Бизнес. 19 февраля, 11:00
Памятник рыбакам во Владивостоке. Фото: ИА PrimaMedia
Большая Рыба

«Честных квот, доверия и воли»: для чего рыбаки Приморья едут на Всероссийский съезд

Президент АРПП Георгий Мартынов – о делегации региона, комфортной правовой основе для рыболовства и рисках консолидации активов в отрасли

19 февраля, PrimaMedia. Ровно через неделю, 26 февраля, в Москве начнет работу IV Съезд работников рыбохозяйственного комплекса РФ. Уже сегодня известно, что в мероприятии примут участие около 500 представителей рыбопромышленных компаний, отраслевых ассоциаций и объединений, федеральных и региональных органов государственной власти. Основной задачей Съезда, по замыслу организаторов, станет обсуждение многочисленных проблемных вопросов отрасли и поиск способов их разрешения — в том числе и для того, чтобы реализовать разработанную регулятором "Стратегию развития рыбохозяйственного комплекса Российской Федерации до 2030 года". Делегат IV Съезда рыбаков, президент Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Приморья (АРПП) Георгий Мартынов в беседе с корр. ИА PrimaMedia рассказал о том, как и с чем едут на крупнейшее отраслевое мероприятие страны представители региона.

Георгий Мартынов, президент АРПП

Георгий Мартынов, президент АРПП. Фото: ИА PrimaMedia

О приморской делегации

— Делегация, которую сформировала Ассоциация рыбохозяйственных предприятий Приморья, — это 25 человек, в том числе – и губернатор края Андрей Владимирович Тарасенко, который дал нам согласие стать делегатом Съезда. Полагаю, что на предстоящей неделе мы соберемся у губернатора, обсудим те вопросы, которые мы поднимем на Съезде. Также в состав делегации вошли представители наших рыбохозяйственных структур, нашего морского образования, ректор Дальневосточного федерального университета. Группа компаний "Доброфлот" будет представлена достаточно серьезным количеством делегатов, поскольку у них — 3,5 тысячи сотрудников, а один делегат выбирается от 200 человек.

Ряд входящих в АРПП предприятий "поделились" своей численностью, что дало возможность выдвинуть делегатом, например, и главу региона, а это очень важно. Наша делегация готовит выступление, с одним выступлю я. Более того, я член организационного комитета Съезда. В редакционную группу оргкомитета вошел вице-президент АРПП Александр Петрович Васьков, сейчас эта группа работает над резолюцией, куда мы "погрузим" те вопросы, которые дают нам наши приморские рыбопромышленные предприятия.

О самом главном

— О чем хочется сказать? Если говорить обо всех проблемах, наверное, не хватит и трех дней. Поэтому самая главный вопрос – это распределение ресурсов на следующие 15 лет. Мы высказываем пожелание — и вроде бы встретили понимание — о том, чтобы представители рыбацкого сообщества вошли в комиссии, которые будут принимать заявки на перезаключение квотных договоров и работать с ними. Да, в постановлении правительства №88 этот вопрос не затронут, но глава Росрыболовства Илья Васильевич Шестаков дал согласие на нашу инициативу. Нам очень важно иметь хорошую обратную связь в работе комиссий, потому что первый этап – это сдача документов, и по каким-то формальным или неформальным принципам, по каким-то нарушениям предприятиям может быть отказано в доступе к производственному ресурсу. Поэтому в первый месяц кампании (с 1 апреля по 10 мая 2018 года – ред.) у АРПП задача — чтобы все наши предприятия прошли проверку документов. Второй этап – это техническое распределение, третий – это подписание договоров и окончание действия предыдущих. Все это — один из самых важных для отрасли вопросов, которых мы коснемся на Съезде.

И снова про "незаходные суда"

— Очень важный вопрос — в связи с вступлением в силу с 1 января 2018 года Налогового кодекса Таможенного союза. У нас и так достаточно жесткая ситуация была по судоремонту, произведенному за границей. В течение 3 лет таможня предъявляет компаниям определенные претензии, а с вступлением Налогового кодекса ТС это все ужесточается в разы. И если предприятие несколько лет назад отремонтировало судно, и у таможни появились "вопросы", то в соответствии с новым Налоговым кодексом фактически может быть изъято транспортное средство, то есть промысловое или транспортное судно.

Но ведь у рыбака есть всего 3-4 дня, чтобы задекларировать запасные части или какие-либо работы по ремонту, и здесь не обойтись без ошибок. А у таможенника есть целых 3 года, чтобы найти эти ошибки и предъявить претензии. В связи с этим у нас очень много "незаходных судов". Может быть, нам все-таки подвести какую-то черту и объявить таможенную амнистию, тем более что мы начинаем строительство нового флота? На наш взгляд, очень важная проблема.

Больше воли рыбаку

— Мы хотим говорить о том, что отраслевое законодательство должно соответствовать Стратегии развития рыбохозяйственного комплекса. Что у нас получается? Сегодня рыбак обложен таким неимоверным количеством каких-то ограничений, что фактически рыбной отраслью управляют не рыбопромышленные компании, не главный регулятор — Росрыболовство, а наши фискальные структуры. Да, они в этом не виноваты, потому что они призваны выполнять требования законодательства и нормативно-правовых актов. И отраслью управляют как раз нормативно-правовые акты — от Правил рыболовства, где нас проверяют буквально по каждой рыбке, до порядков пересечения государственной границы, уплаты таможенных пошлин, уплаты налогов и так далее.

Правильно ли это? Может, нам все-таки оптимизировать наше законодательство, и дать рыбаку больше воли? Если в 90-ых годах мы говорили о том, что цветет браконьерство, то сегодня мы браконьерство фактически искоренили. Возможно, как раз благодаря вот этим жестким законам, работе Федеральной службы безопасности, надо отдать этому должное. Но сегодня законопослушные рыбаки не ведут браконьерского промысла. Осталось какое-то браконьерство на уровне небольшого прибрежного флота и тех граждан, которые самостоятельно ставят, допустим, крабовые ловушки. Так что вопрос о незаконной добыче ВБР – уже не к рыбакам.

А у нас пока, например, нашумевшая история с "Доброфлотом". Кому плохо, что наше российское судно работало за пределами исключительной экономической зоны, в Мировом океане, принимало от японской стороны рыбопродукцию, производило продукцию для 100%-ной поставки на внутренний рынок Российской Федерации? Оказывается, так нельзя. Понятно, что вопрос даже не к таможне, просто так устроено законодательство, что где-то ловить рыбу и поставлять ее для нашего внутреннего рынка – нельзя. И даже президент России давал два поручения по этому вопросу, но изменений нет. Наверное, надо привести законодательство в тот вид, при котором можно это делать. Этот же огромный стимул увеличения потребления продукции нашим населением. Скажите, кто не любит сайру? Тем более — очень качественную, выловленную в экологически чистом районе Мирового океана?

Основная идеология нашего выступления на Съезде такова: если мы хотим развивать отрасль, увеличивать объем поставки рыбопродукции на внутренний рынок, увеличивать наш вылов, то мы должны под это "подложить" комфортную для рыбака правовую основу.

Перманентное нормотворчество при вечной "уравниловке"

— С 2004 года не было ни одного, наверное, заседания комитета Государственной Думы по природным ресурсам, чтобы в повестке дня не стоял вопрос по изменению федерального законодательства в области рыболовства. Совершенно перманентный процесс, который нельзя проследить. Постоянное изменение нормативно-правовой документации. Но так больше продолжаться не может, надо, в конце концов, подвести итог, очистить эту "шелуху", которая за 13 лет "приросла" к нашему федеральному законодательству и начать заниматься собственно рыболовством.

К тому же, к сожалению, нормативно-правовое регулирование рассчитано на всю струну, а страна у нас — от Балтийского моря до Тихого океана. Это совершенно разные виды рыб, это совершенно разное географическое положение промысловых районов, но законодательство — одно на всех. И мы раз за разом убеждаемся, что оно неприменимо ко всем бассейнам, и даже в условиях одного рыбопромыслового бассейна неприменимо. Рыбалка в подзоне Приморье, на Камчатке и на Сахалине, на различных объектах промысла — она совершенно разная!

Может быть, часть функций, которые сегодня выполняет федеральный центр, передать все-таки на местный уровень. Ведь у нас есть хороший опыт, в последние годы прекрасно зарекомендовавший себя – региональные комиссии по добыче анадромных видов рыб. Если бы, как прежде, решения во время лососевой путины принимались где-то в Москве, такого хорошего эффекта бы не было. Может, нам все-таки предусмотреть в федеральном законодательстве возможность создания подобных региональных комиссий и по другим видам промысла?

О консолидации "рыбных" активов

— Давайте порассуждаем. С чего начиналась наша рыбная даже не отрасль, а индустрия? В 30-е годы прошлого века начали задумываться о создании отрасли, и эту отрасль строило наше государство. И все, на чем мы сейчас работаем, — все построило государство. У нас в СССР были крупнейшие в мире рыболовные компании. Все было структурировано: кто где работает, кто что ловит, какие объекты осваиваются, как выгружаются и пр.

И система работала идеально, она дала свои результаты, мы вылавливали фактически больше всех – до 11,8 млн тонн в год. Транспортно-рефрижераторный флот тоже был структурирован, был единый перевозчик по Дальнему Востоку, рыбные порты переваливали только рыбы как минимум 3 млн тонн ежегодно.

В 90-е годы все это рухнуло, и советские "рыбные гиганты" распались на мелкие компании. И, конечно, для отрасли не очень хорошо, когда у одной такой компании есть, условно, квота в 3 тысячи тонн минтая где-то в Охотском море и квота в 500 тонн — в Беринговом море. Не всегда экономически целесообразно для маленькой компании идти за этими 500 тоннами, тратить много топлива и т.д., Поэтому ресурс мог и не осваиваться, например. Так что укрупнение компаний — это логично. С моей точки зрения, это естественным способом когда-то произойдет.

Хотя мировой опыт в рыболовстве имеет и другие прецеденты. Взять ту же Японию, на мой взгляд, там лучше всего устроено рыбное хозяйство. Они ведь все равно пришли к объединению, но не путем объединения активов немногими собственниками, а путем создания кооперативов и ассоциаций, причем это подкреплено законодательством и связано в единый мощный механизм. И когда я, будучи с российской делегацией в гостях у японских коллег, спросил, а может ли у них в принципе человек купить судно и идти на этом судне на промысел, ловить кальмара, рыбу, японские коллеги взяли перерыв, звонили куда-то, выясняли что-то, и через полчаса говорят: "Мы проконсультировались со всеми юристами и выяснили, что японским законодательством это не запрещено. Но у нас таких прецедентов нет. Вы объясните, зачем это может кому-то понадобиться?".

В целом же по укрупнению компаний я полагаю, что в 2018 году пройдет распределение долей квот, и этот процесс укрупнения, скорее всего, продолжится. Если же говорить о том, что в дальневосточный рыбный бизнес заходят игроки из других регионов, то этот процесс, конечно же, заметен. Главное здесь, чтобы предприятия не "уходили" из Приморья в другие регионы. Дай бог, чтобы люди вкладывали средства, строили флот. Но при этом свои предприятия оставляли здесь, в Приморском крае, чтобы у нас были рабочие места, что мы готовили молодых специалистов, развивали береговую переработку и тем самым формировали какой-то новое виденье рыбохозяйственного комплекса.

А если в целом, то серьезные финансовые группы заходят на Дальний Восток, наверное, потому, что меняется валютное законодательство, как-то влияют пресловутые санкции, есть какие-то межправительственные договоренности. Президент тоже не раз объявлял налоговую амнистию, чтобы вернуть капитал в Россию, и крупный российский бизнес на это реагирует. А рыбная отрасль – одна из отраслей, куда можно эти деньги инвестировать. Достаточно ликвидный бизнес, идет распределение долей квот уже на 15 лет.Главное, чтобы крупные игроки с огромными финансовыми возможностями и определенным политическим влиянием не выстраивали такие "правила игры", которые уничтожают здоровую конкуренцию.

Справка: IV Съезд работников рыбохозяйственного комплекса Российской Федерации пройдет 26 февраля 2018 года в Москве на площадке ПАО "Центр международной торговли". Как предполагается, в работе Съезда примут участие около 500 делегатов от рыбохозяйственных предприятий Российской Федерации, представители федеральных и региональных органов государственной власти, профессиональных ассоциаций и объединений.

Организаторами Съезда выступают НО "Всероссийская ассоциация рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров" (НО "ВАРПЭ"), ЦК Российского профсоюза работников рыбного хозяйства (Росрыбпрофсоюз) при поддержке Федерального агентства по рыболовству (ФАР, Росрыболовство). Программа мероприятия – здесь.

Также в рамках работы Съезда планируется подписание трехстороннего отраслевого соглашения по организациям рыбного хозяйства на 2018-2020 годы между НО "ВАРПЭ", Росрыбпрофсоюзом и Федеральным агентством по рыболовству.

III Всероссийский съезд рыбаков проводился в феврале 2012 года, в нем приняли участие более 600 человек.

© 2005—2018 Медиахолдинг PrimaMedia