Крабовая реформа: России - ни судов, ни социальной рыбы, ни краба

"Передел" в российском рыболовстве все меньше похож на решение государственных задач, и все больше – на "поддержку" отдельных игроков
Обломки штурвала. Фото: ИА PrimaMedia

Инициативы государства по развитию Дальнего Востока – в частности, через загрузку расположенных в ДФО верфей заказами на строительство судов-краболовов – судя по всему, не нашли поддержки у холдинга "Русская рыбопромышленная компания" (РРПК). Холдинг в отрасли считают инициатором "передела" рыбного рынка страны и главным претендентом на 50% крабовых квот, которые Росрыболовство намерено разыграть на аукционах уже осенью этого года. Также отраслевое сообщество считает, что РРПК сегодня не слишком нравится требование обязать будущих победителей аукционов построить в РФ новые суда-краболовы, а руководство отрасли не особо стремится учесть государственные интересы при подготовке необходимой для перераспределения крабовых лимитов нормативной базы.

Размытые обременения

Сегодня очевидно, что согласно разработанной Минсельхозом и Росрыболовством нормативной базе, победитель крабовых аукционов начнет добывать десятки тысяч тонн краба, даже не приступив к строительству новых судов. В этой связи главный аргумент Росрыболовства в защиту введения крабовых аукционов — "крабовый инвестиционный потенциал реанимирует судостроительную отрасль на Дальнем Востоке" – уже, по сути, превратился в ничто: обещанный чиновниками президенту и обществу принцип "где ловим — там и строим", обязывающий строить суда под крабовые квоты на верфях ДВФО, недавно исчез из проекта соответствующего постановления Минсельхоза. И случилось это после того, как руководство РРПК на рыбном форуме в Санкт-Петербурге публично высказалось против позиции правительственной комиссии, ратующей за развитие Дальнего Востока.

Между тем, как можно предположить, как минимум спорные аргументы о том, что строительство 30 небольших судов на Дальнем Востоке невозможно осуществить в пятилетний строк, — не просто словесная "интервенция" холдинга, который рассчитывает приобрести больше половины крабовых лимитов на предстоящих аукционах и, естественно, заранее пытается уменьшить издержки крабового промысла. Это больше похоже на стратегию развития отдельно взятого бизнеса, не привязанную к развитию экономики в приморских регионах и всей отрасли в целом. Цель такой стратегии – все более активная концентрация ресурсов и сокращение издержек за счет отказа от проектов, имеющих общегосударственное и общеотраслевое значение.

Японский судопром — наше все?

В июле этого года входящая в группу РРПУ компания "Примкраб" начала активно открывать вакансии специалистов плавсостава для добычи российского краба на неких "приобретенных судах". Согласно тексту объявлений, "вновь приобретенные суда" в августе будут межрейсовое техническое обслуживание в южнокорейском Пусане, а осенью отправятся на промысел.

Между тем, источники в дальневосточном отраслевом сообществе говорят о том, что в настоящее время судостроительные предприятия Республики Корея активно переоборудуют три бывших в употреблении японских тунцеловных шхуны под промысел краба и транспортировке его в живом виде. По информации источников, бенефициаром этих проектов – а также активной скупки других японских рыбопромысловых судов – могут быть структуры РРПК. Вопросов о законности такой деятельности, естественно, нет, а информация о всех новоприобретенных судах и их владельцах после завершения сделок и регистрации судов Российским морским регистром станет общедоступной.

1 / 5

При этом отметим, что количество предполагаемых к покупке судов б/у один в один совпадает с количеством лотов с долями квот самых ценных видов крабов, которые будут выставлены на аукцион в этом году – 20 лотов и 20 судов. Понятно, что приобретение и переоборудование двух десятков судов (источники отрасли озвучивают цену одного судна в 3 млн долларов США) только для того, чтобы осваивать приобретенные крабовые лимиты до тех пор, пока не будут построены новые суда в РФ, кажется экономически абсурдным. А вот если у бенефициаров создания такого мощного "краболовного флота б/у" есть серьезные надежды на то, что нынешние требования к победителям крабовых аукционов построить суда в РФ за 5 лет будут "смягчены", вся вышеописанная активность выглядит совсем по-другому.

Государство подождет еще?

Каким же может быть это "смягчение"? Например, из очередной редакции постановления пропадет требование строить суда непременно в России. Или срок выполнения обязательств увеличат, допустим, до 10 лет. Есть, конечно, и совсем "идеальный" вариант: уже после проведения аукционов по каким-то очень "объективным" причинам в закон снова внесут изменения и вовсе уберут требование о постройке новых судов. Понятно, что сегодня этот вариант не озвучивают, поскольку развитие российского судостроения через крабовые аукционы было "гарантировано" государству интересантами реформы совсем недавно, и это обещание — под личным контролем президента РФ. А вот через 5 лет от этих "гарантий" можно будет и откреститься, как раз и президент может быть уже другим… Главное сейчас то, что победитель аукционов приступит к освоению ценных биоресурсов сразу же после проведения торгов. А государство – опять подождет.

Интересно, что далеко не на всех уровнях государственной власти такая "схема" вызывает одобрение. Большие сомнения в целесообразности введения таких вот "инвестиционных квот" на краба высказала председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко на прошедшем 23 июля 2019 года заседании, где заслушивался отчет министра сельского хозяйства Дмитрия Патрушева о развитии рыбной отрасли.

"К Вам, Дмитрий Николаевич, вопрос. Вы говорили об инвестиционных квотах. Очень хорошая история, правильно. Но мы лет 15 слышим: у нас инвестиционные квоты, у нас будут строиться суда на наших верфях, рыболовецкие, перерабатывающие заводы. Вы сказали, что 43 судна в ближайшем будущем появятся, и 24, по-моему, если я не ошибаюсь, завода. Вы сами верите в эти цифры? … Или это опять "обещалки" под получение инвестиционных квот, отсутствие должного контроля и, соответственно, свои суда не производим?", — заявила Валентина Матвиенко.

Выходит, что сенаторы распиаренную масштабную стройку российского флота в значительной степени воспринимают как очередные "обещалки". Возможно также, что спикер СФ Валентина Матвиенко уже осведомлена о некоей "двойной игре" и заранее предупреждает, что этот вопрос будет на контроле Совфеда.

Разошлись интересы

Недоверие Совета Федерации к руководству отрасли, как представляется, может быть и вполне оправдано. Та же история с "крабовым переделом" критически исчерпала лимит доверия к Росрыболовству со стороны отраслевого сообщества и ряда органов исполнительной власти. Россияне устали ждать обещанной доступной рыбы и социально-экономического прорыва в отрасли. Лимит доверия к госоргану-регулятору, видимо, остается неизменным (или даже растет) только у "Русской рыбопромышленной компании". Но РППК — это бизнес, заинтересованный, по сути, исключительно в получении валютной прибыли, а вот в каких показателях сегодня заинтересован глава Росрыболовства Илья Шестаков, для отрасли и населения страны остается неясным.

И здесь все действительно не просто. Внимание общественности – особенно в части выполнения поручений президента по нацпроектом – сегодня приковано к действиям главы Минсельхоза Дмитрия Патрушева. Эксперты-политологи сходятся во мнении, что его назначение на должность продиктовано прежде всего необходимостью снизить напряженность в отрасли, которую несколько не может успокоить Росрыболовство. Правительство и президент, в этой логике, просто вынуждены поручить судьбу отрасли совсем не тем, кто годами только заявляет о государственных интересах, а по факту подвергается резкой критике за пристрастное отношение к неким "избранным" игрокам.

И уже становится сложно не замечать, что государственные и "избранные" интересы в рыбной отрасли стали уж слишком противоречить друг другу. В России стремительно сокращается промысел так называемой "социальной рыбы", это прибрежный лов белой рыбы, промысел мойвы, сардины, сайры и т.д.. Цены на палтус, кальмар, треску, филе минтая и лосось — запредельные. При этом многие компании даже не могут полностью освоить квоты на минтай и треску, и поэтому почти открыто продают их иностранцам.

Очень сухие остатки

Нехватку современного флота предприятия отрасли испытывают уже долгие годы, но Росрыболовство ранее заявляло, что субсидий государства на постройку новых судов нет. Сегодня, впрочем, деньги нашлись. Одновременно с инициативой "переделить" крабов на аукционах появился проект постановления правительства о субсидировании стоимости постройки судов на российских верфях, которое предусматривает выплату из бюджета до 40% от стоимости построенного судна. Но в нынешней логике, к сожалению, даже здесь не исключены варианты вроде того, что каким-то волшебным образом эти 40%-ные субсидии вдруг начнут покрывать чьи-то расходы на покупку и переоборудование бывших в употреблении судов. Либо же какие-то суда будут абы как построены, выставлены у причалов "для галочки", а реально работать в море будут все-таки б/у суда иностранной постройки. Никаких гарантий того, что ничего подобного не случится даже в ближайшем будущем, как все понимают, нет.

Как-то вне сферы внимания регулятора остается и другой вопрос. Все приобретаемые под крабовые квоты японские шхуны и даже новые суда "заточены" на транспортировку живого краба, то есть однозначно – на экспорт ценного государственного биоресурса. Такие краболовы уже невозможно переделать под другие виды промысла. Получается, что государство, благодаря отдельным чиновникам, будет выделять промысловые лимиты и, возможно, давать субсидии на то, чтобы обеспечивать население стран АТР вкусным и полезным крабовым белком – в то время, когда для россиян становятся все более недоступны простая камбала или мойва.

И такое положение дел, судя по вышесказанному, скорее всего и станет конечным итогом затеянной еще в 2017 году "крабовой реформы", о чем, естественно, ее инициаторы и лоббисты вслух не говорят. А еще в "сухом остатке" — отброшенная назад отрасль, сворачивание "социального" рыболовства, поскольку до недавнего времени за счет крабового промысла большинство компаний дотировало добычу малорентабельных видов биоресурсов. Неизбежны и негативные последствия для экономик прибрежных регионов. Зато на чьих-то зарубежных счетах появятся миллиардные валютные поступления. И будут греть душу тем, кто сумел правильно определиться с "крабовыми приоритетами", не размениваясь на такие мелочи, как государство и общество.

‡агрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia