходом. Капитан Демидов, маневрируя судном, удачно отклонялся от воздушных атак, но становилось труднее и труднее избежать прямого попадания".

И всё же они достигли своей цели: первая – на полубаке, вторая – в первом трюме. Начался пожар, судно окутал черный дым, а вслед за этим на "Перекоп" ворвался морской поток.

Борьба за живучесть стала бессмысленной – нос судна тянуло ко дну, обстрел не прекращался. Капитан дал команду опустить шлюпки, после чего команда без паники стала покидать пароход. В этот момент японская бомба перевернула одну шлюпку, члены экипажа оказались в воде. Враг стал обстреливать людей. Тогда погибли восемь человек, еще несколько получили тяжелые травмы, в том числе капитан Демидов.

18 декабря "Перекоп" исчез из эфира навсегда, уйдя под воду. А на следующий день выжившие моряки высадились на острове Большая Натуна недалеко от Борнео, хотя весь мир считал их погибшими.

Юрий Уфимцев пишет в своей статье для издания "Окно в Россию": "О судьбе парохода во Владивостоке могли только догадываться. Всем судам ДВМП были даны запросы. Но никто парохода не видел. Основываясь на последней радиограмме "Перекопа", 31 декабря советский НКИД в письме японскому возложил ответственность за этот инцидент на японскую сторону и заявил протест. В своем ответе от 3 августа 1942 года японская сторона сообщила, что в результате расследования, проведенного на месте, японские военные власти выяснили, что в указанное время в данном районе японские самолеты бомбежек не производили".

Таинственный остров

Выбравшись на отмель острова Большая Натуна и выйдя из шлюпок, обессиленные моряки встретили малайцев. Оказалось, что на этом острове располагался небольшой голландский гарнизон, чей командир поприветствовал советский экипаж и дал распоряжение помочь потерпевшим крушение. В ближайшем поселке Танью морякам выделили хижину и обеспечили их тем, чем могли — бинтами, пакетиком марганцовки, хинином и двумя хирургическими скальпелями. Также местные жители стали приносить русским различные фрукты, травы, листья и дрова.

Справка. Натуна (индон. Natuna) — округ в индонезийской провинции Острова Риау. В состав округа входит 272 острова. Острова располагаются в Южно-Китайском море. На севере округ граничит с Вьетнамом и Камбоджей, на юге — с Южной Суматрой и Джамби, на западе — c Малайзией, на востоке — с Восточной Малайзией и Западным Калимантаном.

Первую помощь моряки получили, однако затем их ждало новое испытание – на острове начался сезон дождей, а с ним и малярия. Ни одного врача на острове не было. Однако местные жители показали "перекопцам" чем можно залечить раны. Взамен моряки научили аборигенов выпаривать соль из морской воды и давить кокосовое масло. Жизнь на острове у "перикопцев" постепенно налаживалась.

Однажды в джунглях моряки нашли человеческие скелеты с проломленными черепами, а рядом почерневшие морские пуговицы и глубоко вырезанные латинские буквы "S.T." и цифры "188…". Оказалось, что на этом острове уже высаживались потерпевшие крушение моряки, но их сгубило пьянство и алчность – в итоге они поубивали друг друга.

Долгожданное возвращение

Спустя год жизни на Большой Натуне советские моряки наконец смогли выбраться с острова. В этом им помогли голландские солдаты, организовавшие перелет на самолете в Борнео. На воздушном судне полетели пятеро советских моряков. Еще девять "перекопцев" отправились туда же на шлюпках. Однако Борнео был оккупирован японцами. Прилетевших сразу же арестовали и отправили в Джохар – город в 35 км от Сингапура, а приплывших – обратно на Натуну.

В сентябре еще две группы повторили попытку выбраться с острова на парусниках, но потерпели неудачу.

В ноябре 1942 года японский пароход прибыл за экипажем парохода "Перекоп" и доставил оставшихся в Джохар, там они присоединились к товарищам. Всех моряков поселили в пустом доме и фактически держали в заключении. В июне 1943 года "перикопцев" переселили в японские казармы, где они находились под постоянной охраной солдат пригорода Сайгона.

Георгий Руднев в книге "Огненные рейсы" писал: "Только после решительного протеста капитана А. А. Демидова, в котором указывалось, что моряки фактически находятся в заключении, экипаж "Перекопа" посадили на небольшой японский пароход и доставили в Шанхай".

14 ноября 1943 года 32 моряка выехали на Родину. Дальневосточное пароходство с теплом встретило пропавших моряков.

1 / 3

Николай Михин в книге "Венки на волне" (Санкт-Петербург, 1996, 1998 год) описывал встречу с капитаном судна Александром Демидовым спустя годы:

"Меня всегда удивляла прекрасная память этого человека. Он помнил даже детали. После выхода в свет своей книги он, будучи уже тяжело больным, продолжал работать над серией морских рассказов. Когда мы с курсантами Ленинградской мореходной школы в 1972 году навестили больного капитана, он выглядел бодро, много рассказывал. Не забыл поинтересоваться у меня о сыне (сын родился, когда нас обстреляли в том кубинском рейсе), не бросил ли я писать стихи, он любил стихи, особенно о море. И еще удивила его физическая сила. Как могла в таком худощавом, седом (ну, обыкновенный старичок) человеке находиться такая физическая сила?!. Уходя от Александра Африкановича, мы пожали на прощание друг другу руки. Он подал левую (правая была парализована). Его рукопожатие было рукопожатием крепкого, физически здорового мужчины в расцвете сил. А впрочем, ничего удивительного. Просто в нем гармонично сочеталась физическая сила с духовной".

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

Гибель "Тикси" в Море Дьявола: последний рейс гордости советского флота

Черные страницы ТОФ: взрыв в башне "Адмирала Сенявина" унес жизни 37 человек

"Чёртова дюжина" подводного флота России на Тихом океане

7.12.2016

© 2005—2018 Медиахолдинг PrimaMedia