Татьяна Вшивкова: Наука вышла из кабинетов и стала общественно активной

Руководитель проекта "Академия экологии" рассказала о подготовке экспертов для общественного экологического мониторинга
Татьяна Вшивкова. Фото: ИА PrimaMedia

Приморский проект "Академия экологии", выигравший президентский грант в размере около 3 млн рублей во втором конкурсе 2018 года, вошел в завершающую фазу. Начиная с ноября, организаторы проекта устраивали лектории по десяти направлениям экологического профиля, а затем слушатели приступили к практическим заданиям. Об этих заданиях, а также об истории возникновения замысла большого эко-образовательного проекта в интервью ИА PrimaMedia рассказала руководитель "Академии экологии" Татьяна Вшивкова.

— Татьяна Сергеевна, в 2018 году вы приняли участие во втором конкурсе грантов и успешно его прошли. Расскажите, как вы решились подать заявку на конкурс и каковы цели и задачи вашего проекта?

— Это уже вторая наша попытка получить грант. В первый раз не получилось, наверное, потому что было опыта маловато, не прошли из-за ошибок в заявке. А вот составить заявку на второй конкурс нам помог фонд "Энергия участия" — они помогают тем, кто собирается подавать на гранты, разъясняют все. Первая тема у нас посвящалась воде, а вот второй проект ставил целью подготовку общественных экологических активистов, способных проводить мониторинг окружающей среды и контроль не только воды, но также почвы, леса и так далее. Когда наша заявка была подготовлена, мы встретились с ребятами из "Энергии участия". Им огромное спасибо, потому что очень толково все объяснили, мы увидели недостатки по первому проекту и исправили их. "Энергия участия" дала нам и рекомендацию на конкурс.

— С чего все началось?

— Собственно говоря, этот грант возник не спонтанно. Еще в 2003 году, вернувшись из Америки, я поняла, что нам нужно развивать общественный мониторинг окружающей среды. Дело в том, что во многих странах, а в Америке особенно, этот общественный мониторинг и контроль очень развит и если у нас это идет, как инициатива снизу, то у них это все инициирует государство, и там есть очень много фондов, которые поддерживают общественников. То есть, там это норма.

У нас в стране очень много водных объектов, если учитывать их все. Никакая государственная служба не дойдет до каждого ручейка, но если общественность, если каждый начнет заниматься этим, то тогда мы охватим весь этот спектр. Когда каждый вдруг почувствует, что надо спасать природу, тогда и произойдет масштабный переворот, тогда нам станет всем на Земле легче дышать и красивее жить. Поэтому, когда я вернулась, сразу же создала научно-общественный координационный центр "Живая вода", основной задачей которого стала организация общественных экологических агентств. Мы стали готовить специалистов, которые на основании простых, но доступных методов могут проводить оценку окружающей среды, контролировать загрязнения и писать свои заключения, протоколы, акты натурных обследований и знают, куда это передавать, а затем вместе со СМИ отслеживать, как решается проблема. С 2003 года мы создавали по всему Приморью эту сеть общественных экологических агентств, в основном на базе школ, общественных организаций. И к тому времени, когда мы вошли в проект "Академия экологии", в Приморском крае было уже 150 таких точек, из них активно работают около 50.

Когда мы стали писать грантовый проект, неожиданно появился аналогичный проект Росприроднадзора и ОНФ "Школа общественных экологических инспекторов". Мы, конечно, с нашим приморским отделением ОНФ давно дружили, и решили объединить проекты. То есть, наша подготовка экспертов входит в "Академию экологии".

— Расскажите об организации "Зеленый крест", которая является официальным грантополучателем проекта "Академия экологии".

— "Зеленый крест" — это большая организация, одна из первых серьезных экологических организаций, которые занимаются отстаиванием прав природы и людей в Приморском крае, она неоднократно участвовала в судебных процессах. Несколько лет назад ее возглавил Константин Дроздов. Мы стараемся продолжать те традиции, которые были заложены первым руководителем организации Александром Малышевым. "Зеленый крест" начал судебную тяжбу с ВНХК, которая собирается строить завод "на голове" у Находки. Мы не против таких больших заводов, как некоторые пытаются представить. Но нужно выбирать правильную точку "посадки" таких заводов. Нельзя их ставить в таких девственных местах, как, например, Перевозная, где собираются строить газовый завод. Я уже давно отказалась думать, что люди, которые это делают, глупые. Я думаю, что это целенаправленное преступление, которое, в конце концов, получит свою оценку. Вот так серьезно работает "Зеленый крест".

— С какими еще общественно-экологическими организациями или движениями вы сотрудничаете в рамках своего проекта?

— Это научно-общественный координационный центр "Живая вода" и координационный совет по проблемам экологии Приморского края. Его председателем был Борис Владимирович Преображенский. Сейчас совет возглавляет Владимир Александрович Раков, а я являюсь заместителем председателя. Среди наших партнеров — институты ДВО РАН и специалисты этих институтов. Потому что, чтобы обучать, учителя сами должны знать очень многое. Наука у нас давно вышла из кабинетов, стала общественно активной. "Живая вода" существует с 2003 года, и у нас уже работают около 10 человек из тех, кто к нам приходили еще школьниками. Идет большое внедрение науки в общественную жизнь, особенно в сфере экологии, потому что это сейчас самое важное.

Также я хотела бы назвать такую организацию, как Амурский филиал Всемирного фонда дикой природы WWF, с ними мы очень давно работаем. За все годы, что работает WWF у нас, они сделали очень много, я просто преклоняюсь перед ними. Кроме того, мы давно сотрудничаем с фондом "Феникс", который возглавляет Сергей Березнюк. Они тоже огромную работу проводят эко-образовательную. Кроме того, у нас очень много общественных организаций, разбросанных по Приморскому краю.

Собственно говоря, координационный совет по проблемам экологии Приморского края , созданный в 2009 году, привлек под свою "крышу" все активные экологические организации. Кроме того, мы работаем с журналистами, потому что я давно поняла, что журналисты – четвертая власть, огромная сила. На протяжении более 16 лет мы видели разных журналистов, но тех, кто нас слышит, называем "наши" журналисты.

— Как идет реализация проекта "Академия экологии"? Делится ли этот процесс на этапы?

— У нас три блока. Первый блок – это подготовка, или лекторий. Начиная с ноября, на базе ФНЦ Биоразнообразия ДВО РАН мы стали проводить лекции по различным направлениям. У нас открыты 10 школ: по почве, по воде, по лесу, школа экологического юриста. На сайте east-eco.com в разделе "Академия экологии" перечислены все этапы работы наших школ. Мы даем базовые данные для того чтобы люди понимали, как проводить мониторинг, что это такое, почему нужно природу беречь и как это сказывается на существовании человека. Второй блок – практический: это научно-практические семинары, мы выезжаем на места, где базируются некоторые наши общественно-экологические агентства, работаем с ними. То есть, на местах ученики выполняют так называемые кейс-проекты. К примеру, группа работает на свинофермах в Спасском. В Хасанском районе тоже наши люди работают с почвами, в Партизанске. Сейчас в Артеме мы должны начать кейс-проекты по водным объектам, которые находятся в очень серьезной ситуации: водохранилище спускают, другие озера загрязняются. Как минимум 10 проектов к концу нашего большого проекта должны быть подготовлены, по ним будут написаны отчеты.

О нас уже узнали в стране, и в этом году меня пригласили в Якутию, Бурятию и Иркутскую область, где я проводила свои курсы по научно-общественному пресноводному мониторингу. Кстати, недавно у нас вышла книга, написанная совместно с Константином Дроздовым и преподавателями ВГУЭС Людмилой Якименко и Натальей Иваненко. Она так и называется "Введение в пресноводный мониторинг". Там прописан алгоритм работы общественного активиста, который собирается защищать пресные воды.

Буквально через несколько дней я поеду в Монголию, и там буду заниматься экологическим мониторингом реки Селенга. Мы отберем пробы, проведем оценку и попробуем выяснить, как у нас обстоит дело с Селенгой на монгольской территории и российской.

— До окончания реализации вашего проекта "Академия экология" осталось совсем немного времени. Что еще необходимо сделать?

— Нужно закончить кейс-проекты и подготовить отчеты. Конечно же, мы попросим всех наших слушателей по этим проектам выступить на форуме, который состоится осенью, и рассказать к чему они пришли, где что обнаружено. То есть, проект нацелен на то, чтобы полученные знания люди применяли практически и пытались добиться результата, чтобы власть увидела экологические проблемы и начала их решать. От наших слушателей требуются и журналистские способности, потому что если вы делаете хорошие дела, но об этом никто не знает, то будто вы ничего и не делаете. С самого начала слушатели освещают свою работу, по крайней мере, на нашем сайте.

— С вашей точки зрения, какие острые вопросы, связанные с экологией, сегодня в Приморье требуют скорейшего разрешения?

— То, что у нас творится с пресными водами, озерами, речками, — это просто безобразие. Особенно плохи реки, которые протекают на территории населенных пунктов, у нас два крупных проекта привязаны к Владивостоку. Это обустройство родников. Уже более 10 родников обустроил "Зеленый крест", осенью будет открытие родника на Патрокле. Сейчас там ведутся работы, чтобы при застройке района оставили родник и прилежащую территорию, не нарушив водоносные слои.

Также у нас еще в привязке к Владивостоку — проект исследований экологического состояния водотоков и водоемов полуострова Муравьева-Амурский. Мы, конечно, до всех не дошли, это долговременный проект, но уже провели оценку городских рек в центре. Все это требует очень много времени, за один год невозможно все сделать. Мы бы, конечно, хотели продолжить этот проект. 16 лет мы уже идем по этому пути, и даже отсутствие денег нас не остановит.

Наши ребята обнаружили более 60 водотоков, и все они без названий. Представляете, ручейки хорошенькие, чистенькие текут, а их никто не знает. И если вдруг их в бетон зароют, их как бы и нет. У нас уже бывали такие примеры, когда писали в Росприроднадзор, пытаясь защитить какие-то ручьи. Поэтому есть еще и проект общественной паспортизации водных и природных объектов. То есть наши слушатели — их много, слава богу — берут ручей за ручьем, и делают паспорта этих объектов. Мы стараемся их делать наиболее приближенно к серьезным паспортам. Если Амурское бассейновое водное управление серьезно отнесется к нашей работе, я надеюсь, ручьи получат новые имена. Раз в год мы бы хотели проводить праздник городского родника и речки. Осенью, наверное, сделаем этот праздник у родника на Патрокле. Хотелось бы, чтобы этот праздник стал общегородским, чтобы все люди выходили с песнями, с полиэтиленовыми мешками и рукавичками для того, чтобы и прибраться, и в то же время повеселиться.

Материал подготовлен в рамках проекта ИА PrimaMedia "Ответственное общество". Цели проекта — регулярно информировать широкую аудиторию деятельности приморских НКО, помочь социально ориентированным некоммерческим организациям обрести голос в медийном пространстве, способствовать формированию социальной ответственности у молодого поколения приморцев.

‡агрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia