ДО ЗАКРЫТИЯ

Общество. 9 апреля, 19:05
Пожар в Глазковке. Фото: предоставлено Андреем Нором
Приморье в огне

Пожары своими руками: как жители приморской глубинки тушат тайгу

Житель поселка Глазковка рассказал о том, как сражается с огнем вместе со школьниками

9 апреля, PrimaMedia. Апрель – традиционно самый пожароопасный месяц для многих районов Приморья. Жители поселка Глазковка, который находится в охранной зоне Лазовского заповедника, каждый год сталкиваются с одной и той же проблемой – к их домам вплотную подходит огонь. Наученные опытом селяне уже умеют сами тушить небольшие пожары, и делают это без особого труда. Например, на прошлой неделе один из палов травы возле поселка ликвидировали местные школьники.

За это дети получили мороженое на линейке, посвященной пожару в Кемерово, от жителя поселка, который занимается ликвидацией палов в Глазковке уже несколько лет – 57-летнего Андрея Нора. Он рассказал ИА PrimaMedia о том, как борется с огнем, почему не может равнодушно смотреть на горящий лес и зачем хочет стать волонтером "Гринписа".

"Уставший человек отвечает на звонки из десятка деревень"

Каждый год весной к нашему поселку Глазковка подходит огонь. В этих случаях, ничего не поделать, я сам начинаю его тушить, как и любой местный житель, у которого огонь почти в огороде. Если же горит тайга в нескольких километрах от нас, туда никто не идет. У нас большинство пенсионеров, и никто не готов идти в горящую чащу. Да и как мы туда пойдем? Как будем гасить?

Но это тяжело видеть. Мы смотрим в окно на то, как горит лес , всем его жалко – там кедрачи, от которых деревня кормится, во время урожая орехов все идут в тайгу на заработок. Пепелище на их месте – большая потеря для местных, других способов заработать в поселке почти нет.

Кедрово-широколиственные леса Сихотэ-Алиня

Кедрово-широколиственные леса Сихотэ-Алиня. Фото: Владимир Филонов, WWF России

"Пожар с нами пришли тушить школьники"

За прошлую неделю мы пережили два пожара. В среду сопка загорелась с моря, и вечерний бриз раздул огонь. Нам повезло, основное направление ветра было противоположным, и дальше вершины сопки огонь уже не пошел, там ветер стал встречным. Наверное, по сухой траве пал все равно пошел бы и дальше, в направлении заповедника, но мы его остановили. Повезло, там гуляли школьники. Ребят было человек десять, они наломали веток и стали топтать огонь. Это была компания детей разного возраста, от семи до 14 лет. Когда там, в дыму, я смотрел на эти чумазые закопченные мордашки усталых ребят, они были такие светлые, ребята чувствовали, что сделали очень хорошее и правильное дело, хотя у многих из них сложная судьба и ситуация в семье. На фоне равнодушия, пьянства и безнадеги, которые есть почти во всех деревнях России – это было здорово, дети меня очень порадовали и впечатлили!

Усталая и замученная звонками директор школы сказала: она думает, эти дети сами и подожгли, больше некому, поэтому она не хочет никаких поощрений. Даже если она и права, поиск виноватых тут не сработает, а вот хорошая благодарность совсем не помешает. Поэтому мы купили в магазине 11 порций мороженого и вручили его всем ученикам на линейке. Маленькая у нас школа. А линейка та была, к слову сказать, по поводу пожара в Кемерово. Так уж совпало.

Пал сухой травы

Пал сухой травы. Фото: Антон Балашов, ИА PrimaMedia

"Даже на слабом ветру языки огня поднимались на много метров"

В пятницу мы снова гасили пожар. Началось с моря, горела высокая сухая трава на большом болоте в долине под нашими окнами. Даже на слабом ветру языки огня поднимались на много метров. Ветер гнал огонь на поселок, и дело было ночью.

Там были языки пламени в два-три человеческих роста. Я позвонил в МЧС, и пожарные приехали, но к этому времени огонь перестал идти в сторону поселка. По телефону дежурный мне сообщил, что на меня хотят составить протокол за ложный вызов. Я согласился, а что поделать? Я понимаю, у них все горит, они ничего не успевают, прилетают с языком на плече с другого пожара, а тут ничего. Я могу понять дежурного – уставший человек отвечает на звонки из десятка-другого деревень, где кто-то зажег костер, кинул бычок, что-то дымит или не дымит. Надо это все обрабатывать, принимать решения.

Я положил трубку, а через несколько минут пожар разгорелся и двинулся в сторону поселка. Сотрудники МЧС забеспокоились, когда огонь пошел в сторону школы, они туда подъехали и стали создавать полосы, тушили до 4 утра. Даже вызвали подкрепление, стало ясно: вызов – не ложный. Мы наблюдали все это из окна, помочь ночью и при таком высоком огне ничем особо не могли, но и спать не ложились.

Перед поселком пожарные огонь остановили, а вот болото, где их техника была бесполезна, полыхало всю ночь. Часа в четыре ночи мы все-таки легли спать, решили, что специалисты сделают свою работу и от нас в темноте толку мало. Утром еще оставались очаги открытого огня, но мы думали, что все уже в основном выгорело и к нам через дорогу огонь не перейдет. Однако чуть в стороне он перешел, и загорелась наша сопка! Мы гасили ее пять часов, снова приехали пожарные. Их машина на сопку забраться не смогла, но они прошли пешком и присоединились к нам, у них мы видели в деле ранцевую воздуходувную установку. Думаю, именно человек с этим ранцем и сделал основную работу, с которой мы могли бы и не успеть до ночи. Мы же тушим по-простому – сбиваем огонь лопатой или ветками.

"Это наши ежегодные весенние будни"

Пожарных на всю тайгу не хватает, они приезжают, но чаще лес гаснет сам, или его тушат местные жители, уже у своих домов. Газеты каждую весну пишут об опасности палов, власти угрожают штрафами, но что толку? Почти всегда виноват в пожарах человек. Я не раз видел, как люди жгут траву на огородах. Думают – сейчас я ее запалю, она быстренько сгорит, но потом ветер дунет, и огонь уже не остановить. Человек открывает рот и смотрит растерянно на пожар, который появился буквально за несколько минут. Это наши ежегодные весенние будни.

Чтобы эффективнее защищать поселок от пожара, я хотел бы стать пожарным-волонтером. Уже несколько раз пробовал писать в гринпис: хочу помогать, если надо – научите, дайте снаряжение, включите в списки, зовите, могу ездить. А у себя в поселке пожары и так гашу. У меня немалый туристский опыт, я спелеолог, спасатель, вполне здоров, мог бы и пригодиться! Но никакого ответа так и не получил, пока мне предлагают единственный вариант – оформить регулярное или разовое пожертвование.

Я пока один из поселка хочу стать волонтером, но если это будет организовано, то почему бы многим жителям Приморья не приобщиться? Когда горит множество гектаров тайги, я один бесполезен. Но если специалисты берут меня в помощь и организуют мою работу – я же могу внести свой вклад. Сейчас гасят только у своего дома. В тайгу никто не идет, все думают – что я могу сделать? Техники особо нет, никто не обучен. Одиночки вроде меня разводят руками и смотрят телевизор, но можно же иначе.

Сейчас как раз смотрю в окошко и вижу на горизонте то ли туман, то ли дым. Дальше за сопками, километров пять-семь. Если это и туман, то очень плотный. Похож на дым.

***

Врио губернатора Приморья Андрей Тарасенко 9 апреля подписал распоряжение о введении на всей территории края особого противопожарного режима. По сообщению начальника "Приморской авиабазы" Владимира Куликова, на 12:00 понедельника, 9 апреля, в крае действуют шесть лесных пожаров. В их тушении принимают участие 283 человека, задействовано 95 единиц техники. Локализован пожар в Сихотэ-Алиньском заповеднике, действующим остается пожар на территории национального парка "Зов тигра".

Андрей Тарасенко поручил своему первому заместителю Александру Костенко оперативно создать комиссии с привлечением сотрудников профильных департаментов и силовых ведомств и в ближайшие дни выехать в районы с проверкой соблюдения законодательства по охране лесов от пожаров. Главам районов врио Губернатора поручил в кратчайшие сроки предоставить план мер по профилактике лесных пожаров.

Следить за космическим мониторингом лесных пожаров можно в онлайн-режиме.

© 2005—2018 Медиахолдинг PrimaMedia