Почему ПАО «ДЭК» могут отодвинуть от сбыта электроэнергии на Дальнем Востоке

Самые очевидные причины – в материале ИА PrimaMedia
Линия электропередач. Фото: ИА PrimaMedia

"Нерыночный" рынок электроэнергии II неценовой зоны (Приморский и Хабаровский края, Амурская область, ЕАО и юг Якутии) ждут перемены. "Материнская" структура "РусГидро" берет в свои руки управление сбытом и тарифной политикой в изолированной энергетической системе зоны, уже "отодвинув" от процессов ПАО "РАО ЭС Востока" и последовательно вводя "внешнее" управление в отношении ПАО "Дальневосточная энергетическая компания" и ее "дочек" — АО "Дальневосточная генерирующая компания" ("ДГК") и АО "Дальневосточная распределительная сетевая компания" ("ДРСК"). Каковы могут быть причины такой, по сути, масштабной реорганизации – в материале ИА PrimaMedia.

Справка: "Дальневосточная энергетическая компания" была создана в 2007 году в качестве управляющей компании на базе пяти неизолированных энергосистем – ОАО "Амурэнерго", ОАО "Хабаровскэнерго", ОАО "Дальэнерго", ОАО "ЛуТЭК" и южной энергозоны ОАО "Якутскэнерго". Из ОАО "Дальневосточная энергетическая компания" выделились еще две "дочки" — ОАО "Дальневосточная генерирующая компания" (отвечает за производство электроэнергии и тепла) и ОАО "Дальневосточная распределительная сетевая компания" (отвечает за доставку электроэнергии). Сама же "ДЭК" с 2008 года взяла на себя энергосбытовые функции, то есть фактически закупает и перепродает энергоресурсы населению (более 1,8 млн человек) и юрлицам (55 тысяч).

Нет места "перекупам"?

Как известно, с 1 июля 2017 года на основании решения годового собрания акционеров полномочия единоличного исполнительного органа ПАО "ДЭК" осуществляет АО "Энергосбытовая компания "РусГидро". Прежняя "материнская структура" — то есть "РАО ЭС Востока" – от процесса "отодвинута", хотя как юрлицо и продолжает существовать. По мнению руководства "РусГидро", такая консолидация позволит упростить корпоративное управление "ДЭК", "ДГК" и "ДРСК", убрав, надо понимать, одну из "прокладок".

Такая позиция "РусГидро" рождает предположение, что оптимизация пойдет еще дальше, и "Дальневосточная энергетическая компания", чья единственная функция в рамках холдинга – покупка и перепродажа электроэнергии на оптовых и розничных рынках II неценовой зоны, будет ликвидирована или ("мягкий вариант") перепрофилирована.

"Существуют отличия между работой сбытовой компании "РусГидро" и "ДЭК". Например, сбытовые подразделения "РусГидро" работают с бизнесом в ценовой зоне, изменяя тарифы в зависимости от состава генерации и режима потребления. "ДЭК" регулировал цены один раз в год, избегая рисков, возникающих при работе в ценовой зоне", — косвенно подтверждает такие прогнозы исполнительный директор "ДЭК" Виктор Милуш, предполагая, что новая модель управления, скорее всего, лишит "ДЭК" чисто сбытовых функций, оставив агентские.

"Предусматривается, что "ДЭК" будет выступать в роли агента для ресурсоснабжающих, управляющих компаний и предприятий ЖКХ, выставляя квитанции населению и собирая платежи. Внедрение единой квитанции по расчетам руководства "ДЭК" должно привести к снижению размера платы за ресурсы конечных потребителей на 1%-2%. Эта система позволит компаниям сэкономить на операционных расходах, а также увеличить процент сбора денежных средств", — комментировал решение головной структуры Виктор Милуш.

В целом же реорганизация сбытовой деятельности "РусГидро" на Дальнем Востоке должна решить основную задачу по снижению задолженности за отпущенную электроэнергию предприятий и физических лиц. Это подразумевает (по умолчанию), что за без малого 11 лет своего существования "ДЭК" с этой задачей не справилась.

Посчитали — прослезились

Согласно опубликованной отчетности ПАО "ДЭК", по итогам III квартала 2017 года финансовое положение компании – далеко не простое. Кредиторская задолженность в совокупности составила 5,19 млрд рублей, причем 3,5 млрд здесь – это задолженность перед поставщиками и подрядчиками. В числе основных кредиторов "ДЭК" — ее же "дочки" АО "Дальневосточная генерирующая компания" (1,679 млрд) и "Дальневосточная распределительная сетевая компания" (700,9 млн рублей), а также "материнская" компания ПАО "РусГидро" (564,4 млн рублей).

Между тем на 30 октября 2017 года общая дебиторская задолженность "ДЭК" составила 8,306 млрд рублей, из которых дебиторская задолженность покупателей и заказчиков – 7,815 млрд (при 3,494 млрд рублей просроченной задолженности). Заметными должниками "ДЭК", согласно публикациям в СМИ, являются КГУП "Примтеплоэнерго" (задолженность в 516 млн рублей на конец октября), ОАО "Амурметалл" (425,328 млн рублей), ПАО "Интер РАО ЕЭС" (104,743 млн рублей).

За 9 месяцев 2017 года фонд заработной платы более чем 3 тысяч сотрудников "ДЭК" составил 1,774 млрд рублей. Еще без малого 41 млн рублей за этот же период достался топ-менеджерам компании.

По итогам трех кварталов этого года компанией получена чистая прибыль в размере 518,428 млн рублей. А вот сумма непокрытого убытка за отчетный период составила уже 3,62 млрд рублей.

В целом при такой ситуации неудивительно, что у ПАО "ДЭК" есть серьезные кредитные обязательства перед банками-"тяжеловесами": ПАО Сбербанк – 6,3 млрд рублей (срок погашения – 1 ноября 2019 года, средний процент по кредиту – 8,3% годовых), Банк ВТБ – 2,925 млрд (срок погашения – 30 ноября 2018 года, средний процент по кредиту – 9,75% годовых).

Тени из прошлого

Помимо совершенно недисциплинированных потребителей электроэнергии, к убыткам "Дальневосточной энергетической компании" имела отношение, как представляется, и сама "ДЭК" — точнее, те или иные решения представителей топ-менеджмента компании. Во всяком случае, именно такое впечатление складывается после ознакомления с материалами ряда арбитражных процессов 2000-х годов.

Это, например, дело о переуступке в 2009 году долга упомянутого уже "Амурметалла" в более чем 200 млн рублей (по договору энергоснабжения №45 от 27 ноября 2006 года). Долг был переуступлен некоему ОАО "Амурское предприятие торговой техники" — с одобрения руководства тогда еще ОАО "ДЭК" уровня заместителей гендиректора.

Любопытно, что "Амурское предприятие торговой техники", судя по открытой информации, сделку никак не обеспечивало – ни финансово, ни залоговым имуществом. Как бы то ни было, график платежей начал нарушаться почти сразу же, в том же 2009 году. Дальнейшие попытки "ДЭК" отсудить у "Амурметалла" долги за электроэнергию "разбились" о факт переуступки задолженности (с согласия кредитора же!) стороннему юрлицу. В соответстсвующих исках ОАО "ДЭК" к ОАО "Амурметалл" в арбитраже было отказано, дебиторская задолженность в сумме 192,9 млн рублей "ушла" в убытки электросбытовой компании.

Также показательна история с реализацией (а затем и выкупом обратно) движимого имущества объекта незавершенного строительства – Уссурийской ТЭЦ. Как сообщала тогда региональная пресса, в 2008 году имущество было продано некоей коммерческой компании за "символическую" сумму в 1,71 млн рублей, после чего компания незамедлительно продала его еще одному юрлицу.

Уже постфактум руководство РАО "ЭС Востока" сделку по продаже актива не одобрило и дало ОАО "ДЭК" указание по расторжению договора в одностороннем порядке. В итоге после длительных судебных разбирательств и переговоров с приобретателями объект был выкуплен обратно – уже за 18 млн рублей. Насколько известно, к проверке ситуации правоохранительные органы тогда не привлекались, и, судя по всему, более 16 млн рублей были занесены в графу "убытки".

Обширный материал для размышлений на тему "эффективного менеджмента в компаниях-монополистах" дает и история арбитражных взаимоотношений "ДЭК" и территориальных сетевых компаний (ТСО). Уже в 2008 году филиал "ДЭК" "Дальэнергосбыт" активно судился с большинством ТСО края — ООО "Находкинские электросети", ООО "Артемовские электросети", ОАО "Спасскэлектросеть", ФГУП 24 ЭС МО, ОАО "Электросервис" ( Кавалерово), ОАО "Хасанкоммунэнерго", ОАО МАПЭ (Михайловка), МУП "Уссурийск— электросеть", МУПВ ВПЭС (Владивосток).

Основными "болевыми точками" в отношениях гарантирующего поставщика и "сетевиков" были (да и во многом остались по сей день) вопросы потерь в сетях, хищения электроэнергии и бездоговорное потребление, несовершенство приборов учета и т.п. – словом, все то, что имеет прямое отношение к формированию тарифов в неценовой зоне.

Во многом такой вал арбитражных споров, как можно предположить, был вызван отменой в 2007 году отменой одного внутреннего документа ОАО "ДЭК" — "Положения о премировании за выявление хищений электроэнергии". Эта отмена, по сути, переложила работу по борьбе с воровством энергии на предприятия-"транспортировщики", у которых, естественно, потери вдруг начали неожиданно и резко "сокращаться". Что характерно, буквально через несколько месяцев отмененное "Положение" было восстановлено, но "хвост" судебных споров о потерях и хищениях – с неизбежными убытками ОАО "ДЭК" — тянулся потом годами.

Также изрядные убытки "Дальневосточной энергетической компании" сформировались и "благодаря" своеобразной позиции поставщика в процессе оснащения МКД общедомовыми приборами учета, которые – по идее правительства РФ – должны были снять разногласия по количеству потребленной энергии между поставщиками, "транспортировщиками" и конечными потребителями электроэнергии. Отметим, что дальневосточные коллеги "ДЭК" — ОАО "Сахалинэнерго" и ОАО "Камчатскэнерго" — начали разработку и защиту инвестпрограмм по оснащению МКД общедомовыми приборами учета практически сразу же после выхода в 2006 году соответствующего постановления правительства РФ №307.

Из-за неспешности "ДЭК" в этом вопросе в зоне действия поставщика сложилаь ситуация, когда "ДЭК" считал полезный отпуск электроэнергии по показаниям индивидуальных приборов учета, а территориальные сетевые организации – по приборам общедомовым. При отсутствии же общедомовых приборов потери энергии в сетях относили именно на многоквартирный жилой фонд. Это, в свою очередь, привело к тому, что многочисленные иски "ДЭК" по взысканию компенсаций за потери электроэнергии в 2007-2010 годах были проиграны, заявленные исковые требования общей суммой примерно в 1 млрд рублей (!) ушли "в никуда".

А точнее, в убытки – поскольку потери энергии были абсолютно реальными. Напомним, что эти три истории случились в 2007-2010 годах. Имели ли место другие подобные "кейсы" в обозначенный период или же позже? Видимо, аудиторам из "РусГидро" еще предстоит это выяснить.

Рыцари рубильника и квитанции

Как можно предположить, руководству "РусГидро" — помимо прояснения "истории убытков" сбытовой компании – предстоит еще и озаботиться корректировкой репутационной составляющей в деятельности дальневосточных активов. Во всяком случае, в публичном пространстве за "ДЭК" прочно закрепилась репутация компании, постоянно пытающейся решить проблемы неплатежей "методом рубильника". Что, как правило, давало за минувшие 11 лет скорее обратный эффект, поскольку практически на каждое отключение объектов Минобороны и ЖКХ следовал "симметричный" ответ надзорных органов, указывающих, что помимо денег есть еще и обороноспособность страны, и права и интересы граждан.

Многие "инициативы" "ДЭК" выливались в полномасштабные скандылы. Например, в 2011 году сбытовая компания намеревалась отключить от электроэнергии стройки космодрома "Восточный" за долги "Дальспецстроя". В 2013 году "Дальневосточная энергетическая компания" планировала ограничить электроснабжение "Оборонэнергосбыта" — основного поставщика электроэнергии для Минобороны. "ДЭК" даже отключал в связи с долгами коммунальные объекты Минобороны в Амурской области и Приморье. В Хабаровском крае

"сбытовики" отключили 15 объектов АО "Главное управление жилищно-коммунального хозяйства" Минобороны в ДФО и заявили в СМИ о намерении отключить еще 75 объектов за долг почти в 180 млн рублей. Военные, в свою очередь, обвинили продавца энергии в некоем "шантаже", признав лишь 83 млн рублей долга, после чего оспорили его действия в надзорных органах и пригрозили судом. Сейчас в законности действий ДЭК разбирается местное УФАС.

В Приморье же известна многолетняя "борьба" "ДЭК" с КГУП "Примтеплоэнерго", представляющая из себя серию практически идентичных ситуаций: должник не выполняет условия погашения задолженности – кредитор предупреждает об отключении объектов теплоснабжающего предприятия и действительно отключает их – надзорные органы и власти региона "одергивают" кредитора – статус-кво восстанавливается. До следующего раза, разумеется.

Напряженной остаются и отношения "ДЭК" с потребителями – физическими лицами, во многом "благодаря" жесткими – зачастую до полной схожести с коллекторскими – методами понуждения к погашениям задолженности. Впрочем, и здесь на защиту граждан встают надзорные органы, обнаруживая расхождения между цифрами выставляемых сбытовой компанией квитанций и реальностью. В частности, только в 2017 году краевое управление Роспотребнадзора установило, что ПАО "ДЭК" "в квитанциях на оплату услуг электрической энергии предоставляется недостоверная информация об объеме потребленной электроэнергии и размере платы за данную коммунальную услугу", чем нарушило закон "О защите прав потребителей" и Правила предоставления коммунальных услуг.

Разумеется, постановления надзорной службы были оспорены "ДЭК" в суде, однако Арбитражный суд ПК и затем Пятый арбитражный апелляционный суд доводы Роспотребнадзора полностью поддержали.

Загрузка...

© 2005—2018 Медиахолдинг PrimaMedia