"Назначена крайней": скандальные покупки жилья для сирот в Приморье добрались до суда

Огромное количество сделок купли-продажи квартир проходило с завышением цены на 30-50%, но на скамье подсудимых полно свободных мест
Скандал с покупкой жилья для детей-сирот в Приморье упаковали в "халатность". Фото: pixabay.com

Фрунзенский районный суд Владивостока сегодня, 6 марта, проведет предварительное заседание по уголовному делу в отношении бывшей чиновницы администрации Приморья Надежды Виткаловой. Экс-замдиректора департамента образования и науки обвиняется по статье о халатности при покупке жилья для детей-сирот в Приморском крае.

С чего началась "странная" история уголовного преследования Виткаловой, сколько сделок купли-продажи квартир совершено по завышенной стоимости и как комментировали скандал высшие должностные лица региональной и федеральной власти — в материале ИА PrimaMedia.

Вопрос обеспечения детей-сирот в Приморье жильем давно набил оскомину. Из года в год выделяемые на решение проблемы бюджетные деньги не осваиваются, квартир закупается непозволительно мало, а строится и того меньше. Как результат — растущая как на дрожжах очередь из нуждающихся, потери бюджета по судебным штрафам за неисполнение обязательств, рост социальной напряженности.

В 2017 году этот больной вопрос шагнул в уголовную плоскость: краевая прокуратура заявила, что квартиры для сирот в крае закупались по завышенным ценам, следователи возбудили уголовное дело по статье о мошенничестве. Однако в апреле 2018 года в расследовании махинаций с сиротскими квартирами случился странный поворот: анонсированное ранее дело о мошенничестве кануло в небытие, а Следственный комитет заявил о возбуждении уголовного дела по статье "Халатность" в отношении экс-чиновницы департамента Надежды Виткаловой. Обстоятельства ее уголовного преследования оставляет много вопросов. Фабула обвинения не выдерживает никакой критики, а все происходящее напоминает выбор крайнего.

Куда делось мошенничество?

О претензиях надзорных органов к чиновникам департамента образования и науки Приморского края по закупкам квартир для детей-сирот впервые стало известно в сентябре 2017 года. Местный новостной портал сообщил о представлении, вынесенном прокурором края Сергеем Бессчасным в адрес на тот момент губернатора Приморья Владимира Миклушевского.

Из представления прокуратуры следовало, что департамент образования и науки Приморского края с нарушением закона и с завышением цены разместил 241 государственный заказ на сумму 385 млн рублей. 107 жилых помещений приняли с нарушениями закона, 52 из них купили по завышенной стоимости (86 миллионов рублей). При этом "нарушены права 4850 детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, и лиц из их числа".

Ссылаясь на текст представления, портал сообщил, что "утверждала неправильно составленную документацию и подписывала госконтракты с завышенными ценами директор департамента Оксана Мартыненко. А ее заместитель Ольга Московкина "не обеспечила результативность использования бюджетных средств и самоустранилась от осуществления ведомственного контроля за размещением государственных заказов".

Изложенные в материале портала факты спустя месяц подтвердил и сам краевой прокурор, выступая с отчетом перед депутатами краевого Законодательного собрания.

Сергей Бессчасный тогда заявил, что практически по всем госзаказам на покупку квартир детям-сиротам цены завышались на 30-50%, более 240 госзаказов были проведены с нарушением требований законодательства, что стало предметом для возбуждения уголовного дела по ч.3 ст. 159 УК РФ (мошенничество).

В начале 2018 года к теме сиротских квартир в Приморье подключился федеральный Следственный комитет. 10 января официальный представитель ведомства Светлана Петренко заявила, что глава СК России Александр Бастрыкин потребовал от руководителя регионального следственного управления в Приморском крае доложить о ходе и результатах выяснения обстоятельств нарушения прав граждан, связанные с предоставлением квартир детям сиротам, от краевого департамента образования и науки. Поводом для реакции главы СК РФ стал сюжет о мошенничестве чиновников департамента образования и науки, вышедший в эфире одного их федеральных телеканалов. В заявлении Петренко говорилось, что по данным фактам в СУ СК России по Приморскому краю расследуется уголовное дело.

Однако в апреле 2018 года региональное управление СК РФ заявило о возбуждении другого уголовного дела — в отношении экс-чиновницы образовательного департамента по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 293 УК РФ (халатность).

По версии следствия, в 2016 году обвиняемая, исполняя обязанности директора департамента образования и науки Приморского края, при реализации государственной программы Приморского края, в частности подпрограммы №5 "Обеспечение жилыми помещениями детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" на 2013-2020 годы, не приняла своевременных мер по организации в департаменте надлежащей работы по этому направлению, и не проконтролировала обоснование (максимальной) цены контрактов на основе реальной рыночной ценовой информации о стоимости жилых помещений.

"В результате проявленной халатности произведено необоснованное расходование бюджетных средств на сумму более 2 млн рублей, что повлекло крупный ущерб бюджету Приморского края", — говорилось в сообщении регионального управления СК РФ.

Правда Виткаловой

Согласно принятой практике, следственные органы в своих официальных сообщениях не называют конкретных имен подозреваемых, даже когда они общеизвестны.

Так случилось и в этом случае. Местные СМИ предположили, что фигурантами уголовного дела является либо директор департамента Оксана Мартыненко, либо ее заместитель Ольга Московкина. Основания, что называется, были – обе фигурировали в том самом представлении прокурора Миклушевскому.

Однако, как выяснилось позже, ни Мартыненко, ни Московкина в уголовном деле не фигурируют, а обвинение в халатности предъявлено Надежде Виткаловой, с 2007 по 2016 год занимавшей пост замдиректора образовательного департамента и курировавшей вопросы общего образования, воспитания и дополнительного образования и контроль, надзор, лицензирование и аккредитацию в сфере образования.

Выбранная обвинением кандидатура Надежды Виткаловой у приморских журналистов ничего, кроме изумления, не вызвала. Очевидно, что функции организации общего образования и работа по покупке жилья для детей-сирот никоим образом друг с другом не связаны.

Сама Надежда Виткалова убеждена: ее выбрали стрелочницей, сделали крайней для показательного наказания, чтобы отчитаться перед вышестоящим начальством, потребовавшим найти виновных.

Основанием для этого послужила цепь событий, произошедших в период с января по июнь 2016 года.

По словам экс-чиновницы, до января 2016 года она никак не соприкасалась с вопросами приобретения жилья для детей-сирот, не знала, как выстроена эта система — эту работу курировал другой заместитель директора образовательного департамента.

Все изменилось в январе 2016 года, когда на Виткалову, по ее словам, без ее согласия, возложили обязанности директора департамента.

— Директор департамента (на тот момент Елена Григорьева — прим. ред.) сначала была в отпуске, потом длительно болела. К тому времени, уволился заместитель директора по финансовому и нормативно-правовому регулированию, то есть тот человек, который как раз занимался этим вопросом. Оставалось два заместителя директора. Почему я была назначена, не могу пояснить, меня никто не спрашивал: просто сослались на некие пункты должностного регламента и назначили. Причем за период с 11 января по 26 июня 2016 года было издано четыре приказа о моем назначении, три из которых — задним числом, — рассказывает Виткалова.

По ее словам, она продолжила исполнять свои основные обязанности в вопросах, которые курировала до назначения исполняющей обязанности руководителя.

При этом, отмечает Виткалова, непосредственно закупками в департаменте занимались два специалиста в отделе планирования и экономического развития под эгидой заместителя директора и начальника планово-экономического отдела. Она уточнила, что они занимались этой работой и до "назначения" ее ио директора департамента, и в течение 5,5 месяцев ее временного руководства, и после ухода.

Виткалова указывает, что за весь 2016 год было приобретено 280 квартир для детей-сирот, из них шесть — в период исполнения ей обязанностей директора департамента. И именно эти шесть квартир привлекли внимание следователей и легли в основу уголовного дела, несмотря на то, что остальные квартиры приобретались, по словам Виткаловой, при наличии тех же самых обстоятельств. То есть с таким же подходами к ценообразованию, составлению конкурсной документации и т.д.

— Но никто, кроме меня, к уголовной ответственности по халатности ни по закупкам 2016, ни 2017 года не привлекается. Что это, если не избирательность следствия? — недоумевает обвиняемая.

Следует подчеркнуть, что и сам прокурор Бессчасный заявлял о кратно больших нарушениях и количестве "темных" сделок.

Сама же халатность, по мнению следователей, заключается в том, что Виткалова "не приняла своевременных мер по организации работы с "сиротскими" квартирами. Он якобы должна проконтролировать обоснование максимальной цены контрактов — и не сделала этого. Формулировка довольно расплывчатая.

"По версии следователей, исполняя обязанности директора департамента я была обязана лично проверять документы, составляемые сотрудниками низшего звена, которые непосредственно подчиняются руководителям отделов, которые непосредственно подчиняются другим заместителям директора. Как я должна была это сделать, не являясь специалистов в этом вопросе, мне до сих пор непонятно. По версии следствия, я должна была выпустить некий акт, который бы предотвратил закупку квартир по завышенной стоимости. Но что это должен быть за акт – постановление, приказ, что-то еще — не знает никто, даже работники Следственного комитета, — говорит Виткалова.

Надежда Алексеевна убеждена, что, если какие-то махинации с закупками квартир были, то именно она является первой жертвой обмана, но никак не виновницей. Пусть и подписывала подготовленные подчиненными документы – не могла не подписывать, учитывая возложенные на нее обязанности. А в итоге оказалась "стрелочницей", на которую повесили все.

"Глава СК РФ Александр Бастрыкин в свое время потребовал от руководства СК по Приморскому краю разобраться с махинациями чиновников при приобретении жилья для детей-сирот. В итоге с махинациями не разобрались, предпочтя обвинить в халатности человека, который к ним не имеет никакого отношения. То есть меня", — говорит Виткалова.

Надежда Алексеевна не перестает бороться за свое честное имя. Признается, что со стороны следствия уже звучали намеки на необходимость признания вины с освобождением от ответственности по сроку давности.

"Я на это не согласна и хочу полного снятия необоснованных обвинений. Это вопрос принципиальный и я намерена идти до конца, чтобы защитить свое честное имя и репутацию", — говорит Надежда Виткалова.

В среду, 6 марта, во Фрунзенском районном суде назначено предварительное заседание про уголовному делу в отношении Надежды Виткаловой по статье о халатности. Часть 1, которую вменяют обвиняемой, подразумевает наказание в виде штрафа в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательных работ на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительных работ на срок до одного года, либо ареста на срок до трех месяцев.

Загрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia