«Несколько лет Приморский край жил своей жизнью, а федеральные программы – своей»

Вице-спикер парламента Приморья Сергей Кузьменко считает, что у региона есть резерв роста за счет эффективного участия в проектах центра
Вице-спикер ЗС ПК Сергей Кузьменко. Фото: Пресс-служба ЗС ПК

С заместителем председателя Законодательного Собрания Приморского края, депутатом по избирательному округу №7 (Октябрьский, Пограничный, Ханкайский и Хорольский муниципальные районы) Сергеем Кузьменко мы беседовали в один из солнечных ноябрьских дней. Теплая осень позволила значительно продлить сезон дорожного строительства и благоустройства, но повысила уровень пожароопасности. С обсуждения этих проблем мы и решили начать нашу беседу.

— Сергей Алексеевич, одна из самых острых проблем в крае – дороги. Сезон ремонта и строительства дорог уже завершается. Скоро наступят устойчивые минусовые температуры, когда работы нельзя будет вести. Как вы оцениваете "дорожный" сезон на примере своего избирательного округа? Случился ли прорыв или хотя бы движение вперед?

— Честно? Никак. Если говорить про мой 7-й избирательный округ, то прорыва, к сожалению, никакого не произошло. Да и движения-то особого не было.

По сути дела, это все те же болячки, которые мы обозначали ранее. Уже с историей, с "бородой", которые набили оскомину и грустно их даже перечислять и повторять. Даже попыток изменить ситуацию не было сделано исполнителями.

Это злосчастный участок в 8 километров гострассы Уссурийск – госграница. В течение года я общался с теми, кто причастен к этому: профильные вице-губернаторы, директора департамента… Их немало сменилось за последнее время. Все обещали, "да-да-да". Деньги без малого 200 млн заложили, но никакого движения не произошло.

Сегодня деньги есть, но актуализированной проектной сметной документации нет. Когда объявляли конкурс в 2015-м году, был проект, была смета, рассчитанная на 2 года. Работы начали в 2016-м году, понятное дело, что не успели в итоге. Пришлось вернуть деньги в федеральный бюджет.

В бюджете 2018 года 200 млн заложили, но необходимую документацию никто не подготовил, конкурс не объявлен, работы не проведены. Сейчас дорогу чаще грейдируют. Это единственное изменение, но это не решение проблемы.

Если была проблема с дорогой Хороль – Ярославка, то она и осталась, если была проблема с дорогой на Барано-Оренбургское в Пограничном районе – она и осталась, если мост был начат через Мельгуновку – он так и не доделан.

Поэтому мы просто констатируем, что дорожная отрасль находится в таком состоянии, которое удовлетворительным назвать язык не поворачивается. И людям не интересно, кто в данной ситуации виноват, кто там допустил ошибки.

Я попросил наш бюджетный комитет, чтобы сделали анализ за 5 лет, деньги, которые были заложены и процент исполнения по дорожной тематике. Поразительная история: по отчетам и цифрам идет освоение денег, но движения применительно к своему округу я вообще не вижу. Все те объекты, о которых я говорил, все они там значатся в анализе, но где этот результат на дорогах?

Немного лучше ситуация по дорогам внутри поселений. В рамках программ благоустройства, в рамках дорожного фонда, акцизов, которые получают местные бюджеты заложены целевые деньги. И там действительно ведется работа, пусть она не очень масштабная, тем не менее. Где-то новые тротуары, где-то новое асфальтирование дорог. Знаю, что часть средств была дополнительно распределена уже к концу года. К примеру, 3 млн в Липовцах было выделено на эти цели.

Здесь происходит положительная история. Это в пределах населенных пунктов. Люди видят, что работа ведется. Там совсем другие бюджеты. Гораздо меньшие. Но жителей волнует не только то, что внутри населенного пункта, но и за его пределами.

— Вы говорите, что внутри поселений более позитивно. Кто там исполнители?

— Местные власти. Там малые деньги, но больше переживаний за вверенный участок. Когда к местным администрациям приходят пусть небольшие деньги, то они заинтересованы их освоить эффективно. Они стараются, делают.

Есть надежда, что сегодня, с приходом врио губернатора Олега Николаевича Кожемяко, ситуация изменится и по краевым дорогам.

Ведь происходят уже совсем вопиющие случаи. Вот этот осиновский мост. Тут уже, действительно, вспоминаешь слова нашего прежнего прокурора Приморского края Бессчасного Сергея Алексеевича на заседании ЗС ПК, что наши дороги – это геноцид собственного народа. Сегодня у нас таких мостов… Появляются фотографии как выглядит мост через реку Крестьянку. Все эти мосты строились в одно время, по одним и тем же технологиям, и там тоже висит знак 20 тонн. Но я тогда не понимаю, как вывозить груз с переходов, где разрешенная допустимая масса автопоезда – 40 тонн? Тем более что они все с такой груженой массой уходят.

— Тем более мы сейчас говорим о развитии Приморья, о развитии трансграничного сотрудничества…

— Да, чудес не бывает, в одночасье всех проблем не решить. Но когда доходит до того, что есть деньги, но они не осваиваются, потому что плохое администрирование этого процесса, – это вообще уже край, дальше идти некуда...

— По ситуации с дорогами, если смотреть у коллег в целом по краю, у них такая же картина по дорогам?

— В целом, претензии к дорогам везде: где-то более остро как то же строительство дороги Владивосток — Находка. Жители говорят, да, мы терпим, но даже подъезды к тому участку, где строительство ещё не началось, вызывает вопросы.

— Правильно я понимаю, что Законодательное собрание оценку всему этому вынесло, и сейчас остается только ждать реализации анонсированных решений?

— Мы, как депутаты, не уполномочены подменять чиновников в их работе. У нас есть право давать оценку работе исполнительной власти, есть право проверять освоение тех денежных средств, которые постатейно в ту или иную отрасль направлены. А советовать, как освоить – это не совсем верно будет с нашей стороны.

Мы несем консолидированную ответственность за состояние дел в крае, но у каждого своя вахта. Если мы видим, что в отрасли проблема, то мы об этом говорим. И на фракции "Единой России" вопрос поднимаем, и про состояние "Примавтодора" нашего главного отраслевого предприятия, которое мы поддерживаем за счет бюджетных средств в том числе.

Кожемяко озвучил те идеи, о которых мы как депутаты с территорий говорили давно. Мы были не согласны по реорганизации "Примавтодора", когда было произведено укрупнение, когда муниципальные структурные подразделения были лишены всякой инициативы и финансовой самостоятельности. Они сегодня не участвуют в конкурсах и т.д. Это же все звенья одной цепи.

В итоге мы пришли к деградации предприятия и к деградации целой отрасли. Сегодня понимание, что отступать уже некогда, есть у всех. Вопрос в выработке правильных шагов, которые позволит эту отрасль поднять.

— Еще вопрос, который мы поднимали ранее в интервью с вами. Противопожарная ситуация. Есть ли подвижки в этой сфере?

— Сезон пожароопасный начался, но, к счастью, пожаров по факту нет. То есть, мы "не горим", и шума нет. Но сказать, что мы как-то эту историю принципиально изменили... Проблема регламентированного прибытия пожарных частей остается открытой. Применительно к моей территории в Пограничном районе эта проблема есть в Жариково, в Ханкайском районе у нас были планы по строительству пожарного депо в Новокачалинске, но это пока только планы.

— Сейчас анонсируется обновление противопожарной техники. Что-то передается народным дружинам. Есть какая-то понятная программа или это пока ещё точечные решения?

— Пока точечные. У меня, как у представителя территории, нет информации о системных, программных решениях, чтобы я понимал, что в этом году мы строим депо, в следующем – получаем полный комплект оборудования, необходимого для этого депо, финансирование и т.д. Могу показаться несведущим или говорить о том, чего не знаю. Но мое мнение, как депутата, проблема с удаленными депо пожарных частей по-прежнему актуальна, решение этого вопроса все ещё в перспективе.

— От пожаров перейдем к наводнениям. В этом году многие территории вновь пострадали от затоплений. Какие тут есть подвижки?

— Из года в год одни и те же истории повторяются. Этот год не стал исключением: и в плане наводнений, и в плане ЧС. На моих территориях последствия более существенные, чем в предыдущие годы.

Я знаю, что глава края Олег Николаевич Кожемяко предпринял превентивные меры на территории ряда муниципальных образований, в том числе и в Октябрьском районе. Было дано распоряжение по более упрощенной административной процедуре по расчистке русел. Привлекли силы МЧС. Это было сделано, конечно, уже после наводнения, но сам факт упрощения регламентирования процедуры – положительный момент. Раньше это сделать практически было невозможно.

Работы были проведены в Уссурийском городском округе, в Октябрьском, Михайловском районах. Сейчас, к примеру, ведутся работы в районе населенного пункта Синельниково-1 в Октябрьском районе, который у нас был значительно подтоплен. Идет выемка косы, которая как раз подпирала русло реки напротив населенного пункта, там и подмыв берега из-за этого происходил, и многие другие вещи.

Рабочая поездка в Октябрьский район. Слева направо: глава Октябрьского района Александр Камленок, врио губернатора Приморья Олег Кожемяко, вице-спикер Заксобрания ПК Сергей Кузьменко и первый вице-губернатор Александр Костенко

Рабочая поездка в Октябрьский район. Слева направо: глава Октябрьского района Александр Камленок, врио губернатора Приморья Олег Кожемяко, вице-спикер Заксобрания ПК Сергей Кузьменко и первый вице-губернатор Александр Костенко. Фото: Пресс-служба администрации Приморья

Сегодня решается вопрос по финансированию и строительству защитных дамб. Это тоже история не краткосрочная, где-то нужно только актуализировать сметно-проектную документацию, как в Октябрьском районе, где-то, как в Уссурийске, уже есть готовый проект.

Нужно подключать федеральное финансирование, потому что это достаточно финансовоемкий проект. Сам субъект находится в сложном финансовом положении, и эта объективная данность – нужно использовать и ресурс Олега Николаевича и, думаю, он будет использован, чтобы мы получили федеральное финансирование на решение этих задач.

— Вы активно посещаете поселения. Во время поездок заходите в школы, медицинские учреждения, ФАПы, дошкольные образовательные учреждения. Какие здесь происходят изменения?

— В сфере образования и здравоохранения у территорий есть накопленные проблемы. Кто-то лучше справлялся, а кто-то не очень.

В сфере образования сейчас работает программа по софинансированию мероприятий на ремонт образовательных учреждений муниципалитетов. Она имеет не очень большую историю. До этого, если я не ошибаюсь, ремонт проводился исключительно за счет средств муниципалитетов. Мы в центральной Покровской школе сами меняли окна.

Сейчас районы активно участвуют в этой программе. Как депутаты мы помогаем главам в работе по включению в программу, в вопросах взаимодействия с департаментами и бюджетом.

Эти программы на территории работают. И окна меняют, и крыши. Тут я вижу положительную динамику. Понятно, речь не идет о том, что всё и везде замечательно, но движение позитивное.

Муниципалитеты друг от друга разнятся по объективным причинам, какие были стартовые позиции, возможности. Кто-то раньше начал, кто-то правильнее эту историю администрирует. Если говорить о моем 7-м избирательном округе, то во всех без исключения муниципалитетах идет положительное движение: ремонт крыш, замена окон.

В лидерах Пограничный район, они близки к тому, чтобы во всех образовательных учреждениях работы по "теплому контуру" закончить. На 2019 год эти планы есть и в Хороле, и в Ханке, и в Октябрьском районе. Сегодня идет обустройство теплых туалетов. Да, тоже есть такое, хоть и 21 век на дворе, тем не менее, не во всех образовательных учреждениях применительно к сельским территориям это было. Сегодня эти мероприятия проводятся, участвуют школы и нашего округа.

Применительно к нашим территориям районы активно участвуют, и мы им в этом помогаем, в программе по объектам культуры. Значительный ремонт был в центральном районном доме культуры в Хороле. В этом году у нас ремонт в Полтавке Октябрьского района, Липовецком ДК.

Я доволен тем, что наши муниципалитеты активно участвуют в программе, потому что по краю есть другие случаи. У нас по программе были заложены средства на культуру, но там немного изменился порядок, и вот в середине года работа должна была бы уже кипеть, но мы не можем освоить эти деньги, потому что не все муниципалитеты подали заявки должного образца и должного наполнения. И часть денежных средств – порядка 30 млн – мы с этой программы срезали, потому что распределить было некому.

Поэтому для местных властей важно быть эффективными администраторами и управленцами в процессе подготовки документации. Депутат помогает всем районам своего округа, но то, что должен сделать район, местная администрация, депутат за них сделать не может. Есть разделение сфер ответственности.

Сегодня наши муниципалитеты 7-го округа активно также участвуют в программе ЖКХ.

— О чем идет речь?

— Тот же проект "Чистая вода". Сегодня краевое финансирование по программе всего 200 млн рублей, небольшое, но почти треть, 60 млн рублей, освоит Пограничный район. Это хорошо.

Здесь тоже есть определенная степень состязательности: кто быстрее и правильнее подготовит документацию.

— Пограничный район на что эти 60 млн направил?

— У них достаточно серьезный проект по новому водоснабжению поселка Пограничный с точки зрения водозабора, водоподготовки, центральной магистрали внутрипоселенческой сети. Достаточно емкий финансово – порядка 250 млн на весь проект. Они уже в прошлом году освоили порядка 40 млн. Идут в графике, в этом году 60 млн. Были проведены работы в рамках программы в Жариково, Нестеровке. И еще им нужно будет в 2019-2020 гг. более 100 млн.

Бросить этот проект нельзя, потому что тогда все будет зря, и людям это будет непонятно. А сегодня у нас только 200 млн на софинансирование мероприятий всей краевой программы. У нас сейчас ряд муниципалитетов по этой программе софинансирует подготовку проектно-сметной документации. Эти проекты нужно будет реализовывать, а цена вопроса каждого более 100 млн рублей.

— А следующий год? Вы видите какую-то позитивную историю?

— Когда мы обсуждали бюджет на 2019 год, то цифра пока стоит та же, что и была в текущем году – 200 млн. Лично я четко понимаю, что этого финансирования категорически недостаточно. Сегодня муниципалитеты готовят проектно-сметную документацию. Завтра они выйдут уже с проектом и попросят, чтобы им помогали в реализации: а реализация в разы дороже.

— В администрации края есть понимание, что нужно бюджет увеличивать в этой части?

— Знаете, как: понимать и увеличить – это как желать и мочь. Сегодня мы понимаем, что если будет рост доходной части, то он не столь существенный и значительный, чтобы закрыть потребности в каждом направлении. Понимаем, что сегодня по инициативе Олега Николаевича край берет целый пакет социальных обязательств, которых не было ранее. Они значимы: питание школьников, помощь многодетным, закон о детях войны и т.д. – только финансовоемкие обязательства.

Сегодня центр заявляет, что в крае должны быть реализованы федеральные инициативы развития Дальневосточного региона. Федерация говорит, что готова выделять денежные средства – в рамках развития приграничных территорий и т.д., но для этого нужна готовая проектно-сметная документация.

Мы принимали стратегию развития Приморского края до 2030 года. Там есть целый раздел: состояние муниципалитетов, их проблемы в разрезе каждого муниципалитета, в разрезе каждого города и района, те мероприятия, которые считаются необходимыми для создания нормальной ситуации в районе с точки зрения инвестиционной привлекательности, демографической, удобств жизни и т.д.

Когда мы сегодня обсуждаем бюджет, наличие федеральных средств в нашем бюджете пока ещё не отражено в полной мере, нет окончательных цифр, но в этой части у нас есть над чем работать. Резерв роста есть за счет более эффективного участия в федеральных программах.

Владимир Владимирович Миклушевский, скажем мягко, очень скромно участвовал в федеральных проектах, школьные автобусы, скорая помощь, те же дороги. Субъект наш жил своей жизнью, а федеральные программы – своей жизнью. Была вот такая политика. Даже те деньги, которые нам давали, мы возвращали – это вопиющие примеры.

Сегодня Олег Николаевич Кожемяко заявляет, что он знает, где эти деньги находить, знает, как их привлечь на территорию Приморского края. Я склонен ему верить и доверять с учетом его административного опыта, который у него был в Амурской области, на Сахалине. Я в этой части вижу надежду.

Если мы будем уповать только на собственные средства, то мы будем если не стоять на месте, то двигаться какими-то приставными шагами. Нужно уже действительно переходить от слов к делу – мы говорим о приоритетах по отношению к развитию Дальнего Востока, мы должны уже эти приоритеты подтверждать реальными историями.

— Получается, что в предыдущие годы мы даже не смогли взять то, что федерация уже готова была дать?

— Да, это говорит о нашей состоятельности, о нашей компетенции. Есть правила, требования. Соответствуйте им и вперед! Здесь такая же история. Но, если вы не соблюдаете правила, даже не хотите их изучить? Значит, вам так это нужно. В этой части все очевидно.

Главная печаль в том, что ладно, если бы это было нам неведомо и незнакомо, но это – ведомо и знакомо. Когда было принято решение о проведении АТЭС 2012 во Владивостоке, сюда зашли колоссальные средства. Были люди,которые на себя брали ответственность и строили.

Можно по-разному относиться к Сергею Михайловичу Дарькину, но можно выйти и посмотреть, какие были построены мосты, один, второй и низководный мост, очистные и многие другие объекты. Я понимаю, что были и люди, и кадры, способность решать задачи серьезные, с точки зрения денежных средств, их привлечения. Потом какой-то момент край просто прожил на старом импульсе, а затем и вовсе остановился, забуксовал. Сейчас мы увязли и пока все ещё не можем выползти из этого болота.

Объективно, только за счет средств субъекта мы не можем решить эти задачи. Но сегодня мы слышим о заинтересованности в развитии площадок Дальнего Востока. Давайте. Мы, депутаты, готовы. Потому что один Пограничный район, чтобы закончить свой проект, должен найти 50% финансирование на этот год и на следующий, чтобы взять и закончить. И перерезать ленточку. Но это будет один район, а таких районов много.

Есть позитив, но он пока точечный. Для того, чтобы сделать качественный прорыв, нужны другие средства. Сегодня мы слышим о профиците федерального бюджета, есть благоприятная конъюнктура. Бюджет, который мы принимаем, социально ориентированный, но он другим и не может быть. Но в этом же бюджете должны быть и новые истории для развития экономики.

Комитет Законодательного собрания по экономической политике и собственности недавно рассматривал, как реализуется наш же собственный закон о развитии промышленности. Да никак. Закону уже три года, а мы даже уполномоченный орган не назначили. Закон вроде с одной стороны хороший, но там ни слова нет о практических сторонах, которые способствовали бы развитию промышленности на территорию субъекта, и это, конечно, не правильно. Но чтобы это случилось, мы должны принять волевое решение, эту историю переформатировать в некую практическую плоскость.

Промышленники приходят к нам и с болью говорят, что мы находимся в сложных условиях, помогите нам. Мы говорим, у нас есть закон. А закон не работает – им не легче, и нам не лучше. Для чего такой закон нужен?

Таких примеров много. Люди сегодня не стесняются задавать вопросы. Мы с Сергеем Андреевичем Сопуком, депутатом Государственной Думы от наших территорий, проехали три района недавно: Ханкайский, Хорольский и Пограничный. Люди на встрече в Ханке встают и говорят, что извините, вот вы сегодня тратите на инфраструктуру "своих" ТОРов денег больше, чем на нас. На водоснабжение ТОРов тратится в разы больше, чем на улучшение водоснабжения в населенных пунктах. И люди ставят вопрос: что власти важнее? Вопрос жесткий, эмоциональный и справедливый.

1 / 2

— Плюс проблема еще и в том, что современным производствам требуется меньшее число работников. Так хоть бы рабочие места активно создавались?

— Да, люди жалуются и на отсутствие рабочих мест. Это проблема. Сегодня объективно идет более энергоемкая техника, современные линии животноводнические и прочее. Автоматизировано. Сегодня другие технологии, и для сельских территорий – это серьезная проблема.

Мы говорим, что нужно возрождать село, но нужно понимать, чем в этих селах люди будут заниматься? Иначе это все грозит превратиться в территорию доживания, где остаются старики, а молодежь уезжает. Задача не одного дня.

Заходят крупные игроки в сельхоз сегмент. Нужно понимать, как этот игрок повлияет на нашего мелкого фермера? Эти вещи нужно продумывать заблаговременно, эту историю нужно готовить, просчитывать, прогнозировать.

Вернусь к вопросу стратегии, которую мы принимали. Я видел скепсис, который высказывали многие мои коллеги. Я понимаю, что написать стратегию даже за серьезные деньги — это одно, но реализовать ее – это другое. К сожалению, раньше к этому документу подход такой: "пусть лежит". А если пытаться стратегию реально реализовывать, то тогда будет происходить процесс более осознанный. У нас же сегодня очень часто правая рука не знает, что делает левая.

— Давайте поговорим о медицине, тем более что вы неоднократно поднимали вопрос взаимоотношения Фонда обязательного медицинского страхования (ФОМС) и медучреждений.

— Финансирование сегодняшней медицины многоканальное. Основной источник по линии ФОМС. Край вкладывает определенные денежные средства в проведение ремонтных мероприятий медицинских учреждений, приобретение аппаратуры, оборудования, принятие преференций для медицинских работников.

Проблема в том, что ФОМС применительно к лечебным учреждениям сегодня бездушный, механичный. Оказал определенное количество услуг – столько денег и получишь. Причем объем услуги корректирует департамент с точки зрения уровня лечебных учреждений, градации, какую помощь могут оказать, какую не имеют право оказывать, потому что не того уровня.

С точки зрения количества жителей на территории – это никого не волнует. За счет объема услуг больницы содержатся в полном объеме, это и коммунальные платежи, и зарплаты, приобретение расходных лекарств и так далее. Сейчас в конце года ряд учреждений уже закредитованы. Им реально сложно закупать те же расходные материалы.

Некоторые здания больниц были возведены в советское время, когда политику "экономии" в лечебных учреждениях никто не проводил. Сегодня получается, что содержание этих огромных помещений требует больших расходов.

Плюс жесткий дефицит кадров не только на уровне медперсонала, но и отраслевых управленцев. Проблема главврачей очень острая. Это та же самая история как с главой администрации, кто понимает. Главврач — это не только организатор медицинского процесса, но и хозяйственник, который хорошо разбирается в нынешних правилах игры, формировании бюджетно-финансового процесса медицинского учреждения. У нас большая проблема с кадрами.

Недавно на социальном комитете мы выяснили одну интересную вещь. Кстати, раньше вопросы ФОМСа рассматривались только лишь на бюджетном комитете, но с некоторых пор ФОМС рассматривается в двух комитетах – в бюджетном и социальном. Это приносит свою пользу.

1 / 2

Так вот открылась такая проблема, на которой раньше не заострялось внимание. ФОМС администрируется федеральным центром в разрезе регионов. Выясняется, что при начислении суммы, которая приходит на территорию по линии ФОМС на медицинское обслуживание населения, используется достаточно сложный процесс вычисления процента, который доводится до региона. В эту формулу входит и коэффициент, который высчитывает Минфин, он учитывает многие факторы, которые, казалось бы, никак не связаны с медициной. Вот то, что мы датируем "Примтепло", за счет этого снижается тариф стоимости коммунальной услуги, — это тоже сказывается на этом коэффициенте.

Это сложные формулы. Просто я рассказываю, к чему это приводит. В общем, у нас этот коэффициент один из самых низких на Дальнем Востоке при пересчете на душу населения. И обеспеченность медуслугами на среднестатистического человека значит в разы меньше в сравнении с нашими дальневосточными соседями.

Если бы у нас этот коэффициент был на уровне Хабаровского края, то наш ФОМС получил бы ещё порядка 3,5 млрд рублей. Или даже больше.

— А какие есть механизмы исправления ситуации?

— Вот, хороший вопрос. Это вопрос взаимодействия субъекта и регионального центра. Мы опять возвращаемся к нашей нынешней политической ситуации, насколько человек, которого мы изберем, будет состоятелен и погружен в эту историю, чтобы управлять и решать ее. Это процесс ручной, но им нужно управлять. Когда этот коэффициент разложен и показано, к чему это приводит, и, как следствие, это влияет на благополучие населения нашего субъекта, тогда можно найти инструменты для улучшения.

Я считаю, что это абсолютно правильный подход и то, над чем нужно работать. Социальный комитет бюджет ФОМСа не утвердил. Мы предложили, во-первых, дать нам разбивку в разрезе всех наших учреждений здравоохранения, их не так много у нас, не более 100, чтобы понять, как они финансировались у нас в прошлом году, как они планово будут финансироваться в текущем году, чтобы мы все эти истории могли персонифицировать.

Мы нащупали одну из тех точек, надавив на которую можно сделать серьезный прорыв.

— То есть вы хотите, чтобы ФОМС не вел себя только как бухгалтерия?

— В чистой бухгалтерии ничего плохого нет, если она чистая. Мы хотим, чтобы эта бухгалтерия была объективна.

Если разложить обеспеченность этой услуги по дальневосточным субъектам, мы видим, что край в этой части проваливается, мы нащупали место, за счет которого это место можно объективно поправить. То субсидирование, которое мы оказываем "Примтеплу" и т.д. и нашим гражданам по ряду социальных программ, оно не должно влиять на объем денежных средств, выделяемых на медицинскую услугу.

Так что нам всем есть над чем поработать в этом направлении.

Загрузка...

© 2005—2018 Медиахолдинг PrimaMedia