Общество. 28 ноября 2017, 16:20
Суд рассматривает дело в отношении экс-руководителя Приморского океанариума Дмитрия Питрука. Фото: ИА PrimaMedia
#ТрагедииПриморскогоОкеанариума

Сотрудник Приморского океанариума о гибели моржей: было чувство, что все сложится плохо

Суд рассматривает дело в отношении экс-руководителя Приморского океанариума Дмитрия Питрука

28 ноября 2017, PrimaMedia. Во Фрунзенском районном суде Владивостока в эти минуты проходит процесс по уголовному делу в отношении бывшего ио директора научно-образовательного комплекса "Приморский океанариум" ДВО РАН Дмитрия Питрука. На заседании допрашивается свидетель Владимир Сиренко, который в данный момент занимает должность ведущего специалиста по работе с морскими млекопитающими. Именно он отловил моржей Миру и Фаню и занимался их воспитанием в первые месяцы их жизни, сообщает корр. ИА PrimaMedia из зала суда.

Следствие полагает, что обвиняемый принял решение о приобретении и помещении в период с сентября 2013 по июль 2016 года двух особей тихоокеанского моржа с кличками Мира и Фаня в океанариум, условия которого не соответствовали надлежащему и безопасному содержанию животных. В результате млекопитающие заболели и погибли. Это повлекло причинение ущерба в размере 5 млн рублей.

Кроме того, весной 2016 года фигурант не принял мер к обеспечению надлежащих и безопасных условий содержания белухи в бассейне, из-за чего белуха погибла. Приморскому океанариуму был причинен материальный ущерб в размере 2,3 млн рублей.

На сегодняшнем заседании сторона обвинения попросила свидетеля изложить обстоятельства гибели моржей Миры и Фани.

Владимир Сиренко сообщил, что животных он отловил в 2013 году, примерно в апреле-мае.

"Мире один месяц был, а Фане всего 1 день. Я занимался их воспитанием некоторое время, затем передал их своим сыновьям Сергею и Григорию. Они занимались ими на базе БИММ (база исследования морских млекопитающих), и на Патрокле в 2013 году. Вскоре из БИММа мы должны были переезжать в главный корпус, но нам сказали, что строительство главного корпуса океанариума не завершено. Тогда мы перевели их в НАК (научно-адаптационный корпус), чтобы через месяц перевести в главный. Но этого не случилось. Главный корпус оказался еще не готов. Поэтому животные остались в НАКе. Переехать обратно на БИММ было нельзя, поскольку животные уже адаптировались к положительным температурам в НАК. А если бы мы обратно уехали, то там уже зима. А они очень легко адаптируются к условиям содержания, формируют подкожный жир, когда готовятся к зиме. Если накапливают определенное количество подкожного жира, тогда зима для них безопасна", — сказал он.

Вероятно, именно в НАК моржи сточили свои клыки об дерево, которым было покрыто твердое покрытие бассейна, сообщил свидетель. По его мнению, инфекция попала в организм моржей через стертые клыки.

"Условия содержания были там не идеальны. Естественно, они растут, у них инстинкт ртами все копать. И я думаю, что клыки они потихоньку об дерево и сточили и инфекция пошла напрямую. Визуально я замечал, что на клыках сточены кончики", — сказал свидетель.

По мнению Владимира Сиренко, если бы переезд в главный корпус океанариума состоялся в обещанные сроки, то трагедии можно было избежать.

Далее сторона защиты спросила у свидетеля, имели ли работники океанариума возможность перевести моржей в иное помещение соответствующее размерам и стандартам уже подросших животных с учетом уже прошедшего времени?

"Нет, базовую адаптацию и помещение, которые должны были построить не сделали. Помещения, которые у нас остались на БИМе, если используются зимой, могу эксплуатироваться только зимой и готовятся с осени — это специальная подготовка помещений и животных. У нас такое было. Поэтому невозможно было зимой туда их привести, даже весной. Кстати, когда животные содержались на временных базах, то не было ни одного погибшего млекопитающего. У нас было все нормально, все отлично. Мы воспитывали их, отрабатывали различные номера", — сказал свидетель.

Затем адвокат Дмитрия Питрука поинтересовался у Владимира Сиренко, можно ли было твердое покрытие у бассейна, сделанное из дерева, заменить на иной материал, учитывая, что моржи клыками подрывают это твердое покрытие?

"Они же с помощью клыков поднимаются, естественно, какие-то элементы попадают им в полость рта, затем в пищевод. В природе они могут откусывать льдину или даже кушать камни. Это абсолютно не страшно, у них все проходит через четырехкамерный желудок, и проходит все прекрасно. Гибель же не от этого произошла. Она случилась от инфекции. Материалы облицовки под поверхностью бассейна при отделке лежбищ не были конструктивно прочными, были сделаны из дерева и фанеры, что привело к тому, что в желудок моржей после механического воздействия ими на материал облицовки, попадали предметы, куски древесины, пластмассы, шурупов, что повлияло на состояние здоровья млекопитающих", — следует из показаний Владимира Сиренко.

О возникшей болезни, как утверждает свидетель, он говорил тогдашнему руководителю океанариума Вадиму Серкову. Дмитрий Питрук, по его словам, в случившемся не виноват.

"В 2016 году мне сказали, что Мире и Фане будут удалять клыки. Мне сон приснился накануне перед операцией, что все будет плохо. Так оно и вышло. Причину смерти я не знаю", — сказал Владимир Сиренко. Он также уточнил, что операцию выполняли два специалиста из Англии, уже имевшие успешный опыт проведения подобных вмешательств.

Напомним, тихоокеанские моржи Мира и Фаня не смогли пережить операцию по удалению клыков. Известно, что особенности организма моржа делают любые операции с общим наркозом крайне опасными. Животные просто не вышли из наркоза, который дается при проведении операции по удалению клыков. Эксперты по морским млекопитающим объясняли тогда ИА PrimaMedia, что удаление клыков у молодых моржей, содержащихся в неволе, необходимо для того, чтобы предотвратить проблемы, которые могут возникнуть в будущем. Если клыки оставить, животные начинают повреждать их о стенки бассейнов или другие твердые поверхности, что приводит к появлению трещин, нагноению, расшатыванию корней, сильной боли и, в конце концов, смерти животных.

Из акта гибели животного следует, что "гипотрофия стенки правого желудочка на фоне хронической интоксикации, вызванной гнойно-некротическим воспалением костных и мягких тканей в области верхней челюсти, а также гнойно-некротическим лимфаденитом, привела к остановке сердца". Миру и Фаню не спасло то, что операцией руководили ведущие ветврачи в области дентальной хирургии, которые до этого успешно прооперировали моржа Мишу.

Подробности судебного заседания и показания еще одного свидетеля по делу читайте в следующих материалах ИА PrimaMedia.

Подпишитесь на нас в соцсетях и мессенджерах

 
Спасибо, я читаю вас

© 2005—2018 Медиахолдинг PrimaMedia