Работники ФГУП Дальневосточное устроят пикет на трассе из-за 5-месячной задержки зарплаты

Сотрудники написали коллективное обращение главе региона
ФГУП "Дальневосточное". Фото: пресс-служба ФППК

Более 60 работников ФГУП "Дальневосточное" в селе Суражевка приостановили работу до выплаты им заработной платы в полном объеме. Люди не хотят больше трудиться бесплатно и готовы к коллективным действиям — пикетированию федеральной трассы Артем-Находка. Общая сумма задолженности предприятия перед трудовым коллективом — 14 млн рублей, сообщили ИА PrimaMedia в пресс-службе Федерации профсоюзов Приморского края.

О причинах своего решения работники предприятия сообщили врио губернатора Приморья Олегу Кожемяко в коллективном обращении, которое подписали 62 человека: "Заработная плата не выплачивается с июля 2018 года. Основные производственные мощности — теплицы — остановлены. Заход в культурооборот не состоялся из-за прекращения подачи тепловой энергии и денежных средств. Поголовье крупного рогатого скота находится в бедственном положении из-за недостатка кормов".

Действительно, зарплату за июль члены трудового коллектива частями получили только в октябре-ноябре. Полностью за июль и август деньги выплатили только работникам молочно-товарной фермы, и то лишь после того, как 22 октября они приостановили работу, потребовав ликвидировать все долги по зарплате. Эта информация тут же появилась в профсоюзном мониторинге, который ведет ФППК. Получив часть средств, люди поддались уговорам руководства и продолжили работу: их подразделение наряду с молокозаводом сегодня единственные "кормильцы" некогда мощного многопрофильного предприятия.

Поголовье крупного рогатого скота находится в бедственном положении из-за недостатка кормов

Поголовье крупного рогатого скота находится в бедственном положении из-за недостатка кормов. Фото: пресс-служба ФППК

Врио директора ФГУП "Дальневосточное" Сергей Кульчин готовность коллектива пикетировать федеральную трассу не разделяет, хотя и признается, что по-человечески работников понимает.

"Уговоры потерпеть больше не действуют, люди на взводе, и это понятно. Но пока я сделать ничего не могу, сам заложник ситуации. С июня 2018 года начата процедура о признании предприятия банкротом по причине многомиллионных долгов. Субсидии, положенные предприятию — 49 млн рублей — зависли из-за того, что мы не можем предоставить справку о нулевой задолженности по налогам. Пытаемся решить этот вопрос, но все упирается в готовность Минобранауки, в его ведении находится предприятие, прийти на помощь, убедить федеральную налоговую службу пойти навстречу.

Понятно, что 49 млн рублей не решат всех проблем предприятия, но мы бы рассчитались с коллективом, смогли бы сохранить ферму и молокозавод, а в следующем году попытались бы войти в культурооборот.

Но пока ситуация только ухудшается с каждым днем. Нависла угроза отключения электроэнергии. Мы погасили 350 тысяч рублей долга за октябрь, внесли часть средств за ноябрь, и была договоренность, что до 15 декабря внесем остаток средств, но энергопоставщик все равно поставил нас перед фактом отключения. Судорожно пытаемся собрать хоть какие-то деньги. Отключение от электроэнергии недопустимо. Это окончательно убьет предприятие. Очень надеемся на помощь врио губернатора Олега Кожемяко, он приезжал на предприятие, в курсе всех проблем и уже работает в этом направлении", — говорит Кульчин.

Профсоюз работников агропромышленного комплекса Приморья, в который входит профорганизация "Дальневосточного", уже давно бьет тревогу, призывая краевые власти сохранить предприятие и рабочие места.

Лидер профсоюза Тамара Данчук и председатель первичной организации Елена Сердюкова встречались по этому поводу с депутатом Госдумы от Приморья Владимиром Новиковым, вице-губернатором Валентином Дубининым, главой Артемовского городского округа Александром Авдеевым, директором департамента сельского хозяйства края Андреем Бронцем.

ФГУП "Дальневосточное"

ФГУП "Дальневосточное". Фото: пресс-служба ФППК

"Краевая власть профсоюзную позицию разделяет, но "Дальневосточное" — государственное унитарное предприятие, его теплицы стоят на земле федерального назначения, и проблемы нужно решать на уровне Москвы. Но брать их на контроль нужно незамедлительно, пока остается хоть какой-то шанс сохранить крупнейшее сельхозпроизводство края и рабочие места для жителей Суражевки и окрестных сел. И, конечно, мы требуем от работодателя рассчитаться по долгам и выплатить работникам зарплату в полном объеме", — объясняет Тамара Данчук.

Лидер отраслевого профсоюза в недавнем прошлом сама работала на предприятии — управляла молокозаводом, и "Дальневосточное" для нее — родное детище.

"Больно смотреть, во что сегодня превратилось предприятие", — комментирует она экскурсию по его территории.

Зрелище действительно печальное. Даже не верится, что еще недавно здесь кипела жизнь — в полную мощность работало производство, подразделения предприятия соревновались, кто лучше обустроит свою территорию. "Улыбчивые" расписные цистерны и яркие композиции из старых покрышек выглядят сегодня сиротливо и как-то неуместно.

В административных помещениях холодно, немногочисленные работники трудятся, не снимая верхней одежды. Двухэтажная столовая давно закрыта. Не работает и собственная заправочная станция предприятия. Да и техники осталось совсем мало, а та, что есть, либо заложена, либо арестована приставами, к тому же периодически выходит из строя: по этой причине заготовка кормов для скота в этом году прошла крайне плохо.

Награды ФГУП "Дальневосточное"

Награды ФГУП "Дальневосточное". Фото: пресс-служба ФППК

Складские помещения пустуют, теплицы частично полуразрушены: осыпаются стекла, лопаются трубы. Еще недавно в них выращивалась качественная и экологически безопасная и востребованная приморцами продукция, — огурцы, помидоры, салат, розы.

На общем фоне заметно выделяется третий цех — построенные в 2013 году на кредитные средства 3 гектара новых современных теплиц с использованием энергосберегающих технологий. Впрочем, Россельхозбанк уже выставил его на продажу по причине ненадлежащего ухода за залоговым имуществом: отсутствие отопления в теплицах — веская тому причина.

"Едешь раньше на работу, а очередь из машин за нашими огурцами-помидорами от проходной до указателя на Суражевку стоит! Нас, работников, было 400 человек — столовая едва справлялась. Я и представить не могла, что увижу предприятие в таком состоянии, как сейчас", — говорит Софья Исаченко.

Она работает в "Дальневосточном" уже 15 лет и помнит совсем другие времена.

"Это было такое крепкое предприятие! Люди мечтали у нас работать. Зарабатывали мы хорошо, деньги получали всегда вовремя — даже в 1990-х не было задержек! Не то, что сейчас: я зарплату за июль получила только в ноябре. Нам, работающим пенсионерам, платят чуть позже, чем другим сотрудникам: у нас все-таки подспорье в виде пенсии есть. Но, по большому счету, мы ведь тоже не от хорошей жизни продолжаем трудиться. И пенсии мы свои честно заработали: у меня, например, 50 лет рабочего стажа", — продолжает она.

Сотрудники ФГУП "Дальневосточное"

Сотрудники ФГУП "Дальневосточное". Фото: пресс-служба ФППК

О проблемах на предприятии не говорит сегодня только самый ленивый. Все оперируют цифрами многочисленных долгов, охотно высказывают свое видение проблем на предприятии и сходятся во мнении, что постепенный спад начался после 2010 года, со сменой руководства. Не сработавшись с новым начальством, поуходили сильные руководители направлений.

Постепенно стали прерываться династии работников, особенно когда начались задержки по зарплате. Остались самые стойкие и преданные предприятию.

Николай Колесников в "Дальневосточном" работает шестой год. Настолько прикипел к предприятию, что когда в какой-то момент от работы отказались сторожа, двое суток вдвоем с коллегой добровольно выполняли их обязанности, пока работодатель не нанял новых.

"Ну а как можно было взять и уйти домой? Душа болела за предприятие", — смущенно объясняет он.

Здесь же трудится его жена Ирина: заведует кадрами и является заместителем председателя профорганизации. У нее, как и у супруга, повышенное чувство ответственности. Вместе с председателем профкома Еленой Сердюковой и еще одной коллегой они взяли на себя важную добровольную нагрузку. Без их работы в комиссии по трудовым спорам члены трудового коллектива не смогли бы вообще получить ни копейки. Счета предприятия арестованы, поступающие средства списываются в определенной последовательности, и выдача зарплаты по решению КТС происходит быстрее.

При этом у Николая и Ирины четверо детей: двое уже студенты владивостокских вузов, школьник и дошкольник.

"Выкручиваемся потихоньку. Мама живет в деревне, держит хозяйство, овощи-мясо свои, это уже подспорье. Ну и вера держит — в то, что предприятие получит второе дыхание, тем и живем", — говорит Николай.

Главный зоотехник фермы Галина Панасенко — тоже многодетная мама, воспитывает четверых детей. На предприятие пришла работать дояркой, быстро доросла до бригадира, выучилась и теперь отвечает за состояние стада в 600 голов, из которых 329 телят. В том, что животные даже при скромном рационе живы-здоровы, а люди на ферме держатся и не уходят, несмотря на многомесячные задержки зарплаты, ее заслуга.

Главный зоотехник фермы Галина Панасенко

Главный зоотехник фермы Галина Панасенко. Фото: пресс-служба ФППК

Два последних декретных отпуска шли у Галины друг за другом. Из рассказов коллег она знала, что дела в "Дальневосточном" все хуже и хуже, но, вернувшись на работу, ферму не узнала.

"Я уходила в декретный отпуск — у нас надои были по 5 тысяч литров на корову в год и с кормами был полный порядок. В первый день, как вернулась на рабочее место, хотелось, и рыдать, и ругаться одновременно. Но что делать, засучили рукава и работаем в новых обстоятельствах. Коллектив у нас на ферме золотой, жалко терять кадры. Вот и прошу каждый день потерпеть, не увольняться. Мне самой в какой-то мере проще, у меня хотя бы муж работает в другом месте, живем на его зарплату. А тем, кто семьями на предприятии работает, куда деваться? Коллег мы горячо поддерживаем, но сами на акцию не пойдем: у нас живое непрерывное производство — кормление и дойка по расписанию. Два раза корову не подоишь вовремя — и можно резать на мясо: начнутся болезни вымени, часто необратимые", — говорит Галина Панасенко.

"Вы поймите, мы работаем не с бездушным оборудованием — с живыми существами, каждый день им в глаза смотрим", — включается в разговор техник-осеменатор Оксана Кобылочная.

На ферме она работает с 1989 года, устроилась 18-летней девчонкой работать дояркой, выучилась на техника искусственного осеменения, получила от предприятия квартиру. О счастливом прошлом "Дальневосточного" тоже вспоминает с ностальгией.

Вслед за мамой работать на ферму пришла и дочка.

"С 8 лет крутилась у меня на работе, помогала доить коров, по окончании школы отучилась в Артеме, хотела и дальше работать вместе со мной. Но когда стали задерживать зарплату — нашла другую работу. И я могу ее понять, как 20-летней девчонке без зарплаты обходиться? Это мы, люди постарше, потерпеть можем. Пока выкручиваюсь — у нас подсобное хозяйство, бабушка корову держит. Но насколько меня хватит, не знаю. Иногда хочется бросить все, послать к черту. Но вспомнишь глаза животных, жалобный рев, когда они голодные — и совестно как-то становится, встаешь и идешь на работу", — рассказывает Оксана.

Лаборатория

Лаборатория. Фото: пресс-служба ФППК

Остро стоит и вопрос нехватки кормов для животных. Тех, что есть, хватит только до 20 января. Что потом — на голодовку вместе с буренками?

Еще один страх Галины Панасенко и ее коллег — отключение предприятия от электроэнергии. Система доения, трижды в день, на ферме автоматическая, подача корма и первичная обработка молока — тоже. Случись что, накормить 600 коров вручную, подоить — некому. Но даже если умудриться каким-то образом это сделать, по техрегламенту ни одно предприятие не возьмет в работу непастеризованное молоко, его просто придется вылить в яму.

Сегодня все молоко, а это 1,5-1,8 тонны в сутки, перерабатывается на собственном молокозаводе. Суражевскую продукцию — молоко, кефир, йогурт, творог, адыгейский сыр — любят и ждут не только в Артемовском городском округе, но и во Владивостоке.

После сокращения штата работают на производстве всего 12 человек. Задействованы все. Заведующую молокозаводом Елену Насенник застали за "мотанием" сыра. Она не сидит в кабинете, трудится на равных со своими "девчонками".

"Я пришла на предприятие 28 лет назад. Кем только ни работала за это время, пока не возглавила молочное производство. Муж здесь же: сначала был трактористом в третьем цехе, а сейчас перешел кочегаром. Как выживаем без зарплат? Спасает пенсия мужа, дача кормит, ну и возможность взять молочную продукцию по отпускной цене под зарплату", — рассказывает Елена.

Заведующую молокозаводом Елену Насенник

Заведующую молокозаводом Елену Насенник. Фото: пресс-служба ФППК

Эту возможность, к слову, прописал в коллективном договоре предприятия профсоюз "Дальневосточного". Так и выкручиваются работники — берут под зарплату продукцию и распространяют среди соседей, родственников — это позволяет получить хоть какие-то живые деньги.

Когда-то ФГУП "Дальневосточное" предоставляло жителям Артемовского городского округа более 400 рабочих мест. Сегодня здесь трудоустроены 221 человек. Если предприятие исчезнет с промышленной карты края — придет в упадок и село Суражевка, на территории которого оно находится. Социальная напряженность в Артемовском городском округе возрастет.

На момент подготовки материала на зарплату работникам нашлись еще 3 млн рублей. Профсоюз настаивает на полном погашении долгов перед трудовым коллективом и принятии немедленных мер по спасению предприятия и сохранению рабочих мест. Иначе – коллективные действия.

Федерация профсоюзов Приморского края поддержала обращение трудового коллектива ФГУП "Дальневосточное" к врио губернатора Олегу Кожемяко.

Загрузка...

© 2005—2018 Медиахолдинг PrimaMedia