«Найден! Жив!»: как в Приморье ищут пропавших людей

Общественное объединение «ПримПоиск» в этом году стало волонтёрской организацией года в Приморье
Поиск. Фото: Антон Балашов, ИА PrimaMedia

"ПримПоиск" существует с 2013 года. Каждый день его активисты занимаются поиском пропавших людей. Иногда поиски заканчиваются удачно, и человек возвращается в семью, но порой бывает слишком поздно. Само собой, поиском пропавших людей должны заниматься, в первую очередь, органы внутренних дел. Но всё чаще к людям в форме присоединяются и волонтёры: обычные люди, не пожелавшие остаться в стороне. Кто-то занимается распространением информации о пропавшем, кто-то выходит прочёсывать местность — занятие найдётся каждому. Корреспондент "Дальневосточной объединённой редакции" (ДОР) пообщался с волонтёрами-поисковиками о том, что необходимо знать добровольцу и каково это, когда сделать уже ничего нельзя.

Найти каждого

"Найден! Жив!" — слова, которые хочет услышать каждый волонтёр-поисковик. Члены общественной организации "ПримПоиск" в этом году отработали уже более 320 заявок о пропаже людей: как взрослых, так и детей. Информация о пропажах появляется практически каждый день. Случается, что волонтёры разыскивают до пяти человек за раз.

— Сейчас идёт поиск двух подростков. Волонтеры проверяют адреса, полученную информацию, просматривают камеры видеонаблюдения, распространяют ориентировки. Также ищем нескольких взрослых, пока это информационный поиск — репосты, расклейка ориентировок. На данный момент недостаточно информации для поиска на местности, — рассказала руководитель общественной организации "ПримПоиск" Кристина Вульферт.

У организации есть волонтёры по всему Приморскому краю, сейчас их около 120 человек. Также при необходимости привлекают других добровольцев. Почти во всех крупных городах есть координатор — человек, который организует поиски, держит связь с полицией, руководит волонтёрами.

— Но мы не делаем работу полиции, мы просто помогаем им, — обращает внимание Кристина.

Информацию о "потеряшках" члены "ПримПоиска" получают от полиции, следственного комитета, МЧС. Иногда звонят родные пропавших. Добровольцы общаются между собой в чатах в WhatsApp: там появляется вся новая информация, публикуют зацепки и ориентировки.

Есть категории "потеряшек", которыми в "ПримПоиске" не занимаются. Это "криминал", семейные разборки, военные дезертиры. Но и тут, подчёркивает руководитель "ПримПоиска", есть свои исключения.

Впрочем, "криминал" в Приморье встречается не так часто. Обычно пропавшие — это дети, сбежавшие из дома после ссоры с родителями, или просто побоявшиеся вернуться домой после затяжной "гулянки". Среди взрослых обычно пропадают грибники. Бывают и совсем банальные случаи: человек отправился по своим делам или загулял, и у него сел телефон. Есть среди пропавших и старики. В их случае причиной обычно является потеря памяти и дезориентация.

Заниматься поисками может практически любой: для этого не потребуются специальные навыки, главное — уметь работать в команде. Разве что новичкам объясняют, где брать информацию для поисков, рассказывают об истории создания отряда, иерархии, задачах каждого конкретного "бойца".

Новичок может выбрать удобную для себя роль. Одни занимаются работой, которую можно выполнять дома: мониторинг социальных сетей, звонки родным, полиции. В отряде этим занимаются в основном женщины в декрете. Те, кому позволяет работа, проводят в школах занятия по безопасности и, конечно же, выезжают на поиски "в поля".

— Координаторам районов сложнее. Им необходимо выделять больше времени, поскольку они всегда должны быть на связи, — отмечает Кристина.

Во имя жизни

Одним из таких координаторов является Евгения Касьянова. Девушка курирует работу волонтёров в Михайловском районе. В этом году она стала волонтёром года в номинации "Во имя жизни". Евгения — домохозяйка. Так что у неё достаточно времени для волонтёрства, и она всегда готова прийти на помощь.

Впервые Евгения руководила поиском в мае 2015 года. Тогда в её родном городе ушла из дома и не вернулась маленькая девочка. Девушка руководила поисковыми мероприятиями от начала и до конца. Но, к сожалению, девочка была найдена мёртвой.

— И тогда я поняла, что я должна остаться в объединении и помогать дальше, — вспоминает Евгения.

В 2017 году девушка уже стала координатором. В её обязанности входит сбор информации о пропавших, организация поисков, связь с полицией, проведение уроков по детской безопасности. Также она обучает волонтеров правилам безопасности во время поисковых мероприятий, собирает группы неравнодушных людей для участия в поисках, организует акции, посвященные 25 мая, Международному дню пропавших детей.

Каждого пропавшего девушка ищет, "как своего родного". И каждый поиск для неё — особенный, все истории она пропускает через сердце.

— Ты не сможешь никогда забыть о том, как ты спас деда, который заблудился в лесу. Или как ты сутками не спишь, ищешь ребенка и плачешь от радости, когда "Найден! Жив!". Или от горя, когда "Найден! Погиб..". Каждый "потеряшка" для нас становится родным, после поисков со многими родственниками пропавших мы поддерживаем связь. Это теперь мое любимое дело. Поиск пропавших — это моя жизнь, я нашла то, что искала долгие годы. А ребята с объединения "ПримПоиск" это одна огромная семья, — делится Евгения.

Как всё начиналось

Как известно, современные волонтёрские объединения берут начало с советских студотрядов. Одним из таких был отряд "Малыш", созданный в 1982 году студентами Башкирского медицинского института. Одним из его основателей и активистов был заместитель полномочного представителя президента Российской Федерации в Дальневосточном федеральном округе Григорий Куранов.

Отряд начал свой путь с курьезного объявления, вывешенного в коридорах Башкирского мединститута: "Если ты хочешь стать сразу мамой и папой, бабушкой и дедушкой для нескольких ребятишек, у которых нет никого, приходи к нам в "Малыш". Мы обещаем тебе: кучу грязных пеленок, детский крик с утра до ночи, нежелание детей делать то, что ты им скажешь, полное отсутствие материального вознаграждения".

В институте было 10-12 медицинских отрядов. Они объединялись в зональные, то есть в институтские. В эти отряды входили ребята, которые работали не на стройках, а в больницах – медсестрами и санитарами. Тогда же пришла идея сделать наш отряд "Малыш" коммунистическим, то есть отказаться от зарплаты, а на эти деньги покупать колготки, штанишки, пеленки и другие нужные детям вещи. Это было в чистом виде волонтерское движение, — рассказал Григорий Куранов в ходе мастер-класс на второй очной сессии "Медиашколы: Дальневосточный репортер".

Позже, когда к студенческим отрядам присоединилось еще восемь медучилищ республики, отряд получил статус республиканского.

Материал подготовлен Дальневосточной объединенной редакцией (ДОР).

Загрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia