Сергей Сопчук о развитии села, прямых выборах, партийной дисциплине и дорогах Владивостока

Депутат Государственной Думы по округу №62 (Владивостокский) дал развернутое интервью ИА PrimaMedia
Сергей Сопчук. Во время знакомства депутатов ГосДумы с работой электробусов в Москве. Фото: Пресс-служба комитета ГД по транспорту и строительству

Рабочий график каждой региональной недели депутата Государственной Думы по одномандатному округу №62 Сергея Сопчука, в который входят три района Владивостока, Уссурийский городской округ и пять муниципальных районов, всегда очень плотный. И согласовать время для обстоятельной беседы удалось только в первых числах июля.

— Сергей Андреевич, нашу беседу хотелось бы начать с вопроса о недавно принятой государственной программе "Комплексное развитие сельских территорий". Ваше мнение – не поздновато ли её приняли?

— Я думаю, никогда не поздно принимать подобные программы. Но люди будут воспринимать ее положительно, когда увидят первые реальные результаты, к примеру, за счет денег этой программы отремонтируют клуб или заасфальтируют участок дороги.

Программа финансово очень емкая. Больше 1 трлн рублей только федеральных денег на нее предусмотрено. Там много интересных моментов по закреплению населения, льготная ипотека та же.

Но жить на селе в своем доме интересно, когда есть работа. Нужно говорить не только о социальной, коммунальной инфраструктуре, которая позволяет не бегать, извините за выражение, в туалет во двор. Это тоже важная вещь, и этим нужно заниматься. Но если сделать это, но не развить сельскохозяйственное производство, то люди все равно будут вынуждены принимать какие-то решения по работе. Нужно на месте создавать рабочие места.

— Но, если говорить о рабочих местах, то в Приморском крае активно развиваются крупные сельскохозяйственные производства, которые, по сути, убивают вокруг все фермерское. А на современном крупном сельхозпроизводстве уже не нужно много сотрудников. И их квалификация несколько отличается по требованиям. Там, конечно, могут быть ставки и для местных, но часто привозят даже из других регионов, потому что оборудование современное и управлять им нужно уметь.

— Мы давно уже говорили о подготовке кадров непосредственно на территории Приморского края именно под те проекты, которые здесь реализуются. О подготовке на уровне наших профессиональных учебных учреждений по тем заявкам и специальностям, которые нужны, и при соответствующей материальной базе и квалификации преподавателей.

Сегодня требования к тому же зооинженеру другие. И я не удивляюсь, почему в Алексеевке в "ГринАгро" работает человек, который приехал из Рязани. Молодой парень. И получает очень приличную зарплату. Только потому, что наши ребята не имеют квалификации, не имеют тех знаний, которые требуются сегодня в этой отрасли.

Рабочие специальности очень востребованы, взять, к примеру, механизаторов. Но их же надо учить не на ДТ-75, которые лет 50 назад выпускали, а на той технике, которая сегодня эксплуатируется.

Понятно, это финансово емкая задача. И, наверное, в каждое училище мы такую технику не дадим. Надо сделать станции, оснащенные новой техникой, и практические занятия при наличии общежитий проводить там. Привозить ребят из училищ, когда они в течение месяца-двух будут проходить практические занятия именно в специализированном учебном центре.

То же самое высшая школа. Хорошо, что у нас есть академия. Технику дали. Надо их послушать.

Но я согласен, что опасность есть в больших предприятиях, которые вытесняют мелкие. Нельзя увлекаться только крупными предприятиями. Крупные предприятия, безусловно, являются локомотивами, они нужны. Но здесь сочетание очень тонкое должно быть, когда эти крупные предприятия не поглощают мелкие. Мы должны создать условия для поддержки и развития и мелких хозяйств.

У нас есть и средние хозяйства, которые имеют земли в пределах 2-5 тысяч гектар. Это, скажем, уже хорошие средние хозяйства, которые давно в крае работают. Они прошли тяжелое время 90-х годов и имеют сегодня хорошие показатели.

Я бы разделил предприятия на категории, индивидуально работал. В принципе, в крае эта картина понятна и давно известна.

Есть еще один потенциально негативный момент в работе крупных предприятий – они могут очень легко "завалиться". Мы знаем, что валовые показатели в с/х в Приморском крае снизились по сравнению с прошлыми годами. На 25% упали.

— Ну, были и форс-мажорные обстоятельства. Тот же ящур…

— Из форс-мажоров, действительно, был ящур. Но все наши птицефабрики, которые полегли... Это было связано не с ящуром.

— Экономическая политика в последние несколько лет была не совсем правильная в регионе. Не очень эффективная система поддержки, и она была такая немного субъективная. Все расслабились.

— На самом деле в прошлом году вообще ничего не получили эти предприятия. Ни одной поддержки. Ни одного рубля. Вот они и завалились.

Надо говорить об открытости принятия решений о поддержке. Есть же ассоциации, организации, объединяющие сельхозтоваропроизводителей. Они не должны втихушку пытаться что-то решить, только в своих интересах.

Приведу пример из жизни. Такой переходный период в нашей стране был – конец 80-х годов, когда появлялись какие-то элементы демократии. Я приводил вам как-то этот пример, распределение всей техники было фондовое. В соответствии с заявками давали на район, грубо говоря, 5 комбайнов, 3 гусеничных трактора, 5 колесных. И там специалист в управлении сельского хозяйства сидел и делил. Какому совхозу, какому колхозу что дать.

И вот тогда мы создали совет инженеров, и именно совет главных инженеров района учувствовал в распределении этой техники. И это было объективно. Мы сидели, друг другу в глаза смотрели. Мы не ходили каждый и не договаривались с одним распределителем. В итоге это было объективно, потому что мы знали, что в Фадеевском совхозе выращивают картофель, им нужна именно эта техника. Мы можем, допустим, подождать, потому что у нас площади несколько другие.

— Задам вопрос о вашей работе как депутата-одномандатника от территории в Москве. Когда вы в региональные недели работаете здесь, на округе, и ваши помощники ведут работу, избирателям это понятно. А что в Москве? Приведите примеры, как вы, депутат Госдумы, решаете вопросы, которые звучат на территории или вы знаете, что для региона они актуальны?

— Есть, конечно, примеры такой работы. По тому же микрорайону "Радужный" в Уссурийском городском округе. Помните проблемы, с которыми они столкнулись? Они претендовали на определенные деньги, которые позволили бы вернуть затраты на инженерную инфраструктуру, проблемы, связанные с газификацией и т.д.

Тогда, по просьбе руководителя проекта Сидоренко Александра Петровича, мы встречались с замминистра строительства и занимались решением вопросов. Но тут важен другой момент – как себя проявляет исполнительная власть региональная.

К сожалению, все уперлось в то, что прежняя администрация Приморского края крайне неактивно работала в этом направлении. Не предоставляла соответствующие документы. Вопрос стоял о строительстве детского садика, но прошло уже три года. Сейчас есть надежда, что садик в Радужном все-таки будет.

Здесь работа комплексная, она не может быть связана с работой отдельного депутата либо кого-то еще. Это совместная работа и администрация городского округа Уссурийск, и соответствующих структур администрации Приморского края. Если нужна помощь депутата, с точки зрения того, чтобы можно было оперативно зайти к кому-то в Москве, то тогда эффект другой.

Федеральные ведомства, безусловно, идут на то, чтобы встречаться с депутатами. Это ускоряет процесс на самом деле. Этот механизм можно и нужно использовать.

Были у нас вопросы по развитию, сохранению сахарного производства в Приморском крае. О том, что нужно изучать возможность замены сырья для производства сахара: уйти от импортного тростникового сырья, заниматься соответствующими сортами свёклы.

Этот вопрос обсуждался с первым замминистра сельского хозяйства, поднимался на селекторных совещаниях. Но опять же, это вопрос, который требует совместного комплексного решения всех заинтересованных сторон.

Что касается текущей работы в целом, то пленарные заседания и работа в комитете поглощают основное время. Проходит много интересных мероприятий, связанных с обсуждением актуальных вопросов, из разряда круглых столов, парламентских слушаний. Недавний пример – проблема образования, национальный проект. Достаточно интересная дискуссия была между залом и министром. Такие вещи позволяют быть в курсе проблем, которые обсуждаются сегодня в государстве, понимать, как государство, правительство планирует их решать. Есть возможность быть участником и защищать интересы своего региона.

1 / 5

— А если говорить о проблемах округа? Обращения по тому же микрорайону "Патрокл", когда дорога непонятно чья? Такие примеры, когда к вам поступает обращение, а вы потом с ним работаете.

— Действительно, мы обращались в Дом.рф с вопросами по Владивостоку, по передаче земельных участков, где проходили дороги, и куда не могла попасть администрация города с выполнением ремонта. После моего обращения вопрос решился в пользу города, земли передали.

Тогда тоже были обращения и по Русскому, и по Патроклу. Мы на министра обороны по передаче земли на Русском выходили. Был соответствующий ответ от министерства обороны, где пошагово расписано, что нужно сделать администрации города, чтобы министерство обороны передало эти участки. И министерство было готово к этому. Все это мы передали администрации города Владивостока. Но в связи с кадровой неразберихой в последние годы вопрос недоделан администрацией города в полном объеме.

Опять же это подтверждает то, что депутат может быть помощником в решении этих вопросов, но не может быть исполнителем.

Есть большая проблема у нас в Сергеевском гарнизоне. Она связана с отсутствием воды, плохим отоплением, плохим содержанием жилья. Было мое обращение к военному прокурору РФ о том, что, к сожалению, куда бы мы ни обращались, проблема не решается. Получили хороший ответ и в итоге приняты необходимые меры со стороны прокуратуры, чтобы содействовать в решении этих вопросов. Сегодня есть надежда, что и детский садик в гарнизоне появится.

Конечно, по Сергеевке проблему целиком сразу не решили. Потому что надо строить новый водовод. Но, тем не менее, деньги министерство обороны на поддержание имеющегося водовода выделило и бурят несколько новых скважин.

Мы обратились к министру обороны с просьбой построить бассейн в Нахимовском училище во Владивостоке. Пока он не построен. Тем не менее, после посещения училища такое обращение сделали, потому что считаем, что для наших ребят, для их полноценной подготовки, это необходимо. Я надеюсь, что все равно этот объект появится.

— Прямой вопрос: вы сейчас чувствуете, что с вашим избранием территории округа могут лучше отстаивать свои интересы?

— Я понимаю, о чем вы хотите спросить. Больше ли будут получать денег? Так или иначе любая проблема ведь упирается в финансирование.

Я уже говорил ранее о том, что краевому депутату легче решать вопросы на краевом уровне. Потому что здесь связь прямая: краевой депутат – региональный бюджет. На федеральном уровне это немного сложнее.

Почему здесь нужна совместная работа исполнительного органа власти? Потому что любые дотации, субвенции, целевые деньги – они все равно идут через краевой бюджет. Без исполнительной власти мы не решим эту проблему напрямую. Поэтому еще раз говорю, здесь депутату нужно использовать его потенциал с точки зрения коммуникации, потому что проходит заседание фракции, где выступают министры, проходит собрание фракционных групп, где мы можем задать вопросы.

Как пример, был у Пинского на его группе – хотя я туда не вхожу – по оффшорным компаниям на Русском острове, где конкретно спросил министра о том, как город Владивосток и Приморский край почувствуют наличие этих компаний. Что у нас там, офисы вырастут, рабочие места появятся? Он честно сказал, пока никак.

Это тоже ответ. Он честный, мы понимаем для чего это вообще делалось и как. Но у меня есть возможность не вводить людей в заблуждение. По крайней мере пока ничего не получим. А может оно и пойдёт со временем. Жизнь заставит, может эту зону развивать будут, через какое-то время, когда люди оценят, так, где же офшор?

— Раз уж начали про острова. В последнее время не только про Русский остров стали в крае активно говорить, но и про Попова. Начали думать, как туризм там развивать, дороги ремонтировать. Вы как депутат и от этих островных территорий за последние год-полтора почувствовали изменение отношения исполнительной власти города/края к ним?

— Я бы отдал должное Кожемяко. С чистой совестью. Он, во-первых, единственный губернатор, кто доехал до Попова из высших должностных лиц. Лично там побывал и понимает эту проблему не со слов подчиненных.

Конечно, то внимание, которое уделяется острову Попова, можно сказать, запоздалое. Но вопрос-то у меня будет не к нынешнему губернатору. Он достаточно оперативно на эти вещи реагирует и принимает решения. Понятно, с его приходом у нас изменилась финансовая ситуация. Чего греха таить, благодаря его заслугам мы имеем дополнительные средства сегодня не только в краевом бюджете, но и в бюджете Владивостока. Бюджет значительно вырос.

Это те деньги, которые позволяют решать накопившиеся проблемы. Люди не глупые, они понимают, что все проблемы в один день не решишь. Но когда внятно объясняют, что будет решаться в первую очередь, а что не будет пока, потому что на это просто-напросто сейчас нет денег, людей это успокаивает. Они понимают, что им не лгут.

Когда время проходит, и они видят, что обещания исполняются, у них есть, в первую очередь, надежда. Это очень важно, когда у людей есть надежда и вера. То, чего не хватало, когда были обещания, но не было исполнения.

— А там в кулуарах мост на остров Попова где-нибудь обсуждается гипотетически?

— Я бы, наверное, более серьезно сейчас говорил не про мост на Попова, а с надеждой говорил о ВКАДе.

— Второй мост на Русский?

— Да. ВКАД позволит закольцевать дорогу, грузовой поток направить в обход центра города. То есть мы немалую задачу решаем. Понятно, это не решает всех проблем по нагрузке транспорта на центр, но мы видим, что сейчас в районе остановки Лазо происходит.

— И Эгершельд стоит постоянно.

— Да. Поэтому такой серьезный проект. И о нем уже реально говорят. Олег Николаевич на Сочинском форуме это обсуждал.

— Правда уже экологи возмущаются, что там нарушится равновесие, баланс природный…

— Знаете, можно говорить, что надо было еще в XIX-м столетии, когда здесь никого не было и никто не жил, и была везде тайга, начать штрафовать тех, кто приехал и вырубил первый лес и так далее.

Без воздействия на окружающий мир невозможно развивать город. Безусловно, эти проекты проходят экологическую экспертизу. Но невозможно развиваться, чего-то не теряя. Важно правильно оценивать экологическое воздействие.

— Проект ВКАД, по большому счету, был презентован еще в 60-е годы XX века. Те, кто видел эти проекты в то время, говорили, что радовались такому развитию Владивостока в будущем. Казалось, что-то космическое с этими мостами, а оказывается оно вот, уже рядом. Один мост есть, ВКАД построят.

— Мы должны помнить историю, причем и ту историю, которая происходила на наших глазах.

Я бы вспомнил Некрасовский путепровод. Надо отдать должное Дарькину. Это решение, которое было принято им сразу практически после избрания. Когда бюджет Приморского края был чуть больше 15 млрд рублей, и там один или два миллиарда из этих средств выделяли на путепровод, не скажу сейчас точно суммы.

Конечно, тогда у нас, депутатов с территорий, это вызывало реально такое недовольство и непонимание. Но сейчас понимаю, что Дарькин был очень прав в том решении. Вспомните тот узкий старый мост, и как мы там стояли по несколько часов, страшно представить, если бы он сохранился.

Владимир Владимирович Путин приезжал уже тогда достаточно часто во Владивосток, и в 2002 году, и в 2004 году. Он видел эту разницу, видел, как может поменяться город.

Решение президента о проведении саммита во Владивостоке сыграло вообще ключевую роль в развитии города. Это то, о чем будут писать наши историки через много лет. Именно это решение способствовало такому развитию Владивостока. Очень много было сделано.

— Давайте тогда закольцуем тему с муниципалитетами. Сейчас вместо поселений и муниципального района можно создавать муниципальный округ. Как это может отразиться на сельских территориях?

— Начну издалека, уже старею, видимо (смеется). Я был главой муниципального образования, единого, целостного – Октябрьского района. Были структурные подразделения, несамостоятельные в виде сельских советов. Их тогда в Октябрьском районе было восемь, через них управлялись конкретные населенные пункты. И вся система – и здравоохранения, и социальной защиты, и коммунального хозяйства – всё находилось в полномочиях района.

Потом распределили полномочия, забрали часть – соцзащиту, здравоохранение – на уровень края. Оставшиеся полномочия поделили между поселениями и районом. И власть как-то размылась. Потом было принято новое решение о перераспределении полномочий. Оно было правильное, потому что районы действительно остались совсем без полномочий.

Но и это, на мой взгляд, не решало проблему управляемости. Поэтому Октябрьский район не случайно является таким примером, когда мы вынуждены исполнять ФЗ о двухуровневой системе муниципального образования, но при этом у нас осталось всего лишь два поселения: Покровское поселение и Липовецкое поселение, потому что уже невозможно было уменьшить число поселений.

Есть примеры другие – Хасанский район. Там восемь поселений, из них шесть – городских. И так как этот район входит в территорию моего избирательного округа, я вижу отсутствие управляемости в нем. Очень сложная территория. Всегда ли нужно такое дробление власти?

Поэтому принятие ФЗ, который дает право образовывать муниципальные округа, продиктовано временем. Но еще раз подчеркну – это право, а не обязанность.

Сегодня есть территории, которые могут сказать, что двухуровневая система более менее работает. Может быть и нет смысла ее менять. Здесь не должно быть насильственных действий. Мы насильственную историю помним – реорганизацию наших районов и поселений, когда в 2003-м был принят ФЗ о местном самоуправлении.

Но у нас было тогда время, мы плавно к нему подходили, ездили по всему краю и встречались, рассказывали что это и как нужно делать, пошагово все расписывали.

Этой весной закон о муниципальных округах принят. Если люди к этому готовы, то надо делать. Если нет, то повременить. Я считаю, что сегодня в крае нужно сделать большую подготовительно-разъяснительную работу. Просто проехать по районам, по поселениям. Собрать депутатов, актив, рассказать что это такое, что это им дает.

Но на мой взгляд, в этом году — опять же говорю о новом губернаторе — ситуация для муниципалитетов в целом изменилась в лучшую сторону.

Сегодня муниципальным образованиям живется чуть получше. У них есть перспективы. У них нет жутких условий по софинансированию для вступления в госпрограммы. Им дают определённые деньги на развитие и под те проекты, которые у кого-то уже есть. У них какие-то перспективы уже намечаются.

Это хорошая история на самом деле. И в этом случае, я понимаю, что главе региона лучше работать с 34-мя главами, чем со 156-ю.

Но невозможно сегодня требовать с главы района исполнения тех или иных полномочий городского поселения, потому что подчиненности абсолютно никакой нет. Губернатор не может собирать 100 с лишним глав и вести с ними какую-то работу, это физически невозможно. Поэтому, с точки зрения системы управления, муниципальные округа, на мой взгляд, дают возможность более эффективно принимать решения и проводить их.

1 / 12

— Сергей Андреевич, вопрос опять по дорогам. Вы по линии своего комитета в Госдуме курируете проект по дорогам по Дальнему Востоку. Планируете ли провести инспекцию?

— Именно инспекция – это все-таки не моя задача. Для этого есть специальные контрольные службы. Для нас же важно, что люди должны действительно прочувствовать национальные проекты не с точки зрения опять же программы, а именно реализации. Они должны увидеть новые дороги в своём населённом пункте.

На уровне комитета есть закрепления депутатов за субъектами. Поскольку я в комитете единственный депутат-дальневосточник, то большинство дальневосточных регионов попали ко мне.

Я обратился ко всем дальневосточным губернаторам с просьбой определить сотрудника для контактов. И с ними мы обмениваемся информацией, как реализуется этот проект, с чем сталкиваются при реализации? Хватает ли подрядных организаций, которые готовы исполнить такой объем финансирования?

Средства большие. А готовы ли наши организации освоить такой объем средств.

Есть специальный опросник с нашей стороны, какие проблемы наиболее актуальны при реализации. Просим держать в курсе.

Потом мы обязательно проведем комитет, посвященный этим проблемам. Озвучим наше видение, доведем его до Минтранса. У них безусловно есть своя информация, она может совпадет, а может где-то и нет. Возможно, потребуется перераспределение средств или Минэнерго надо будет подключать, чтобы обеспечить наши регионы тем же битумом. Какие-то квотирования может на этот битум вводить придется, может ещё что-то. Потому что некоторые регионы жалуются, что битума не хватает.

— Кроме дефицита битума есть еще проблемы, особенности при реализации в том или ином регионе?

— Разные ситуации в субъектах: где-то не хватает инертного материала, где-то битума, где-то специалистов.

По битуму Еврейская автономная область сказала первая. В Приморском крае не совсем вовремя провели все конкурсы, но, тем не менее, директор департамента заверил, что успеют полностью выполнить намеченные работы в срок.

В целом ситуация, я бы сказал, благоприятная. Каких-то больших рисков неисполнения пока не видно. Есть вопросы от профильных региональных ведомств о принципах распределения денег: почему одним дали один миллиард, а другим два? И мы эти вопросы будем поднимать и задавать.

— Спрашивают, почему разные суммы?

— Да. И нам тоже интересно, почему? Где-то была искаженная статистическая информация по проценту дорог, которые в нормативном состоянии находятся.

Особо хотел бы отметить город Владивосток. У него хорошая ситуация по финансированию на решение проблем дорожной отрасли. Были направлены средства федерального бюджета в рамках национального проекта и средства в рамках возможности министерства Дальнего Востока и Арктики. Бюджет увеличился не только на дороги, а в целом. Причем беспрецедентно. Здесь надо отдать должное Олегу Кожемяко. Деньги, которые получил город Владивосток в этом году на дороги, – небывало большие. Бюджет города увеличили в полтора раза. Это подвиг, город об этом не мечтал.

Поэтому здесь было бы справедливо посмотреть, на что в первую очередь направлены эти средства. Хотелось бы от администрации города больше видеть свои прогнозы или планы по реализации возможной реорганизации дорожной сети. Этапность должна быть.

Одно дело дыры залатать, другое дело – на перспективу сработать так, чтобы мы прогнозировали автомобильный поток, который формируется в городе, могли на опережение сработать, где-то может развязку нужно сделать, где-то пешеходные переходы, чтобы уйти от светофора и этим самым увеличить скорость прохождения транспорта.

Т.е. нужны стратегические вещи, которые были бы людям интересны с точки зрения понимания, а что будет? А то на Толстого положили асфальт, потом его опять смоет в августе-сентябре. На следующий год мы опять будем класть асфальт. Нууу…может быть, это хорошо, конечно. Но понимаешь, что это неразумно, нерационально, и, наверное, надо делать ливневку, в первую очередь, чтобы асфальт не смывало. Да, это будет дороже, но позволит потом уже не возвращаться к этому участку дороги.

Важны последовательность принятия решений в городе Владивостоке и системный подход. В новейшей истории города таких примеров мало. Один из них – "Снеговая Падь", там шло комплексное освоение территории и направлялись на это значительные средства.

— Ну, там тоже куча проблем – недостроенный спорткомплекс…

— Это уже о качестве исполнения говорит, сам-то подход был правильным. А точечная застройка уже десятилетия является колоссальной проблемой для города Владивостока.

— Да у нас даже микрорайоны превращаются в точечную застройку, в итоге. Тот же самый "Патрокл". Изначально был один план комплексного развития, потом он распался на кусочки из-за банкротства исполнителя.

— Вот это говорит о необходимости преемственности и стабильности власти. Очень важный вопрос затронули.

Каждый новый руководитель территории, приходя, должен внимательно анализировать, что было сделано до него, какие были планы у прежней команды в крае, городе, поселении? Должна быть преемственность в этих планах, если они, действительно, были правильные.

У нас этого (преемственности – ред.) нет как-то. Работает подход "что было до меня – всё плохо, вот я буду там все сначала делать". В итоге, попробовал – не получилось, бросил. Ну и вообще история, она у Владивостока такая…, нехорошая, я бы сказал. Без стабильной власти ничего не получится.

— Сергей Андреевич, с предыдущим главой города Владивостока вы неоднократно встречались, был контакт. С нынешним выстроили взаимоотношения?

— Встречались, обсуждали ситуацию по городу. Со своей стороны готов быть помощником в решении вопросов. Но нужно набраться терпения. Глава сегодня крайне загружен по поставленным задачам, и финансов поступило в город много.

Думаю, нужно ему дать немножко времени. Этот год будет очень важным с точки зрения оценки работы новой администрации. Я уверен, что у них все получится. Самое важное, чтобы это почувствовали люди.

— И в завершение беседы хотелось бы спросить по одному из наиболее из животрепещущих политических вопросов края, вы поднимали эту тему и на одном из последних заседаний регионального политсовета "Единой России". Прямые выборы глав муниципалитетов.

— Глава, избранный всенародно, прошедший все встречи и расставания с избирателями – это другой глава, чем тот, что избран депутатами. Это разные главы, с разной степенью ответственности. Доверия со стороны населения меньше главе, который не прошел прямые выборы. К тому же, у нас, в Приморье уже накопился некий опыт непрямого избрания. Откровенно скажу, не самый положительный. Недавняя история в Арсеньеве, где с первого раза не определили главу, 11 из 21 депутата не поддержали решение фракции и проголосовали "против". Там мы получили, как я оцениваю, серьезный сигнал, и должны были провести глубокий анализ, а не подходить формально. Или Хасанский район, там тоже у депутатов не получалось принять консолидированное решение по главе. В итоге муниципальный район жил без руководителя.

Как депутат Законодательного собрания я был против отмены прямых выборов глав городов и районов и думаю, что все равно придет время, когда мы вернём эти выборы, их нужно возвращать. Но большинство фракции тогда не поддержало. Но вы знаете, большинство меня тоже не поддерживало, когда я голосовал против финансирования "Хаяттов" на фракции. Я подчинялся. В итоге мы, кто были против – а я был не один – были правы, не надо было их финансировать.

Поэтому, повторюсь, считаю, что должны быть прямые выборы. Отменили же избрание глав субъектов через парламенты. Некоторые субъекты оставили эту процедуру, но у них особенности, это тоже надо учитывать. Но то, что у нас вернули, я считаю, что это очень правильно и справедливо.

Прошлогодние выборы губернатора края, мне кажется, показали людям главное – то, что их голосование влияет на судьбу края. Выборы нужны.

‡агрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia